• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Диас Назихович Валеев

    Груша

    Дом стоял, смотря широкими окнами на деревья, и был старый и очень теплый. Когда ветер залезал под крышу, дом, казалось, шатался и, брюзгливо покряхтывая, словно пробуждался ото сна.
    Она любила дом. И любила маленький сад. Весною там все цвело и густо, незнакомо пахло цветущими вишнями, грушами и яблонями. Она говорила: "Я вся-вся пропахла грушей. Вот понюхайте, правда! Я прямо вся такая грушевая сейчас". И протягивала руки, глядела открыто, удивляясь сама. Белые цветы деревьев высоко и буйно уходили в небо.
    А зимой груша стояла в снегу. На ветках суетливо, совсем по-детски, ссорились воробьи. Синицы же были похожи на маленьких старух: сердито тинькали, бранились и скакали по сучьям. И всегда им не хватало чего-то. А девочка смеялась и, запрокинув голову, кричала: "Сплетницы! Сплетницы!"
    Все казалось ей живым. И земля, и старое большое дерево. И даже плачущие в ненастье окна.
    Потом пришла любовь. Бились на ветру прозрачные ночи. Гремел ветвями сад, а они стояли под грушей и держались за руки.
    - Хочу косы отрезать. Смешно с ними,- говорила она.
    - Не отрезай! Ты же с косами такая красивая! Ты что? - возмущенно говорил он.
    - А когда я была совсем маленькой, одна женщина назвала меня дурнушкой.
    - Я бы ей... Сама она дурная!
    - Это я сейчас так, а весной ничего, лучше,- благодарно шептала она.- Веснушки выйдут, и я даже симпатичная становлюсь. Правда!
    У нее были легкие руки. Она ласково гладила его по плечу, трогала его пальцы. А ночью лежала без сна и беспричинно, тихо смеялась.

    Дядя приехал осенью.
    Груша стояла во дворе голая и некрасивая, крючьями раскинув серые ветви. Кора у нее была вся в болячках и морщинах. Ночью слышалось, как трудно, будто больная, она дышит. "Это перед зимой",- думала девочка.
    Дядя стал тоже жить в их доме. Он работал на хлебозаводе и был большелобый и неуклюжий. Когда он клал руки на стол, они казались пуховыми - такие были огромные и мягкие. От них всегда пахло ванилью.
    Каждый день, возвращаясь с работы, он останавливался у дерева. "Бесполезное и отжившее существование",-думал старик о нем огорченно, но без жалости. Ветки старой груши нависали над окнами, не пропуская свет, и она стояла в его глазах точно нищенка - корявая, жалкая. Однажды под утро старик не выдержал, срубил ее.
    Когда, проснувшись от ударов топора, девочка выбежала на крыльцо, было уже поздно. Голые ветки лежали на земле и, словно от судорог, вздрагивали.
    - Зачем же? Ведь она живая! - выкрикнула девочка.
    Дядя засмеялся.
    - Живая? Какая живая?
    Он стоял,- нижняя белая рубаха виднелась из-под телогрейки,- толстый, потный, радостный от удовольствия, полученного от работы. Сучья цеплялись за его ноги, и он наступал на них. Тут же валялась кормушка для синиц. Оскалясь, тускло блестел топор. А девочка недоуменно глядела на старика и не понимала, зачем убили дерево. Ночью, размазывая по щекам слезы, она неслышно плакала.
    Как-то был болен Тимур, мальчик, которого она любила. Она принесла ему в больницу ветку с почками, сказала: "Это тебе от нее". Ветка долго стояла в банке с водой, а после распустила листья, запахла, как в саду.
    Теперь Тимур жил уже в другом городе, далеко. "Если бы он был здесь",- думала она. В одной рубашке она спрыгнула с кровати, зажгла настольную лампу и долго, не отрывая взгляда, смотрела на себя в зеркало.
    - Некрасивая, да? - шептала она.
    Утром она взяла бумагу. Она не писала Тимуру о том, что ночью ей было страшно. Только сказала, что срубили их грушу. А перед школой сбегала на почту, бросила письмо в почтовый ящик...
    Весной в саду снова все цвело.
    Дядя приходил с работы под вечер и, иногда не раздеваясь, пыльный, голодный, ласково трепал ее по плечу, протягивая кулек с конфетами. Он был одинок, а у нее не было отца, только мать, и старик жалел ее сиротство.
    А у окна торчал пень. Корни все еще вспарывали землю и были узловаты, черны, как вены с застывшей кровью.
    Девочка все еще ждала писем...

    1961

    Источник: www.diasvaleev1.narod.ru



    ← назад   ↑ наверх