• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Андрей Владимирович Рощектаев

    Родился в Казани в 1976 году в семье известного казанского поэта Владимира Рощектаева. Окончил исторический факультет и аспирантуру Казанского университета. Кандидат исторических наук, член Союза российских писателей. Работает историком и экскурсоводом при Казанской епархии.

    Автор ряда монографий и статей по истории православных монастырей и храмов, а также нескольких художественных произведений, лучшим из которых сам считает повесть "Рай и ад". Все опубликованные книги изданы в Казани: "Последняя зима" (2000), "Рай и ад" (2001, второе издание - 2004), "История Свято-Успенского Зилантова монастыря Казани" (2004), "Путеводитель по святым обителям Казанской епархии" (2006), "По святым местам Поволжья" (2007), "Великие церкви малых городов" (2008), "В гости к святым" (2008). Эти и другие книги можно найти также в Интернете, в проекте "Самиздат":

    http://zhurnal.lib.ru/r/roshektaew_a_w/indexdate.shtml

    Любимое чтение - Достоевский, Шмелев, Гоголь, Толкиен, Сент-Экзюпери, православная духовная литература.

    Андрей Рощектаев

    ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО СВЯТЫНЯМ КАЗАНСКОЙ ЕПАРХИИ. ЧАСТЬ 1: КРЕМЛЬ



    ОГЛАВЛЕНИЕ

    I. город Казань
    1.Кремль

    Благовещенский собор
    Спасская башня
    Бывший Спасский монастырь и его основатель свт. Варсонофий
    Бывший Троице-Сергиев монастырь
    Церковь сошествия Святого духа
    2. Монастыри

    Казанский Богородицкий монастырь
    Зилантов Успенский монастырь
    Иоанно-Предтеченский монастырь
    Кизический Введенский монастырь
    Бывший Воскресенский Новоиерусалимский монастырь
    Казанское подворье Раифского монастыря

    3. Действующие старинные храмы

    Петропавловский собор
    Никольский собор
    Богоявленский собор
    Церковь Ярославских Чудотворцев
    Церковь Параскевы Пятницы
    Евдокиинская церковь
    Тихвинская церковь (кряшенский приход)
    Варваринская церковь
    Церковь Казанской иконы Божией Матери в Царицыно
    Тихвинская церковь в Вознесенском
    Борисоглебская церковь
    Церковь Николы в Красной Горке

    4. Храмы современной постройки
    Церковь прав. Иоанна Кронштадтского при семинарии
    Церковь Рождества Христова
    Церковь преп. Серафима Саровского и иконы Божией Матери "Умиление"
    Церковь преп. Сергия Радонежского
    Новые приходы в Савиново, Дербышках и на Сухой Реке

    5. Величайшие утраченные храмы казани

    II. Самые почитаемые святыни епархии за пределами казани

    1. Монастыри

    Раифская Богородицкая пустынь
    Седмиозерная Богородицкая пустынь
    Свияжский Успенский Богородицкий монастырь
    Свияжский Иоанно-Предтеченский монастырь
    Свято-Вознесенский Макарьевский мужской монастырь
    Казанский Богородицкий монастырь в Елабуге

    2.Сохранившиеся соборы бывших уездных городов

    Елабуга
    Тетюши
    Лаишево
    Чистополь

    3. самые почитаемые храмы и святые источники сельской местности

    Булгар
    Билярск
    Большие Кабаны
    Аркатово
    Урсала

    Раздел 1

    Кремль



    Кремль... Колыбель почти любого древнего города. Единый ковчег, в который собраны его самые первые по времени и обычно самые почитаемые храмы и монастыри. Сразу вспоминаются многие примеры по России. Великая соборная площадь Московского Кремля; София Новгородская на холме над Волховом, в камне стен; Успенский собор стольного града Владимира - тоже в самом центре его несохранившейся крепости. Много примеров... И каждому паломнику, прибывающему в наш город, лучше всего начать посещение Казани именно с кремля.
    Без того, что состоялось 2 октября 1552 года на этом древнем городском холме, не было бы никаких других православных монастырей и храмов на нашей земле. Не о чем было бы сейчас писать эту книгу.

    Благовещенский собор



    Сердце Казани - Благовещенский собор. Первое, что было построено в камне после покорения города и края Иваном Грозным. Начало с большой буквы. Можно сказать, что здесь родилась сама Казанская епархия и здесь было главное средоточие ее жизни все века вплоть до революции.

    а) Освящение собора. Его основатель - свт. Гурий


    История Благовещенского собора - это история самой Казани начиная с 1552 года. На второй день после взятия города Иваном Грозным, храм во имя Благовещения Пресвятой Богородицы был построен в дереве - близ бывшего ханского дворца, где шел особенно жестокий бой. 3 года спустя открылась Казанская епархия, и святителем Гурием, прибывшим в город, сразу же был заложен каменный собор вместо деревянного. Эпопея каменного строительства продолжалась семь лет (1555 - 1562 гг.), что довольно естественно для такого огромного по тем временам храма, и завершилась торжественным освящением 15 августа 1562 г.
    Совершенно необычно - совершенно нехарактерно для древних традиций! - что собор назвали не в честь того торжества, когда совершалось освящение: не во имя Успения Пресвятой Богородицы, чего естественно было бы ожидать, а во славу другого величайшего праздника - Благовещения. В больших городах России на тот момент еще не было Благовещенских кафедральных соборов: в основном главные храмы освящались обычно как Успенские, Троицкие или Спасские (а в Киеве, Новгороде и Вологде - Софийские). И только в новоприобретенной Казани, что очень символично, на первый план вышел сюжет Благой Вести - вести, принесенной Архангелом Гавриилом Пресвятой Деве: "...и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус" (Лк. 1: 31).
    Словно и сейчас Спаситель пришел впервые... пришел на эту только что присоединенную к православной России землю. "Днесь спасения нашего главизна... [т.е. начало]", - как поется в тропаре праздника Благовещения Пресвятой Богородицы.
    Итак, закладка Благовещенского собора - это начало архиерейского служения первосвятителя Гурия, а освящение - предпоследний год этого служения. Почти все строительство прошло под сенью имени великого святого. Ныне и присно Благовещенский собор связан с его памятью. Закладка, освящение, подвижничество (подземная келья св. Гурия, где он молился днями и ночами, была обнаружена под собором во время одной из реставраций XIX века) - все это обеспечило нерушимую связь. И окончательным скреплением ее в памяти многих поколений стал перенос мощей свт. Гурия в собор в 1630 г.: с тех пор почти три века они в нем пребывали как главная святыня. Пока собор не был разграблен после революции.
    Так будем же и мы помнить эту историческую связь - и скажем в первой главе несколько слов об основателе собора свт. Гурии Казанском Чудотворце.

    Трудно в нескольких словах пересказать житие такого великого святого, как Гурий Казанский. Редко кому в истории Церкви выпадает такая по сути равноапостольная миссия - просвещение светом Христовым целого огромного края. Или даже "царства", как тогда называли. Лишь несколько святых с подобной миссией наберется за всю тысячелетнюю историю Русской Православной Церкви.
    Символично место рождения будущего подвижника. Он явился на свет Божий в Радонеже - так получилось, что в этом маленьком городке воссияли для России два великих святых (преподобный Сергий родился в Ростове, но в 16 лет с семьей переехал сюда). Недаром слово "Радонеж", возникшее, вероятно, от праздника Радуницы, - созвучно слову "Радость". Символично и то, что рождением этого святителя (1500 г.) открывается XVI век, совершенно особый для России.
    Григорий (таково было мирское имя будущего святителя) происходил из рода мелкопоместных и небогатых служилых людей Руготиных.
    Будучи на службе у князя Пенькова, юноша Григорий был оклеветан из зависти другими слугами и брошен в темницу, в подземный сруб, где и пребывал два года. Там он "научился посту и безмолвию", как сам потом признавался. Мы же можем заметить, что, по воле Божией, все три святителя Казанских XVI века - Гурий, Варсонофий и Герман, - в разное время испытали неволю и заточение. Св. Варсонофий три года провел в Крымском плену. Св. Герман после отказа занять московскую митрополичью кафедру последние два года жизни (1566 - 1568) провел, как бы мы сказали сейчас, "под домашним арестом" и сподобился мученической кончины. А чуть позже их достойный преемник патриарх Гермоген был заточен поляками в темницу и заморен там голодом (Љ1612 г).
    Преодолением страшных испытаний платили великие святители за свою миссию! "Ничто не дается зря..."
    Разными делами могут заниматься узники в одиночном заключении. Юноша Григорий, помимо непрестанных молитв... писал азбуки для детей. Бумага и чернила - единственное, в чем ему не отказывали его сторожа. Эта работа в заточении - прообраз будущей великой просветительской деятельности, но тогда об этом, конечно, никто не знал.
    Освобождение Григория Руготина было, видимо, первым исключительным чудом в его жизни. Оно напоминает удивительное освобождение Ангелом апостола Петра из темницы (Деян., 12). Воссиял свет, и дверь "узилища" вдруг сама отворилась.
    Два года заключения закончились. Никем не замеченный, освобожденный Богом узник ушел из имения князя Пенькова - ушел сразу в Иосифо-Волоколамский монастырь. В миру после своего заключения он провел лишь те несколько дней, что занял путь. Вместе с ним все время была икона Божией Матери, по молитвам пред которой, видимо, и состоялось освобождение.
    В житии не говорится, сколько времени подвизался будущий святитель послушником и монахом, но в 1543 г. он стал настоятелем Волоколамского монастыря - самым знаменитым настоятелем в его истории после самого основателя, преп. Иосифа.
    И опять прослеживается удивительная цепь преемственности от святого Сергия - все нити русской духовной истории явно или скрыто сходятся к нему. Священноинок Никита, подвизавшийся под Боровском, был учеником Сергия Радонежского. Преподобный Пафнутий Боровский стал, в свою очередь, учеником Никиты. Преп. Иосиф Волоцкий - послушником преп. Пафнутия. Из монастыря же св. Иосифа вышли и св. Гурий и св. Герман Казанские Чудотворцы.
    Недаром в Преображенском соборе Казанского кремля, где на время упокоился св. Гурий, в куполе была фреска: преп. Сергий Радонежский, указывая на Казань, благословляет ее первосвятителей на великую миссию.
    Архипастырская миссия св. Гурия началась в 1555 г., с учреждения Казанской епархии, и продолжалась до самого конца его земной жизни, до 1563 г.
    В предпоследний год этой жизни великий архипастырь и освятил Благовещенский кафедральный собор.
    Уже тяжко больной, в крошечной келье под ним св. Гурий дни и ночи молился Богу, показав пример необычайного для своего сана аскетизма. Словно сейчас вновь вернулись дни его молодости - того тяжкого заточения, в котором его впервые осиял Божий Свет. Только теперь затворничество под землей было добровольным. Святитель готовился к переходу в мир иной. "Душевные силы, - говорил он, - увеличиваются по мере того, как уменьшается удовлетворение плоти... Все настоящее время есть время трудов. Вознаграждение получается в жизни будущей".
    И в жизни будущей он получил великую награду. Сейчас почти в любом сборнике молитв разным святым обязательно есть и молитва св. Гурию Казанскому Чудотворцу: от хронической головной боли и других болезней, о помощи Божией в учении и др. Такое дерзновение пред Богом обрел Его великий угодник, что ему так часто молится вся Россия, весь православный народ... А для нашей епархии он - особый Светильник Православия: навеки первый, - и по времени, и по значению.
    Господь сподобил св. Гурия скончаться (причем, в великой схиме, принятой им 2 декабря) в самый канун памяти другого святителя, уже вселенского - св. Николая Чудотворца. Праздник "Николин день зимний" отмечается 6 / 19 декабря, а св. Гурия - 5 / 18 декабря.
    4 октября 1595 г. мощи св. Гурия в Спасо-Преображенском монастыре были обретены нетленными, а в 1630 г. торжественно перенесены в Благовещенский собор, где и пребывали три века как главная святыня.

    Б) АРХИТЕКТУРНАЯ ЛЕТОПИСЬ БЛАГОВЕЩЕНСКОГО КАФЕДРАЛЬНОГО СОБОРА

    Итак, если считать с момента закладки в камне, то в 2005 году главному собору Казани исполняется ровно 450 лет. Наравне с Успенским собором Свияжска, он - самый древний сохранившийся храм во всем Среднем и Нижнем Поволжье. И самый южный, самый удаленный от Пскова памятник великой псковской архитектурной школы, которая пика своего достигла как раз в XVI веке. Ибо строили его 80 псковских мастеров-каменщиков, присланных в Казань царским указом, во главе со знаменитыми Постником Яковлевым и Иваном Ширяем. В скверике перед собором недавно был открыт памятник этим двум великим зодчим. Постнику Яковлеву Москва и вся Россия обязана возведением архитектурного чуда - Покровского собора, также одного из памятников взятия Казани (само взятие произошло на второй день Покрова Пресвятой Богородицы).
    Наш Благовещенский собор совсем не похож на Покровский, зато очень похож на большие соборы Московского Кремля - особенно на Успенский, взятый при строительстве за изначальный образец, - а также, конечно, на псковские храмы. Он сочетал в себе лучшие черты владимиро-московского зодчества, то есть Центра России, и псковско-новгородского, то есть Севера Руси. Сама его конструкция - 5 больших куполов на толстых барабанах, 6 огромных столпов внутри, 3 апсиды алтаря, - почти копирует Успенский собор Москвы. И все искусствоведы еще с XIX века отмечали, что наш собор - несомненно, "столичных пропорций". Ведь Казань, хотя и покоренная - все же столица "Царства Казанского" (только титул "Казанского Царя" перешел к московским Государям). Но декор собора - чисто псковский, поистине северный в своей суровой и величавой сдержанности. Красота белого "дикого камня", без всякой скульптуры и лепных орнаментов - лишь со строгими аркатурными поясами на апсидах и барабанах да крошечными геометрическими фигурками, тоже составляющими пояса: врезанных треугольников и полукругов. Когда любуешься собором со стороны алтаря - полное ощущение, что находишься во Пскове или Новгороде и рассматриваешь один из древних храмов.
    Но наш собор позже приобрел и существенные "дополнения" из совсем других стилей. XVIII век принес эти изменения. В 1736 г. первоначально шлемовидные купола были заменены. 4 боковых главы стали луковичными, а центральная - кувшинообразной.
    Синие луковки с золотыми многолучевыми звездами как-то особенно приковывают к себе взгляд. Они - словно само Небо... Такие звездно-голубые купола можно встретить и еще в нескольких древних городах России. Это - самобытная черта русского зодчества. Когда смотришь на главы Благовещенского собора, то в первую очередь, вспоминается великая Троице-Сергиева Лавра с ее огромным Успенским собором, а также главные храмы Пскова, Суздаля, Рязани...
    Центральный же купол - это уже украинская традиция. Точно так же выглядят золотые главы над всеми великими соборами и монастырями Киева. Это - украинское барокко. Роскошный стиль, пришедший из Европы в Западную и Юго-Западную Русь на самом рубеже XVIII - XIX вв. - чрезвычайно распространенный там, но очень редкий для региона Поволжья. Наш Благовещенский собор, а также Успенский собор в Свияжске - немногие исключения. Тем ценнее они для искусствоведов.
    Смесь стилей в облике казанской "Благовещенки" - это вовсе не эклектика, а напротив, уникальный пример замечательного сочетания традиций разных исторических эпох и географических регионов. Это, без преувеличения - памятник всей русской церковной культуры XVI - XIX веков. В него вошло все лучшее от архитектуры и иконописи этих столетий. Псков, Новгород, Владимир, Москва, Киев - лучшие уголки этих городов можно, присмотревшись, явственно увидеть здесь: путешествовать, не сходя с места, не отрывая глаз от собора.
    К сожалению, храм потерял в XX веке одно из главных своих украшений-шедевров: ступенчатую белокаменную колокольню, по высоте лишь немногим уступавшую башне Сююмбеки. Когда-то эти две башни стояли, как стража, по двум сторонам от храма. Как и в случае с Сююмбеки, точное время постройки колокольни неизвестно - большинство историков сходятся на том, что ее возвели где-то в начале XVII века (лет на 40 - 50 позже самого собора), но в некоторых справочниках указывается и середина XVII века. Сам век не вызывает сомнений: роскошный пояс из трех рядов великолепных кокошников под самым куполом - визитная карточка русского "кирпичного узорочья" того столетия. По ступенчатости своей башня напоминала сохранившуюся колокольню Никольского собора (см. соответствующую главу) - только увеличенную раза в 2 и гораздо более мощную по толщине своего основания. По некоторым деталям убранства, очень отдаленно - звонницу "Иван Великий" в Московском Кремле.
    Ныне существующий маленький скверик к югу от Благовещенского собора разместился частично на месте бывшего внутреннего соборного двора, а частично - на месте утраченной колокольни. Ее снос очень исказил весь ансамбль и стал главной потерей не только храма, но и всего города.
    Большие изменения за века претерпела и западная часть собора. Собственно, в западном направлении он и рос... а в стороны расширялся за счет постройки приделов. Собор не вмещал на праздники все растущее население Казани, не говоря уж о паломниках, приходивших поклониться мощам св. Гурия и другим святыням главного храма епархии. Как ни велики были его размеры по меркам XVI века (первоначально - 20 на 26 м) но к XIX столетию его пришлось увеличить за счет пристройки трапезной в 2 с лишним раза.
    Трапезная, пристроенная в XVIII веке, по высоте была пока еще вдвое ниже основного объема и потому не так исказила его древний облик. Настоящее изменение пропорций всего храма произошло лишь в XIX веке, когда новую трапезную свели с древней частью собора под одну крышу. В таком виде храм стоит и сейчас, удивляя многих посетителей своей непропорциональностью и асимметрией - тем, что все купола так сильно сдвинуты к востоку, а огромный западный фасад мешает их видеть со стороны главного входа.
    Более изящная трапезная XVIII века сгорела в страшном общегородском пожаре 1815 года. По опустошительным последствиям и по значению для всей истории города, его сравнивали с пожаром Москвы 1812 года. Казань лишилась тогда полутора тысяч домов. Надолго закрылись из-за страшного разорения 4 собора, считая кафедральный Благовещенский, и 4 монастыря.
    Хотя Благовещенский собор и был наспех отреставрирован в ближайшие годы, но окончательно оправился от последствий пожара лишь к 1840-м годам. В 1836 г. Казань посетил император Николай I. Он распорядился подготовить проект капитальной реставрации и расширения собора. Проект подготовил к 1840 году архитектор Ф. И. Петонди. В 1841-46 гг., в соответствии с ним, и была построена вышеупомянутая огромная трапезная, а также 2 новых боковых придела. Тогда же, в 1841 г., и была обнаружена подземная келья св. Гурия, тут же ставшая объектом паломничества.
    Последние перестройки в соборе прошли на рубеже XIX - XX веков. В 1897 г. в подвальном этаже освятили храм-придел во имя Всех Святых. Это был храм-склеп: 7 казанских архиереев упокоились в нем (гробовые плиты сохранены до сих пор). Всего же в кафедральном соборе, в разных его частях, было похоронено 18 казанских митрополитов и архиепископов разных эпох - от XVI до начала XX в.
    В 1906 - 1909 гг. собор реставрировался по проекту архитектора Ф. Малиновского - тогда в нем было проведено паровое отопление и электричество.
    Интересна история внутренних росписей собора - общей площадью несколько тысяч квадратных метров. Изначальные фрески XVI - XVII вв., к сожалению, сохранились лишь фрагментами (в основном, в алтаре). Та роспись, которая дошла до революции и которая восстанавливается реставраторами сейчас - это масляная живопись известного художника из Владимирской губернии Н. Л. Сафонова, выполненная в 1870 - 71 гг. Кроме собственно библейских сюжетов, в ней отразилась и история Казанской епархии - в своих основных вехах: прибытие первосвятителя Гурия, обретение Казанской иконы Божией Матери и др. Не стоит думать, будто, если роспись столь молодая, то она не представляет собой ценности: живопись Успенского собора Московского Кремля капитально "обновлялась" тоже в XIX веке - а без нее совершенно невозможно представить себе этот величайший собор всея Руси, главный в стране до постройки Храма Христа Спасителя.
    Таким вот великолепным снаружи и внутри собор подошел в своей истории к роковой черте революции.
    Естественно, что именно кафедральный храм был закрыт советской властью в первую очередь. Тем более что находился он в кремле, который новые владыки, боявшиеся народа, превратили в глухую крепость (как и в Москве), запершись там с преданным себе гарнизоном.
    Собор официально закрылся в сентябре 1918 г. - едва только Красная Армия после кровавых боев взяла Казань. По некоторым данным, из города бежало тогда, спасаясь от террора, 60 тысяч человек... при общем 120-тысячном населении.
    Богатейший храм, средоточие духовной культуры всей епархии, был разграблен. Многие ценности пропали бесследно и их дальнейшая судьба неизвестна. Верующие спасли главную святыню - мощи свт. Гурия. Ныне все паломники могут поклониться им в храме Ярославских Чудотворцев... который тогда, на момент революции, считался приписным к кафедральному собору.
    Вторая волна конфискации, более организованная и "упорядоченная", прошла в 1921 году - во время всероссийской кампании по изъятию церковных ценностей якобы "на нужды голодающих" (реально, по рассекреченным недавно документам, лишь одна двухтысячная часть собранного по стране пошла на борьбу с голодом, а почти все остальное было брошено на нужды "мировой революции").
    Часть церковных ценностей из Благовещенского собора, к счастью, попала в музейную коллекцию (ныне - Национальный музей РТ) и лишь благодаря этому уцелела. В этом списке - самое знаменитое в нашем краю "Ефремово Евангелие" 1606 года, печатное, в драгоценном убранстве, с великолепными клеймами-миниатюрами мастера Парфения и 3 иконы Деисусного чина древнего соборного иконостаса: Апостола Павла (XVI век), св. великомученика Георгия и свт. Алексия митрополита Московского и Всея Руси (обе последние - XVIII века). Но большая часть икон пропала - так же как и почти все ценности, серебро, тысячи драгоценных камней и жемчужин с риз... все то, что веками жертвовали государи Всея Руси, князья, бояре, воеводы, губернаторы, купцы; что по крохам собирали простые прихожане.
    С того же 1921 года советская власть сделала ставку на подрыв Церкви изнутри - через марионеточную "Живую церковь", то есть обновленческий раскол. Благовещенский собор - правда, как уже говорилось, изрядно ограбленный, лишившийся почти всех ценностей, - передали "обновленцам", и те владели им до 1929 г. В 29-м храм был закрыт окончательно.
    Купола собора снесли. Роскошное западное крыльцо-портал разобрали (многие туристы удивлялись потом, что дверь виднеется на высоте метра 3 над землей, и никаких ступенек к ней нет). Еще раньше, в 1922 г., уничтожили колокольню. От полного сноса собор спасла лишь его "архитектурно-историческая ценность" - так что вскоре на нем появилась табличка: "Памятник охраняется государством". Государство разместило в нем архивное хранилище. Последнее и пребывало в храме до 1996 года. Собор внутри превратился из одноэтажного в четырехэтажный за счет деревянных перекрытий. Автор этих строк сам посещал его незадолго до начала реставрации - когда все архивные документы уже вывезли, а дощатые перекрытия еще оставались. По ним можно было подняться до самых сводов и разглядеть вблизи то, что еще осталось от замечательных росписей. Работники архива жаловались, что ночью в бывшем соборе очень страшно. Под куполом летали и шуршали крыльями голуби...
    Внешне собор реставрировался еще на самом закате "брежневской эры": тогда над ним наспех восстановили купола. Все-таки - одна из архитектурных доминант кремля, определяющая облик города. В 1987 г. центральный купол засиял, как свеча: его покрыли тончайшим - меньше волоса, - слоем сусального золота. Тогда же над собором установили замечательные ажурные кресты, ныне, к сожалению, замененные.
    С 1996 г. шла генеральная реставрация собора, которая была завершена к 450-летию Казанской епархии. Первую литургию в возрожденном соборе отслужил Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II 21 июля 2005 г.
    В завершение рассказа о Благовещенском соборе и его уникальном значении, хочется отметить, что его посещали великие всероссийские святые: прав. Иоанн Кронштадтский (сам служил здесь литургию 16 июля 1897 г.), мчц. великая княгиня Елизавета Феодоровна (в 1911 и 1913 гг.).
    Здесь были также почти все российские императоры, посещавшие Казань, начиная от Петра I, и многие знаменитые люди, в том числе А.С. Пушкин, С.В. Рахманинов, В.Г. Короленко, В.И. Немирович-Данченко, Ф.И. Шаляпин (последний пел в соборном хоре).
    Одним из последних по времени настоятелей храма был протоиерей Андрей Яблоков, составивший, пожалуй, лучшее историческое описание этого собора, а также храмов и монастырей Свияжска.


    СПАССКАЯ БАШНЯ


    Второй по значению из сохранившихся святынь кремля является Спасская башня. Названа она в честь чудотворного образа Спаса Нерукотворного, который находился над ее вратами, а в советское время был перенесен в единственную действующую в городе церковь Ярославских Чудотворцев. Там он пребывает и поныне. Но свято для православных само место, где образ пребывал столько веков, сама башня, носящая его имя. Тем более что древняя, XVI века, Спасская церковь при башне, почти сохранила свой облик - все, кроме купола. Ее окна и строгие, но живописные стрельчатые ниши под кровлей до сих пор смотрят на главную улицу кремля: она плотно приникла к башне с северной, внутренней стороны. Тысячи казанцев и гостей города проходят под ней по гулкой, длинной арке, даже не подозревая, что над ними - бывшая древнейшая церковь Казани. В дереве она была возведена "во един день" 4 октября 1552 г., а вскоре отстроена в камне. Сейчас внутри храма - административные помещения.
    Образ Спаса, находившийся над вратами - точная копия с огромного знамени Ивана Грозного, водруженного на месте будущей башни в самый разгар битвы за Казань, что кипела весь день 2 октября 1552 года. Это была одна из величайших битв в истории России, определившая судьбу всего Поволжья вплоть до наших дней. И как после другой великой битвы - Куликовской, - прославилась Донская икона Божией Матери (которую несли над войском в виде хоругви), так и после взятия Казани появился и стал пользоваться огромным почитанием в народе казанский список образа Спаса Нерукотворного (XVI век). Сам же иконографический тип Нерукотворного Спасителя появился еще в глубокой древности: по церковному преданию, лик Христа чудесно отпечатался на платке, которым Он утерся (под названием "плат Вероники" знают и почитают этот образ даже католики). На Руси он очень часто вышивался именно на знаменах. Какой же можно представить себе более яркий символ победы, чем лик самого Христа на полотнище, которое самим видом напоминает то изначальное древнее полотенце... но только, конечно, увеличенное во столько раз, чтобы видно было всем - всему многотысячному войску. Напомним, что, по летописям, при осаде Казани было 150 тысяч русских воинов, а в одном только Царском полку, при котором и находилось знамя - 20 тысяч. И на всех взирал со знамени Христос Спаситель.
    Таково происхождение Спасской башни нашего кремля - одноименной главной башне кремля московского.
    Сначала она была просто крепостной стрельницей - самой большой и мощной из всех 13. Потом, когда в XVII веке над ней надстроили площадку звона и великолепный шатер, она по сути превратилась в колокольню при Спасской церкви, и конечно, в место поклонения тысяч паломников. Как и при входе в московский кремль, всякий верующий снимал здесь шапку и благоговейно крестился. А вход на площадку, где висел набатный колокол, был свободным для любого желающего. Отсюда любовались Казанью, которая была видна как на ладони (высота башни - 47 м, высота площадки - ок. 30 м). Караульщики взимали лишь небольшую плату... Удар же набатного колокола традиционно возвещал о пожаре - так продолжалось до самого начала ХХ века. Забавно, что в 1901 г. в Городской думе специально рассматривался вопрос о снятии колокола: "Управа затрачивает деньги на содержание четырех сторожей, а толку мало... Сторожа часто спят, и бывает, что стоящий перед башней городовой прилагает все усилия для разбужения. Если ему это удается, то обыватель потом долго слышит звуки набатного колокола - даже тогда, когда пламя уже удалось потушить..."
    При упоминании о набатном колоколе невольно вспоминаешь страшный общегородской пожар 1815 года. Его-то как раз не удалось вовремя потушить. Сгорели сотни домов и десятки церквей. Весь почерневший изнутри, храм Спаса Нерукотворного на 20 лет оказался в полном запустении. Его восстановили лишь по личному распоряжению Николая I, посетившего Казань в 1836 г.: восстановили уже в качестве военной церкви казанского гарнизона. Древний интерьер XVI века был полностью заменен. Как писал краевед Н. Загоскин в 1895 г.: поскольку церковь теперь военная, ее пышное внутреннее убранство "скомпоновано из различных принадлежностей военной арматуры". По-военному выглядела и часовня (1830-х годов), куда перенесли саму икону Спаса Нерукотворного - в ней, кроме самой святыни, хранилось каменное ядро времен осады Казани. Часовню пристроили к Спасской башне с юга, тогда как церковь примыкала с севера.
    Маленькая часовня XIX века была заменена большой шатровой 1910 года. Ее высота составила ок. 30 м и она сильно исказила облик Спасской башни, наполовину заслонив ее. Впрочем, эта вторая по времени часовня для поклонения чудотворной иконе, просуществовала совсем недолго. После революции она была снесена. Да и сами ворота Спасской башни с тех пор проложены по-другому. Вместо "коленчатого прохода", необходимого когда-то для нужд обороны (в нем трудно было развернуть таран, трудно ворваться в крепость сходу), пробили прямой проезд для правительственных машин, которые отныне на скорости проносились под древними сводами.
    Во всем казанском кремле коленчатый проход сохранился сейчас лишь у Тайницкой башни, выводящей к Казанке. Кстати, и над ним тоже когда-то была церковь (в XVI - XVIII веках) - древний храм Воскресения Христова, при котором, по преданию, был погребен св. мученик Петр Казанский (Љ 24 марта 1552 г. по ст. ст.)

    БЫВШИЙ СПАССКИЙ МОНАСТЫРЬ

    И ЕГО ОСНОВАТЕЛЬ - СВТ. ВАРСОНОФИЙ


    Весь юго-западный угол кремля, сбоку от Спасской башни, занимал совсем небольшой по территории (около 1 га), но очень почитаемый Спасо-Преображенский монастырь - один из величайших по значению в нашем краю. В советское время он был почти полностью разрушен. На территории его разместилась воинская часть. В настоящее время за уцелевшей невысокой оградой укрывается лишь пустырь с развалинами. Сохранился подвальный этаж знаменитого Спасо-Преображенского собора со всеми его помещениями - таинственными сводчатыми залами. Казалось бы, что там можно увидеть сейчас, кроме останков древней каменной кладки, загибающейся седыми от времени арками и перекрытиями? Но именно в этом подвале ("Пещерке" - как называли это место до революции) во время раскопок 1995 года были вновь обретены утерянные в 1920-е гг. великие святыни нашего края - мощи преподобных Ионы и Нектария Казанских, а также святителя Ефрема, венчавшего на царство первого из Романовых Михаила Федоровича (1613 г.). Все они покоятся сейчас в раках в Петропавловском соборе нашего города. Но мощи самого основателя монастыря - святителя Варсонофия, Казанского и Тверского Чудотворца, к сожалению, найти пока не удалось.
    Кто такой святой Варсонофий для нашего края? Ближайший сподвижник Первосвятителя Гурия, один из величайших небесных заступников Казани, да и всей России.
    История нашей епархии открывается тремя святыми именами, употребляемыми обычно нераздельно - свв. Гурия, Варсонофия и Германа. Из них лишь Варсонофий не был архиепископом Казанским, а святительствовал позже в Твери - но по значению для просвещения нашего края он неизменно занимает место в этой троице Казанских святителей. Хотя в равной степени его прославляют и в соборе Тверских святых (празднуется в первое воскресенье после Петрова дня, т. е. после 12 июля н. ст.)
    Из всех троих св. Варсонофий прожил самую долгую жизнь - 81 год (1495 - 1576 гг.): родился он раньше, а скончался позже всех. Но жизнь эта с ранней молодости была полна испытаний. 17-летним юношей он попал в плен к крымским татарам во время их набега 1512 года на Рязань и Серпухов. В последнем и жил будущий подвижник - Иоанн, сын священника Василия. Лишь 3 года спустя отец сумел собрать нужную сумму и выкупить сына из плена. За это время будущий первосвятитель Казанской земля выучился татарскому так, что мог не только разговаривать, но и писать на нем. Это умение, а также знание традиций татарского народа, очень пригодились св. Варсонофию. Интересно, что ум и память святителя оказались таковы, что он вспомнил все это через 40 лет, в шестидесятилетнем возрасте (1555 г. - прибытие его со св. Гурием в Казань). И проповеди его на татарском обладали, по свидетельствам современников, неотразимой силой и убедительностью.
    Плен изменил все отношение к жизни у молодого человека. Как это бывает в критические моменты, когда не остается других надежд, для Иоанна перестало существовать все, кроме Бога. Мир больше совершенно не интересовал его. И как св. Гурий после чудесного освобождения из темницы (см. его житие) сразу же пошел в монастырь, так и бывший крымский пленник, нисколько не пробыв в миру, отправился в Москву и принял постриг в Спасо-Андрониковом монастыре. Эта обитель славна тем, что основана любимым учеником прп. Сергия святым Андроником, а в числе первых подвижников в ней жил величайший иконописец преп. Андрей Рублев.
    Второй монастырь в жизни св. Варсонофия - Николо-Пешношский, - тоже, по чудесному совпадению, связан с именем преп. Сергия, ведь он был основан другим его учеником преп. Мефодием. Это Мефодий, по преданию, "пешком носил" землю и песок для фундамента первой церкви.
    Здесь Варсонофий стал настоятелем. Здесь во время паломничества 1553 года его заметил молодой царь Иоанн IV... После этой встречи государь и решил направить опытного настоятеля в Казань в качестве помощника св. Гурию.
    В 1556 году св. Варсонофий основал в нашем кремле Спасо-Преображенский монастырь. Он был в нем архимандритом целых 12 лет, до 1567 г. За это время братия от первых нескольких человек выросла до ста насельников. Монастырь стал крупнейшим в нашем краю центром православного просвещения, наравне со Свияжским Успенским.
    Св. Варсонофий сподобился постричь своего архипастыря свт. Гурия в великую схиму, когда тот перед кончиной пожелал принять ее. Постриг состоялся в Спасо-Преображенском монастыре 2 декабря 1563 г., а 5 декабря первосвятитель Гурий предал душу Богу. Погребен он был здесь же, под алтарем монастырского храма. Он первый, кто своими мощами освятил это место. Сам св. Варсонофий был погребен здесь же 14 лет спустя.
    Не держат светильника под спудом... В 1567 г. митрополит Всея Руси (в 1566 - 1568 гг.) св. Филипп вызвал известного архимандрита из Казани в Москву и поставил его Тверским епископом.
    4 года св. Варсонофий нес архипастырское служение в Твери - в самый страшный для этого города (да и для страны) период. Свирепствовала опричнина. Святитель Филипп уже через несколько месяцев был низложен и сослан в Тверской Отрочь монастырь. Пытавшийся защищать его свт. Герман Казанский принял мученическую кончину (Љ 6 ноября 1568 г.) - даже чуть раньше, чем тот, кого он защищал. А вскоре Опричный поход Ивана Грозного (зима 1569 - 1570 гг.) обернулся кровавыми днями для тверичей, как чуть позже - для новгородцев. Тогда же Малюта Скуратов задушил священномученика Филиппа. И всему этому уже престарелый и больной, 75-летний епископ Варсонофий, конечно, не мог помешать. Но то, чему он стал свидетелем, видимо укрепило его в намерении оставить архиерейскую кафедру. Он понял, что в этих условиях осталось только молиться - ничем другим ситуацию не изменить. И вот уже в следующем 1571 году св. Варсонофий оставил Тверскую кафедру и отбыл на покой в ставший ему родным Спасо-Преображенский Казанский монастырь.
    Здесь в молитве и посте святитель провел последние 5 лет жизни и преставился 11 апреля 1576 г. Отпевание и погребение совершил архиепископ Тихон. Св. Варсонофий упокоился в обители, которую основал.
    В 1595 г., 4 октября, при закладке нового каменного Спасо-Преображенского собора, мощи свв. Гурия и Варсонофия были обретены нетленными, а гробы их оказались полны благоуханного мира. Свидетельство об этом оставил священномученик Гермоген (Љ1612 г.), в то время митрополит Казанский, а позже - патриарх Всея Руси.
    Тогда же открылись и мощи преподобных Ионы и Нектария (подробнее о них см. в главе "Петропавловский собор").
    Рака св. Гурия через треть века была перенесена в Благовещенский кафедральный собор - мощи же всех остальных упомянутых святых так и остались на века в Спасской обители.
    Монастырь, прославленный столькими святыми, быстро стал одним из самых знаменитых и богатых в Поволжье. В Казанской епархии он всегда был на втором месте и уступал лишь Свияжскому Успенскому. К середине XVIII века, он, например, владел почти двумя тысячами мужских крестьянских душ - против семи с лишним тысяч у Свияжского.
    Его особое положение в нашем краю можно было сравнить с уникальным положением Чудова монастыря в Москве - тот так же располагался в кремле, также формально считался главным, но фактически все же сильно уступал во всем Троице-Сергиевой лавре, расположенной за пределами Москвы. Так и Спасский монастырь уступал Свияжскому, находящемуся за пределами Казани.
    Когда в 1764 г., по реформе Екатерины II, у монастырей России отняли все земли, многие упразднили вовсе, а оставшиеся поделили на классы - тогда Свияжская Успенская обитель стала единственной в епархии, получившей высший, первый класс, Спасо-Преображенская была возведена во второй. По всей России тогда первоклассных монастырей было лишь 20, да и второклассных - всего 59. Народное почитание, впрочем, от "классов" нисколько не зависело. Мощи свт. Варсонофия, препп. Ионы и Нектария непременно посещали все паломники, приезжавшие в наш город. После Казанского Богородицкого монастыря и Благовещенского кафедрального собора это была, пожалуй, величайшая святыня Казани.
    Облик святой обители был подстать ее положению. Огромный древний собор (1595 - 1601 гг.), ненамного уступавший Благовещенскому по размерам и роскоши; небольшие, но зато древнейшие в городе церкви Николы Ратного и Киприана-и-Иустины (последняя, давно стоявшая просто рядом, была приписана к монастырю лишь в начале XIX в); двухэтажные келейные корпуса рубежа XVII - XVIII вв. с очень нарядными наличниками; наконец, высокая 4-ярусная колокольня с часами, возведенная в 1861 г. - поразительно похожая на построенную чуть позже колокольню Раифы... А ведь все это - как ни удивительно, - помещалось на крошечном клочке территории 83 на 97 метров, ибо расширяться монастырю внутри густой кремлевской застройки было просто некуда. 5-купольный собор, колокольня и Спасская башня выглядели как единый, тесный архитектурный букет, украшавший кремль с юга. С разрушением в советское время собора, колокольни, да и двух малых древних церквей, этот букет распался, и южная часть кремля как будто оголилась и опустела.
    Самая большая потеря - это гибель Спасо-Преображенского собора. Всего два в городе было больших храма XVI века - сейчас остался лишь один, Благовещенский. Краеведы предреволюционной эпохи много спорили о "ценности" Спасского собора как "исторического памятника" XVI века: мол, слишком много позднейших переделок, которые сильно исказили его первоначальный облик... Для простого верующего такой проблемы не существовало. Люди просто приходили и молились. Сейчас прийти уже некуда. Спасо-Преображенский монастырь в Казани полностью разделил судьбу Чудова монастыря московского кремля, с которым у них вообще было так много схожего в истории...


    БЫВШИЙ ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВ МОНАСТЫРЬ


    Другой древнейший монастырь на территории кремля - Троице-Сергиев, - был упразднен еще в конце XVIII века. Он располагался севернее Спасо-Преображенского, в самом центре кремля - как раз на том месте, где сейчас возведена мечеть Кул-Шариф. При ее строительстве в наше время было найдено много костей с маленького, но древнего монастырского кладбища. Все останки собрали и перезахоронили на Зилантовой горе в 2004 году.
    Троице-Сергиева обитель всегда была маленькой и бедной и считалась приписной к Троице-Сергиевой лавре?. Одноименная и тоже приписная к лавре обитель с 1551 года находилась и в Свияжске. Это говорит о том, какую огромную роль сыграла в христианизации края лавра преп. Сергия.
    Возможно, для основания монастыря было выбрано приблизительное место чудесного явления преп. Сергия Радонежского жителям Казани накануне ее взятия в 1552 году. Святой символически "подметал" улицу, по которой позже в город въехал молодой царь Иван IV. Об этом свидетельствует "История Казанского царства" ("Казанский летописец") и многие устные легенды. Знаменательно, что такое же явление св. Сергия местным жителям предшествовало и основанию Свияжска в 1551 г. Еще одна связь грозных событий 1552 года с именем почившего ровно за 160 лет до них великого святого - то, что одна из 3 полотняных передвижных церквей в русской армии, осаждавшей Казань, называлась Сергиевской. Вся утварь в ней была - из Троице-Сергиевой лавры. Утварь в обители, о которой идет речь - тоже была из Лавры.
    Исторически монастырь примечателен тем, что в нем пожелал быть захороненным третий архиепископ Казанский (после свв. Гурия и Германа) Тихон. Он скончался в 1576 г., и 124 года его могила находилась здесь. В 1700 г. захоронение было перенесено в Благовещенский кафедральный собор, где покоились другие казанские архиереи. Видимо, примерно с того времени Троице-Сергиев монастырь и начинает приходить в упадок.
    В 1764 г. сотни монастырей России - в первую очередь, как раз приписные, - были упразднены. Решение правительства Екатерины II еще не означало окончательную гибель упраздненных обителей в этом же году. Пока тянулась бюрократическая волокита, во многих из них еще теплилась жизнь - а некоторые (например, Свияжский Макарьевский) вообще, с Божьей помощью, "устояли на ногах", и, к радости паломников, существуют и поныне, хотя со времен той реформы прошло почти 2,5 века...
    Но это не относится к Троице-Сергиеву Казанскому монастырю. Его упразднение оказалось окончательным. Два храма его (Троицкий и Сергиевский) стояли в кремле еще четверть века после реформы - пока наконец в 1787 г. не были полностью разобраны.
    Обитель "Пресвятые Троицы и Сергия Чудотворца" прекратила свое существование.

    ДУХОСОШЕСТВЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ



    Всякому, кто любуется панорамой нашего белокаменного кремля хоть со стороны Казанки, хоть со стороны вокзала, видны над его густой застройкой шесть куполов: пять над Благовещенским собором и один - над Духосошественской церковью. И это все, из храмовой архитектуры кремля, что осталось после революции. Два храма: бывший кафедральный собор и бывшая дворцовая церковь.
    Традиция возведения дворцовых и домовых церквей повелась издревле. Их строили еще при княжеских теремах и боярских хоромах домонгольской Руси. В эпоху Руси Московской при царском дворце в Кремле находилось сразу несколько церквей. В Петербурге же вообще домовых церквей было гораздо больше, чем обычных приходских (около 60 приходских на весь город, тогда как вместе с церквями дворцов, учебных заведений и разных ведомств - 465).
    Казанский губернаторский дворец в кремле также должен был иметь свой храм. По проекту одного великого архитектора - К. Тона, - был возведен и Большой Кремлевский дворец в Москве и губернаторский в Казани (ныне - резиденция президента РТ). И как московский дворец XIX века включил в свой комплекс множество построенных ранее палат и церквей, так и казанский был соединен переходом с заново отреставрированной старинной церковью, которая в XVIII в. называлась Введенской.
    Точная дата постройки первоначального храма неизвестна. В 1565 г. на этом месте уже стояла церковь с приделом в честь Введения во Храм Пресвятой Богородицы. В XVIII в. храм был перестроен и уже весь освящен как Введенский. Русское барокко, господствовавшее в ту эпоху, и русский "теремной стиль" более раннего XVII века, удачно соединились в его облике.
    Пожар 1815 года превратил Введенскую церковь в обгорелые развалины. После этого целую треть века она стояла без ремонта. На одной из литографий Э. Турнерелли (1830-е гг.) мы видим ее: без купола, с потрескавшимися стенами, с пустыми глазницами окон, с кружащимися воронами. Но по этой литографии все же видно, насколько новопостроенная в 1849 - 1854 гг. Духосошественская церковь почти один к одному похожа на разрушенную Введенскую. Это практически один и тот же храм - только заново освященный и соединенный отныне в единый комплекс с дворцом. Так что дворцовую церковь сошествия Св. Духа лишь очень условно можно назвать храмом середины XIX века. По времени последнего освящения (1854 г.), когда сменилось название, это действительно так. Но по всем формам и декору, перед нами - не что иное, как замечательный памятник русского барокко XVIII столетия. Все его аналоги в нашем краю, к сожалению, разрушены. Это, в первую очередь, одноименный Введенский собор Кизического монастыря, и Воскресенский собор - Новоиерусалимского (оба - конца XVII века). У них были такие же тройные пучки полуколонн по углам; такие же кирпичные фризы под кровлей, похожие на бахрому; такие же наличники окон с "петушиными гребешками" поверху; такие же восьмигранные барабаны... а у Воскресенского собора усиливала сродство еще и галерея. Хорошо сохранившаяся галерея Духосошественской церкви - замечательное произведение зодчества. Больше во всей Казани и окрестностях ни у одной церкви не сохранилось арочных крытых галерей.
    Изначально галерея представляла собой незастекленную террасу: как бы балкон вокруг всей церкви в форме буквы "П". Позже ее застеклили и превратили, таким образом, в светлый коридор. Сейчас, после реставрации 2002 года, цельные рамы окон заменены открывающимися настеж стеклянными ставнями, так что галерею можно сделать и открытой, и закрытой.
    Со стороны дворца к храму ведет крытый переход над аркой (на уровне второго этажа) - очень похожий на некоторые переходы Большого Кремлевского дворца Москвы. Со стороны башни Сююмбеки - высокая удобная лестница. Стоит отметить, что с башней Сююмбеки церковь очень удачно гармонирует своей ступенчатой конструкцией. Две "ступеньки", из которых она состоит, очень похожи на два нижних яруса легендарной башни, стоящей рядом. Церковь примерно вдвое ниже, но тоже очень изящна. А венчает ее 8-гранный луковичный купол с медно-лепными растительными "гирляндами" вдоль каждой грани. Из этих же гирлянд составлены и кольца-венки на каждой из 8 плоскостей. Купол, таким образом, очень оригинален и больше всего напоминает этими украшениями царскую церковь Большого дворца в Петергофе, тоже памятника XVIII века.
    Сам дворцовый храм Сошествия Св. Духа занимал лишь второй этаж. Там же и находился и крошечный придел св. мученицы царицы Александры (жены императора Диоклетиана). На первом этаже размещался еще один придел - св. Николая Чудотворца. Находившаяся там красивая икона св. Николая была пожертвована в середине XIX века Анной Давыдовной Боратынской.
    Вообще все иконы в главном храме и во всех приделах были - 1854 года, современные освящению церкви... Того же года - и все святые предметы алтаря. Разумеется, они не сохранились - красноармейцы разграбили этот храм одним из первых, когда в сентябре 1918 г. взяли Казань. Переделанная под столовую, церковь полностью утратила оформление своих интерьеров в стиле классицизма. Если б оно сохранилось, то был бы особенно интересен этот контраст: фасады в стиле русского барокко и внутреннее убранство в европейском классическом стиле.
    Церковь до сих пор не возрождена в качестве действующей, хотя, как уже отмечалось, капитально реставрировалась в 2001 - 2002 гг. Установление над ее куполом вместо креста знака "ЮНЕСКО" (казанский кремль как раз был включен тогда в список всемирного достояния) вызвало, мягко говоря, неоднозначную реакцию общества, особенно верующих. Знак вскоре сняли, и сейчас купол храма уже ничего не венчает - крест над ним пока так и не установили.
    ? Формально статус лавры получила лишь в 1744 г., но фактически ее называли так гораздо раньше.

    ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО СВЯТЫНЯМ КАЗАНСКОЙ ЕПАРХИИ. ЧАСТЬ 2: МОНАСТЫРИ КАЗАНИ

    ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО СВЯТЫНЯМ КАЗАНСКОЙ ЕПАРХИИ. ЧАСТЬ 3: ХРАМЫ КАЗАНИ

    ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО СВЯТЫНЯМ КАЗАНСКОЙ ЕПАРХИИ. ЧАСТЬ 4: МОНАСТЫРИ ВНЕ КАЗАНИ

    ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО СВЯТЫНЯМ КАЗАНСКОЙ ЕПАРХИИ. ЧАСТЬ 5. МОНАСТЫРИ ВНЕ КАЗАНИ. СВЯТЫНИ МАЛЫХ ГОРОДОВ И СЁЛ

    Андрей Рощектаев, Андрей Владимирович Рощектаев
    теги: Андрей Владимирович Рощектаев, писатель, член Союза российских писателей с 2000 года, церковный историк, экскурсовод
  • Андрей Рощектаев:




  • ← назад   ↑ наверх