• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Ахмет Рафиков

    От Калуги до Берлина

    (повесть-память)

    По военным дорогам

    Автор этой повести участник Великой Отечественной войны, описывает простую солдатскую жизнь и лично пережитое за годы службы фронтовым фельдъегерем (военный курьер для доставки секретных документов). В центр внимания своей повести, автор ставит простого солдата, защитившего нашу Отчизну, его душевные переживания, нравственные испытания. Писатель – фронтовик помнит о фронтовых друзьях и о своих погибших товарищах. Затронутые автором нравственные проблемы и сегодня актуальны и современны. Они заставляют размышлять над понятием Родина, бережно хранить и передавать её будущим поколениям. Это повесть - память о суровых военных годах.

    © Рафиков А.М., 2009

    Автобиография

    Ахмет Махмутович Рафиков родился 5 декабря 1916 года в деревне Старая Камка Спасского уезда Казанской губернии в семье учителя. С ранних лет Ахмет испытал тяжелый крестьянский труд, пережил голод в 1921 и 1931 годах. На его глазах происходило раскулачивание и коллективизация крестьян.

    После окончания Алпарской школы в 1933 году, работал в колхозе. По окончании в 1940 году Елабужского техникума культпросвета работает в Верхнее - Майнской в восьмилетней школе Билярского района учителем истории и географии.

    В 1941 году был призван на военную службу в Брянскую Краснознаменную ордена Суворова 323-ю стрелковую дивизию телефонистом, а затем конным фельдъегерем. Его боевой путь проходил по городам: Карачев, Брянск, Гомель. Он был участником освобождения от фашистских захватчиков Белоруссии и Польши, был ранен. После госпиталя продолжил войну в 60-й стрелковой дивизии, в составе которой штурмовал Берлин, где был тяжело ранен.

    За проявленные мужество и героизм Ахмет Махмутович был награжден орденом «Отечественной Войны 1-й степени», орденом «Красной звезды», медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» и многими другими правительственными наградами.

    После окончания войны, Ахмет Махмутович возвращается на родину, где продолжает работу в Верхне-Майнской школе. С 1952 по 1961 год работает в отделе пропаганды Билярского райкома партии, редактором районной газеты «Голос Стахановца». С 1973 года живет в городе Челябинске.

    Первые свои стихи Ахмет Махмутович написал в довоенные 30-е годы, когда учился в Елабуге. Тетради со стихами, написанными во время войны, были утеряны. Работа редактором газеты, публикация статей и стихов, сделали его известным татарским поэтом, на его стихи сложены и поются песни. Его стихи входят в сборники стихов башкирских и татарских поэтов. Издано несколько сборников стихов поэта Ахмета Махмутовича Рафикова. За большой вклад в развитие татарской поэзии Ахмет Махмутович Рафиков награжден «Золотой медалью» фонда мира России.

    Повесть «От Калуги до Берлина» писалась, с 1980 года. Это первое прозаическое произведение А.М. Рафикова, в которое он вложил свои воспоминания и размышления рядового солдата Великой Отечественной войны.


    От автора

    Фашистская Германия 22 июня 1941 года, без объявления войны, напала на Советский Союз на протяжении от Баренцева до Черного моря. Германские солдаты совершали всевозможные преступления на территории нашей Родины. Фашистские самолёты бомбили мирные города и села, чувствуя безнаказанность, гонялись на самолётах за мирными беженцами.

    Они считали себя хозяевами наших бескрайних просторов, лесов и рек, заводов и фабрик, цветущих садов. В планах фашистов было уничтожение большей части нашего народа, а оставшихся в живых превратить в рабов.

    По разрушенным улицам наших городов и сёл расхаживались немецкие солдаты Гитлера. Они принесли с собой нашему народу смерть, массовыми расстрелами, виселицами, газовыми камерами, концентрационными лагерями и печами крематорий.

    У советских людей тогда были только два пути: или уничтожение врага, посягнувшего на честь, свободу и достоинство Отечества или позорное рабство у фашистских захватчиков.

    Весь советский народ, как один, поднялись на беспощадную борьбу с фашизмом, чтобы отстоять свободу нашей страны. Благодаря массовому патриотизму советских людей удалось переломить ход войны и одержать победу над фашисткой Германией. История не знает таких войн. Она длилась 1418 дней и ночей. Эти невыносимо тяжёлые годы никогда не забудутся. Грозные и незабываемые дни Великой Отечественной войны написаны кровью павших в боях и в памяти наших сердец.

    Эта повесть - воспоминание пережитого кошмара Великой Отечественной войны, о фронтовой дружбе однополчан, прошедшие вместе долгих три года. О том, как сражались плечом к плечу, прошли все тяготы войны, вместе делили и радость побед и горечи потерь, дорогих и близких людей. Это живая память, суровая правда, о тех трагических днях моего народа.

    Это воспоминания и личные переживания о военных дорогах, кровопролитных боях, освобождённых городах и сёлах. Свобода нашей Отчизны далась великими жертвами и огромными потерями. Надеюсь, что современна молодёжь, прочтя эту книгу, узнает, какое горе и страдания принёсла война нашему народу.

    Эти воспоминания я начал писать спустя 35 лет после войны. Время неумолимо. Она берёт своё. Некоторые имена уже забылись.

    Повесть начинается с оборонительных боев в районе Жиздра; затем описываются бои за освобождение городов Карачев, Брянск, Гомель, Минск, освобождение Варшавы и взятие Берлина.

    Искренне благодарю за оказанную помощь в восстановлении некоторых событий тех лет ветеранов дивизии: бывшего гвардии капитана, журналиста Б.Н. Гареева, бывшего полковника Лосева Г.М., бывшего старшину, радиста, а ныне члена Союза художников СССР Д.В. Литько, бывшего старшего лейтенанта медицинской службы, а сегодня врача А.А. Шашова и других товарищей.


    Первая глава.

    Мы стали солдатами

    Из областного военкомата нас отправили в 325 запасной полк, который был расположен в военной казарме за рекой Казанка. Оставив свои вещевые мешки в казарме, мы построились в ряды и отправились в пустырь, который являлся учебным полигоном. Шла война. Поэтому время зря старались не терять. Каждое утро, как только открывались ворота казармы, громко запевая, мы отправлялись в полигон.

    Вставай, страна огромная,

    Вставай, на смертный бой!...

    Так, с песней «Священная война» мы познавали военную азбуку. Сначала шла строевая подготовка, затем с винтовками в руках шли в атаку, изучали рукопашный бой с набитыми соломой мешками, предполагаемого врага. Слышались лишь команды «Коротким коли!», «Длинным коли!» Затем следовала команда ползти по пластунски. Как только доползали до окопов противника, забрасывали «врага» гранатами. С криком «Ур-ра!» бросались во вражеские окопы. Затем нас отзывали обратно, указывали на наши ошибки, и всё повторялось снова и снова. Такие учения продолжались с утра и до вечера. Так однообразно проходили дни.

    Через пару с небольшим недель такие учения порядком надоели. В один из таких дней нас отправили не в полигон, а в баню. После бани нам выдали новую военную одежду и построили в ряды. Наконец стали похожи на настоящих солдат. В этот день мы приняли военную присягу. Тут же последовал приказ, взять вещевые мешки и построиться.

    На станции нас ожидал товарный состав. Мы разместились, в специально оборудованном для перевозки солдат, вагоне. Наш паровоз, тяжело «ухая», тронулся, набирая скорость, вагоны покатились. Вскоре скрылись из виду и обсерватория, и Васильевские величавые сосновые леса. Всё осталось позади.

    - Доезжаем до Зелёного Дола! – сказал кто-то из нижней полки.

    Мы с Халимом, моим другом, слезли с верхней полки и тоже подошли к выходу. Но наш поезд, оставив позади ожидающие для отправки составы, без остановки мчался дальше. Издали показалась Волга.

    Стало видно, как вниз по течению плывёт пароход. Его волны, раскинув объятия, доходят до берега и уходят обратно. Прекрасное зрелище! А вдали, разделяя Волгу на две половинки, своими высокими церквями и монастырями возвышался город Свияжск. И вот правее за Волгой показался, утопающий в зелени Норлат-Моркваш.

    После громкого гудка, наш поезд въехал на мост. Сквозь железные балки моста, мы все, прилипнув к двери вагона, смотрели и смотрели на тот самый пароход, который плыл безмятежно, мирно шлёпая лопостями. Неожиданно он дал короткий гудок, ему ответил буксир тоненьким гудком, который тянул баржу ему навстречу. Вот и берега Волги тоже остались позади. Наш эшелон мчался дальше.

    Кто-то затянул песню:

    Будем живы - мы вернёмся,

    Любимые дождитесь нас...

    Стало темнеть. Когда закрыли двери вагона, мы стали собираться к отдыху.

    Кто-то, предупреждающе сказал:

    -Отдыхайте, парни, на фронте таких нар не будет.

    Вскоре в вагоне все затихло, лишь монотонно стучали колёса: «ткт-ткт»

    Мы с Халимом давние друзья, коллеги по педагогической деятельности. С тех пор, как выехали из Билярского военкомата, солдатскую службу несём вместе. И на этот раз тоже оказались вместе. «Куда же нас отправят?» Такой вопрос, наверняка, терзал каждого. С нетерпением ждали, с какой же стороны подцепят наш вагон. Про других не могу сказать, но мы хотели попасть на Западный фронт, который прославился, защищая столицу нашей Родины, или же в Ленинградский фронт.

    - Выходи, строится!

    Мы соскочили со своих мест, схватили шинели, вещевые мешки и посыпались из вагонов.

    Солнце ещё не взошло. Наши вагоны стояли одиноко, без паровозов. С обеих сторон к железной дороге примыкал лес. Ни спереди, ни сзади никаких станций не видно. Вдоль железной дороги шла шоссейная дорога. Мы быстро построились на этой дороге и в ту же минуту тронулись в западном направлении. Двигаясь таким образом, оставили справа железную дорогу. Мы всё шли и шли. Красивые ивовые поляны сменялись болотистыми местами. Чем дальше уходили вглубь, тем мягче становилась земля под ногами. Стали слышны, как с грохотом взрывались снаряды, стреляли миномёты. Всё это говорило о близости фронта. Вскоре мы поняли, что стрельба идёт с трёх сторон.

    Каждому тихо вкрадывалась одна лишь мысль: «Куда нас ведут? На какой стороне линии фронта мы оказались?» «Может нас в «мешок» заводят?» - шептались некоторые.

    - Товарищ лейтенант, куда мы идём?

    - Не беспокойтесь, скоро всё узнаете.

    Через какое-то время мы вышли на сухую поляну.

    - Закуривай!

    Не успели закрутить махорки, как с противоположной стороны показались наши старшие командиры. Мы уселись, окружив их дугой.

    «Доброе слово душу греет», - говорят в народе. Начальник политотдела Верещагин сообщил, что мы прибыли в подкрепление 323-й стрелковой дивизии, которая входит в состав 10-ой армии Западного фронта. Вкратце рассказал и о своих военных дорогах. В завершение, он поздравил нас с присоединением к знаменитой дивизии, заодно познакомил с международными новостями и вестями из линии фронта. С рассказом комиссара, ещё недавнее внутреннее напряжение и тревожные мысли безоружных солдат, постепенно рассеялись, светлели лица.

    Мы с Халимом сидели рядышком. Как только комиссар начал отвечать на вопросы, меня позвал к себе круглолицый майор. Он стал расспрашивать, кто я, откуда, какая у меня профессия, знаком ли я с лошадьми. Затем добавил:

    - Тогда хорошо. Я вас возьму в батальон связи. Жди здесь!

    Отдав такой приказ, он снова вошёл в круг вновь прибывших. Через некоторое время привёл ещё троих. В итоге он отобрал восемь человек.

    В это время Халима тоже увели в сторону. Подбежав ко мне, он сообщил, что он попал в 1086 стрелковый полк во взвод коменданта. В свою очередь, я сообщил другу, что направлен в батальон связи. Так два друга, которые до сих пор служили вместе в одном полку запаса, оказались в разных частях одной и той же дивизии.

    780-й отдельный батальон связи (ОБС-780) расположился за лесным массивом в узкой полосе соснового бора. В блиндаже моим соседом стал бывший комбайнёр из Малмыжского района Кировской области Николай Портнов. Он был ростом чуть выше меня. Я тогда не мог даже предположить, что с этим сероглазым, широкоплечим парнем, который всегда был готов прийти на помощь, значительную часть суровых фронтовых дорог придётся пройти вместе. Сколько испытаний выпало тогда на нашу долю!


    Первое испытание

    Перед складом батальона встать на пост! С приходом на фронт, это было моё первое военное задание. После приказа спустился в землянку, взял ещё один патронташ, карабин и вышел.

    Вдруг сверху послышались странные звуки «фрш-фрш» Что же это такое?

    Может это самолёт сбили? С такими мыслями взглянул на небо. В это мгновенье, задев верхушки высоких деревьев, пролетел снаряд и взорвался метров за сто от меня. Грохот от взрыва наполнил весь лес.

    Я замедлил свои шаги и насторожился. Вдруг опять полетят вражеские снаряды. В это время из штабной землянки появился сержант и тут же задал вопрос:

    -Что за взрыв там?

    -Не могу знать, товарищ сержант, кажется, какой-то заблудший снаряд взорвался.

    - Вас на пост отправили?

    - Да, товарищ сержант, младший лейтенант меня отправил раньше к складу. Кладовщик это вы?

    -Да, я,- ответил он, сделав в мою сторону несколько шагов.

    – Вон та землянка и есть твой охраняемый объект. Посматривай и на другие. На склад, кроме меня никого не подпускай! Я...

    Последние слова сержанта я уже не слышал. Вдруг с грохотом колыхнулась земля. Всё кругом стало ломаться, раскалываться. Это за складами один за другим начали взрываться тяжелые снаряды.

    Резким движением припадаю к земле. Видимо настолько быстрым был мой рывок, что слетела с моей головы пилотка. Одним движением схватил пилотку, обеими руками стал держать её на голове. Всем телом в эти минуты прижался к земле. Снаряды взрывались то по одному, то сразу несколько. Взрывы были настолько сильные, что выносило вверх земляное крошево, корни деревьев взлетали на воздух. Хвоя и шишки сосен падали дождём. Некоторые из них довольно крупные. Становилось даже жутко, когда летели крупные ветки деревьев. Вдруг увидел, что слева в метре от меня стоит огромная сосна. Я тихонько подполз к ней и прижался спиной к могучему дереву. Голову приставил прямо к основанию дерева. Стало слышно, как в толстый ствол сосны врезались чугунные осколки снарядов. Вдруг я почувствовал по спине сильный удар. На мгновенье между взрывами проскальзывало затишье. Оно не успевало родить надежду, как начинался снова вой, обвальный грохот. Улучив минутку, я освободил руку от карабина и попытался прощупать спину. Оказывается, справа от меня 2-3 метровая сосновая ветка толстым концом врезалась в землю, а одна из веток при падении ударила по моей спине. А впереди, чуть дальше с того места, откуда шёл дым, снова стали взрываться снаряды. Взрывная волна поднимала на воздух глыбы земли, переворачивала с корнем кусты. Приставив голову к дереву, я снова прижался к земле. «Видимо, здесь могилка моя», - пробежали, смиряющие с концом мысли. Казалось, что этому адскому огню не будет конца. Теперь уже невозможно было разобрать, куда снаряды падают, где взрываются. Нашу землянку покрыл густой синий дым.

    Через некоторое время, мне показалось, что они стали взрываться за нами. До меня перестали долетать щепки, сломанных веток деревьев. В ствол моей сосны и чугунные осколки падали уже реже. Земля сыпалась уже не рокочущим ливнем, а реденько. Когда упали, поднятые вверх последние земляные крошки, сломанные ветки деревьев, вокруг воцарилась тишина.

    В этой мёртвой тишине, невозможно было поверить, что артиллерийского налёта больше нет. Лёжа под деревом, я осторожно повернул голову направо и посмотрел по сторонам. Сквозь дым было видно, что передняя часть землянки цела. Из рваных воронок поднимался сизый дым и несло вонючим запахом пороха..

    Кажется, на этот раз остался жив, если снова не начнётся. Не веря самому себе, окинул взглядом окрестность. Какой ужас! Вокруг меня жуткая картина. Ветки, корни деревьев, шишки, бесчисленное множество хвои, мусор заполняли поляну. Ведь я только утром любовался чистотой и красотой этих мест. А теперь они стали неузнаваемы.

    Вдруг до меня дошли звуки речи. Нарушив тишину, со стороны штабной землянки шли в мою сторону трое. Это были крупного телосложения командир батальона старший лейтенант Степаненко, заведующий складом сержант Попов и старший писарь Обледков.

    - Кто там лежит? Может раненый?

    - Из новеньких. Шёл на пост, к складу.

    - Если бы я не остановил, попал бы в самый огонь, добавил сержант Попов.

    Не доходя до меня, старший лейтенант крикнул:

    - Живой?! Раненый!?

    - Кажется, не раненый, товарищ командир!

    - Тогда вставай! Почему до сих пор лежишь?

    - Он растерялся, товарищ лейтенант. В себя прийти не может.

    Я быстро поднялся, стряхнул с себя землю и подправил пилотку.

    - Под огнём первый раз? Ничего. Это только цветочки. Надо привыкать,- сердито сказал старший лейтенант.

    - Почему до сих пор здесь лежал? Надо было перейти в более спокойную зону. Солдат должен быть подвижным.

    - Я растерялся, товарищ старший лейтенант,- ответил я, не скрывая своё состояние.

    - Ничего,- сказал старший лейтенант, еле удерживая свою улыбку, - Научишься. Война, брат, всех учит!

    Командир батальона и писарь Обледков ушли в направлении расположения хозяйства взвода.

    Я остался стоять перед складскими землянками в засоренной полянке. Подправив патронташ, который висел в поясном ремне, стал осматривать окрестность. Лес погрузился в тишину. От воронок, где взорвались снаряды, до сих пор дым не рассеялся. До меня доходили запахи пороха. Чуть дальше, в густых зарослях, казалось, что огонь в яме до сих пор тлеет. Маленькие деревца наклонились набок, а некоторые и вовсе лежат на земле. Из глубоких ран величавых сосен торчат чугунные осколки снарядов. Их тяжёлые ветки, как сломанные крылья, висят над землёй. Я невольно взглядом стал искать ту самую сосну, которая укрыла меня от вражеской пули. На ней видны осколки, она тоже получила тяжёлое ранение. «Значит я счастливый!» - подумал я, радуясь, что без единой царапинки остался жив. Если бы тогда сержант меня не остановил, первый же снаряд унёс бы мою жизнь. Даже деревья тихо стонут от ран. Знать бы, откуда они знают, что здесь находится склад? Может быть та «рама» сообщает (самолет разведчик). Наверно она.... Ведь, как только она улетела, тут же началась стрельба.

    На другое утро наша военная жизнь началась с уборки территории. В разговоре я понял, что вчерашний артиллерийский налёт был результатом дуэли между нашими и вражескими тяжелыми орудиями. Вполне вероятно, что если наши сто пятьдесят вторые (артиллерийские орудия) отсюда не переедут, то фрицы могут возобновить атаку.




        продолжение >>
    Ахмет Рафиков
    Повесть на русском языке.
  • Әхмәт Рафиков:
  • Шерамыжник (Ат яныннан ычкынасы иде)
  • Тугызынчы майда очырашу (шигырьләр)
  • От Калуги до Берлина (повесть-память)




  • ← назад   ↑ наверх