• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Эрванд Севортян

    Крымско-татарский язык

    § 1. Крымско-татарский язык является родным языком тюркского населения, проживавшего на Крымском полуострове, в настоящее же время в своей основной массе — на территории УзбССР.

    Крымскими татарами, по-татарски кърым татарлары, называло себя татарское население, начиная с предстепной полосы и до побережья Черного моря. Татарское население всей северной, степной части именовало себя ногайскими татарами (ногъай татарлары) или ногайцами (ногъайлар), а татарское население южного берега Крыма иногда обозначалось этнонимом тат.

    Крымско-татарский язык принадлежит к группе кыпчакских языков (кумыкский, крымско-караимский, отдельные диалекты каракалпакского, узбекского языков, средневеково-кыпчакские языки, куманский), в разной степени испытавших на себе воздействие огузских языков, в данном случае преимущественно в области фонетики и отчасти лексики.

    Ядро литературного языка составляют его центральные говоры (орта ёлакъ 'средняя полоса'), уходящие корнями в куманский (половецкий) и близкие ему племенные языки, расположенные на северной причерноморской полосе. На это ядро наслаиваются занесенные позднее и в значительной мере уже ассимилированные говоры южного и юго-восточного побережья Черного моря, а также наиболее поздние по времени своего появления ногайские говоры, подвергшиеся воздействию центральных говоров.

    Старейшие памятники крымско-татарского языка восходят к XVII («О походе Ислям-Гирея на Польшу» Джан-Мухаммеда, 1648 — 1649 гг. ) и XVIII вв.1 («Ассеб-ус-сейяр» 'Семь планет' Сеида Мухаммеда Ризы2, «Эль-муhит-уль-бурхани» 'Океан доказательств'3) и несут на себе влияние османского литературного языка тех веков. В последующее время письменно-литературный язык крымских татар не был однородным. Язык части литературы (прессы, публицистики, учебной литературы)[234] продолжал оставаться под известным влиянием турецкого литературного языка4. Язык другой части, был более однородным, но и он не оставался совершенно свободным от внешних влияний5. Неоднородность татарского литературного языка сохранялась и в первом десятилетии после Октябрьской революции. Однако к середине 30-х годов определились результаты диалектной переориентации литературного языка, и к моменту перехода крымско-татарской письменности на русскую графическую основу уже выявились важнейшие черты нового крымско-татарского литературного языка.

    Систематическое научное изучение крымско-татарского языка начинается лишь в советское время — сначала на кафедре татарского языка и литературы восточного (в дальнейшем татарского) отделения Крымского педагогического института им. М. В. Фрунзе, но особенно интенсивно — в стенах созданного в начале 30-х годов Крымского научно-исследовательского института языка и литературы им. А. С. Пушкина. Из крупных научных мероприятий Института особое значение имели диалектологические экспедиции, проведенные на всей территории Крыма под руководством проф. Н. К. Дмитриева в 1935 — 1936 гг. и давшие весьма ценные результаты.

    До 1928 г. крымско-татарский, как и большинство тюркских языков, пользовался арабским письмом, с 1928 г. — латинизированным, а с 1938 г. — русской графикой.

    Алфавит: а, б, в, г, гъ, д, е, ё, ж, з, и, й, к, къ, л. м, н, нъ, о, п, р, с, т, у, ф, х, ц, ч, дж, ш, щ, ъ, ы, ь, э, ю, я.

    ФОНЕТИКА

    §2. В крымско-татарском языке имеется 8 гласных фонем, различающихся по трем фонетическим признакам: 1) небные: е (в начале слова / слога пишется э), и, ё (то же, что и общетюркск. ө, а также йо), ю (то же, что и общетюркск. у, а в начале слова /слога — йу) и ненебные: а, ы, о, у; 2) губные: о, ё, у, ю и негубные: а, ы, е, и; 3) широкие: а, е, о, е и узкие: ы, и, у, ю.

    КЛАССИФИКАЦИЯ ГЛАСНЫХ

      Негубные Губные
    Широкие Узкие Широкие Узкие
    Передние е и ё ю
    Задние а ы о у

    Фонема ы по произношению близка русскому заударному а или о в словах папа, око, фонемы ё и ю — немецкому ö (Köln) и ü (grün). Фонема и артикуляционно неустойчива и реализуется в двух равноправных вариантах: и полного образования, как в русск. ки́па, и редуцированный г (пишется и), в северных говорах образующий отдель[235]ную фонему (ср. кир 'грязь' и кiр 'входи', сирке 'уксус' и сiрке 'гнида').

    Остальные гласные артикуляционно близки соответствующим гласным русского языка в начальном положении под ударением. Губные передние (ё, ю) сильно депалатализованы в анлауте и первом слоге после начальных губных и заднеязычных смычных б, п, м, к, г, нерегулярно — после дж, графически они передаются через о и у, например: озь (из өз) 'сам', учь (из үч) 'три', боль- (из бөл-) 'делить', муче (из мүче) 'орган', джуръ- (из джүр-) 'ходить'.

    § 3. Согласные состоят из следующих фонем: б, в, е, гъ, д, ж, з, й, к, къ, л, м, н, нъ, п, р, с, т, ф, х, ц, ч, дж, ш, щ. Согласный гъ по артикуляции напоминает южнорусское или украинское г в словах богато и голова. Согласный къ может быть сравнен со звукосочетанием кх в слове Вакх. Согласный нъ артикуляторно близок немецкому ng в слове Angst. Согласный дж произносится слитно и близок английскому j в слове John. Остальные согласные артикуляторно близки соответствующим согласным русского языка в положении между гласными. Согласные ц и щ встречаются лишь в заимствованиях из русского. В южных говорах в речи старшего поколения иногда встречается согласный Н.

    Согласные крымско-татарского языка делятся на группы по следующим различительным парным признакам: 1) глухие к, къ, п, с, т, ф, ч, ш и парные к ним звонкие г, гъ, б, з, д, в, дж, ж; 2) сонорные гъ, й, л, м, н, нъ, р н шумные — все остальные. Дальнейшее деление согласных см. ниже, в таблице.

    КЛАССИФИКАЦИЯ СОГЛАСНЫХ

      Губные Губно-зубные Переднее-язычные Средне-язычные Задне-язычные
    Шумные Смычные Глухие
    Звонкие
    п
    б
    т
    д
        к, къ
    г, нъ
    Щелевые Глухие
    Звонкие
      ф
    в
    с, ш
    з, ж
      х
    Аффрикаты Глухие
    Звонкие
        ч
    дж
       
    Сонорные Смычные (носовые)   м   н    
    Щелевые       л й  
    Дрожащие       р    
    Увулярные           гъ

    § 4. Основные фонетические закономерности в области гласных. Почти все основы и формы слов тюркского, а нередко и иноязычного происхождения, а также большинство аффиксов охватываются законом прогрессивной небной гармонии, под действием которой все гласные в слове уподобляются гласному первого слога и[236] являются либо небными, либо ненебными, например: чегертке 'кузнечик' (гласные небные), толкъунламакъ 'волноваться' (гласные небные). В связи с этим большинство аффиксов имеет небный и ненебный варианты. Вне ее действия остаются отдельные словообразовательные аффиксы существительных (-даш, -мач), прилагательных (-дай), многие старые заимствования из арабского и персидского и новые заимствования из русского языков, а также корни-основы с депалатализованными в и у в начальном слоге и отдельные основы тюркского происхождения, например: боджек (из беджек) 'насекомое', утю (из уту) 'утюг', курек (из күрек) 'лопата', чавке 'галка', чабик 'быстрый' и др.

    В рамках небной гармонии частично действует губная гармония; ее действие распространяется не далее второго слога и лишь на узкие гласные, широкие губные как правило возможны в первом слоге. Обе закономерности объединяются в нёбно-губную гармонию с ведущей небной. В связи с этим число вариантов в некоторых аффиксах увеличивается за счет губных, например: шеэр-ли 'горожанин', но кой-лю 'крестьянин'. Некоторые аффиксы имеют только губной гласный, в связи с чем в слове может оказаться три губных гласных: бойсун-ув 'подчинение'.

    Основные фонетические закономерности в области согласных. По признаку звонкости (в огузских) или глухости (в кыпчакских) начального смычного ~ г, т ~ д) крымскотатарский относится к кыпчакским языкам. По в нем есть и элементы огузских языков, к ним относятся: геми 'корабль', голь 'озеро', гизли 'тайный', динъле- 'слушать-', дёрт 'четыре', дол- 'наполняться' и др. вместо кеме/кема, көл, кизли, тынъла-, тёрт, тол-; наличие начального б (огузск. ) ~ м (кыпч. ): бинъ 'тысяча', боюн 'шея', бурун 'нос', бойнуз 'рога'. К огузским относится также форма глагола ол- 'быть'.

    Слова тюркского корня не имеют начальных р или л. Согласные в конце слов могут быть лишь глухими (за исключением сонорных), в связи с чем в заимствованиях конечные звонкие оглушаются.

    Между соседними согласными действуют различные виды ассимиляций, наиболее последовательной из которых является гармония по глухости-звонкости. Она бывает прогрессивной (чаще) и регрессивной (реже). Под ее действием в аффиксах с начальными смычными почти всегда имеются варианты со звонким и глухим согласными. Первый употребляется после конечных гласных и сонорных, второй — после конечных глухих, например: ода-да 'в комнате', баш-та 'в голове'. Чередование небных — ненебных, губных — негубных гласных, начальных глухих и звонких согласных увеличивает число вариантов некоторых аффиксов до восьми, например в словообразовательном аффиксе отглагольного имени -къын/-кин/-къун/-кюн, -гъын/-гин/-гъун/-гюн и др. Ср. бас-къын 'нападение', кес-кин 'резкий', уч-къун 'искра', ян-гъын 'пожар', сён-гюн 'угасший'. В заимствованиях ассимиляция часто имеет регрессивный характер, например: бахча (перс. ) из багъча 'сад', запт (араб. ) из забт 'захват'. Аффиксы -чыкъ, -чан и некоторые другие не имеют вариантов с начальным звонким.

    Прогрессивная назальная ассимиляция: чобан-нар из чобан-лар 'пастухи', анъна- из анъла- 'понимать'.

    Стечение согласных — обычно двух — при определенных условиях возможно в конце слова, а именно: сонорный + шумный — сырт 'спина', терс 'обратная сторона', силк- 'улизнуть', ашайт 'пища'. При других сочетаниях (в заимствованиях) между согласными возникает разделительный узкий гласный: ср. сыныф (араб. ) из сынф 'класс', сабыр (араб. ) из сабр 'терпение', а также разговорные или диалектные декабир 'декабрь', лозунук 'лозунг'. Внутри слова возможны любые сочетания соседних согласных в смежных слогах; стечение трех согласных возможно, если первые два из них образуют указанные выше сочетания конца слов,[237] а третий находится в начале соседнего слога: къурт-къа 'ведьма', арслан 'лев'. Этимологическое стечение согласных в начале слов невозможно. заимствованиях же между или перед начальными согласными возникает гласный (чаще всего узкий) или происходит метатеза с сужением гласного (последнее наблюдается в диалектах): ысправка, биригада/биргада, пирсидател; старые заимствования — ыстакан, устол.

    В результате влияния гласных на согласные и наоборот происходит: 1) озвончение глухих смычных и аффрикаты ч между гласными: 2) пала-тализация согласных рядом с небными гласными и 3) выбор небного-ненёбного варианта аффикса в зависимости от конечного согласного основы. В озвончении глухих согласных и аффрикаты ч следует разли-чать: древнейшее озвончение конечного смычного в односложных именах под влиянием предшествовавшего этимологически долгого гласного; озвончение к, къ конца неодносложной именной основы; восстановление звонкости конечных согласных в заимствованиях. Ограничение озвончения рамками имени типично для огузских языков в отличие от кыпчакских и особенно сибирских языков, где оно имеет тенденцию распро-страняться также на глагольные формы и даже глухие геминаты. По этому признаку крымско-татарский, за исключением его северных гово-ров, близок к огузским языкам.

    К древнейшему озвончению при словоизменении относятся: ат (< * а: т) — ад-ы 'его имя'; уч (< * у: ч)удж-у 'его конец', къап (< * къа: п)къаб-ы 'его сосуд'6. Регулярное озвончение конечных к, къ и менее регулярное — конечных т, ч в неодносложных основах является разви-вющимся процессом; ср. къапакъкъапагъ-ы 'его крышка', огютогюд-и 'его наставление', агъачагъадж-ы 'его дерево', списоксписог-и 'его список', ударникударниг-и и т. п.

    В заимствованиях при словоизменении восстанавливается утрачен-ная звонкость: шарап (араб. ) — шараб-ы 'его вино', барут (араб. ) — баруд-ы 'его порох', борч (согд. ) — бордж-у 'его долг' и др., а этимологически глухие т, ч, п — сохраняются: сакъат 'увечный' — сакъат-ы, топ — топ-у 'его мяч' и т. п.

    Присоединяя сюда ранее сказанное о небно-губном сингармонизме гласных, можно заключить, что небный сингармонизм распространяется весь слог и слово. Поэтому, в частности, согласные к, г сочетаются (небными (кейик 'дичь', геми 'корабль'), къ, еъ с ненебными гласными (къат 'слой', богъаз 'горло'). Сингармонизм не распространяется на заимствованные основы. В арабо-персидских заимствованиях отдельные согласные в крымско-татарском произносятся палатализованно, почему и аффиксальный глас-ный бывает небным: ср. бааръ (перс. ) — бааръ-де 'весной', вакъыт (араб. ) — вакъыт-те 'во времени', къанаат (араб. ) — къанаат-лен- 'удовлетво-ряться'; с этимологически палатализованным л: суалъ (араб. ) — суаллер 'вопросы', вертикальвертикал-лер; с непалатализованным конеч-ным согласным: тарих-ы 'его история', зевк-лы 'радостный', муит-ы 'его среда'.

    Редукция и элизия гласных наблюдаются больше в отношении узких в двусложных именах, когда при изменении узкий гласный второго слога оказывается в открытом предударном слоге в окружении сонорных (проточного, изредка смычного и проточного): бурунбуруну 'его нос' > бурну, кокюскоксю 'его грудь'. Это же правило действует в заимствованиях со вставочным узким гласным: илимилъми 'его[238] наука', акисакси 'его эхо'7. Редукция предударного гласного наблюдается и без перестройки слоговой структуры слова: ср. литер, васта (араб. ) из васыта 'средство', отуршув из отурушув 'заседание', яшна-из яшына- 'сверкать' (о молнии) и др. Характерной для всех диалектов является элизия узкого глаcного в начале или внутри слога: (и)ляч 'лекарство', (И)смаил 'Исмаил', (и)ште 'вот', (у)ста 'мастер', (у)ражай, к(и)рерим 'я войду', бргада, ш(и)шеси 'его бутылка' и т. п.

    Из стяжений можно отметить: алкет-/апкет- (из алыпкет-) 'уносить', Апселям (из араб. Абд-улъ-Селям), Апкерим (из араб. Абд-улъ-Керим). Метатезы: эчки (из кечи) 'коза', юкъу (из уйкъу) 'сон'.

    § 5. Фонетическая структура слога и слова. Односложные корни: 1) Г8 (о, 'он'); 2) Г + С (ал- 'брать'); 3) С + Г (бу 'этот'); 4) Г + + Соп. + См. / Прот. (ант 'клятва'); Г + Прот. + См. (аст. 'низ'); 5) С + Г + + Сон. + См. / Прот. (къарт 'старый', тарс — звукоподражание грохоту); 6) С + Г + С (къаш 'бровь'); С + С + Г — вторичного происхождения (Смаил, кре/рим см. выше).

    Словесное ударение. В отдельном слове гласный последнего слога произносится с большой силой. Гласные пред- и заударных слогов наиболее слабые. В многосложных словах гласный начального слога полнозвучнее других неударенных гласных, например: араба 'телега', йигирми 'двадцать', но б'реви 'некто', где широкий предударный полнозвучнее узкого гласного начального слога. В заимствованиях сохраняется исходное ударение: партия, уда́рник; араб, за́тен 'на деле', а́сла 'по существу', да́има 'постоянно' и др.; в местоимениях мы́на 'вот', а́на 'вон' и др. Безударны: аффиксы сказуемости — 'джа, -'дай, частицы — 'чы, 'да и др.; после безударного аффикса глагольного отрицания -ма-/-же- следующие слоги также безударны.

    Ударение может играть грамматическую роль: 1) наречия те́миз 'совсем' из теми́з 'чистый', ялынъыз 'лишь' из ялынъыз 'один', янъы 'только что' из янъы 'новый'; 2) другие части речи — аркъадашым 'мой товарищ' и аркъадашым 'я — товарищ'; менде́ 'во мне' и ме́н де 'я также'; береджеги́м 'то, что я должен отдать' и бередже́гим 'я отдам'; алма 'яблоко' и алма 'не бери' и др.

    МОРФОЛОГИЯ

    В крымско-татарском языке имеется 11 частей речи.

    § 6. Существительные имеют грамматические категории числа, падежа, принадлежности и предикативности.

    Категория числа выражается аффиксом -лар/-лер и означает множественность и совокупность: эв-лер 'дома', дуйгъулар 'чувства'. Именные основы без -лар обозначают отдельный предмет и весь его класс, а также парные органы: айван 'животное', 'животные вообще', козь 'глаз', 'глаза'. При названиях неисчислимых предметов и явлений -лар означает их обилие: къар-лар 'снега', ягъмур-лар 'дожди'. При собственных именах лиц -лар означает их окружение: Асан-лар 'Асан и его окружение' (семья или друзья), иногда со вставкой -а-: Илъяс-а-лар 'Ильяс и его окружение'.

    Категория падежа охватывает собой шесть форм, присоединяемых к чистой основе или к основе с аффиксами принадлежности и множественного числа.[239]

      Аффиксы Примеры
    Осн. таш 'камень', тёпе 'вершина'
    Род. -нынъ/-нинъ таш-нынъ, тёпе-нинъ
    Дат. -напр. -къа/-ке, -гъа/-ге таш-къа, тёпе-ге
    Вин. -ны/-ни таш-ны, тёпе-ни
    Местн. -да/-де, -та/-те таш-та, тёпе-де
    Исх. -дан/-ден, -тан/-тен таш-тан, тёпе-ден

    По этому же образцу склоняются существительные во множественном числе и инфинитив, дательно-направительный падеж которого, однако, будет -магъа (а не -макъкъа) и -меге (а не -мекке), например алмагъа 'чтобы взять'.

    Категория грамматической принадлежности лиц имеет следующие аффиксы, присоединяемые к чистой основе или к основе с аффиксом множественного числа.

    Ед. число Мн. число
    При основах с конечными гласными
    1 л. -м (ода-м 'моя комната') -мыз/-миз (ода-мыз)
    2 л. -нъ (ода-нъ) -нъыз/-нъиз (ода-нъыз)
    3 л. -сы/-си (ода-сы) -сы/-си, -лары/-лери (ода-сы/ода-лары 'их комната', 'их комнаты', 'его комнаты')
    При основах с конечными согласными
    1 л. -ым/-им (аш-ым 'мой обед') -ымыз/-имиз (аш-ымыз)
    2 л. -ынъ/-инъ (аш-ынъ) -ынъыз/-инъиз (аш-ынъыз)
    3 л. -ы/-и (аш-ы) -ы/-и, -лары/-лери (аш-ы, аш-лары 'их обед', 'их обеды', 'его обеды')

    Существительные в форме принадлежности часто сопровождаются родительным падежом соответствующего личного местоимения, при наличии которого аффиксы принадлежности 1-го и 2-го лица могут опускаться: коюнъиз или сизинъ кой 'ваша деревня'.

    Названия органов тела и родственников употребляются с показателями принадлежности: ана-сы 'его (ее) мать', агъзым 'мой рот'. При обращении к родным аффикс принадлежности может опускаться: баба! 'отец!'.

    В южных говорах употребительно множественное число от посессивной формы: баба-м-лар 'мои родители' (с ближайшей родней отца), с наращением -а-: къардаш-ынъ-а-лар 'твои братья' (со своим окружением). Склонение посессивных форм происходит по уже указанной схеме за исключением дательно-направительного падежа, имеющего в 1-м и 2-м лице аффикс -а/-е (баба-м-а 'моему отцу', фикир-лер-инъ-е 'твоим мыслям'), в 3-м лице единственного числа перед ним появляется -и- (бабасы-н-а, баба-сы-н-да, баба-сы-н-дан). Винительный падеж формы принадлежности 3-го лица чаще употребляется в усеченной форме: баба-сы-н 'его отца'.

    Категория сказуемости является показателем предикативности именных частей речи. Ее парадигма приводится в разделе глагола.

    Словообразование. Существительные имеют следующие продуктивные словообразовательные аффиксы:

    1) образующие существительные от именных основ:

    -лыкъ/... — со значением названия местности, изобилующей чем-либо — агъач-лыкъ 'роща', 'древонасаждения' от агъач 'дерево'; хранилища от названий предметов хранения — туз-лукъ 'солонка' от туз[240] 'соль'; назначения — агыз-лыкъ 'удила' от агъыз 'рот', 'пасть'; занятия, обязанности, состояния от названий носителей этих качеств — оджа-лыкъ 'занятие, профессия учителя' от оджа 'учитель'.

    -лы/... — со значением названия жителя от географических названий: кой-лю 'крестьянин' от кой 'деревня', ялта-лы 'ялтинец';

    -джы/-чы/... — для обозначения названия деятеля по предмету деятельности, склонности и т. п. — одун-джы 'дровосек';

    -чык/... — с уменьшительно-ласкательным значением — одун-чык 'поленце' от одун 'дрова';

    2) образующие существительные от глагольных основ:

    -(й)иджы/-(й)иджи — с тем же значением, что и -джы/-чы, — сатыджы 'продавец' от сат- 'продавать';

    -(а)мамазлыкъ/-(е)мемезлик — со значением отрицательного названия действия — тюкенмемезлик 'неисчерпаемость' от тюкен- 'исчерпаться', анълаш-ама-мазлык 'взаимонепонимание' от анълаш- 'понимать друг друга'.

    Непродуктивные аффиксы. От именных основ: -даш — со значением лица по признаку соучастии, сопринадлежности — сой-даш 'родственник' от сой 'род'; уменьшительный аффикс -акъ/-екёл-акъ 'полоса' от ёл- 'путь' и др. От глагольных основ: -къ/-ыкъ/..., -ы/-и..., къы/ -гъы/..., -къан/-гъан..., -къыч..., -ын..., -т... и др. — со значением предмета, орудия, результата, места, названия, носителя действия, например: ора-къ 'коса' от ора- 'косить', къур-гъан 'курган' от къур- 'строить', акъ-ып 'течение' от акъ- 'течь', кеч-ит 'проход' от кеч- 'проходить'.

    Аналитические существительные состоят из: 1) парных сочетаний, члены которых могут находиться в синонимических или антонимических отношениях: чанак-чёлмек (< чёмлек) 'посуда' (букв. 'миска-посудипа'); 2) фразеологизмов: балкъурт 'пчела' (букв. 'медовый червь'), акъбардак 'подснежник', 'белая лилия' (букв. 'белая чаша').

    Окказиональная субстантивность. Все несуб-стантивные части речи могут быть использованы вместо существительных и принимать грамматические категории существительных.

    § 7. Имя прилагательное отличается от существительного: 1) аффиксами — -джа/-дже, -ча/-че, обозначающим неполноту признака —

    аджджыджа 'довольно горький'; -джаракъ/-джерек аджджы-джаракъ 'немного горький'; -ылтым (в 4-х вариантах), обозначающим цвета — ког-юльтим 'голубоватый'; 2) выражениями «интенсива» со значением полноты признака, образующимися повторением в начале прилагательного его первого слога с изменением конечного согласного: ап-айдын 'совершенно явный, ясный', тим-тик 'совершенно вертикальный'. Выражение избытка качества передается с помощью усилительного наречия пек 'очень' и прилагательных чокъ 'очень' (< 'много'), яман (букв, 'скверный') 'очень' или их сочетаний: пек (или чокъ//яман) буюк 'очень, ужасно большой' (о степенях сравнения и производных формах см. в раздело о дополнительных словосочетаниях).

    Словообразование. Продуктивные аффиксы: 1) от именных основ:

    -лыкъ... — со значением 'рассчитанный на/в': кузъ-люк 'рассчитанный на осень', беш саатлыкъ иш 'работа на пять часов';

    -лы... — образует от существительных и словосочетаний производные со значением 'обладающий', 'заключающий в себе', 'состоящий из': например, дым-лы 'влажный' от дым 'влага', юксек селъби, кипарисли (шенъ аллеялар) '(веселые аллеи) с высокими тополями и кипарисами' от юксек селъби, кипарис 'высокие тополя и кипарисы';

    -лы... -лы — со значением совокупности: баба-лы огъул-лы (эки койлю) '(двое крестьян) отец и сын';[241]

    -сыз... — с привативным значением: сессиз 'без голоса', 'безголосый' от сес 'голос';

    -чыкъ... — со значением расположения, симпатии: къыскъа-чыкъ 'коротенький' от къыскъа 'короткий'; кучю(к)-чик (конечный -к, -къ основы перед данным аффиксом выпадает) 'малюсенький' от кучюк 'малый', 'маленький';

    2) от глагольных основ: -(й)ыджы/-(й)иджи/-(й)уджы/-юджи — со значением свойства, способности: бог-уджы 'удушливый' от богъ- 'душить'.

    Непродуктивные аффиксы: а) от именных основ — -ки/-къы (со значением времени и пространства): дюн-ки 'вчерашний' от дюн 'вчера', тыш-къы 'наружный' от тыш 'наружная сторона'; б) от именных (глагольных) основ — -чан/-чен (со значением свойства): ашыкъ-чан 'торопливый' от ашыкъ- 'торопиться', яшав-чан 'живучий' от яшав 'жизнь'; в) от глагольных основ — -чакъ/-чек (со значением свойства, способности, склонности): макътанчакъ 'хвастливый' от макътан- 'хвастать'; -(а)вукъ, -къ, -к, -акъ, -ек..., -ы..., -къакъ, -гъакъ..., -чыкъ..., -къыр/-кир, -гъыр/-гир, -къын/-кин, -гъын/-гин и др. (со значением аффикса -чакъ, а также признака состояния), например: янъгъыр-авукъ 'звонкий', сез-гир 'чувствительный', отъкюр 'звонкий'.

    Из аналитических словообразовательных форм прилагательных можно отметить редупликации, выражающие множественность признака, его градации и избыток, например: къара-къара (булутлар) 'черные (тучи)' (много черных туч или много туч разных оттенков темного цвета) от къара 'черный'.

    Синонимические и антонимические парные сочетания: янъы-эски 'и новые и старые', къарлы-бузлу (тёпелер) '(вершины), покрытые снегом и льдом'.

    Фразеологизмы: ачкозь 'жадный' (букв. 'голодные глаза'), ялынаякъ 'босой' (букв. 'голые ноги').

    К словоизменительно-словообразовательным формантам относятся -нынъки, -даки, -дай (без фонетических вариантов). В отличие от словообразовательных аффиксов они могут применяться к местоимениям, любым существительным и их посессивным формам. Аффикс -нынъки обозначает предмет, уже названный в речи, по его принадлежности другому лицу, например: Бизим эв(имиз)де коп халкъ отура, сизин-ки-н-де (-ки принимает -н- перед падежами) де аз дегилъ 'В нашем доме живет много народу, и в вашем (доме) — не мало'. Аффикс -даки означает признак местонахождения предмета: эв(-им, -инъ, -имиз и т. д. ) деки (шараит) '(мои, твои, наши и т. д. ) домашние (условия)'. Аффикс -дай выражает признак по сходству, например: баба(-м, -нъ, -сы и т. д. )дай 'как (мой, твой, его и т. д. ) отец', бирдай 'как один'.

    § 8. Имя числительное. Количественные: бир 'один', эки 'два', учъ 'три', дёрт 'четыре', беги 'пять', алты 'шесть', еди 'семь', секиз 'восемь', докъуз 'девять', он 'десять', он бир 'одиннадцать', он эки 'двенадцать' и т. п., йигирми 'двадцать', отуз 'тридцать', къыркъ 'сорок', элли 'пятьдесят', алтмыш 'шестьдесят', етмиш 'семьдесят', сексен 'восемьдесят', доксъан 'девяносто', юзь 'сто', беш юзь 'пятьсот' и т. п., бинъ 'тысяча', эки бинъ 'две тысячи' и т. п. Числительное бир особо употребляется для обозначения неопределенности: бир къарт 'какой-то старик', а после определения — для его логического выделения: къарт бир адам 'старый человек'. Есть и другие случаи употребления бир: бир айттым, эки айттым 'я ему сказал раз, сказал два'; бир-эки сёйлешмек 'немного поговорить с кем-нибудь'.

    Количественные числительные могут склоняться, принимать аффиксы принадлежности, приобретая совокупное или партитивное значение: эки-си 'двое из них', 'они двое', субстантивироваться: он-лар 'десятки'.[242]

    Аффикс -ларджа/лердже образует разрядное числительное от названий разрядов: он-ларджа (дефа) 'десятки (раз)', бинъ-лердже (сейир-джи) 'тысячи (зрителей)'; от названий единиц времени: саат-лердже 'часами', асыр-ларджа 'веками'. При субстантивации производные на -ларджа заменяются аналитическими выражениями с чокъ: чокъ бинълер 'многие тысячи'.

    Дробные числительные состоят из знаменателя (стоящего в местном падеже) и числителя (в основном падеже) — беш-те учъ 'три пятых'. Половина чего-либо обозначается словом ярымярым саат 'полчаса'; в приближенном значении — яры (в функции определяемого): берекетнинъ ярысы 'половина урожая', в переносном значении — яры (в функции определения): яры олю 'полумертвый'. При целых числах 'половина' передается словом бучукъ: дёрт бучук 'четыре и одна вторая'.

    Порядковые числительные образуются от количественных с помощью аффикса -(ы/у)нджы, -(и/ю)нджи, присоединяемого к последнему компоненту числа: эки юзь он алты-нджы 'двести шестнадцатый', а также ильк-инджи 'первый', сонъ-унджы 'последний' (по времени), ортанджы 'средний (по возрасту среди детей)', къач-ынджы? 'который?' (по счету).

    Разделительные числительные образуются от количественных аффиксом -ар/-ер при основах с конечным согласным и -шар/-шер при основах с конечным гласным: бар-ер 'по одному', алты-шар 'по шести', а также ярым-шар 'по половине'. В сложных числительных аффикс принимает последнее число: учъ юзь къыркъ еди-шер 'по триста сорок семь', при целых разрядах — название числа разрядов: дёрдер юзь 'по четыреста'; при целом числе с половиной — само число: эки юзъ он бешер бучук 'по двести пятнадцать с половиной'. Аналитическая форма: беш-беш 'по пяти', юзь-юзь 'по сто'.

    Совокупные числительные образуются от количественных аффиксом -ав/-ев: эк(и)-ев 'двое', уч-ев 'трое' и т. д. — практически до шести-семи и употребляются преимущественно с аффиксами принадлежности: учеви 'они втроем' 'трое из них'.

    Счетные единицы («нуморативные слова») употребляются в функции названий мер: элли баш къоюн 'пятьдесят голов овец', эки сюрю сыгъыр 'два стада коров'. Неопределенное множество исчисляемых единиц передается в форме редупликации: десте десте гуль 'букеты роз'.

    § 9. Местоимение. Личные: мен 'я', сен 'ты', о 'он', биз 'мы', сиз 'вы', олар 'они'. Местоимения 1-го и 2-го лица множественного числа имеют также формы биз-лер и сиз-лер для обозначения расчлененного множества, а во 2-м лице — и для вежливо-почтительного обращения.

    Склонение личных местоимений происходит по общей схеме существительных. Исключение составляют местоимения 1-го лица в родительном падеже (меним, бизим) и 1-го, 2-го, 3-го лица единственного числа в дательном падеже (1 л. манъа, 2 л. санъа, 3 л. онъа).

    Возвратное местоимение озъ 'сам', в определительной функции соответствующий русским 'сам', 'собственный' — (озъ) элимнен 'своей (собственной) рукой', — употребляется с аффиксами принадлежности и склоняется: осн. над. оз-юм 'я сам', род. над. оз-юм-нинъ, дат. -напр. пад. оз-юм-е и т. п. Субстантивные формы на -ки от родительного падежа: оз-юм-нинъ-ки, оз-юнъ-нинъ-ки и т. п.

    Указательные местоимения: бу 'этот', 'то' (о чем уже говорилось); шу 'тот' (немного подальше), 'то' (о чем пойдет речь); о 'тот' (еще дальше, подчас неизвестный)', 'то' (что произошло до момента речи): Не ичюн ишини ташлап кеттин?Санъа оны ким айтты? 'Ты почему бросил работу и ушел? — Кто тебе о том сказал?' Бу и шу семантически близки. Ср. бу вея шу 'то(т) или другое(й)', а при указании на ближайший момент или событие местоимение шу предпочтительнее бу, например: шу[243] дакъкъа(сы) 'сию минуту'. Вообще же для данного момента употребительно бу: бу йыл 'в этом году'.

    Схема склонения: бу, бу-нынъ, бу-нъа, бу-ны, бу-н-да, бу-н-дан; аналогично этому склонение -шу и о; мн. ч. — бу-н-лар, шу-н-лар, о-лар.

    К указательным местоимениям относятся также мын-а 'вот', ан-а 'вон' и производные — мына бу (и реже буна бу), ана шу 'вот этот', ана о 'вон тот', стяженные формы — мынавы ( < мына бу) и анавы, анав (< ана бу) в тех же значениях.

    Атрибутивные указательные местоимения: бойле, шойле 'такой', ойле 'такой' (более отдаленный, или неизвестный, или такой, о котором была речь раньше), бойле-шойле 'такой-сякой', 'так-сяк'.

    Производные: бойле-дже, ойле-дже, бойлеликнен 'таким образом'.

    Определительные местоимения: эп 'всё', алай, бутюн, джюмле (устар. ) 'весь (вся, всё)', эр 'каждый', эр бир 'всякий', 'любой'. Местоимение эп принимает аффиксы принадлежности во множественном числе и склоняется: эпи-миз 'все мы', эпи-нъиз, эпи-си 'все', 'всё', 'все они'. Эписи употребляется субстантивно и атрибутивно: эписи сенинъ киби 'все как ты' и эписи балалар 'все дети'. Форма эп употребляется в обстоятельственной функции: о эп инълей 'он все стонет'. Остальные определительные местоимения могут принимать посессивные аффиксы и склоняться.

    Неопределенные местоимения: а) субстантивные — бири(си), би-рев(и) (разг. биревси) 'некто', 'кто-то'; бир кимсе 'кто-либо'; кимдир 'кто-то', недир 'что-то'. Все эти формы склоняются с аффиксами принадлежности и без них: бир кимсе-м 'кто-либо у меня', бир кимсе-нъ 'кто-либо у тебя' и т. п.; кимдир, кимнинъдир, кимгедир, кимимиздир 'кто-то из нас' и т. д., аналогично и недир; б) атрибутивные: базы 'некоторый', на-сылдыр/недайдыр 'какой-то', 'как-то'; субстантивация базы: базы-мыз 'некоторые из нас', базы-лары 'некоторые из них', 'некоторые'. Неопределенно-разделительные: кими... кимиси 'кто... кто', бири... бири... 'один... другой'.

    Отрицательные местоимения: ич 'ничто', ич кимсе//ич бириси//ич бир кимсе 'никто', ич бир шей 'ничто', словоизменение происходит по схеме бири/бир кимсе.

    Вопросительные местоимения: ким 'кто', не 'что', насыл, недай 'какой', анги, къайсы 'какой', 'который' (в пространстве или в однородном ряду); къач 'сколько', къачынджы 'который по счету', къачар 'по скольку'. Местоимения ким, не, анги, къайсы и къачынджы могут склоняться, принимать аффиксы принадлежности: ким-им? 'кто у меня?', ким-и?, ким-и-си? 'кто у него?', не-си? 'что у него?' и т. п.; анги-миз/къайсы-мыз? 'который из нас?', аналогично в остальных лицах. Схема склонения: анги(-нинъ, -не), къайсы(-нынъ, -на) и т. п., ангимиз(-нинъ, -е, -ни, -де, -ден), къайсымыз(-нынъ, -а, -ны, -да, -дан).

    В роли относительных местоимений выступают те же вопросительные местоимения, но с относительным значением: ким олса олсын 'кто бы ни был'. Местоимение не имеет еще значение меры признака: не тазе от 'какая свежая трава'.



    (продолжение)
    Эрванд Севортян
    .
  • Эрванд Севортян:
  • Крымско-татарский язык




  • ← назад   ↑ наверх