• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Томас Нигаматзянов

    Потрясающие истории

    (Портрет времени – 2)

    КНИГИ С АВТОГРАФАМИ


    У меня богатая домашняя библиотека, в которой собраны художественная, историческая, научно-техническая литература и всевозможные справочники и словари. Но особое место в ней, как в сердце каждого мужчины тайно обитает сладкая память о любимых женщинах в разные периоды его жизни, занимает целая полка замечательных книг с памятными записями авторов. Эти ценные книги с автографами, мне посвященными, я время от времени со священным трепетом беру в свои руки и снова встречаюсь с их авторами. Я хочу рассказать о них и, написанных ими, драгоценных трудах.



    Рафаэль Мустафин. «Образ времени». (Казань, 1981)


    В рассматриваемой книге убедительно раскрывается незаурядный талант просветителя и литературного критика Рафаэля Мустафина. Бесценны в ней «Страницы истории» о Гумилеве Л.Н. (авторе «Древних тюрков»), великом татарском поэте-гуманисте Мухаммедьяре (середина ХVI в.), об истории татарского письма, рукописной и печатной книги (первый исследователь – А.Г.Каримуллин), ученом Шигабутдине Марджани, выдающемся татарском просветителе Каюме Насыри. Представляет глубокий интерес и критический анализ (Литературные портреты и эскизы») известных татарских писателей и поэтов – современников Р.Мустафина.

    Любопытны переводы Р.Мустафина стихов Мухаммедьяра на русский язык.

    А вот как выглядит мой перевод двустишия великого поэта, в котором Мухаммедьяр гуманизм высветил как свое жизненное кредо:


    «Аллах! В стихах моих лик светлым мой отобрази,

    В народ войти приветливою лирой помоги!».


    Рафаэль Мустафин был гостем «Клуба семи муз» 18 декабря 1981 года. Тогда я писал о нем в институтской газете «Луч»:

    «Рафаэль Ахметович – страстный литературный борец за национальную гордость, ярый противник национального чванства и национального эгоизма. Он – за любовь к своей родине, народу, родному языку. Его критические работы преследуют именно эту благовидную цель. Книги Р. Мустафина о бессмертном Джалиле, «великом борце за свободу и социализм», написаны на той же «палитре» идей, теми же яркими, выразительными красками.

    Рафаэль Ахметович оказался обаятельной личностью. Этот энергичный, увлеченный человек в откровенной беседе, не избегая проблемных и острых вопросов, поведал нам много полезного. Мы узнали о новых, еще неопубликованных фактах судьбы Мусы Джалиля, которые он добыл в своих поездках по ГДР, Италии, Турции».

    Аяз Гилязев. «Мең чакырым юл». (Тысячекилометровый путь») (Казань, 1978)


    Он тоже гость «Клуба семи муз». Аяз Гилязев – современный классик татарской литературы. Длинная повесть «Тысячекилометровый путь» – самое популярное произведение автора. Это трогательный рассказ о капризной судьбе заурядного деревенского мальчишки Аскара с ершистым, честолюбивым характером. Аскар Моратов прожил беспокойную, тревожную жизнь и в 60 лет ослеп от глоукомы. В детстве его отец запрограммировал, что когда он вырастет, станет ученым. Вот с этой сокровенной мыслью он носился по муторной жизни, как солдат со знаменем полка на поле боя. Да, в, конце концов, он защитил кандидатскую диссертацию. Но наука не его стезя: Аскар был бледной овцой в стае волков. Только дикое честолюбие и завистливость заставляли его быть упертым и трудиться денно и нощно на поприще псевдонаучного творчества. Слишком высокую планку он поставил для своей жизненной цели: сам мучался и других мучил. Свое собственное «я» в научной оболочке – эту тоскливую «икону» он поставил во главу угла и заставлял молиться на него свою жену Кадрию.

    Аскар юношей уехал из деревни в Казань еще до войны. Но ни после окончания войны, ни после своей женитьбы, ни после рождения ребенка, ни после защиты долгожданной диссертации – ни разу он не вернулся на свою родину, не навестил родных. Сначала отец его умер от полученных на войне ран. Потом и мать умерла в глубокой старости, так и не дождавшись приезда своего родного сына. Пожалуй, хитрость, приспособленчество, эгоизм, черствость души, отсутствие доброты только усугубляли его заурядное положение, мешали его пониманию теории и практики театра. Ведь театр несет зрителю свет. И ты, значит, если хочешь быть маститым ученым и педагогом в области театра, должен быть светлой личностью.

    Аскар Моратов всегда жил в стороне: в мирное время – без связей с корнями малой родины, на войне в глубоком тылу охранял лес от незаконной вырубки. Так и в театральную науку он пришел со стороны – после окончания филологического факультета пединститута и возвращения из армии он по знакомству устроился преподавателем в театральное училище. Для того чтобы успешно развивать какую-то отрасль науки, надо сначала стать высокопрофессиональным специалистом-практиком в этой области. Поэтому великий штангист становится ученым в области тяжелой атлетики, а не гимнастики. Педагог-филолог Моратов приклеился, как ракушка к днищу морского судна, к большому, сияющему разноцветными огнями «кораблю» театра и принялся всех учить и критиковать. Но невпопад. Не было у него ни таланта, ни интуиции, т.е. опыта. По этой причине Аскар жил не в своей «тарелке» – истерично.

    Только пройдя «тысячекилометровый путь» многострадальной жизни в 60 лет Аскар Моратов обрел душевный покой – его приголубила женщина из далекой деревни сибирских татар, которую он в студенческие годы, прожив с ней месяц, как муж и жена, обманул – уехал, сказав, что скоро вернется, но не вернулся...

    Я всегда думал – что это за люди, которые годами, порой, десятилетиями не навещают своих родителей? Я не могу ответить категорически, что они непорядочные, хотя это и осуждается у нас. Какие мотивы или черты характера способствуют этому? Обида на родителей? Или отсутствие доброты? Но ведь не назовешь великого поэта Сергея Есенина, что он недобрый, хотя тоже не навещал родную мать («Жива ли ты, моя старушка?»). Мой одноклассник около 20 лет не только не приезжал из Санкт-Петербурга к своему престарелому отцу, жившему по соседству с моими родителями в Башкирии, но даже письма годами не писал ему и не звонил. Мубарак абый говорил про своего сына: «Умер он. Только мне об этом не говорят». Я часто навещал мрачного старика. А жил он в обветшалом деревянном доме с низким, черным от копоти и грязи потолком и покосившимися маленькими окнами. И своим деликатным общением (иногда за бутылкой водки) облегчал его незавидную участь одинокой и глубокой старости. Умер Мубарак абый в 93 года, так и не повидав своего самого любимого сына, который великим чудом приехал только на похороны отца.

    Ждет ли таких людей «божье» наказанье, как Аскара Моратова – слепота? Я не знаю. Но говорят, мой школьный приятель в последние годы безудержно пьет. Правда – это или нет – проверить не могу. Однако точно знаю, что могилу своего отца он не посещает. А ведь татарская поговорка (в моем переводе) гласит:


    «Свято чти людей ты, в этот мир пришедших.

    Посещай могилы в мир иной ушедших».


    24 апреля 1987 года Аяз Мирсаидович, отвечая на очередном заседании «Клуба семи муз» на многочисленные вопросы, поведал нам следующее:

    – Сидит ли во мне внутренний цензор? Да, я постоянно чего-то побаиваюсь. После смерти Сталина в печати появились стихи, утверждающие, что страхи умерли. К сожалению, нет. Это были преждевременные стихи. Мы не привыкли к откровению. За рубежом – раскованность. А вот Чингиз Айтматов не чувствует страха. Он смог заговорить о наркомании у нас. Другому давно бы заткнули рот. Конечно, ему в некоторой степени повезло... Из башкирских поэтов выделяю Ангама Атнабаева. У Мустая Карима средняя проза. Поэзия талантливая. Но очень высоко его подняли искусственно... Чингиза Айтматова я считаю великим писателем. Особенно силен роман «Буранный полустанок»... Все книги В. Астафьева я оцениваю высоко. «Печальный детектив» – его лучшая работа. Важная, человечная. Сегодняшняя правда. Грязь стала для нас обычной и привычной – вот что потрясает в книге... К Олжасу Сулейменову отношусь с уважением. «Аз и я « – очень сильное произведение...Что касается полемики на страницах «Социалистик Татарстан» вокруг постановки «Казанское полотенце» между Нуриханом Фаттахом и рядом авторов с одной стороны и главным режиссером Татарского академического театра М. Салимжановым – с другой, то я полностью согласен с авторами критических статей, считающих этот спектакль посмешищем татарского народа. «Казанское полотенце» – не лучшая постановка театром пьесы Карима Тинчурина. Есть ложный смех, но нет передачи глубины событий. Однако в целом в поисках нового, современного сценического решения постановки классических пьес я поддерживаю Салимжанова. Например, «Голубую шаль» он ставит четвертый раз и не может повторяться. Он ищет современного прочтения. На это у режиссера есть право. Имеются претензии к костюмам актеров. Но ведь сцена всегда выше реальной жизни. По-моему, Татарский театр находится на высоте. Недавно прошла премьера моей пьесы «Три аршина земли», которую запрещали ставить в течение15 лет. Салимжанов создал интересный спектакль.

    Между прочим, в 2006 году вышла в свет замечательная книга воспоминаний об Аязе Гилязеве («Воспоминания»), составителем которой является его сын Искандер. Что интересно, в ФГУ «Татарстанский центр стандартизации и метрологии» отделом средств геометрических измерений заведует славная женщина Лира Мухаматгалеевна, жена Альберта Гилязева, родного брата Аяза. По роду моей производственной деятельности мне довольно тесно приходится общаться с этой волевой, дородной, душевной женщиной. Она обладает широким кругозором не только в вопросах метрологии, но и в области татарской культуры и литературы.


    Г. Николаев. «Садык – значит Друг». (Казань. 1967)


    Герман Михайлович Николаев, профессор Казанского государственного медицинского института, доктор медицинских наук, был известен нам как прославленный хирург 15-й горбольницы, расположенной в окрестности компрессорного завода. Мы пригласили его на заседание «Клуба семи муз» 12 февраля 1982 года.

    Герман Михайлович в 1964 году работал врачом в Йеменской Арабской Республике, а в 1967 году выпустил интересную книгу о быте, культуре, законах и нравах этой своеобразной страны.

    К сожалению, восхитительная жизнь Николаева оборвалась трагически: в праздничный вечер дня рождения молодой и красивой жены. Она ушла провожать званых гостей. Герман Михайлович остался дома, причем совершенно один. Вернулась веселая женщина домой и увидела вдруг ужасную картину – родной муж сидит в кожаном кресле с окровавленной, разрубленной (топором) головой.

    Благосклонная судьба спасла его от неминуемой смерти в Йемене, где Николаев переболел самым опасным тропическим заболеванием – злокачественной малярией. Заразился при обследовании трупа погибшего от малярии замечательного русского парня Юрия Столыпина. Не было у врачей точного диагноза. Николаев вызвался сам обследовать зараженное страшной инфекцией тело, чтобы установить точный диагноз, спасти от смертельной опасности заразиться взрослых и детей.

    «Светя другим, сгораю сам» – эти славные слова из великой клятвы Гиппократа, как нельзя лучше характеризуют благородный подвиг врача Николаева.


    Р.Г. Фахрутдинов. «Очерки по истории Волжской Булгарии». (Москва, 1984)


    Равиль Габдрахманович – гость «Клуба семи муз» 31 декабря 1981 года.

    Известный археолог Фахрутдинов в среде историков-тюркологов прослыл «татаристом». Его книга посвящена Булгарскому царству, крупному средневековому государству Восточной Европы, образованному на рубеже IX–X вв.

    В 1980 гг. между татарскими и чувашскими учеными развернулась горячая полемика. Казанские историки считали, что Казанское ханство является продолжением Волжской Булгарии. Чебоксарские же ученые мужи напротив тянули «одеяло» на себя: чуваши приемники булгар, Казанское ханство откололось от Золотой Орды. (Н.Ильминский еще в 1860-е гг. начал разрабатывать теорию булгарского происхождения чувашей).

    Это был интересный период беспрерывных полемик среди историков и писателей. В.Чивилихин в своей знаменитой книге «Память» подверг беспощадной критике Л.Гумилева. Академик Рыбаков также критиковал автора «Поисков вымышленного царства», дескать, в этой книге огромное количество фактических ошибок, небрежностей и нелепостей, искусственных построений и даже подтасовок исторических фактов.

    Среди татарстанских историков также существовала борьба мнений вокруг проблемы национальной идентичности казанских татар. «Булгаристы» полагали, что казанские татары – это булгары. (Их сторонники говорили: «Татары –это прозвище»). «Татаристы» же связывали происхождение татарской нации с тюрками Волго-Урала и политической организации Золотой Орды (их сторонники говорили: «Не надо стесняться этнонима «татары»).

    Так вот, Равиль Габрахманович на очередном заседании клуба поведал нам следующее:

    – Рыбаков и Гумилев. Я одинаково уважаю их обоих. Но Рыбаков не специалист по истории тюркских народов. Он, по-моему, поэтому плохо относится к нему. Гумилев – всесторонне образованный ученый. Это сын известной поэтессы Анны Ахматовой. В годы культа личности был интернирован. Лев Николаевич доктор исторических и доктор географических наук. В то время, когда существовала тенденция умалять достоинства хазар, он являлся редактором книги Артамонова «История хазар». Гумилев является автором таких ценных книг, как «Древние тюрки», «Поиски вымышленного царства»... Рыбаков отрицательно относится к Золотой Орде. Но у него хорошее отношение к Волжской Булгарии. Было время, когда о Золотой Орде представляли лишь одно плохое. На самом деле Золотая Орда имела свою интересную культуру. Например, славилась школой керамики. Академик Б.Д. Греков в своей работе, за которую в свое время получил Сталинскую премию, показывает, что Золотая Орда имела высокую культуру. Но эта культура была создана не монголами, а кыпчаками. К примеру, культура керамики – булгарами... О Чувашии. Говорить, что здесь живут аборигены, а не булгары – это не унизительно. Нет ни одного могильного камня булгар на территории Чувашии. А на территории Татарии находится большинство найденных надгробий с булгарской эпитафией. Ни у одного народа не было обычая устанавливать могильные камни с эпитафиями: только у булгар, а потом у татар. Далее, чувашский язык – единственный, который не понятен ни одному тюркскому народу. До сих пор ученые не пришли к единому мнению – что это за язык. Русские же летописи утверждают, что булгарский и половецкий, т.е. кипчакский (мишарский) языки были похожи. Следовательно, булгарский язык должен быть ближе к языку казанских татар, нежели к чувашскому. Когда в Приазовье распалась Великая Булгария, три сына правителя ушли в три разные стороны: Аспарух – на территорию современной Болгарии, Бадбай – на Северный Кавказ, а Котбай – на Волгу (где образовалось государство Волжская Булгария). Балкарцы – чисто тюркский народ, язык которого похож в немногом на татарский, но совершенно не похож на чувашский. Румынские татары – осколок булгар, направившихся на Дунай. Их язык близок к языку казанских татар. Это еще раз доказывает, что булгарский язык ближе к современному татарскому языку, чем к современному чувашскому. Таким образом, трудно не признать, что предками казанских татар были булгары.


    Дамир Исхаков. «Проблемы становления и трансформации татарской нации». (Казань, 1997)


    Доктор исторических наук, сотрудник института Истории Академии наук РТ Д.Исхаков широкому кругу общественности известен не только как крупный ученый, но и как влиятельный политический деятель. Он является одним из создателей Татарского общественного центра (ТОЦ). Особая заслуга Д.Исхакова проявилась в работе комиссии по заключению договора по разграничению полномочий между Российской Федерацией и Республикой Татарстан. Договор РФ и РТ «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами власти Республики Татарстан» был подписан 15 февраля 1994 года.

    Подаренная мне книга является монографией – цельным, монолитным сборником трудов по исследованию истории татар периода XVIII–XX вв., в том числе периода Перестройки, когда была принята Декларация о государственном суверенитете Республики Татарстан. Примечательно, что в 3-й части монографии он рассматривает уже более глубокие пласты истории – период формирования казанских татар – и убедительно доказывает, что казанские татары формировались в основном из 2-х крупных этнических компонентов: кыпчаков Поволжья (которые еще в дозолотоордынское время были тесно связаны с племенем татары и несли в себе печать этнонима «татар») и Булгар Волжской Булгарии. Но окончательное формирование татарского этноса, по его мнению, произошло в период Золотой Орды: в XIII–XIV вв., когда основное тюркоязычное население этого государства Чингизидов начинает именоваться «татарами».

    23 декабря 1983 года «татарист» Дамир Исхаков был приглашен на заседание «Клуба семи муз» для участия в диспуте на тему «Кто они – татары астраханские, башкирские, казанские, крымские, сибирские и мишари?»

    В тот памятный вечер Дамир Мавлявович, интеллигентный мужчина с черной бородой и в роговых очках, выслушав мнения выступивших на диспуте участников, сказал следующее:

    «Крымские татары образовались в результате смешения местных тюрков (родственных хазарам, печенегам) с половцами (кипчаками) периода Золотой Орды. Было и турецкое влияние.

    Астраханские татары называют себя ногайцами. Ногайцев дал контакт кипчаков с монголами.

    Сибирские татары сформировались в результате нескольких стадий. На ранней стадии (до X в.) произошла тюркизация угров. Следующая стадия (XI–XII вв) – ранняя кипчакская миграция. И, наконец, кипчакизация периода Золотой Орды.

    Литовские татары – это переселившиеся татары Золотой Орды с Крыма.

    У мишарей древняя основа – угорская. Предки мишарей – мордва. Затем было сильное воздействие булгар, а позднее и кипчаков. Об угорском субстрате мишарей говорит и тот неоспоримый факт, что в народной музыке мишарей можно уловить сходство со жгучей музыкой венгров .Мишари жили в основном в лесах и были известны казанским татарам как люди, умеющие приручать медведей.

    У пермских татар древняя основа тоже угорская.

    Крещеные татары проживают в районе Вятки. Это также не случайно.

    Казанские археологи муссируют теорию булгарского происхождения казанских татар. Другие теории учитывают ограниченную роль влияния кипчаков. Принимают во внимание и угрофинский компонент. К примеру, северо-восточные районы Татарии заселены светлыми и голубоглазыми татарами, похожими на удмуртов. Это значит, тюрки ассимилировали местное финское население. Казанские татары сформировались в результате сильного взаимодействия кипчаков и булгар.

    Татары северо-западной Башкирии – результат ассимиляции башкир казанскими татарами после 1552 года.


    Н.Ш.Хисамов. «Кысса-и Йусуф» Кул Али». (Москва, 1975)


    «Самоотверженному организатору культурной жизни поселка Дербышки, талантливой и интеллигентной личности Томасу Нигаматзянову с искренним уважением» – с такой памятной надписью подарил мне свою книгу Нурмухамет Шахвалеевич, гость «Клуба семи муз» 27марта 1981 года. Мы пригласили его, когда на заседании нашего клуба рассматривали тему: «Истоки татарской культуры».

    Хисамов, статный, красивый, интеллигентный мужчина, обаял нас тогда своей глубокой духовностью – красноречием, музыкальным голосом и артистичностью. Казалось, сам древний Кул Гали вещал его сладкими устами. Словом, это колоритная личность.

    Нурмухамет Шахвалеевич рассказал крупнейшем литературном памятнике XIII в. – поэме Кул Али «Кысса-и Йусуф». Его рассказ перекликался с содержанием книги, являющимся специальным литературным исследованием этого выдающегося памятника – первого сюжетного произведения тюркоязычной поэзии домонгольского периода. Поэма была чрезвычайно распространена среди народов Поволжья. В настоящее время обнаружено около ста списков поэмы «Кысса-и Йусуф». Исследователями древних рукописей и литературных памятников установлено, что все найденные списки выполнены переписчиками из казанских татар, в том числе и старейший экземпляр, хранящийся в Дрездене. Поэма оставила глубокий след в развитии литературы многих тюркских народов. Она ценна и тем, что впитала в себя древнетюркские фольклорные традиции. Это особо заметно в стиле произведения. Заслуга Кул Али заключается в том, что он впервые в истории разработок сюжета о Йусуфе в восточной литературе выдвинул на передний план проблему правителя и народного благоденствия. Поэтому он наделен такими качествами, как красноречие, красота, знание многих языков (знает 72 языка), мудрость и сила.

    Доктор филологических наук Н.Ш. Хисамов в последние годы научной карьеры работал директором Института языка и литературы им. Г. Ибрагимова.


    М.З. Закиев. «Проблемы языка и происхождения волжских татар». (Казань, 1986)


    «Глубокоуважаемому президенту «Клуба семи муз» на память о встрече на заседании клуба 11.12.87 с наилучшими пожеланиями клубу и лично президенту» – такой автограф написал мне Мирфатых Закиевич на своей книге.

    Я бывал в кабинете Закиева М.З. в ту пору, когда он являлся директором ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова. Это светлая личность и радушный хозяин.

    В данном сборнике научных трудов автором рассматриваются проблемы истории языка и происхождения народов Поволжья и Приуралья. К примеру, используя законы функционирования и развития языков, в частности, принцип устойчивости устной речи, Мирфатых Закиевич доказывает, что язык булгар, непосредственных предков волжских татар и башкир – это язык, похожий на кыпчакский. Закиев считает, что до падения Казанского ханства мишари и казанские татары еще не являлись одной народностью, а их языки не составляли еще одного общего народно-разговорного языка.

    М.З. Закиев в среде казанских тюркологов считается «булгаристом». Доктор филологических наук, профессор, депутат Верховного Совета ТАССР был приглашен на заседание клуба 11 декабря 1987года, на котором рассматривалась тема с названием, заимствованным из бессмертного изречения великого русского шахматиста Александра Алехина: «Родина – твой язык, твой народ».

    Тогда свое занимательное выступление Мирфатых Закиевич начал с мудрых слов: «История складывается из различных данных, источниками которых являются археология, мифология, этнография, палеология, палеобиология и др. Но самыми древними источником все же является язык и труд». Потом он в течение нескольких часов увлекательнейшим образом рассказывал нам о различных концепциях и взглядах на происхождения народов.


    М.А. Усманов. «Жалованные акты Джучиева Улуса XIV–XVI вв.» (Казань, 1979)


    В указанной книге доктора исторических наук, профессора КГУ Миркасима Абдулахатовича Усманова впервые представлено систематизированное широкое рассмотрение актовых (официальных письменных) источников государства Джучиева Улуса (Золотой Орды), являющихся наиболее достоверными надежными документами для изучения истории средневековья (жалованные ярлыки, льготные ярлыки, ярлык-послания, послания, письма, текстовые удостоверения ярлыков, конечный протокол и др.). В целом это потрясающая книга.

    Миркасим Усманов 25 марта 1983 года был званым гостем «Клуба семи муз» – главным участником диспута по книгам В. Чивилихина «Память» и Л.Н. Гумилева «Поиски вымышленного царства». Миркасим Абдулахатович оказался потрясающим ученым и мужчиной, который своей импозантной внешностью и горячим характером был похож на воинственного крымского хана.

    Тогдашний диспут явился изумительным «спектаклем». Сначала выступили со своими мнениями члены клуба. Вот некоторые из этих ярких выступлений:

    Юрий Пряхин:

    – Книга Чивилихина появилась не случайно, не зря. Сейчас, когда обстановка в мире на грани войны, она очень своевременна. Книга мобилизует. От нее веет пожаром будущих войн. Книга настраивает против захватчиков. «Память» напоминает мне 30-е годы, когда был такой подъем патриотизма. Все произведения искусства были проникнуты патриотизмом. Правда, Чивилихин слишком много внимания уделяет мелочам. Безмерное описание подробностей распыляет чувства, уводит в сторону от главного. А Гумилева я знаю по его лекциям, на которые я ходил, когда учился в Ленинграде. Лекции его мне очень понравились. Чивилихин описывает исторические события. Но художественный уровень написания невысокий.

    Марат Валишин:

    – До революции в России было несколько группировок историков.

    Например, была официальная история, которая строила исторические концепции в государственных интересах. Была также объективная история. Представители последней пытались описывать исторические события так, как было на самом деле – объективно., научно обоснованно. Так вот, и сейчас существуют группировки историков. Академики Лихачев, Греков и Рыбаков как бы продолжают официальную историю. А Гумилев, Зимин и другие – объективную. Чивилихин же выражает интересы академиков Лихачева, Грекова и Рыбакова.

    Владимир Макаров:

    – Я многое читал у Чивилихина. Он прекрасный журналист. У него имеются

    отличные вещи. Например, «Серебряные рельсы». Но после «Памяти» у меня пропало к нему уважение. Полемика в романе не допустима, так как позволяет автору спрятаться за право вымысла, чем Чивилихин и пользуется. Главное в творчестве Чивилихина это его страсть. Но когда дело касается науки истории – здесь страсть уже не помощник. Цель книги – убедить читателей в том, что варяги были славянами, что русские произошли от арийцев. Дескать, это видно по Ипатьевской летописи, которая отличает варягов-русь от скандинавов. Это не аргумент,– летописание было делом государственной идеологии. Чивилихин гордится тем, что доказал происхождение варягов от славян. Историю мы изучаем не для того, чтобы гордиться своими предками, а для того, чтобы правильно оперировать своими действиями сегодня. Почему я должен гордиться происхождением моих предков? По-моему, это не правильно. В конце концов, все люди произошли от общих предков – обезьян. Я что, буду гордиться своим происхождением от обезьяны? ... Вопрос, что двигает историю – основная задача у Гумилева. По-моему, мудрость Александра Невского заключается в том, что он правильно выбрал, с кем бороться. С литовцами. На землю монголы не зарились. Они с каждой души брали дань. Было бы еще хуже, если мы не были под игом татар. Немецким рыцарям нужно было жизненное пространство. Что стало с пруссами-славянами, которые отдались немцам? Их нет! ... В трудное время надо не восхвалять свои добродетели, а выявлять свои недостатки для того, чтобы, когда придет опасность, мы могли встретить ее во всеоружии.

    Последнее слово было за Усмановым Миркасимом Абдулахатовичем:

    «Прежде всего, я благодарю вас за приглашение! Здесь представлена цветущая молодежь. И я рад видеть это, потому что в последнее время стал наблюдать среди студентов пассивность по отношению к истории. Ваши физики, естественники думают на очень высоком уровне.

    Я историк-документалист, источниковед. Изучаю тюркоязычные письменные источники. Я вьедливый критик. Меня интересует, фальсифицирует автор факт или нет. Я не просто осмысливаю на достоверность. А в письменных источниках много недостоверного. Особенно цифры. Например, в Куликовской битве по летописи участвовало 400тысяч воинов. По оценке же известного советского демографа со стороны русских не могло участвовать более 10 тысяч человек. Почему часто у древних и средневековых авторов встречаются завышенные цифры? Потому что у них было образное мышление. Например, китайцы вместо фразы: «Пусть живет долго!» говорили: «Пусть живет10 тысяч лет!» («Ван цуй!»).

    Я к Чивилихину, Гумилеву и выступившим товарищам также подхожу с этим своим «вредным» характером, образом мышления. Во взгляде на развитие этноса Чивилихин несправедливо обвиняет Гумилева в географическом детерминизме. Спор о географическом факторе – спор бессодержательный. Географический фактор есть. Например, все понимают, что там, где море – люди не живут. Там, где суша – живут. Но если море высохнет, а место суши займет вода, то наверняка произойдет миграция населения. Народ не всегда покидает обжитые места только по социально-экономическим и политическим причинам. Опять-таки, булгары стали оседлыми не потому, что оседлость есть экономически более выгодное хозяйство, чем кочевническое. Оседлый хозяин не может иметь скота больше, чем кочевник. Оседлость есть вынужденность. Булгар вынудила к оседлой жизни географическая среда. Притесняемые с юга хазарами, с запада – славянами, булгары оказались в Среднем Поволжье и попали под такую зависимость от географического ландшафта, что уже не могли дальше вести кочевой образ жизни.

    Владимир Макаров – хороший, умелый оратор. Он во многом прав. История является родной сестрой политики. Это идеологическая наука. История родилась как знание о прошлом, так и оружие для действия в настоящем. Из общественной дисциплины история превратилась в научную лишь во второй половине XIX в., когда из нее отпочковались самообслуживающие научные дисциплины: демография, источниковедение и пр. Но историческая наука в настоящее время переживает кризис. За рубежом даже проходят симпозиумы на тему: «Наука ли история?» У нас имеет место некоторое обезличивание истории. Мы исказили историю. Дескать, историю делают народные массы. Нет личностей. Выпускаем нечитабельные монографии. Нет в них души, движения мысли. Именно в такое время появляются работы Гумилева и Чивилихина, которые хотят пошевелить, возбудить читателя. Заслуга Чивилихина в том, что он активно мыслит и заставляет читателя активно думать. Чивилихин по профессии лесник. Хозяйственник. И вдруг стал таким авторитетом. Надо отдать должное ему, что он все известное сумел литературно обработать.

    Однако Чивилихин и Гумилев оба убеждены, что они достигли абсолютной истины. А, по-моему, она, абсолютная истина, по горизонтали находится между Чивилихным и Гумилевым, а по вертикали – выше их.

    Аморально говорить о том, что предки одних народов были людьми хорошими, других – плохими. Рождение цивилизации, культуры связано с комплексом факторов. Если уж один народ цивилизованней другого, то это отнюдь не благодаря исключительности первого. Нельзя упрекать соседа в меньшей культуре. «Обвинять бедняка в том, что у него нет золота – бесчеловечно» – говорил Маркс. Ведь эти соседи живут рядом с нами и сейчас. Чивилихин в любви к своим предкам ударился в крайность и тем самым вызвал недовольство. Недаром ему было письмо из Монголии, на которое он был вынужден ответить. Люби своих предков. Но при этом, не оскорбляешь ли других? И любовь к своей нации должна быть в допустимой дозе, и признание других. Никто этой дозы не знает. Все зависит от чувства меры. У Чивилихина Русь белая, степь черная. Однако монголы не только разрушали, но и строили города. 30 городов они построили в Поволжье. Легко сваливать все на прошлое, сваливая на своего соперника. Унижать своего врага, соперника – недостойно. Трусами и глупцами изображали немцев в кино в 50-е годы. Я не верил этому. Принижая других, мы принижаем себя. «Мой враг – мое зеркало» – говорили в древности. Когда в кинофильмах немецких офицеров стали изображать аристократами, умными врагами – я поверил этому.

    Почему же болезненно воспринимаем вопрос: «От кого мы произошли?» Дело в том, что себя хочется увидеть лучше соседа. Это обусловлено самой природой, биологией и свойственно всем животным. В человеке оно выступает в качестве неосознанного чувства. Но в человеческом обществе это природное чувство переходит в сферу общественного сознания.

    Чивилихин хочет видеть свой народ постоянным. Но любой народ вечно не существует. И Чивилихин не может доказать, что русский с этого дня остался одним и тем же. Москва, Муром – названия финно-угорские. Финно-угорцы подверглись ассимиляции. Каких только антропологических типов не встречают среди русских! Сравните, например, казачество с северными или сибирскими русскими. Народ в своем этносе, крови находится в постоянном движении.

    Чивилихину надо было критиковать Гумилева корректно. Полемика должна быть культурной. Мы ведь все советские люди. Гумилев – представитель русской интеллигенции. Ему 75 лет. С ним я знаком. Это действительно интересный собеседник. И человек он доброжелательный. Но я не вижу в Гумилеве недостатка патриотизма, хоть они сидел во время войны в ссылке в Алма-Ате. У нас же была в 1937 году кампания против «врагов народа».

    Гумилев оставляет впечатление увлекающейся натуры. Он ударяется в крайности. Я не согласен с ним, что монголы воевали на Востоке с чжурчженями корректно. Книгу «Поиски вымышленного царства» критикуют не впервые. Академик Рыбаков, например. Гумилев ответил Рыбакову ехидно – он тоже не лыком шит. Гумилев читабельный автор. Но превращать его в эталон абсолютной истины неверно.

    Нельзя сказать. Что существует в нашей стране официальная история и неофициальная. Но группировки историков, конечно, есть. Группировки имеются везде. В вашем институте есть группировка директора, группировка главного инженера и т.д. Влияние Рыбакова на Чивилихина огромное. Его озлобленное отношение к Гумилеву – это от Рыбакова. Кстати, книга Олжаса Сулейменова «Аз и я» также виновата в появлении «Памяти».

    Книга Чивилихина не социальный заказ. Нельзя к творчеству так относиться. Вот вам пообещают государственную премию, напишите хорошую книгу?»



    А.Х. Халиков. «Происхождение татарского народа». (Казань, 1974)


    Известный казанский археолог, доктор исторических наук, профессор КГУ Альфред Хасанович Халиков был приглашен на заседание «Клуба семи муз» 24 апреля 1981 года.

    Я еще помню его благолепный портрет: роговые очки, коротко подстриженные волосы и булгарский тип лица. Неторопливость могучей речи и движений. Степенный мужчина: рассудительно-серьезный, важный. Одним

    словом, «мамонт» археологии.

    Тогда в своем рельефном выступлении перед членами клуба Альфред Хасанович говорил в основном про раскопки городища Биляра – столицы Волжской Булгарии «домонгольского» периода. Раскопками он руководил сам. Биляр был разрушен монгольскими завоевателями в 1236 году. А ведь этот город являлся одним из крупнейших городов средневековья в Восточной Европе.

    В вопросе происхождения татарского народа А. Халиков был «булгаристом».

    В опубликованной им книге на эту тему Альфред Хасанович доказывает, что в Казанском ханстве часть булгарского населения формируется в казанских татар.


    Р.Г. Ахметьянов. «Сравнительное исследование татарского и чувашского языков». (Москва, 1978)


    С Рифкатом Газизьяновичем Ахметьяновым, сотрудником ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова, я познакомился около 1990 года, когда началась Перестройка. Я тогда в ГИПО для сотрудников института на базе парткома организовал две группы слушателей по изучению татарского языка: для начинающих (русская группа) и желающих овладеть литературным языком (татарская группа). Я поехал в ИЯЛИ и предложил Рифкату Газизьяновичу стать преподавателем группы литературного татарского языка. Он согласился без обиняков. Правда, через год обе группы распались, – некому стало финансировать.

    Ахметьянов в данной монографии кропотливо проводит сравнительный анализ татарского и чувашского языков. Но делает это, исследуя лексику и фонетический строй тюркских, финских, угорских и монгольского языков с древнейших времен по сегодняшний день с позиций их взаимовлияния и заимствований друг у друга, как словарного запаса, так и различных сторон вокализма.

    Пытливый ученый делает неожиданные и изящные выводы:

    1. Чувашский язык в области фонетики имеет больше древне общетюркских черт, чем татарский.

    2. Чувашский язык развился на основе одного из булгарских диалектов.

    То есть основу чувашского языка составлял древне булгарский язык, который еще в глубокой древности отделился от других тюркских языков и подвергся влиянию угорских языков, а затем – сильной кыпчакизации (мишаризации). Этот кыпчакизированный булгарский язык был воспринят носителями древних финно-угорских языков Поволжья. При этом булгарский язык претерпел значительные изменения в фонетике и морфологии. Так начал формироваться современный чувашский язык.

    3. То, что татарский язык является продолжением булгарского, исследованиями не подтверждается.

    Основная часть булгар восприняла древне татарско-кыпчакские (мишарские) диалекты, выработанные в Поволжье в IX–XIII вв. (это казанские татары).

    4. То обстоятельство, что язык исконных чувашей обнаруживает глубокие общие моменты с казанско-татарским диалектом, а не с мишарским, неоспоримо свидетельствует о том, что именно казанские татары (а не чуваши) являются потомками булгар.


    Дефак Рахмати. «Дети Атлантиды». (Казань, 1989)


    «Томаска, милли көрәшче hәм халык җанлы ил улы булуын танып, хөрмәт итеп, рәхмәт илә: Дефак Рахмати, 21 май 2000 ел» («Томасу, национальному борцу и достойному сыну своего народа, с уважением и благодарностью»).

    Дефак Рахмати (Рахматуллин Дефак Гатауллович) исключительно скромный, интеллигентный, обаятельный мужчина. Я испытывал перед ним благоговение. Меня покорили его вечная грусть, глубокая проницательность ума и правдивая красота речи. Его мужественное лицо, несмотря на относительно хрупкую фигуру, свидетельствовали, что он настоящий борец за свои идеалы. Да, Дефак – крупная интеллектуальная фигура, которую, к великому сожалению, несправедливо съела преждевременная смерть. Он написал несколько потрясающих книг.

    «Дети Атлантиды» – это уникальные очерки по истории древних тюрков.

    Д. Рахмати своеобразно пишет о восточных тюрках (гунны, саки, массагеты, уйгуры, карлуки, телеуты, кыргызы, курыканы, тюркюты, кипчаки и др.) и западных тюрках – потомках гузов (огузов). К западным тюркам он относит турков, туркменов, азербайджанцев, крымских татар, гагаузов, волжско-камских булгар. По его мнению, современный язык казанских татар сильно «кипчакизирован», но все же сохранил гузский субстрат (след западных тюрков). В расовом отношении казанские татары у Д. Рахмати относятся к «красной расе» (средиземноморскому типу). Он и чувашей причисляет к западным тюркам – чуваши есть результат смешения древних тюрков (суасов, язык которых родственен древнему якутскому) с древними марийцами. Причем, «суасы» пришли в Поволжье на тысячу лет раньше булгар. И пришли они напрямую (через Кавказ, Каспий) из Малой Азии.

    Д. Рахмати доказывает, что если «хунну» и «восточные скифы» – древние тюрки, то «шумеры» – древнейшие тюрки, у которых только возраст письменных памятников составляет 4,5–5 тысяч лет. И прародина тюрков не Алтай, а Средиземноморье. Центральная Азия – это новая родина тюрков. Атлантиду, погибшую во Всемирном потоке, населяли атланты-тюрки.



    Рафаил Адутов. «Татаро-башкирская эмиграция в Японии. (Набережные Челны, 2006)


    В замечательной книге преподавателя Набережночелнинского государственного пединститута Рафаиля Адутова рассказывается об истории татарской диаспоры в Китае (Маньчжурии), Корее и Японии в 1900-1950 гг. По существу это бесценное историческое исследование о жизни татаро-башкирской эмиграции на чужбине – на зарубежном Дальнем Востоке. В том числе и о самом известном в 30-е гг. лидере эмиграции Мухаммаде Абдельхае Курбангалееве, который по известности на Дальнем Востоке не уступал Гаязу Исхаки и с 1924 по 1938 гг. являлся в Японии лидером культурного общества «Исламия».

    М.А. Курбангалеев возглавлял башкирские войска в армии Колчака. Впоследствии он отказался от вооруженной борьбы с красными и распустил башкирское казачье соединение. Он разочаровался в лидерах белого движения, которые представляли будущее России только «единой и неделимой» и отказывались даже обсуждать вопрос создания мусульманской автономии в Поволжье и на Урале. Оказывается, в эмиграции Гаяз Исхаки и М.А. Курбангали в определенный момент оба находились в Японии, но имели различные точки зрения

    на развитие событий в России после победы белых. Гаяз Исхаки считал необходимым создание независимого государства «Идел – Урал». М.А. Курбангали

    выступал за автономию внутри Российской империи.

    Однажды Рафаил Адутов, приехав в Казань на научную конференцию, переночевал у меня. Он – колоритная личность. Весь его внушительный облик (крупная фигура), интеллигентные манеры, критически-аналитический ум и широкий кругозор выдают в нем маститого ученого.

    Адутов подарил мне еще одну книгу – капитальную работу по истории тюрков юга Пермской области. (Сборник: Рафаил Адутов. «Дети Удигутов», Альберт Адутов. «Гайна – Тарханы, кто вы?») – и красивое, оформленное из фотографий родных родословное дерево из 20 колен, разработанное Рафаилем.

    Рафаил Адутов родился в Бардымском районе и он считает, что тюрки Пермского края являются башкирами – этнографической группой башкирского этноса – которые сами себя называют народом Гайна («гайнинские башкиры»).

    С Адутовым меня познакомил человек энциклопедического ума Тулвинский Виль Бадрович, мой веселый друг и земляк, внук известного поэта Шайхуллы Тулвинского. Они вместе работают в педуниверситете, где Тулвинский является зав. кафедрой физико-математического факультета. Ранее он работал научным сотрудником в ГИПО, отделе исследований полупроводниковых материалов, затем – в Ульяновском государственном университете (заместителем декана физмата). Примечательно, что предки Виля Бадровича жили на берегу реки Тулва Пермского края. Печально, что славная биография Тулвинского отмечена трагическими вехами – погибла от страшного топора матерого убийцы его первая жена и погиб сын-старшеклассник, родное дитя от второй жены, с которой он потом драматически развелся и женился в третий раз. Счастлив ли Виль Бадрович в этой жизни?


    Р.В. Шакирьянов. «Проверка решений мировых судей по гражданским делам в апелляционном порядке». (Казань, 2007)


    Рафаиль Валиевич Шакирьянов, федеральный судья Верховного суда Республики Татарстан, Заслуженный юрист РТ и РФ, кандидат юридических наук – мой дальний родственник. Книгу свою он подарил мне с памятной надписью: «Томасу, земляку, родственнику, другу с уважением и добрыми пожеланиями».

    Рафаиль Валиевич – личность незаурядная. Крупная его голова обладает масштабным мышлением. А его неунывающий, оптимистичный нрав всегда источает неисчерпаемый юмор. И в то же время он «простой, как Ленин».

    Шакирьянов родился в 1949 году в деревне Кашкак Татышлинского района Башкирской АССР. Но после окончания юридического факультета КГУ остался жить в Казани. Иногда мы встречаемся с ним и на нашей «башкирской» земле. Как правило, знойным летом, когда радостные пчеловоды собирают душистый мед.

    В подаренной мне книге «проанализированы вопросы о процессуальных особенностях апелляционного производства с позиций правоприменительной практики». Конечно, сам я гляжу на содержание этой книги, как «баран на новые ворота» – не понятно мне здесь ничего. Но вот моя сноха Гузель, студентка IV курса юридического факультета ТИСБИ, поразила навсегда своего преподавателя, написав курсовую работу по гражданскому праву с использованием материалов этой книги.


    Римзиль Валеев. «Татары у себя дома». (Казань, 2005)


    Римзиль Салихович Валеев подарил мне свою изумительную книгу со следующим автографом:

    «Томас – гарантия того, что мы всегда останемся у себя дома – везде, где действуют законы. На память от автора. 26.10.05».

    Римзиль Валеев – заместитель председателя исполкома Всемирного конгресса татар, председатель Совета федеральной национально-культурной автономии татар России, директор татаро-башкирского радио «Азатлык».

    У него крупные черты лица. Крупное телосложение. Словом, гигант. Но и на политической арене Татарстана он крупная фигура. Римзиль Салихович к моей книге «Портрет времени (философ и я)» написал блестящую рецензию, озаглавив ее: «И это все о нем». (Р. Валеев после выхода в свет в 2004 году моей книги прокомментировал это событие так: «Томасу на одной из площадей Казани надо поставить памятник с надписью: «Батыр татарского народа»). Впрочем, я его портрет кратко, но может, более точно описал в своем стихотворении:


    Энергичный. Телом мощный, словно тур.

    Он татарского народа трубадур.

    Его речью на волне «Азатлыка»

    Зажигаются сердца любых натур.


    Многотемная книга Р. Валеева «Татары у себя дома» – это яркое «солнце», которое широко осветило сегодняшние проблемы татарской нации в разных направлениях своих теплых «лучей» – актуальных тем. Это и «русский вопрос» в Татарстане, и татарский вопрос в Башкортостане, и функционирование общетатарского радиовещания из Казани («Голос Татарстана», «Азатлык»), и татарский алфавит на основе кириллицы. Но главное место в ней отведено глубокому и всестороннему анализу тезиса о том, что «Татары никогда добровольно не входили в Россию и никогда добровольно не выйдут из нее, потому что современная Российская Федерация – историческая и единственная родина нашего народа». Татары издревле живут в разных уголках России, они помнят язык свой, историю, сохранили культуру. Ведь Россия образовалась присоединением к Великому княжеству Московскому сначала Казанского ханства, затем ряда других тюркоязычных государств. И в то далекое время тюрко-татары в количественном отношении были самым многочисленным народом на территории нынешнего Российского государства. Поэтому сегодня татары не только в Татарстане, но и во всей России живут в своей стране.


    Роберт Миннуллин. «Уфа – Казан юллары». (Казань, 1998)


    Роберт Мугаллимович – выдающийся татарский поэт. Сегодня он самый любимый поэт татарского народа. На его стихи слагают прекрасные песни, которые исполняют самые лучшие певцы Татарстана и Башкортостана. Например, прославленный певец из Уфы Айдар Галимов.

    Р. Миннуллин – лауреат Государственной премии им. Г. Тукая, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан, народный депутат Госсовета РТ с 1995 года.

    Когда он работал заместителем председателя Госсовета РТ, я часто посещал его просторный кабинет, находившийся на 7 этаже в комнате № 705 с общей приемной на два кабинета и юной, очень красивой секретаршей. От нее я в кабинет Поэта и государственного деятеля проникал через двойную, массивную дверь с «позолоченнымими» ручками. Роберт, абсолютно скромный, спокойный и красивый мужчина, принимал меня либо по общественным делам, либо сугубо по моим личным вопросам.

    В то время я жадно увлекался переводами на русский язык его божественных стихов. Ну, скажем, вот это стихотворение:


    В деревне. На сенокосе


    За столько лет без дела руки

    Истосковались по косе.

    Ведь пареньком я с малолетства

    Махал косою на косьбе.


    Но вот меня, нарочно, что ли,

    Вперед пустили на покос.

    И, вспомнив молодые годы,

    Я аж намаялся до слез.


    Прошедших лет воспоминанья

    Навеял звон моей косы...

    Из-под травы приносят брызги

    Прохладу утренней росы.


    А за спиною светлой лентой

    Ложится свежая трава.

    Вот-вот коса уж загорится –

    Во всю она накалена.


    Передо мной необозримо

    Нетронутая целина.

    Зачем быть первым согласился?

    Ну вот, дурная голова!


    Ведь за моею правой пяткой

    Уж косы тонко голосят.

    Таким макаром подгоняют

    Первопроходца-косаря.


    Работай, парень! Ну, коси же!

    Ведь мне уж поздно отступать.

    Раз первым встал на косовицу,

    Не дай себя им обогнать.


    Хоть наступают мне на пятки –

    Еще достаточно силен.

    Не разучился, значит, братцы,

    Косить траву. Не посрамлен.


    Звенит коса – поет и косит.

    Умолкли жаворонки все.

    Попробуй-ка на сенокосе

    Передним быть на полосе!


    Марат Ямалов. «Улыбка под ликом покоя». (Уфа, 2004)


    «Томасу на добрую память о детстве и юности с теплыми пожеланиями от автора» гласит памятная надпись.

    Ямалов Марат Бариевич родился в 1947 году в селе Верхнее Яркеево Илишевского района Башкортостана. Он троюродной брат Роберта Миннуллина. Похоже, поэзия и государственная служба в крови их славного рода. В детские и юношеские годы Марат жил в селе Верхние Татышлы – там, где родился и вырос я. А, может, и потому, что фундамент его ослепительной биографии сформировался в верхних селах, он достиг в своей жизни огромных высот – Ямалов доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории отечества Башкирского государственного педагогического университета, начальник Главного управления администрации Президента Башкортостана, Отличник просвещения РБ и РФ, член Союза журналистов РБ и РФ, награжден медалью «За трудовую доблесть».

    Мы учились с ним в одной школе. Он – на класс старше меня. Отличник учебы Марат являлся председателем совета пионерской дружины школы, а я – председателем совета пионерского отряда класса и каждое утро на школьной пионерской линейке с нескрываемым волнением докладывал ему: «Рапорт сдан!». А он с не по-детски серьезным видом отвечал: «Рапорт принят!»

    Марат опубликовал несколько сотен научных трудов и издал несколько десятков книг, в том числе и поэтические сборники. Он изумительный, неподражаемый, настоящий поэт:


    Я люблю тебя,

    Как подарок,

    Ниспосланный мне

    Небесами.

    Такая любовь

    Не дается даром,

    Мы чувствуем это

    Сами.

    Вселенная

    Неумолима,

    Все кажется

    Против меня.

    Я думаю о тебе,

    Любимая,

    С начала

    Каждого дня.

    Ничего теперь

    Не изменится,

    Ничего теперь

    Не вернуть.

    Только тобою

    Заполнено сердце.

    Только болью

    Пронизана грудь...


    Рамзи Илялов. «Батыр уходит в легенду». (Казань, 2007)


    Прикованный к инвалидной коляске 85-летний писатель давно написал эту замечательную книгу. В Казани автор увидел второе издание своей книги. А первое издание случилось в Москве.

    Эта изумительная книга рассказывает о первом абсолютном чемпионе России по боксу Нуре Алимове, широко известном в дореволюционной Москве под звучным прозвищем Кара Малай. В гражданскую войну он возглавлял в Казани первый татарский красный полк.

    Легендарна биография и самого писателя Рамзи Ибрагимовича Илялова, которого в 2000 году инженер-строитель Учаров Бельгуар обнаружил в московском музее ВОВ на Поклонной горе в списке погибших и без вести пропавших на войне.

    А дважды раненый, кавалер ордена Славы III степени Рамзи Илялов и сегодня живее всех живых. Просто в компьютер вкралась грубая ошибка по очень веской причине. В Великую отечественную войну Рамзи Ибрагимович летал штурманом на двухместном одномоторном ночном бомбардировщике Р5.(Между прочим, этот боевой самолет на свой борт брал столько бомб, сколько петляковский двухмоторный П2.) И вот в июле 1942 года когда, отбомбившись, летчики возвращались на свою базу, их самолет сбила вражеская зенитка. Оба советских пилота удачно катапультировались, но приземлились далеко в тылу врага. Пока они в течение месяца пробирались на линию фронта к своим, их посчитали погибшими Информация о геройской «гибели» мужественных летчиков ушла в Москву.

    Еще один героический факт из жизни журналиста Рамзи Илялова. В 1968 году в Чехословакию были введены советские войска. Смелый журналист выступил на страницах периодической печати с гневным осуждением, что не было необходимости вводить советские войска и войска других социалистических стран на территорию Чехословакии, потому что угрозы социализму в Чехословакии не существовало. Несмотря на то, что почти все ведущие компартии мира осудили вторжение войск Варшавского договора в Чехословакию, а Президиум ЦК КПЧ квалифицировал это как неспровоцированной агрессией против сувереннего государства, Рамзи Илялов был исключен из членов КПСС.

    С Рамзи Ибрагимовичем меня познакомил мой дорогой дядя Лябиб Япиев, который был женат на его родной сестре Алсу. Лябиб Набиуллович родился в 1927 году, поэтому в армию был призван в последний год войны – 1945. И навсегда остался военным – танкистом. Офицер-танкист Япиев мог вслепую разобрать и собрать, как автомат Калашникова, любой танк, – в бронетехнике он разбирался высокопрофессионально. А вот с женщинами ему не везло. Он был четырежды женат, и каждый раз неудачно. Мой рыжий, веселый дядя «был честных правил»,

    добрым и благородным. Имел широкий кругозор, особенно в области татарской культуры и литературы. Но имел один существенный недостаток – доверчивый был, как ребенок. Этим и пользовались алчные женщины... В разных уголках большой страны СССР пришлось служить армейскому офицеру. Но свое последнее пристанище подполковник Япиев нашел в Москве. Здесь жил и работал. А умер из-за сердечного приступа на 72 году жизни на пассажирском сидении московского троллейбуса.

    С Рамзи Иляловым я продолжаю дружить, навещаю его в праздничные дни и отвечаю на бесконечные расспросы о сельской жизни в Янауле и Верхних Татышлах.


    Исмагилов Рафаэль Гадылович. «Кража чужого имущества: уголовно-правовые и криминологические аспекты». (Москва, 2001)


    Рафаэль – мой племянник. Поэтому он свой автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук подарил мне, надписав самым подобающим образом.

    Р. Исмагилов – полковник МВД России. Защитился Рафаэль Гадылович, когда работал начальником филиала Национального ЦБ Интерпола России по Республике Башкортостан (1999-2005).

    Автор пишет в своем автореферате, что в России преступления против собственности составляют преобладающую часть в структуре преступности (60% в1998-99). Но первое место среди преступлений против собственности занимает хищение в форме кражи чужого имущества (78,6% в январе-июле 2000 года). При этом преобладают кражи имущества граждан. 40% краж приходятся на имущества юридических лиц. И что интересно, абсолютное большинство преступлений совершают мужчины. Доля женщин, причастных к кражам, составляет всего 11%.

    Но проблема заключается в том, что раскрываемость краж остается довольно низкой. Автор в форме кратких тезисов предлагает эффективные направления, формы и методы предупреждения краж, а также рекомендует органам внутренних дел меры по совершенствованию их деятельности.

    Сегодня Рафаэль Исмагилов – заведующий кафедрой Уфимского филиала Института труда и социальных отношений, доцент Уфимского юридического института МВД РФ и доцент Башкирского государственного университета, а также адвокат.


    Наиля Яхина. «Ачып куйдым таңда тәрәзләрем». (Казань, 2002)


    Наиля – моя славная землячка. Она родом из деревни Новый Шардак, расположенной в глухом, дремучем хвойном лесу всего в 4-х километрах от моего села Верхние Татышлы, где она и закончила среднюю школу.

    Наиля, конечно, настоящая, высокопрофессиональная поэтесса. Пишет на татарском языке. В ее классических по форме стихах видна печать дикой природы, окружавшей Наилю в детстве: стихи очень образны и пронизаны прекрасными метафорами, связанными с царственным лесом, пышными деревьями, поющими птицами, разноцветными бабочками и яркими природными явлениями.

    Она сочиняет и песни (стихи и музыку), которые исполняют известные татарские певицы, в их числе – наша землячка Хания Фархи. Детские песни Яхиной опубликованы отдельной книгой.

    Наиля долгие годы являлась популярной телеведущей татарского канала телевидения. Сегодня она трудится в детской музыкальной школе.



    Клара Байгазина. «Записки краеведа». (ГУП «Татышлинская районная типография РБ», 2004)


    Клара Байгазина, интеллигентная женщина, написала мне проникновенный автограф: «Томасу Тимерхановичу, человеку с открытой душой и широким кругозором, одинаково влюбленному в свою малую родину и Татарстан».

    В этой необыкновенно теплой книге, по сути, являющейся богатой энциклопедией самого северного района Башкортостана, представлены зрелые очерки и статьи о жизни замечательных людей, известных далеко за пределами Татышлинского района и республики. Вот они эти люди:

    Ангам Атнабаев – лауреат премии Г. Саляма, народный поэт РБ.

    Зинира Атнабаева – актриса Башкирского академического театра драмы.

    Карим Амири – писатель, член Союза писателей Татарии.

    Бадретдинов Минулла Бадретдинович – участник ВОВ, гвардии сержант, Герой Советского Союза.

    Казбек Баймухаметов – председатель Татышлинского райсовета в годы ВОВ, главный геолог ПО «Башнефть» (с 1967), зав. отделом БашНИПИнефть (с 1972), награжден орденами Октябрьской революции и Знак Почета, тремя бронзовыми медалями ВДНХ, серебряной юбилейной медалью РАЕН, Почетный академик РАЕН, академик инженерной Академии РБ, Заслуженный работник Минтопэнерго, Почетный нефтяник, автор 136 научных трудов и 4 изобретений.

    Ведернирков Николай Степанович – участник ВОВ, Герой Советского Союза.

    Менсадык Гарипов – художник.

    Индус Гильмуллович Давлетов – художник.

    Риза Ишмурат – писатель, участник ВОВ, награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени, Заслуженный деятель искусства ТАССР, РСФСР, награжден орденом Трудового Красного Знамени.

    Гарифулла Кийков – мулла (Гарифулла хэзрэт), педагог, просветитель и поэт.

    Адип Маликов – писатель, член Союза писателей РТ.

    Федор Пункратов – писатель, член Союза писателей СССР.

    Саитов Габдулхай Саитович – участник ВОВ, Герой Советского Союза.

    Гали Чокрый (Мухаметгали Габдессалихович Кийков) – мулла, просветитель, поэт.

    Шавкат Исмагилов – Заслуженный учитель Башкирии.

    Сажида Сулейманова – поэтесса.

    Шайхулла Тульвинский – поэт и педагог, награжден орденом Трудового Красного Знамени.

    Хайдаров Амирьян Сулейманович – участник ВОВ, Герой Советского Союза.


    Айдар Халим. «Книга печали или записки аборигена». (Вильнюс, 1991)


    Для башкирских чиновников Айдар Халим – одиозная личность. Писатель сам родом из Башкортостана, поэтому очень болезненно воспринимает языковую проблему башкирских татар, созданную правящей элитой республики. А. Халим видит здесь притеснение татар Башкортостана в языковом отношении и, где бы он не был, бьет в звонкие колокола. Правда, «Книга печали...» немножко о другом. Это серьезная книга о национальном и интернациональном в объемном аспекте – по времени (история) и площади в пределах СССР (география).

    А. Халим в годы Перестройки являлся одним из национальных лидеров и рьяно выступал за повышение статуса Республики, предание татарскому языку в Татарстане статуса государственного, открытие национального университета, прекращение войны в Чечне. Сегодня он горячий поборник за предание татарскому языку статуса государственного в Республике Башкортостан. По указанным проблемам издал рад книг.



    Ирина Изотова. «Это всем знакомо». (Казань, 2006)


    Ирина Геннадьевна чуткая, добрейшей души женственная женщина. Она всю жизнь после окончания химического факультета КГУ проработала в ГИПО инженером-химиком. Теперь Ирина Изотова находится на заслуженном отдыхе – пенсионерка.

    Работа работой – но Ирина увлекалась также творчеством в области поэзии. При этом она считалась самой сильной поэтессой института. Действительно, Ирина Геннадьевна писала такие стихи, которые интеллигентных, искушенных в поэзии людей поражали оригинальностью и высокой художественностью:


    Скоро будем шубы сбрасывать,

    Скоро гомон, грязь и блеск.

    Время все дела утрясывать,

    И ловить веселый плеск.


    Солнце все переиначило,

    Очень просто влезло к нам.

    Солнце разом обозначило,

    Сколько пыли по углам.


    Сердце ноет и тревожится,

    И ведет невнятный счет.

    Рыхлый снег немного съежится,

    А потом и потечет


    А какой развал на улице!

    И давно пора линять,

    Чепуху болтать и щуриться,

    И по солнышку гулять.


    И.А. Ахметов. «От оригинальных самоделок – к изобретательству». (Казань, 2004)


    Эта интересная и полезная книга является оригинальным учебно-методическим пособием по детскому техническому творчеству.

    Ирек Абдуллович в свое время успешно окончил Казанский авиационный институт и всю трудовую жизнь до заслуженной пенсии проработал в ГИПО. Он обладает неуемной энергией организатора и, в какой бы области не работал, является неистощимым генератором смелых идей. Последовательно возглавлял отделы НОТ и научно-технической информации. Окончил аспирантуру. А выйдя на пенсию, занялся успешной педагогической деятельностью в области детского технического творчества. Настолько успешной, что прославился – за короткое время стал педагогом высшей квалификационной категории, создал свою образовательную концепцию работы с учебным объединением технического профиля.

    Впрочем, однажды Ирек Абдуллович и меня сбил с панталыку. В 1972 году я окончил физический факультет КГУ. Кроме того, я завершил учебу и на факультете общественных профессий по специальности «промышленная социология». Мой прекрасный учитель по социологии Галина Анатольевна Непримерова организовала мою благодатную судьбу таким образом, что меня, выпускника кафедры астрономии, оставили младшим научным сотрудником на кафедре научного коммунизма заниматься социологией. Но Ахметов (в ту пору он начальник отдела НОТ Государственного института прикладной оптики), прознав о моих блестящих студенческих успехах в области социологии, уговорил меня перераспределиться в ГИПО на должность социолога предприятия. И я, каюсь, согласился. Глубоко каюсь, потому что Галина Анатольевна, изумительная женщина, не чаяла во мне души, может, лелеяла надежду, что мы с ней вместе на поприще социологии сделаем великие дела. И ведь пошла она ради меня на нарушение принятых правил – устроила, используя надежные связи, выпускника кафедры естественных наук на кафедру общественных наук. А я жестоко ее предал. Я до сих пор ношу в себе крепкое чувство вины перед ней. Но в то же время испытываю к этой интеллигентной, милой, женственной, умной женщине великую благодарность и глубочайшее уважение.

    Зато мне крупно повезло тем, что я нашел нового доброго наставника в лице главного редактора институтской газеты «Луч» Сергея Александровича Карпенко, ставшего мне умным учителем русской словесности и журналистики. Сегодня он энергично работает над изданием своей книги в память о репрессированном отце, расстрелянном как «враг народа».

    Галина Анатольевна вскоре защитила кандидатскую диссертацию. А я в течение двух лет бок о бок с Ахметовым, консультируясь с Непримеровой, провел два социологических исследования. Затем поехал в Москву в Институт конкретных социологических исследований и там показал свои труды ученому секретарю. Тот, изучив мои работы, через пару дней сказал: «Мы берем Вас в аспирантуру! Привезите направление от предприятия!» Но в ГИПО мне не дали направление, сказав: «Это не по профилю нашего института».

    Тогда я ушел из социологов, расстался с Иреком Абдулловичем. Благо, на предприятии существовал научный отдел, в котором было востребовано мое образование, полученное на кафедре астрономии КГУ. В 1975 году я стал метрологом и начал заниматься метрологическим обеспечением средств измерений и имитации оптико-физических параметров астрономических источников излучений. Теперь моим жизненным ориентиром стала астрономическая навигация...

    А в 2005 году я был приглашен в ОАО «Теплоконтроль» на должность главного метролога.


    И.С. Гайнутдинов, Е.А. Несмелов, И.Б. Хайбуллин. «Интерференционные покрытия оптического приборостроения». (Казань, 2002)


    Ильдус Саляхович Гайнутдинов, доктор технических наук, академик, начальник отдела интерференционных покрытий ГИПО подарил мне свою книгу, надписав: «Уважаемому Томасу Тимерхановичу с добрыми пожеланиями и уважением от автора».

    Гайнутдинов, мужчина крупного телосложения, это такой человек, из которого мощная энергия научных идей прет даже тогда, когда он молчит. Ильдус Саляхович в своем отделе воспитал добрых два десятка кандидатов наук. В их числе – и бессменный заместитель Гайнутдинова, мой прекрасный друг Сабиров Радик Салихович. Это благодаря Ильдусу Саляховичу отдел интерференционных покрытий среди научных отделов института имеет самую высокую плотность по степени защиты диссертаций. В суровые годы Перестройки он удержал свои научно-технические кадры от массовых увольнений, создав на базе сотрудников отдела малое предприятие и придумав новый вид продукции – защитные интерференционные фильтры для экранов компьютеров.

    Рассматриваемая книга – это солидная монография об оптических покрытиях, применяемых в оптоэлектронном и оптическом приборостроении. В монографии изложены теория интерференционных многослойных покрытий, применяемых для увеличения прозрачности оптических деталей, и практика достижения высоких технологических результатов (материалы, методы измерения оптических свойств тонких пленок, качество обработки подложек для нанесения на них интерференционных покрытий).


    Р.Х. Тукшаитов. «Основы оптимального представления статистических показателей на графиках, диаграммах и в таблицах». (Казань, 2006)


    Рафаэль Хасьянович когда-то в давнее время работал в ГИПО. Сегодня он трудится в Казанском государственном энергетическом университете – возглавляет кафедру методико-биологической электроники. Он доктор биологических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РТ.

    Интеллигентный, худощавый мужчина среднего роста проживает в самом центре поселка Дербышки, в народе называемого «Дербоград»ом. Я подружился с ним благодаря его исключительной коммуникабельности и нашего общего интереса к проблемам теории вероятностей и математической статистики. Даже при случайной встрече со мной на тихой улице Дербышек Рафаэль Хасьянович обязательно заговаривал о доверительных интервалах и корреляциях. Впрочем, он обладает очень широким кругозором – история, культура и литература ему нисколько не чужды.

    Известно, что результат измерения (среднее арифметическое единичных измерений) является случайной величиной. Чем хуже измерение с точки зрения случайной погрешности, тем больше среднее квадратическое отклонение результата измерения, тем больше недоверия к этому результату. Следовательно, тем больше доверительный интервал, в пределах которого с определенной вероятностью находится истинное значение измеряемой величины. Р.Х. Тукшаитов в трудно читаемой для непосвященного человека монографии подвергает глубокому анализу такие характеристики случайной величины как ошибка средних значений (погрешность среднеарифметических значений), доверительный интервал и уровень достоверности (доверительная вероятность) с использованием обширного экспериментального материала, представленного в форме графиков, диаграмм и таблиц. Но с какой целью?

    Профессор КГУ Р.Р. Нигматуллин в предисловии к монографии на этот вопрос ответил следующим образом: «Автор рецензируемой книги пытается оптимизировать минимальный уровень обработки данных».

    Однако я обнаружил в рассматриваемой работе еще одну цель – желание автора создать «единую теорию поля», то есть общий подход к обработке биологической, химической и технической информации с использованием анализа доверительных интервалов.

    Между прочим, это Рафаэль Хасьянович предложил генеральному директору ОАО «Теплоконтроль» Абдуллину Альберту Галиулловичу мою кандидатуру на должность главного метролога предприятия.

    Кстати, Р.Х. Тукшаитов является ближайшим родственником моего друга Насыроаа Арслана Равгатовича, у которого я на свадьбе был свидетелем. Сегодня кандидат технических наук А.Р. Насыров – заместитель директора опытного завода ФГУП НПО ГИПО и начальник конструкторского отдела.



    Юрий Белашов. «Вторая страсть. Лирика физика». (Казань, 2007)


    Юрий Григорьевич подарил мне свой поэтический сборник, надписав: «Общение с Вами мне всегда было приятным. С уважением, автор». То же самое чувство испытывал и я. Он до того обаятельный человек, что даже находиться рядом с ним было большое удовольствие. Думаю, не одному мне приносили глубокую радость его импозантная бородатая внешность красивого ученого-физика и интеллигентность. Словом, у него пленительная аура. Наверное, поэтому он физик и лирик.

    Белашов окончил физический факультет Ленинградского государственного университета и всю свою трудовую жизнь работал в ГИПО в лаборатории исследований и разработки технологии полупроводниковых материалов для оптоэлектроники.

    Известно, что в видимом диапазоне в качестве фотоприемников применяются фотоэлектронные умножители (ФЭУ), в которых освобождение электронов твердого тела происходит под действием света (внешний фотоэффект – фотоэлектронная эмиссия) В инфракрасной (ИК) области спектра электромагнитного излучения применяются полупроводниковые приемники, в которых происходит увеличение электропроводимости под воздействием ИК (теплового) излучения (внутренний фотоэффект – фотопроводимость). В сегодняшних тепловизионных прицелах (прицелах «ночного» видения), изготавливаемых в ГИПО, используются полупроводниковые приемники.

    Лаборатория полупроводниковых материалов была создана в 1957 году в период, когда в стране интенсивно развивался интерес к методам получения искусственных полупроводниковых материалов. В 1961 году Юрий Григорьевич возглавил группу, занимающуюся проблемами создания приемников излучения на основе полупроводниковых материалов – соединений свинца. Затем он становится начальником лаборатории, а в 1970 году защищает кандидатскую диссертацию.

    В 1980-90 гг. Белашов вносит огромный вклад в разработку фотоприемников на основе твердых растворов теллура ртутителлурида кадмия (КРТ – «кадмий-ртуть-теллур). КРТ – это тройное полупроводниковое соединение в области спектра 2-16 мкм. Параметры ГИПОвских приемников (чувствительность, время непрерывной работы и т.д.) в то время превосходили уровень лучших образцов других предприятий страны.

    Позднее Юрий Григорьевич принимается заниматься выращиванием германия. Если в германий добавлять химические элементы – золото, цинк, ртуть и т.д., то эти примеси дают германию чувствительность в ИК области при условии достаточно глубокого охлаждения. Поэтому в тепловизионных прицелах приемники охлаждают жидким азотом. Холодильник внешне представляет собой шар, наполненный под определенным давлением жидким азотом.

    В ГИПО фотодиодные матрицы для тепловизионного прибора «Модуль-авиа» делают на основе КРТ и закупают их во Франции. Для тепловизионных прицелов «Метис-2» (для переносного противотанкового ракетного комплекса), «Мулат» и др. приемники изготавливают на основе КРТ, покупаемых в Москве (ОАО МЗ «Сапфир», з-д «Альфа»). Раньше ГИПО выпускал фотосопротивления с чувствительностью для ближней ИК-области на основе германия, выращенного в институте.

    В среде бывших работников полупроводникового отдела ГИПО бытует мнение, что полупроводниковое направление в институте было ликвидировано тогдашним руководством предприятия. Если бы этого не произошло, считают они, нынче институт не покупал КРТ во Франции и Москве. Некоторые судят старый директорат помягче: в какой степени он к этому приложил руки – неизвестно, но антипатия к отделу полупроводников у него все же была. Третье мнение исходит от старых сотрудников других научных отделов – руководство предприятия являлось исполнителем и ничего в прикладной науке без приказа министерства не делало и не могло делать.

    Юрий Белашов, самоотверженный труженик науки и заядлый шахматист-перворазрядник, вдобавок ко всему еще и поэт – он писал прекрасные стихи с помощью большого сердца и блестящей логики незаурядного физика. В результате появилась замечательная книга его стихов. Вот стихотворение, которое особенно запало мне в душу:


    Полынно горько быть тебе

    На склоне лет, матрешка,

    Когда устанешь ты скорбеть

    На высохшие ножки,


    Когда от старой тряпки грудь

    Ты отличить не сможешь,

    Когда, не преминув вздохнуть,

    Морщинки перемножишь.


    Из глаз покатится слеза

    Прозрачной хинной вишней,

    Когда ты выпялишь глаза

    На снимок свой давнишний.


    И будет молодость вплетать

    В венок любви фиалки,

    А ты все будешь коротать

    Года весталки жалкой.


    Ох, проворонишь ты ее,

    Весенних лет усладу,

    Высокомерие свое

    Вменив себе в отраду.


    Пора уйдет! Тогда лови

    Пустое обаянье!

    О, ты воздашь тогда любви,

    Воздашь, но с опозданьем.


    1953



    В.П. Мережин. «Вега. Анализ и интерпретация данных наблюдений». (Казань, 2001)


    «Томас! Очень часто вспоминаю ГИПО, тебя. Прими в память о той жизни!» – написал он мне благотворный автограф.

    Виктор Павлович Мережин – астрофизик. По национальности карел. По его восторженным рассказам Карелия – самое красивое место на Земле.

    Он долгое время работал в ГИПО в нашей лаборатории по метрологическому обеспечению средств измерений и имитации оптико-физических параметров астрономических источников излучений (звезд и космического фона). В то блистательное время главным метрологом предприятия был Новоселов Валерий Анатолиевич, начальником лаборатории и руководителем группового эталона звездных величин – Васильев Игорь Алексеевич, а групповой эталон космического фона возглавлял я. (Кстати, в это же самое время свою трудовую деятельность молодым специалистом начал в нашей лаборатории выпускник Кемеровского государственного университета Виктор Иванович Курт, сегодняшний главный метролог ГИПО, доктор технических наук).

    До прибытия в ГИПО, куда только не бросала Мережина судьба-матушка – он преподаватель астрономии Казанского педагогического института; преподаватель кафедры астрономии КГУ; начальник научной экспедиции КГУ по строительству и созданию астрономической станции университета на одном из крутых отрогов горы Пастухова Большого Кавказского хребта в 42 км от станции Зеленчукская и 100 м от САО (Специальной астрофизической обсерватории) АН СССР, где установлен 6-метровый телескоп-рефлектор; заведующий сектором экспериментальной астрономии АС (Астрономического совета) АН СССР. На последней должности (1984-86 гг.) Виктор Павлович фактически возглавлял научную базу в Симеизской обсерватории в Крыму и руководил работами по установке 1-метрового телескопа-рефлектора немецкой фирмы «Карл Цейс Иена».

    И, наконец, В.П. Мережин, кандидат физико-математических наук, становится ведущим научным сотрудником научного отдела ГИПО. Свою плодотворную деятельность в составе нашей лаборатории он описывает в книге «Мои пути – дороги» (2005).. К сожалению, это был его последний опус. Виктор Павлович преждевременно умер.

    В 2004 году Мережин издал очередную книгу: «Согласованные и взаимосвязанные фундаментальные характеристики вращающихся звезд ранних и промежуточных спектральных классов». Экземпляр книги также мне был подарен.

    Работая в ГИПО бок о бок со мной, Виктор Павлович занимался исследованиями теоретического характера – обработкой результатов измерений спектрального распределения энергии излучения звезды Веги, являющейся в астронавигации первичным спектрофотометрическим стандартом и используемой в качестве эталона при поиске различных характеристик других звезд.

    С 1994 года – он в АН РТ научный организатор профильных исследований в Республике Татарстан.

    Капитальная монография «Вега. Анализ и интерпретация данных наблюдений» является потрясающим образцом докторской диссертации. Мережин, используя весь наблюденный спектрофотометрический материал о звезде Вега, накопленный астрономами на сегодняшний день, доказывает, что Вега меняет свой блеск с периодичностью 23-25 лет. Но по какой причине? Он, исследуя вращение Веги вокруг своей оси, влияющее на структуру звезды, и меридиальные циркуляции звездного вещества во внешних слоях первичного стандарта, приходит к заключению, что Вега является переменной звездой. (Попутно рассматривает гипотезу о том, что Вега, может быть, двойная звезда).

    К чему приводит нестабильность излучения первичного спектрофотометрического стандарта? Переменность абсолютного распределения энергии в спектре Веги, используемого в качестве эталона, приносит погрешность в определения абсолютных спектральных распределений энергии излучения других звезд. Переменность блеска звезды-стандарта увеличивает погрешность спектрофотометрических каталогов и измерений.

    Что предлагает автор монографии? Подобрать несколько новых первичных стандартов!

    К сожалению, защита докторской Мережиным в ученом совете Пулковской обсерватории не удалась. Члены совета посчитали – мало экспериментальных данных по глубине времени, а так как солнечная активность имеет периодичность 22 года, то защищаемая периодичность 23-25 лет изменения блеска Веги, возможно, обусловлено изменением солнечной активности.

    Тем не менее, Виктор Павлович Мережин был крупным ученым-астрофизиком, блестящим организатором, интересным и порядочным человеком. Светлая память ему!


    Николай Пантелеев. Осенний монолог. (Казань, 2005)


    Николай Леонтьевич Пантелеев – легендарный человек. Сотрудник ГИПО.

    Сегодня ему 70 лет. Но благодаря жизнелюбию, оптимизму, спортивному образу жизни (прекрасный теннисист) и мощной интеллектуальной потенции он выглядит на 10-15 лет моложе своего паспортного возраста. Николай Пантелеев – доктор технических наук, главный конструктор тепловизионных прицелов. В свое время был начальником научного отдела и руководителем ряда НИР по поиску и разработке технических путей изготовления первых отечественных тепловизионных прицелов для переносных и возимых противотанковых комплексов и переносных тепловизионных приборов наблюдения.

    За создание тепловизионного прибора «Тракт» для противотанкового ракетного комплекса «Фагот» Н.Л. Пантелеев (начальник лаборатории, научный руководитель и главный конструктор) в 1987 году был награжден орденом «Знак Почета».

    Однако «Осенний монолог» – это замечательная книга его стихов. Николай Леонтьевич – поэт и бард. Он – человек маленького роста, но гигантского таланта быть успешным в физике и лирике. Хочу опубликовать его стихотворение, посвященное 1000-летию Казани, которое он вручил мне однажды с автографом: «Соавтору данного поэтического опуса с глубокой признательностью от автора»:


    Славлю Казань в эпицентре просторов

    Щедрых лесов и богатых полей!

    Славлю я Родину братских народов –

    Сказку-Казань, гордость жизни моей!


    Новые храмы украсили город.

    Герб Татарстана изящен, как лань.

    Стал мне однажды и близок, и дорог

    Символ Востока – столица Казань!


    Высится Кремль величьем строений

    В стиле традиции старых времен!

    Мудрость народа в нем, связь поколений –

    Вечность наследия древних племен.


    Правила стольным княжна Сююмбеки.

    Жили в Казани Джалиль и Тукай.

    След свой оставил Державин навеки.

    Пушкин прославил казанский наш край.


    Дороги мне Татарстана просторы.

    Радует сердце богатство полей.

    Древней Казанью – старой и новой –

    Горд я, столицей, как жизнью своей!



    С.А. Андрианов, В.В. Самарцев. «Оптическое сверхизлучение и лазерное охлаждение в твердых телах». (Казань, 2004).


    Памятная надпись, сделанная Сергеем Николаевичем, следующая: «Глубокоуважаемому Томасу Тимерхановичу от одного из авторов».

    Про Андрианова я частично написал в потрясающей истории «Копвиллем и Андрианов». В настоящее время у Сергея Николаевича появилось новое хобби – он страстно увлекся проблемами эволюции нашей Вселенной, подготовил к публикации ряд научных статей.

    Андрианов считает, что до «большого взрыва», то есть когда мир по понятиям трехмерного пространства существовал в размерах элементарных частиц, наша Вселенная была многомерной. Только после большого взрыва она стала трехмерной и начала расширяться. Поэтому и сегодня галактики разбегаются друг от друга. Вселенная – как расширяющийся пузырь, шар, поверхность которой является некой мембраной. Отсюда возникла «бранная» («мембранная») теория эволюции. «Черные дыры» – это отверстия в этой мембране, через которые уходит из нашей Вселенной энергия. До каких пор она будет расширяться? Будет ли потом наша Вселенная сжиматься? Что находится за «черными дырами»? Возможно, «летающие тарелки» приходят к нам оттуда.

    Энштейн не признавал квантовую физику, считая, что Бог не играет в кости. И в конце жизни, чтобы нейтрализовать вероятностную характеристику поведения элементарных частиц (частица может быть или может не быть на этом месте), он придумал, что Вселенная соткана из элементарных «пузырьков», каждый из которых имеет многомерное измерение, в которых поведение элементарных частиц совсем даже не носит вероятностный характер. Это для нас, находящихся в трехмерном пространстве макромира, поведение элементарных частиц носит случайный характер. Гениальное чутье Эйнштейна сработало с точностью до наоборот. Сейчас Вселенную считают расширяющимся огромным «пузырем» в трехмерном пространстве, возникшим в результате «большого взрыва» микромира с многомерным пространством. Причем, наша Вселенная существует одновременно с другими Вселенными, которые взаимодействуют друг с другом.

    В книге Андрианова и Самарцева рассматриваются физические принципы оптического сверхизлучения и лазерного охлаждения в твердых телах. Теория лазерного охлаждения твердотелых образцов возникла не на пустом месте. Лев Ландау еще в 1946 году теоретически доказал возможность радиационного охлаждения сплошных сред. Практический результат рассматриваемого принципа охлаждения мог бы в рамках ГИПО реализоваться в замене громоздких сменных холодильников-шаров с жидким азотом, используемых для охлаждения полупроводниковых приемников тепловизионных приборов, на компактные стационарные холодильные устройства, основанные на лазерном охлаждении.


    В.С. Максимюк. «Нефелометрическое зондирование тропосферного аэрозоля в задаче видения». (Казань, 2007)


    Владимир Сильвестрович, высокий, крупный мужчина 60 лет и оригинально мыслящий человек, на своем автореферате на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук написал оригинальную памятную надпись: «Другу Томасу – «пароходу и Человеку», с которым мы вдвоем усердно стараемся восходить по ступеням и тернистым тропам жизни, ведущим на неизвестные вершины нашего светлого будущего».

    В. Максимюк, работая в ГИПО, в последние годы трудился в лаборатории Андрианова С.Н. над разработкой оптического переносного газоанализатора метана для угледобывающих шахт.

    Однако свой главный вклад в науку он внес на плодотворной ниве исследований прозрачности атмосферы с использованием оценки аэрозольного помутнения тропосферы. Владимир Сильвестрович в автореферате соответственно и диссертации дает глубокие сведения о достоинствах разработанного с его участием высокочувствительного самолетного нефелометра-45 и излагает результаты капитальных исследований, проведенных им с борта самолета, аэрозольного светорассеяния тропосферы в различных погодных условиях и географических районах СССР.

    Сегодня В.С. Максимюк ушел из ГИПО и трудится в ОАО «Теплоконтроль» заместителем начальника ОТК.


    М.Я. Боровский, Н.Х. Газеев, Д.К. Нургалиев. «Геоэкология недр Республики Татарстан: геофизические аспекты». (Казань, 1996)


    Данис Карлович Нургалиев, подаривший мне эту капитальную монографию от имени одного из авторов, родом из села Верхние Татышлы Башкортостана. Стало быть, он мой земляк. И учились мы когда-то с ним одновременно в одной школе: я был тогда в старших классах, он в младших.

    Д.К. Нургалиев – проректор по науке Казанского государственного университета, заведующий кафедрой геофизики, доктор геологических наук, профессор, действительный член Нью-Йоркской академии наук.

    Данис Карлович, худощавый, улыбчивый и обаятельный мужчина, в совершенстве знает английский язык. Часто ездит за рубеж читать лекции по геофизике – в Швейцарию, Англию, США и др. В Швейцарии на Альпах он купил себе прекрасный дом, где любит отдыхать со своей любимой семьей.

    В КГУ работает и его родной брат – Рустам Карлович Нургалиев. Он начальник управления кадрами, кандидат технических наук. До перехода на работу в университет Рустам Карлович занимался преподавательской деятельностью в Казанском химико-технологическом институте.

    В данной монографии, редактором которой является Д.К. Нургалиев, рассматривается проблема защиты от разрушительных воздействий на окружающую среду при проведении геологоразведочных работ и освоении месторождений полезных ископаемых. Например, защита от загрязнения подземных вод при проведении буровых работ и нефтедобыче. На основе обширного фактического материала изложены нарушенные состояния земных недр в Республике Татарстан в результате техногенного воздействия и способы защиты окружающей среды с использованием «нетрадиционных» методов геологической разведки (прогнозирование негативных последствий производственной деятельности с использованием ранее накопленного материала сейсмологической разведки, гравиметрической разведки, электроразведки, ядерной геофизической разведки, аэромагниторазведки), а также применением перспективных технологий экогеофизических исследований (прогнозирование с помощью данных сейсморазведки, использование аэромагнитных данных, изучение анизотропии горных пород, применение геофизических методов контроля загрязнения окружающей среды).




    ВОЛЯ НАРОДОВ



    Если в скором будущем отменят выборы президентов республик, входящих в состав РФ, то заявление В.В. Путина о намерении перейти к назначению руководителей субъектов станет очередным «террористическим» актом, совершенным против Федерации.

    Очевидно, что Россия является Федерацией только благодаря наличию в ней национальных республик. В самой первой статье Конституции РФ так и написано: «Российская Федерация – Россия есть суверенное федеративное государство, созданное исторически объединившимися в нем народами».

    И это справедливо, потому что РФ является преемницей РСФСР, воплотившей собой волю народов, некогда завоеванных русским государством и веками боровшихся за свое национальное освобождение. Известно, что РСФСР была задумана как федерация, но на практике из-за советской идеологии «стирания граней между народами» со временем она превратилась в унитарное государство. Что и было подвергнуто беспощадной критике при создании нового демократического государства Российская Федерация.

    Таким образом, суверенные республики в составе РФ по сравнению со своими положениями автономий в составе РСФСР стали намного самостоятельнее. Но это не понравилось губерниям, которые стали шуметь: «А мы чем хуже? Почему у нас прав меньше, чем у республик?» Тогда в Центре сказали – нам ассиметричная федерация не нужна, все республики и губернии – являются равноправными субъектами России. Однако республики, ссылаясь на необходимость дополнительных политических и социально-экономических усилий по сохранению и развитию языка и культуры государство образующего народа, все-таки пробили себе чуточку больше прав, чем губернии. Из-за этого для Москвы республики в составе РФ, как бельмо на глазу.

    Относительная независимость республик раздражали и продолжают нервировать российские власти. Потому что их богатство стало труднее отнимать. Тяжелее стало справляться и с губерниями. Губернаторы тоже не спешат встать «под козырек», как это делали руководители областей в период существования РСФСР.

    Приход к власти В.В. Путина не спасла Россию от дальнейшего экономического спада. Накопились такие проблемы, которые надо срочно решать. Но «верхи» не умеют управлять страной по-новому: демократическим способом. Тем более с таким сложным образованием как федерация, в котором каждый губернатор, особенно президент республики – это фигура.

    (Для сравнения – в шахматы играть труднее, чем в шашки, потому что в них каждая фигура кроме пешки ходит по-своему).

    В течение последних лет новой истории (после развала СССР) Центр снова занимается облачением федерации в одежду унитарного государства. Госчиновникам, Москве плевать на волю народов, создавших Федерацию. ИМ нужны легко управляемые «пешки» – руководители субъектов РФ – стандартные по политическому устройству субъекты. Отсюда желание «верхов» – политическое устройство нестандартных субъектов – республик – опустить до уровня губерний. Политическая элита российской власти, наверное, спит и видит во сне, что Россия уже не Федерация: она целиком состоит из одних губерний.

    Шовинисты с восторгом хлопают в ладоши, слушая, как В.В. Жириновский требует выселить татар Республики Татарстан в Монголию. Но остальные понимают, что поворот сегодняшней российской политики спиной к демократии, шаги Москвы назад к административно-приказной системе опасны всем и вызваны желанием руководящей элиты восстановить государственную монополию в экономике, ее желанием подмять экономику под себя. Для собственного обогащения госчиновники и всех женщин России отправили бы на высылку в Монголию, если они мешали им, как татары, а не являлись стимулом для своей яркой и сладкой жизни. Правда, потом была бы в срочном порядке принята поправка в Основной закон, что мужчины и женщины в России неравноправны.

    Президенты республик и губернаторы молчат или делают вид, что приветствуют заявление Путина о переходе на систему назначений руководителей субъектов Федерации. Это лежит на их совести.

    Губернаторам еще позволительно такое осторожное поведение. Потому что губернии – будь хоть сталинизм, будь хоть демократизм – никуда с исторической арены не исчезнут. Губерниям в случае торжества тоталитарной системы может быть хуже только с точки зрения экономики и свободы личности их населения. У президентов более тяжелая ноша – они несут важный груз ответственности за сохранение и развитие государство образующего народа в истории человеческой цивилизации. Когда шаг за шагом у республик отнимают степень суверенизации, нельзя молчать ни президенту, ни интеллигенции, ни народу. Республик в случае победы тоталитаризма со временем не станет. И Федерации тоже.

    Стало быть, Федерация, судьбы народов ее образующих, в опасности. Под «дымовую» завесу борьбы с терроризмом российские власти хотят провести в жизнь еще один результат своей новой идеологии – «стирание граней между республиками и губерниями».

    Сохраним Федерацию, выражая волю народов России!





    продолжение Консультант Госдумы
    Томас Нигаматзянов
    повесть, рассказы, стихи на русском и татарском языке.
  • Томас Нигаматзянов:
  • Потрясающие истории (Портрет времени – 2)
  • Татышлинский рай (Татышлинский район - люди, времена и села)
  • Генерал Хорьков и мы, татышлинцы




  • ← назад   ↑ наверх