• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Һади Такташ

    ПИСЬМА В ГРЯДУЩЕЕ

    Адрес

    В грядущем тот, кому пишу я,

    Эпохе нашей он неведом.

    Быть может, будет «Нигматуллин»

    Фамилия его по деду.

    Ни имени его не знаю,

    Ни местожительства его,

    И вот поэтому пишу я

    Ему открытое письмо,

    Его прочтет любой и каждый.

    Авось дойдет оно однажды,

    Из рук перелетая в руки,

    До адресата моего.

    Первое письмо

    Когда получите посланье,

    Я буду мертв давным-давно.

    Мое не донесется имя

    До вас, забудется оно;

    Но все ж

    Мечты мои однажды

    На ваших расцветут полях,

    И будет им как удобренье

    С землею смешанный мой прах.


    Меня певцов грядущих слава

    Затмит,

    Но будущие дни

    К вам донесут письмо вот это,

    Как величавую легенду

    Доносят бережно они.

    Когда получите посланье,

    Тяжелые пройдут года,

    И коммунизм восторжествует

    Повсюду на земле тогда.

    И люди нашего столетья

    Забудутся. И повторять

    Не будете порывов наших —

    Не ими будете пылать.

    Иные страсти разгорятся.

    И не поймете вы — о нет! —

    Всех внутренних противоречий

    Людей великих наших лет.

    В огне порывов небывалых

    Бой мы великий повели

    За обновленье

    Человека

    И обновление

    Земли.

    Мы знаем: будущее — ваше!

    Предчувствуем мы ваш приход,

    И знаем мы, что бой великий

    Нас всех к победе приведет.

    Врага

    Последнюю твердыню

    Мы взять должны! Падет она

    На этой вот земле, что будет


    В наследство вам передана.

    Итак, письмо пишу я с фронта!

    Хоть донесет оно до вас

    Привет мой братский и порывы

    Горячих чувств моих,

    Но в час,

    Когда получите посланье,

    Мне быть живым не суждено.

    Промчатся годы. Даже имя

    Мое забудется давно.

    Кто я,

    Чем занимался я,

    Писать не буду вам, друзья.

    И, откровенно говоря,

    За жизнь свою

    Я очень много

    Анкет различных заполнял

    И много раз, озорничая,

    Как мне хотелось, так и лгал.

    Перед чиновниками в этом

    Я виноват. Но не беда!

    Ведь сколько б я ни лгал в анкетах,

    Не лгал я в песянх никогда!

    На классовую борьбу я
    Смотреть всегда привык всерьез:
    За каждый шаг, за песнь любую
    Сполна ответственность я нес.
    У всех времен свои болезни,
    И у болезней — доктор свой,
    И мразь своя — чтоб ей подохнуть!
    Есть у эпохи у любой! Прошу прощенья,—


    Так мы звали

    Плохих людей,

    И эта мразь,

    Которая у вас исчезла,

    Порядком допекала нас!

    (Поздней

    О ней вам расскажу я

    И разъясню кой-что.)

    Итак,

    Писать кончаю, чуя бурю
    И близость бешеных атак.

    Нахлынувшему волненью
    Не в силах противостоять,
    В послании в грядущий день я
    Об этом должен написать.
    Мы знаем: будущее — ваше!
    Предчувствуем мы ваш приход,
    И знаем мы, что бой великий
    Нас всех к победе приведет.

    Второе письмо

    Я вам пишу письмо второе,

    И я не скрою:

    Лишь только взялся за перо я,

    Вдруг онемела

    Моя рука.

    Письма

    Весьма ль

    Достойна тема?

    Достаточно ли высока

    Затрагиваемая проблема?

    И знаете, что понял я?

    Вся «философия» моя

    Едва ль затронула бы вас,

    Людей грядущих поколений,

    Хотя бы даже был я гений.

    А я не гений...

    Это — раз!

    А во-вторых,

    Припоминаю:

    Быть мне однажды довелось

    В одном кругу с Максимом Горьким

    И сесть мне рядом с ним пришлось.

    Великий он писатель! Слава

    По всей земле о нем прошла.

    С ним по сравненью — я подумал —

    Моя фигура так мала!

    Вначале, чтоб заговорить с ним,

    Я очень умные слова

    Найти старался...

    Аж вспотел я!

    Но прояснилась голова —

    Простые мысли появились.

    Сказал я. Мне ответил он,

    И вот почувствовал я вскоре,

    Что становлюсь и я умен.

    О люди будущих времен,

    В такое точно состоянье

    Я впал, задумав к вам посланье:

    Я мучался

    И месяца

    Искал особо важных тем,

    И неустанно, без конца,

    Блуждал я в поисках проблем,

    Но понял:


    Вас мои проблемы

    Не могут интересова!

    И потому не ставлю целью

    Большие темы подымать.

    Действительно

    Мы с берегов,

    Где класс на класс встает, борясь,

    На сторону, где классов нет,

    Переправляемся сейчас,

    Существовавшие до нас

    Мы отношенья разрушаем,

    Жизнь строим заново совсем,

    И массу всяческих проблем

    В свою мы пользу разрешаем.

    Пыл

    Классовой борьбы готов

    Сегодня перейти с фронтов

    Во все углы. Везде сраженья

    Идут сегодня! Вижу я,

    Что нынче каждая семья

    В себе содержит столкновенье

    Противоречий двух больших.

    Послушайте рассказ о них:

    Идет навстречу дед Мухтар,

    Лет семьдесят ему. Он стар.

    Я говорю:

    —- Привет, Мухтар!

    Давай закурим! Как дела? —

    Хоть голова его бела,

    Но очень важные дела

    В деревне сделал этот дед.

    Старик семидесяти лет,

    Силен, настойчив и толков,

    192

    Он бедняков и батраков
    Объединил в одну семью,
    И только лишь жену свою,
    Супругу верную, в колхоз
    Ему вовлечь не удалось,

    — Уж коль устроил ты артель,
    Иди с артелью спать в постель!
    — Сказала гневная жена,

    И прогнала его она,
    Объятий теплых он лишился,
    Но от затей не отрешился Мухтар-бабай!
    Почти полгода Один на лавке он лежал,
    Но дела общего не бросил —
    Не отступился, не бежал.
    В любой семье противоречья!
    В иных — раздвоенность теперь.
    Вот и Мухтар-бабай поведал:

    — Ты,— говорит,— уж мне поверь:
    Был человек один я раньше,

    А вот теперь, душа моя,

    Хожу противником себе я:

    Есть, братец мой, во мне два «я».

    В едином теле два Мухтара

    Сейчас живет. Из них один,

    Ты понимаешь, за коммуну,

    Другой же против, сукин сын!

    К примеру: мы в колхоз вступили

    И лошадей обобществили,

    И разум мой, сказать к примеру,

    Приветствует такую меру,

    Но все ж из головы нейдет:

    «А ведь коняга этот вот —

    Мой собственный! Чужой он, что ли?»


    И дашь овса ему

    К примеру скажем: ь<Ь1 пахали,

    И лошадь смирмукг мою

    Какому-то мальчишке дали.

    Я ничего не го'ворю,

    А все ж иду я позади

    И думаю: «Уж погоди!

    Хлестнешь' ты моего коня <—

    Тумак получишь от меня!»

    Он раз хлестнул —

    Я промолчал,

    Опять хлестнул —

    Я осерчал.

    Схватил за шиворот его:

    «Коня не трогай моего!»

    Ну ладно. Все это пустяк.

    Но, наконец, случилось так:

    Конь околел...

    Старуха плачет:

    «Что будем делать без коня?»

    Берет тревога и меня:

    «Погибнем, значит!

    Придется круто!»

    А то, что я уж много дней

    Хозяин всех других коней,

    Забыл как будто.

    Так горевал я о коне.

    Но вот колхозники ко мне

    Пришли, и вспомнил я тотчас.

    Что не один я, много нас!

    Мы сообща исправим дело!

    И горевать я перестал,

    И так я тут воспрянул духом,
    Что коммунистом чуть не стал!
    А если был бы я один,
    Бороться б не хватило силы.
    Ведь вот в чем польза от того,
    Что в коллективе я, мой милый!

    В любой семье противоречья!
    В иных — раздвоенность сейчас.
    Себе противниками стали
    Довольно многие из нас.
    Порою старые привычки,
    Обычай старый, старый взгляд
    Рожденью нового сознанья
    Еще преградою стоят!
    Когда получите письмо вы,
    Пройдут тяжелые года,
    И коммунизм восторжествует
    Повсюду на земле тогда.
    И люди нашего столетья
    Забудутся. И повторять
    Не будете порывов наших —
    Не ими будете пылать,
    Иные страсти разгорятся.
    И не поймете вы — о нет! —
    Всех внутренних противоречий
    Людей великих наших лет.

    В огне порывов небывалых
    Бой мы великий повели
    За обновленье человека,
    За обновление земли.
    Живем мы в бурную эпоху,


    Волнуется весь белый свет,

    Великий спор на всея планете,

    В любом углу

    Покоя нет.

    На прошлом не остановлюсь я;

    Век воспевак> только свой —-

    Тот век,

    Где новое со старым

    В решительный вступило бой.

    Разрушив старое, построим

    Великолепнейшую жизнь.

    Вот для чего

    Большую чистку

    В стране мы делать

    Принялись!

    В письме, которое чуть раньше

    Получите вы от меня,

    Я обещал,

    Что напишу вам

    О некоторых интересных

    Моментах нынешнего дня.

    Да! Любопытны наши годы,

    Страна контрастами полна.

    Случается здесь сплошь и рядом:

    С прославленным рабочим рядом

    Живет и знаменитый лодырь —

    Так обстановка здесь сложна.

    Еще

    С портфелями

    Средь нас

    Не редко Хлестаковы ходят,

    И городничих-простаков

    По учреждениям находят,

    И подхалимы по утрам

    Приветствуют нас тут и там,

    И в наше дело бюрократ

    Перо с бумажкой сунуть рад!

    У нас в стране враждебный класс

    Еще живет,

    Борьбу ведет,

    Затем, чтоб сохранить свой род.

    Лишь зазевается народ,

    Глядишь — вредитель к нам пролез.

    У кулака в руках — обрез.

    И если длится до рассвета

    Колхозное собранье где-то,

    То в час, когда придет рассвет,

    Свеж под окном кулацкий след.

    Да!

    Современность — это время

    Последней битвы. Класс на класс!

    Одним желанием великим

    Горим сейчас:

    Разрушив старое, построить

    Великолепнейшую жизнь.

    Вот для чего за устраненье

    Враждебных классов

    Мы взялись!

    Тринадцать лет свою страну

    Мы защищали от врагов,

    И вот гиганты новостроек

    У нас повсюду поднялись.

    И вот шагнули мы уже

    В социализм.

    Наш строй и жив и невредим,

    А в кризисе — весь старый мир.


    Каких бы только он, блокад Ни строил нам,

    И пусть бы даже мордой вниз
    Он полетел ко беем чертям, Мы победим!

    Мы победим!

    Мы шар земной

    Руками мощными возьмем,

    И по дорогам всей земли

    Мы с нашим знаменем пройдем,

    Не любим мы бесплодных грез

    И в дело претворяем мысль:

    Любой колхоз, любой совхоз

    Дают нам мощь,

    Прекрасна жизнь!

    Растут гиганты пятилеток:

    С их высоты уже сейчас

    Я вижу

    Ниву коммунизма

    И там,

    На этой ниве,—

    Вас!

    Третье письмо

    Кто ты?

    Не знаю!

    Как я должен

    Твои заслуги отмечать

    Не знаю!


    Так позволь мне просто

    Товарищем тебя назвать!

    Перед последней схваткой классов,

    Мне кажется, я первый здесь

    Задумал все-таки послать

    В грядущее

    Такую весть.

    Так пусть же голос будет мой

    Греметь в груди грядущих лет,

    Пусть эти строки донесут

    Тебе мой искренний привет!

    Одно

    Событье вдохновило

    Меня писать сегодня,

    Но,

    Возможно, и неинтересным

    Тебе покажется оно.

    Однако,

    Может быть, ты все же

    И удивишься...

    Дело в том,

    Что я в письме упоминаю

    О дедушке твоем родном.

    Я знаю,

    Что о социальном
    Происхождении вопрос
    Для вас не будет кардинальным;
    На это взгляд не будет кос
    У вас в грядущем беспечальном:
    Кто твой отец и где ты рос — вы не поставите виною.

    У нас иное:

    Мы всерьез

    Пока еще глядим на это

    (И прежде чем в лицо взглянуть

    Красавице какой-нибудь,

    Сперва глядим в ее анкету,

    Ведь здесь, у нас,

    Враждебный класс

    Еще живет,

    Борьбу ведет,

    Затем, чтоб свой продолжить род.

    Глядишь — вредитель в щель пролез,

    У кулака в руках — обрез.

    В борьбе великой, беспощадной,

    Которая идет сейчас,

    Еще немало ваших дедов

    Здесь не за нас, а против нас.

    Далек ли с ними бой последний

    Иль близок, но о той борьбе,

    Как бы то ни было, сегодня

    Обязан я писать тебе.

    Ведь вот

    Как класс

    Разгромлен враг,

    Но все ж его потомки — тут,

    И, облик классовый стерев,

    Они в грядущее придут.

    С завода

    Я сегодня шел,

    Гляжу, по улице большой

    Не меньше сотни кулаков

    Бредут медлительно.
    Конвой Красноармейский их ведет.
    Но ведь останется их род!

    Пишу вот эти строки я,

    А есть сосед.

    И на меня

    Он с тайной злобою глядит,

    Яд у него в крови течет;

    А ведь и этот вот сосед

    Оставит на земле свой род.

    По учрежденьям — кумовство,

    В любом углу прогульщик есть,

    В любом колхозе лодырь есть,

    Что любит, не трудясь, поесть,—

    И все они оставят род;

    И шарлатан,

    И всякий сброд,

    И накипь века моего

    В ваш век,

    Как дедушка, войдет!

    Да, так!

    Немало ваших дедов

    Шло не за нас, а против нас

    В борьбе великой, беспощадной,

    Которую ведем сейчас.

    Так кто ж твой дед?

    Он в стороне ли

    От этой схватки был иль нет?

    Друг или враг он в самом деле

    Был мне,

    Твой дед?

    Скажу по правде,

    Мне его

    Встречать пришлось лишь раза два,

    И облик деда твоего

    Я помню лишь едва-едва,

    Блондином был он иль брюнетом —

    Я позабыл подробность ту,

    Но помню:

    Он стоит на сцене,

    И все лицо его

    В поту!

    Вот здесь,

    С трибуны этой самой,

    Он на которую взойдет,

    Рабочие с других заводов

    Имели слово...

    Ну и вот:

    Зал,

    В нем сидит рабочий класс.

    Перед лицом широких масс

    Стоит твой дед,

    Чтоб оправдать

    Руководимый им завод.

    Завод считался до сих пор

    Передовым.

    Краснознаменным был завод,

    Гордились им!

    А нынче

    Весь огромный зал

    Ждет, чтоб директор рассказал:

    Как, почему завод отстал,

    Сорвался план,

    В цехах — прорыв!

    Молчит, дыханье затаив,

    Огромный зал.

    Кто в зале здесь? Рабочий класс!

    Перед лицом широких масс

    Стоит твой дед,

    Чтоб оправдать

    Руководимый им завод.

    И вот он быстро поднял руку

    И очи устремил на зал,

    Хотел сказать, что дни и ночи

    Работал, отдыха не знал;

    Хотел сказать, что с сутью дела

    Он очень хорошо знаком,

    Готов все творческие силы

    Борьбе отдать он целиком,

    И на великой этой стройке

    Он не дремал, глаза прикрыв,

    И на себя он возлагает

    Ответственность за весь прорыв!

    Хотел сказать, что понимает

    Задачи, что должны лежать

    Буквально на любом рабочем,

    Что отставание завода

    Никак не может оправдать...

    Хотел сказать он много очень,

    Хотел он,

    Но не мог сказать!

    Рука,

    Что поднята была,


    Вдруг дрогнула и опустилась,
    Как бы опоры не нашла
    В пространстве... Голова склонилась.

    Да!

    За великое он дело

    Горел!

    Болел он нашим днем.

    И нового я человека

    Увидел зарожденье в нем.

    И зал

    Молчал.

    Все понял зал,

    Хоть человек и не сказал.,.

    И зал во все глаза глядел,

    Как дед твой с кафедры сошел,

    Как молча по рядам прошел,

    Лицо закрыв,

    На место сел.

    Впервые

    Деда твоего

    Я видел тут.

    Лицо его

    Я не запомнил,..

    А потом

    Не мог узнать я, где он есть.

    И лишь сегодня я о нем

    Услышал радостную весть:

    Он на своем заводе вновь,

    Борьбу за знамя он ведет;

    Собрался дружный коллектив,

    Повсюду славится завод.

    Так пусть же голос мой теперь

    Гремит в груди грядущих лет,

    И пусть послание мое

    Несет Грядущему привет!

    1931



    ← назад   ↑ наверх