• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Небольсина Маргарита Викторовна

    Господи, не бросай меня в терновый куст!

    (рассказы и повести о любви)

    Автор выражает искреннюю признательность Исмагилову Н.А., Хамидуллину Б.Л., Галкиной В.Н., Лащеновой В.П. за оказание содействия в издании книги.


    Оглавление.

    Господи, не бросай меня в терновый куст!

    Горькие яюлоки

    Паруса на горизонте

    Любовь в результате несчастного случая

    Остие любви

    Прогноз погоды

    Стеклышки моего детства

    Шиза

    Сегодня я умерла


    Господи, не бросай меня в терновый куст!


    В мире нет беспросветных ночей.

    Вы мне верить должны, если я говорю.

    Если я утверждаю.

    Что всегда, даже в самой кромешной печали

    Есть открытое настежь окно,

    Озаренное светом.

    В мире есть мечта начеку.

    Есть желанье, которое нужно исполнить.

    Есть голод, который нужно насытить.

    В мире есть благородное сердце

    И пожатье надежной руки.

    И внимательные глаза.

    И жизнь, которая хочет,

    Чтоб ее разделил с другим.

    П.Элюар.


    НАТАША.

    − Все мужики − сволочи! – пьяно опустив голову на мое плечо, всхлипнула Лариска. – Я, как последняя дура, напялила новое платье...Подол еще сожгла на кухне, блин!.. Купила копченую курицу, наделала салатов... Свечи, ароматические палочки... Взяла у Сашки новую «порнушку»... Кому, на хрен, это надо! Он даже не позвонил. Как само-собой разумеющееся! Прихожу на работу, а девчонки: «Ларис, твой Ленечка звонил.У него жена заболела...» Сам позвонить побоялся! Хоть бы извинения попросил... «Заболела»... Спекулирует своими болячками! На ней возить − не перевозить! Из санаториев не вылезает! То он ей на работе путевочку организует, то она через какой-то Фонд «Чернобыль» в Египет едет...А я уже 3 года в отпуске не была!

    − Да ладно тебе – пытаюсь я сдвинуть ее с темы. − Ты же уже 100 лет с ним. И каждый раз – одна и та же история.

    − Наташка! – протяжно стонет она. − Он же хотел, чтобы я ему ребеночка родила. Девочку... Я, дура, тогда побоялась: «Да ты что, совсем ненормальный! Мне уже 40. В этом возрасте не рожают!»

    А он все смеялся: «Ерунда! В Испании женщина родила в 60. Я уже начал собирать деньги на букет, который подарю тебе, когда ты выйдешь из роддома». Вот и заклинило меня на девочке. «Подожди немного – и мы будем вместе». Пять лет провела, на чемоданах, как на перроне – ждала...А сейчас − ни девочки, ни семьи...

    − Ну хватит реветь – утешаю я ее. − Вы же и так вместе! Душа у него все равно здесь, с тобой.

    − А там что – штамп в паспорте? Ты, говорит, дура, Лариска, что 28 лет назад за меня замуж не вышла! Как будто бы он звал...

    − Да ладно тебе Господа гневить! У тебя хоть такой есть! Есть, к кому прижаться. Да и в люди выйти с ним не стыдно...

    − Какие люди! Ты с ума сошла? Он же за порог нос высунуть боится. Наверное, по дороге от каждого прохожего шарахается! Это я тебе только лапшу на уши вешала про наши походы в рестораны и поездки «на шашлыки».Он и машин -то оставляет на другом конце города – чтобы не засекли.

    − Так уж получается у него – неуверенно защищаю я ее Ленчика. − Боится он ее обидеть Не хочет потерять.

    − А меня? Не боится обидеть?! И потерять не страшно? Куда я денусь, на фиг, с подводной лодки! Старая, страшная, никому не нужная... Морщины вовсю-ю-ю – с новой силой начинает рыдать моя боевая подруга.

    − Ларис, ну их всех! Козлы, они и есть козлы. Давай выпьем за нас, любимых!

    − Но он же не любит ее! Он меня любит! Почему мы не можем быть вместе? – Лариска уронила лицо в ладони, и между пальцев потекли черные слезы.

    Мне стало жалко маленькую, хрупкую Лариску, которая прилепилась к своей школьной любви и никого не видела вокруг кроме своего любимого Ленечки. Как ответить ей, чтобы не подавать ей надежду, но и чтобы не обидеть окончательно...

    − Ларис, ну перестань...Да все еще у вас будет! Просто он – настоящий мужчина, порядочный, поэтому не может уйти от нее.

    − Настоящий мужчина не живет с двумя бабами! Он, в конце-концов, делает свой выбор! Мне же 45 лет! Много ли мне осталось...

    Ах, как я ее понимала! Много ли и мне осталось, в мои 45... Наши истории были похожи одна на другую, как истории всех одиноких женщин. Или как истории всех женатых мужчин.

    Несколько лет тянулась неожиданно воскреснувшая история моей школьной любви. Он мчался ко мне из Москвы, чтобы увидеть, услышать меня, чтобы побыть со мной хотя бы несколько часов. Я брала «больничный» – благо в то время на мои частные «простуды» смотрели снисходительно – и уезжала к нему «Татарстаном», чтобы утром увидеть его на Казанском вокзале с неизменной улыбкой и букетом моих нелюбимых−но любимых им −розовых роз.

    Он всегда брал в гостинице двухместный номер, не забыв перед уходом оставить на столике счет за его оплату.

    Ровно в 21 час он начинал нервничать и собираться домой. «Сегодня у нас гости, Ольга просила не опаздывать» - «Но ты же можешь немного задержаться!» – «Я бы хотел остаться с тобой навсегда и никуда не уходить...Но пока я не могу...».

    Надо ли говорить, что почти каждая наша встреча заканчивалась ссорой, я уезжала домой совершенно больная, каждый раз прощаясь, как в последний раз. Он забрасывал меня письмами, мы снова бросались в объятия друг другу... Было, все было. И обещания вечной любви, и обязательное призрачное будущее, когда мы будем вместе... И даже наш будущий ребенок... А однажды нам встретилась жена его друга – жены друзей имеют привычку дружить домами. И грозный бэтмен на глазах превратился в маленького пушистого зайчика с дрожащим хвостиком! «Ты же знаешь, что я не могу сейчас ничего изменить... Ты же все понимаешь – ты умная... Нужно только подождать...».

    Я понимаю, в жизни бывает много всего.Не могу только одного простить, когда любят, улыбаются, привязывают к себе...И ты начинаешь всему верить... А у человека, оказывается, еще и другие планы! К этому, обычно, бываешь не готова, все это так неожиданно... Поэтому приходится быть недоверчивой, насмешливой, жесткой... Вообще, страшно открывать человеку душу. Потому что разочарования – смертельны.

    Я ждала долго. Очень долго. Потом устала. Разочаровалась. Лариска тоже устала. Мы понимали друг друга. И я знала, что и она знает, что мои слова о мужской порядочности – это так, для красного словца... И что я совершенно согласна с ней, что «все мужики – сволочи». И все - таки в душе у каждой из нас еще жила надежда, что где-то по городу бродят наши принцы, таская в своих заплечных мешках наши стоптанные домашние тапочки 38 размера...

    Ночь сегодня выдалась кошмарная. Лариска с ее дурацкими «душещипательными» разговорами перевернула всю душу. Изводили не в меру разгулявшиеся комарихи. Литра выпитой крови им было недостаточно – очевидно, заливали похмелье. Кошка шастала по дому и бормотала о чем- то своем. Наверное, распивала с домовым свою миску молока. Призывая к сумасшествию, в окно пьяно ухмылялась круглая луна. В такую ночь – верхом на метлу, да на Лысую гору...Одеяло кололось, как тысячи колючек незнакомого растения.... Откуда – то издалека, из детства, выплыло: «Братец Лис, не бросай меня в терновый куст!». Вот оно – терновый куст! Терновый венец... Это то, что не давало мне покоя ни днем, ни ночью.

    Как ветром сдуло с постели. Где-то здесь была сигаретка... Вот она! Блин, как обычно, спички кончились, новый коробок запрятала так, чтобы найти только после наступления конца света – а чтоб не воровали! Зажигалки у меня сроду не было...О, счастье, ты было так возможно... Во – лежит! Спичка, покончившая жизнь самоубийством. Судя по сломанному остову, недолго мучилась, старушка! Башка отвалилась сразу. Если сумею захватить ее пинцетом для бровей... Класс!...Уже и курить расхотелось и вдруг стало невыносимо жалко себя.Чтобы стало еще жальче, представила себя, молодую, красивую, в наряде «от кутюр» в гробу, заваленном цветами от бывших, любимых и любящих... Наконец, сумела выжать слезу. Легче не стало, но традиция была сохранена.

    Чего же ты, Братец Кролик? Вроде бы, грех жаловаться.

    Есть неплохая для нынешнего времени работа. Перекладывание справа налево и обратно пачки бумаг, работа со всякой офисной техникой – иногда с выгодой для себя – приносили не очень большую, но достаточно приятную возможность побаловать себя иногда каким-нибудь деликатесом, стрескать воднеху огромный торт, выпить чего- нибудь вкусненького или прибарахлиться. Жилье – пусть в старом домике, без горячей воды, телефона,но зато с соседями-алкоголиками, уносящими из коммунальной кухни все, что не привинчено и не прибито− и в центре города.

    В свое время будущий дедушка Ленин был вполне доволен этим районом. Только в соседях у него был будущий основатель социалистического реализма А.М.Горький, а не те, кто воплощает этот реализм в действительность... Кому повезло больше – это еще вопрос.

    Находясь в возрасте «ягодки опять», выгляжу на десяток лет моложе. Не Софи Лорен, но мужчины вниманием не обходят.Только не те... Вот если бы голову Иван Иваныча приставить к телу Петра Петровича, добавить мозги Сидора Сидоровича, внешность NN...

    С «теми» же происходили сплошные несовпадения. Или во времени, или в пространстве. С «теми» у меня были разные точки зрения на развитие наших отношений. И они «отмирали» от сердца с болью, кровью, оставив нескончаемые воспоминания и сожаления о несбывшемся.

    Все эти страдания не помешали побывать два раза замужем, постоянно иметь кого-то рядом (так, на всякий случай). «Всякий случай» наступал, когда в доме неожиданно что-то загоралось, падало, ломалось, не закручивалось и не отвинчивалось. Тогда на помощь приходили доблестные воздыхатели. Самым сложным было не столкнуть их в дверях, называть своми именами и в критические для их существования моменты сочинить правдоподобную историю о неожиданно приехавшем из столицы нашей Родины родственнике. Все это было, вроде бы, ничего. Но и в то же время, это было − ничего. Скучно. Как в осеннюю октябрьскую слякоть. Пушкин, конечно погорячился, когда придумал, что это − «очей очарованье»! Это время, мне кажется, когда человек ощущает себя безмерно одиноким и никому не нужным. Как будто бы, наступил конец света. Ничего не хочется делать и никого не хочется видеть. И ощущение того, что ты – последний человек на Земле. И уже некуда, незачем, да и не с кем идти... И на мир смотришь совсем другими глазами... Вот как сейчас...

    А так хочется влюбиться!... Чтобы голова закружилась от счастья. Чтобы забылось, наконец, одиночество, чтобы не думать с ужасом о своем возрасте... Чтобы рядом был настоящий мужчина, который способен ради меня совершить какую – нибудь сумасшедшую глупость...С которым рядом тепло, уютно. И надежно... Чтобы это был мой и только мой мужчина...Впрочем, принцы, наверное, давно уже закончились! Остались одни управдомы. А что– управдом –тоже человек! Воду горячую проведет... Ванну опять же...

    Мои душевные муки прервал неожиданно проснувшийся будильник, который строго сообщил, что через некоторое время меня могут просто не досчитаться на работе. Последующим мероприятиям могла бы позавидовать среднестатистическая пожарная команда. За 30 минут я пришла к выводу, что кошки просто осложняют жизнь, потому что путаются под ногами и совершенно невовремя хотят есть. Что соседи могли бы просыпаться часа на 3-4 раньше меня, чтобы не мешать мне умываться и готовить завтрак. И вообще, завтрак – это непозволительная роскошь, особенно когда раскалывается голова. Что различные банки и тюбики с кремом обладают странным свойством – исчезать по утрам в одном месте и появляться в другом. Но уже вечером. Юбка, которую я собиралась надеть, почему то оказалась погребенной на самом дне шкафа и приняла совершенно непрезентабельный вид... Буквально вскакиваю в джинсы, которые еще вчера можно было надеть только с мылом. Кроссовки тоже настроены против меня, иначе по - другому не объяснишь их желание стоять в разных углах квартиры в совершенно неподходящее для меня время. Ключ от квартиры, видимо, здесь вообще не живет, потому что до сих пор не научился закрывать свою собственную дверь! Если хотя бы водители будут уважать меня сегодня, как пешехода, я наверное,не попаду в морг... Все, наконец-то я − в автобусе!

    Неужели сегодня все сошли с ума? Или началось великое переселение народов? Ничего не имею против стариков− самой недолго осталось.Но, боже мой, они-то куда?! Упираясь сухонькими кулачками, расталкивая острыми локтями, протискиваются в салон и с победным видом устремляются к свободным сиденьям. Наверняка у них самые сверхсрочные дела! Иначе трудно объяснить их добровольные мучения в транспортных толкучках.

    − Граждане, кто не успел обилетиться – я не виноват! – рявкает из динамика над ухом. − Задние двери открываться не будут!

    Ручейком потекло по салону серебро. Зашелестели в обратную сторону надорванные билетики. Из вредности сравниваю несколько номеров – явно они родились в разное время и в разных местах. Хочется подать голос протеста, но желающих поддержать меня не наблюдаю. Пообещав себе испортить настроение водителю при выходе, протягиваю билеты дальше...Вижу перед собой огромную мужскую ладонь с красивыми длинными пальцами, которая не торопится забрать у меня автобусный мусор. Поднимаю глаза, вижу внимательный взгляд и усмешку на лице.

    − Здравствуйте, – растерянно говорю я. − С праздником вас! − И еще растеряннее: С наступающим...

    Боже мой, что я говорю?! Какой «праздник»? Почему я разговариваю с незнакомым человеком? Почему он так смотрит на меня? – проносится в голове в одно мгновение.

    − Здравствуйте. А какой праздник?

    −Сегодня... пятница. А завтра – выходной. Праздник...

    − Действительно. А как мы его отпразднуем?

    − Вы-то тут при чем? – пытаюсь нагрубить я нахалу.

    − Ну, у меня завтра тоже выходной. Значит, тоже праздник.

    − Ой, нет! Я, наверное, завтра буду работать.

    − А я вам позвоню.У вас есть телефон?

    − Н-нет. То есть...да. Но он постоянно занят! Мне...вообще нельзя звонить.

    − Хорошо, тогда позвоните вы мне.

    Он наконец-то отбирает у меня билеты и передает дальше зароптавшим уже было пассажирам. На одном из билетов что-то пишет, всовывает его в мою враз онемевшую ладонь и начинает протискиваться к выходу. Я стою, совершенно оглушенная и ничего не соображающая.

    Свою остановку я проехала минут 5 назад! Ткнув в нос водителю билет и не успев сказать ему задуманную мной пакость, выскакиваю на следующей остановке и с вытаращенными глазами бегу в обратную сторону. Моментально влетаю на свой третий этаж, автоматически провожу расческой по своим свежевыкрашенным сизо-буро-малиновым волосам и без 5 минут девять хлопаюсь в кресло перед компьютером. Две девочки из отдела – две Ирины – заинтересованно смотрят на меня, ожидая очередных автобусных историй. Увидев, что я нахожусь в ступоре, встревоженно обступают с двух сторон.

    − Наташа, что с Вами? Что - то случилось?

    − А? Ой, вчера с друзьями ездила за город...Баня, шашлыки... Устроили такой замечательный сабантуй!.. Не спали всю ночь...

    Девчонки зачарованно смотрят на меня. Становится стыдно за вранье, и я резко заканчиваю: − Вообщем, не выспалась!

    - Мы вам так завидуем – вздыхает Ирина-беленькая. У вас столько друзей... Вы такая красивая, наверное, отбою нет от женихов!

    - Нашли бы и нам кавалеров, Наташа. А то мы все одни да одни. – присоединяется Ирина-черненькая. − Не в автобусе же знакомиться, в самом-то деле!

    Действительно, не в автобусе же! – повторяю я про себя. В автобусе...Кстати, а где мой билет?! Как ужаленная, вскакиваю, начинаю выворачивать карманы, трясти сумку...Билета просто нет! Я же добросовестно отдала его водителю автобуса!..Ну и ладно. Значит, не судьба. Нашла, из-за чего переживать. Он мне, в общем-то, и не понравился...Черт, никак не могу вспомнить его лицо! Что-то на нем было... Усы? Родинка?.. Зато хорошо запомнила огромную ладонь с длинными пальцами. Захотелось подставить под нее голову и попросить, как маленькая: «Погладь меня, пожалуйста»...

    На следующий день я стою на остановке. Жду свой автобус. Ободрав ногу о доисторическое ведро, ударившись коленкой о чью-то беременную тележку, вздохнув крепкий прелый запах трудового садоводческого пота, притыкаюсь, зажатая со всех сторон света, у кабины водителя. Игнорируя табличку с просьбой его не кантовать и забыв о своем вчерашнем желании сказать ему все, что я думаю, начинаю заискивать:

    −Извините, пожалуйста, а спросить можно? Знаете, я вчера ехала в этом автобусе, на билете записала номер одного телефона, а при выходе билет отдала вам. Может он у вас где - нибудь завалялся?

    Коротко стриженый детина, лениво пережевывая жвачку, поворачивается ко мне и, небрежно смерив взглядом, отвечает :

    −Чего это он заваляется? Выкинул, наверное...Зачем мне старые билеты?

    - Ну да, ну да – соглашаюсь я с хранителем своей тайны.− Ну вдруг случайно...В ответ взгляд: «Ну ты достала...»

    В это время к двери протискивается толпа, которая, видимо, решила навечно оставить мое изображение в двери водительской кабины. Некоторые пассажиры, очевидно, приняв то, что осталось от меня после их штурма, за контролера начинают совать свои деньги и билеты. Вдруг в моих руках мелькают какие-тог цифры...Вот, вот, вот...Не иначе, как удача решила улыбнуться мне. С кучей билетов и горстью мелочи в руках, чуть не опрокинув аккуратненькую кругленькую старушку с корзинкой, вываливаюсь из автобуса.

    − Куда, твою мать?! Поймаю– убью, ссука!» – орет мне вслед водитель. Я лишила его, как минимум, пары-тройки треугольников и бутылки пива. Доведя до прединфарктного состояния водителя «шестерки», и радостно обозвав «козлом» какую- то иномарку, сигаю им наперез и прыгаю в последний вагон трамвая.

    Мой ангел-хранитель, переведя дух, начинает меня воспитывать:

    −К 45 годам женщина должна бы научиться вести себя прилично...

    - При ком, при ком? – перебиваю я его.

    - Прилично! В твоем возрасте не носятся по городу, сломя голову, а следят за здоровьем и воспитывают внуков.

    (Хорошо тем, у кого они есть – и внуки, и здоровье. У меня же – наличие отсутствия и первого, и второго). Кроме того, добавляю я, женщина моего возраста должна быть политически грамотной, морально устойчивой и пользоваться авторитетом и уважением товарищей по работе. (За исключением последних двух качеств – остальных не имеется). Под аккомпанемент такой познавательной беседы о моих достоинствах и недостатках, оттягивая удовольствие, сначала пересчитываю мелочь: 7 рублей 10 копеек. Какой – то гад обманул водителя на 10 копеек – ну, люди...Свой более чем скромный побочный заработок ссыпаю в карман. Успех начинающей побирушки окрылил – еле удерживаю себя от соблазна подработать еще немного, немедленно выступив с концертом в городском транспорте с вступительными словами : «Граждане, мы не местные...». Перебрав десяток билетов и еще раз убедившись, что все они не близнецы – братья, с трепетом разворачиваю не первой свежести смятую бумажку. 2928 - 765. Максим. Хм, вполне симпатичное имя... Что-то его хозяин начал мне нравиться...Только напрасны мои сегодняшние подвиги. Я так думаю, наверное, его нет дома... А может, что скорее всего, это рабочий телефон. Сегодня суббота – значит, звонить бесполезно. Да и жетона у меня нет...

    − Девушка, обменяйте мне, пожалуйста, телефонный жетон на деньги. Выскочила на улицу, а кошелек дома оставила. Без билета ехать боюсь – обращается ко мне, скорее всего, моя ровесница – тяжело дышащая, очень полная, наполовину седая, женщина в очках. После такого обращения отказать просто грех. Вот тебе и жетончик! Осталось только предложить тебе прямо здесь, в вагоне, телефонный аппарат. Как насчет дивана и чашечки кофе?..Выхожу из трамвая, увидев на остановке телефон – автомат. Пытаюсь удержать себя от очередной глупости и пройти мимо. Стало страшно, как в детстве, в темной комнате. Горло пересохло, запрыгало сердце, и стало жарко ладоням. Нервы – ни к черту! Но разве я, со своей козерожьей настырностью, остановлюсь на полпути! Набираю заветный номер – на «девятке» телефон срывается. Подхожу к другому автомату – не работает! Третий – занято, занято, занято...И вдруг:

    − Слушаю!.. Алло!.. Говорите!.. Вас не слышно!.. Алло!...

    − Слышно... Это я. С праздником Вас!

    − Здравствуйте! Я ждал, что вы позвоните! Специально вышел сегодня на работу.

    − Вчера я была занята...

    − Ничего страшного! Я и сегодня ждал вашего звонка!

    − Да...Ну, ладно...

    − Что значит «ладно»? А праздник?..Я хочу мороженого! И лимонад.

    − И шампанского? И какаву с чаем?

    − И шампанского! Где мы можем с вами встретиться?

    − Я...Я не знаю...Я не совсем готова...

    − До вечера вам времени хватит? Часов до 6?

    − Да...Наверное...

    − Значит, в 6 я жду вас на Баумана.У Русалки.

    − А как вы меня узнаете, вы даже не знаете моего имени?

    − Я вас обязательно узнаю.У вас очень красивые глаза. Как у русалки. И необыкновенные волосы. И имя, наверное, тоже красивое... Пока я его не знаю, можно я буду звать вас Русалкой?..

    Дрожащими от волнения руками взлохматила волосы, внимательно глянула в зеркальце : щеки разгорелись, как у девчонки...Облизнула сухие от волнения губы...Русалка... И куда мне теперь деваться до вечера?.. Нет, каков нахал – был уверен, что я позвоню!..Зачем я только отложила до вечера нашу встречу?..Такой замечательный солнечный день – можно было бы погулять... Чтобы немного остыть, покупаю любимый пломбир с орехами.Вымазавшись растаявшим мороженым, как первоклассница, наконец, успокоилась. До вечера еще вагон времени, делать нечего − еду домой.

    Дома – тоже ничего хорошего. Комната пышет зноем. В распахнутые окна ветра не наблюдается. По телевизору – очередные страшилки. Разбился самолет, погибли люди. В Турции землятрясение. Пока сведений никаких нет. Самое больное – это Чечня. Иногда бываю счастлива оттого, что у меня нет детей, нет сына. Страшно подумать, что мой нерожденный сын мог погибнуть в этой мясорубке...Впрочем, Чечня – это еще не самое страшное. Там люди знают, где они.Знают, что их подстерегает смерть.Знают, что там война...Здесь, в мирной жизни, на нас в любой момент может обрушиться все, что угодно – взрыв, шальная пуля, накачанный наркотой пацан за рулем, камень, брошенный каким -нибудь придурком с крыши...Жизнь прекрасна до тех пор, пока о ней много не задумываешься.

    Всякие разные «домохозяйкины» сериалы тоже не вызывают особых эмоций. По РТР опять идет какая – то мексиканская ерунда:

    −О, дорогой, что же мы будем делать?

    −Не знаю, дорогая. А что нам делать?

    −Так жить нельзя! Нужно же что – то делать!...

    Александр Сергеевич – отдыхает!.. Пробую почитать – книга не идет в голову...Время тянется медленно, как тысяча черепах в одной упряжке. Ожидание становится нестерпимым!.. Самое лучшее, по – моему, заняться собой. К счастью, для этого времени у меня вполне достаточно...

    Наконец, настал долгожданный вечер.

    Бросив на себя последний взгляд в зеркало, остаюсь довольна: глаза светятся, умело нанесенный макияж сделал мое лицо, как мне кажется, загадочным и моложавым, блестящие волосы рассыпались по плечам, маленькое черное платье неплохо облегает совсем не потерявшую своих форм фигуру, в золотистых босоножках на высоких каблуках я стала еще стройнее.

    Схватив сумочку, за 10 минут до назначенной встречи выбегаю из дому. Теперь у меня уже нет времени переживать, куда деть свободное время. Его у меня теперь нет вообще. Я прямо не узнаю себя! Неожиданно появляется страх: а вдруг он не придет?! А вдруг не дождется и уйдет? Неимоверным усилием воли удерживаю себя от того, чтобы не помчаться со свистом с горы мимо финансового института.

    Если я приду на свидание с размазанными глазами, растрепанными волосами, на подгибающихся ногах, вряд ли Он захочет назвать меня Русалкой, Скорее всего, я буду похожа на загнанную Клячу.Ничего − гордо выпрямляюсь я, сбавляя ход, − лучше пусть подождет. Пусть не думает, что он для меня – луч света в темном царстве! Несмотря на все свои старания, я опаздываю всего на две минуты, что для нормальной женщины – не для меня – сущие пустяки. Вообще-то я очень пунктуальный человек: стараюсь не опаздывать сама, и очень не люблю, когда невовремя приходят другие. Но мне всегда не хватает нескольких минут...Неожиданно передо мной вырастает огромная мужская фигура в белой рубашке :

    − Девушка, можно с вами познакомиться? Меня Максимом зовут. А вас – Русалкой?

    − Наташей.

    −Я же говорил, что у вас должно быть красивое имя! В переводе с латинского оно означает «родная»− я знал это с самой первой встречи.

    − Что я – Наташа?

    − Что вы – родная.

    − Ну, знаете...Мне кажется, я не давала вам никакого повода...

    − Конечно, нет. Ради бога, не обижайтесь! У меня такая дурацкая привычка – я всегда говорю то, что думаю...

    − Телевизор смотрите? «Иногда лучше жевать, чем говорить!»

    − Да, наверное...Вы правы. Не сердитесь, прошу вас! Я так хотел вас увидеть...

    − Почему?

    −Знаете, я увидел вас вчера, в автобусе. У вас был очень независимый вид... А на лице написано – только не обижайтесь, прошу вас! –на лице было написано: «Не подходи – убъет!».А мне было совсем не страшно!

    Вот это уже наглость! Поворачиваюсь, чтобы уйти, но он удерживает меня за руку:

    − Пожалуйста, простите меня. Я совсем не хочу вас обижать. Вы мне тогда сразу очень понравились. Неожиданно появилось чувство, что мы знакомы давным-давно. Я увидел в вас родного и близкого мне человека. И я очень испугался, что никогда больше не увижу вас...Я ведь редко езжу этим автобусом. И у меня не было никакого шанса встретить вас снова. Ведь вы, правда, не будете сердиться на меня? - умоляюще спросил он, наклонившись ко мне...

    Я подняла голову и, столкнувшись с ним взглядом, кажется, навсегда провалилась в его синие огромные глаза... Взгляд был такой нежный и беззащитный, что я не смогла больше обижаться. И вдруг мне стало так свободно и легко, что я радостно рассмеялась. Меня наполнило какое-то необыкновенное ощущение счастья.

    Неожиданно я поняла, что уже люблю этого большого ребенка. Я смотрела на его лицо, и мне казалось, что я давным-давно его знаю, с самого детства.Что, возможно, я сидела с ним за одной партой. И наверное, он дергал меня в первом классе за косички...Я уже любила его бездонные глаза, любила его светлые, почти седые волосы, любила его огромные руки с длинными нежными пальцами...Любила давно- давно, всю свою жизнь...И он был таким родным и близким, как мне не был близок, пожалуй, никто и никогда! И никто, никогда и нигде не любил его так, как любила его я...

    И был вечер. И ночь. И еще день. И еще вечер...

    Этот человек мгновенно и навсегда вошел в мою жизнь. И не было конца нашим узнаваниям друг друга и нашим непрекращающимся разговорам. Оказывается, у нас не только много общего, у нас много совместного общего. Кто бы мог подумать, что всю нашу жизнь мы были рядом, но встретились мы только сейчас. Когда-то мы, действительно учились вместе − в школе № 3, только он уже заканчивал ее, когда я перешла в пятый класс. Наши дома стояли на соседних улицах! Почти всю свою сознательную жизнь он прожил на Маяковского, напротив исполкома. В одно и то же время мы играли в драматическом кружке, занятия в котором вел артист Качаловского театра Ю.Федотов. Только я была маленькой девочкой – пастушкой Мэри, а он, высокий, красивый, играл Робин Гуда. И он совершенно не обращал на меня никакого внимания! Когда я пришла учиться в Казанский университет на историко-филологический факультет, он заканчивал механико-математический. Мы ходили по одним коридорам, учились в соседних аудиториях, но совершенно не знали и не видели друг друга...

    Он рассказал о том, что в школе, на уроке химии, неудачно смешал серную и соляную кислоту. Школа уцелела, наша химичка Софья Александровна отделалась легким испугом, а у Максима на щеке на всю жизнь остался огромный белый след от ожога. А он долго хохотал над тем, как в 7 классе я стреляла на уроке физики из резинки, и меня на целую неделю выгнали из школы.

    Как мы могли быть так долго друг без друга? – почти одновременно выдохнули мы. Мы словно застыли, глядя друг на друга. И не было никаких сил, чтобы пошевелиться.

    И наступила ночь...Нам не нужны были больше никакие слова. Мы оба забыли обо всем на свете. Были только двое в этот мире -только он и я...Время словно остановилось. Мы полностью принадлежали друг другу, и не было никого и ничего другого, кроме нас и нашей любви...

    Вскакиваю на постели от мерзкого пиканья китайского будильника, оглядываю комнату – никого нет...Я даже не слышала, когда он ушел. На зеркале − записка:

    «Наташка, ты – чудо! Я люблю тебя! Пожалуйста,не потеряй меня! Буду ждать звонка. Я».

    Ощущение радости и счастья не проходило. Настроение не могло испортить даже то, что сегодня – понедельник. Что придется опять трястись в переполненном автобусе. Что с утра будет планерка, шеф опять надает заданий и завалит работой, и некогда будет поднять от компьютера голову. Ничего не было страшно! Праздник не кончился – праздник остался со мной.

    Тогда я еще не знала, что счастье не может длиться долго. Если сегодня много смеешься – завтра будешь плакать.

    За все хорошее приходит расплата...


    МАКСИМ.

    В свои 50 лет никаких сюрпризов от судьбы я, в общем-то, не ожидал. Пока не встретил Наташку.

    В этот день мне нужно было съездить по служебным делам на другой конец города. Самый обычный день, конец недели, когда уже все надоело, и хочется скорее на природу, к прохладной воде, на горячий песочек...

    У нас, на Локомотиве – это пляж такой на Волге – сложился неплохой коллектив. Несколько спортивного вида ребят, премиленькие молоденькие девушки...Общались мы только летом, по выходным. В другое время года никаких отношений не поддерживали. Мы даже не знали, честно говоря, «ху из ху», когда наша компания разбегалась до следующей встречи.Да это и не интересовало никого.А меня, связанного различными военными тайнами, даже устраивало. Остальное время, свободное от работы, проводил по-разному. Любил и рыбку половить, и в лесу с ружьишком побаловаться, мог просто уехать на Яльчик и там прибиться к какой=нибудь турбазе.Новому человеку в таких дебрях завсегда рады !

    Друзей, можно сказать, не было.Многие уже ушли. Новых приобретать с возрастом становится все труднее. Да уже и не нужно это...Приятелей – да, хватало.И хватает. Пиво попить, потрепаться, погусарить где-нибудь на дискотеке...Да, собственно, с наличием отсутствия свободного времени больно-то не разгуляешься! В нашем ведомстве – работа не «от» и «до». Достаточно частые командировки. И за границу, в том числе. Пришлось побывать не один месяц и в «горячих точках». Есть много, от чего просыпаешься ночью и лежишь с раскрытыми глаза. И кажется, нет конца тем кошмарам, которые пришлось увидеть...Дома бываю не часто. Может быть, поэтому как-то не сложилось с семьей.

    Когда учился в университете, была у меня девушка. Таня. До сих пор я сохранил о ней самые теплые воспоминания. Теперь уже доктор наук, руководитель крупного института...У себя дома – просто бабушка. А для меня – Танечка, Танюша...Зеленоглазая красавица с длинной русой косой...Замечательная девушка ! Только замуж вышла не за меня −за моего лучшего друга.

    Потом долго и мучительно болела мама. Все относительно свободное время и внимание уделялось ей. После ее смерти жизнь как-то сразу изменилась. Она словно замедлила свой бег. Работа – дом, дом – работа...Научился готовить. Накупил всякой-разной техники и, вооруженный плодами научно-технического прогресса, очень неплохо стал справляться с домашними делами. Изредка появлялись девочки, девушки, женщины... Для каждой находились добрые слова, какой-нибудь мелкий пустячок...Если бы я вдруг неожиданно умер, думаю, было бы немало желающих порыдать над моим телом... Очень поздно женился. Жена была замечательной женщиной, прекрасным человеком. Мягкая, нежная, красивая, терпеливая... С пониманием относилась к моим частым отлучкам и долгим исчезновениям. Старалась не обращать внимания на дребезжащий телефон, который выдергивал меня из дома в любое время суток, даже если он говорил женским голосом...Что греха таить – всякое было! Она старалась как -то организовать и обустроить нашу жизнь. Обожала вкусно готовить, устраивать неожиданные домашние праздники и дарить подарки. Мне было уютно с ней. Но как-то слишком размеренно и спокойно. А в какой-то момент она просто ушла, оставив длинное-предлинное письмо, где высказала все, наболевшее за 10 лет совместного бездетного существования...Я ее не корю. Виноват во всем я, виновата моя дурацкая работа, с которой у меня был страстный роман. Моя жена просто оказалась третьей лишней. Зато сейчас она вполне благополучная дама. Воспитывает сына, встречает с работы мужа, ходит по дому в бигудях, халате и кремом на лице... Впрочем, это уже не мое дело! Все у меня образовалось и было ничего, более-менее...

    Пока я не встретил Наташку.

    Она стояла рядом со мной – вполне обычная женщина, торопящаяся на работу. Обычная – пока не рассмотрел ее внимательно. Было ей, похоже, далеко за 30. Стройная фигурка, маленькая девичья грудь, нежный профиль лица, которого не портил неожиданно жесткий подбородок. Меня поразили ее глаза. Огромные, распахнутые, какие-то затуманенные, словно ожидающие чего-то...И при всем своем романтическом виде – ершистая, прямо суровая. Честное слово, я не пригласил бы ее танцевать! Но какая противоречивая внешность: нежная, и в то же время грубоватая. В глазах – загадка, а на лице только не хватает таблички: «Танки не пройдут!» Прямо Жанна д Арк перед сражением! Черт! Самолюбие-то как заиграло!.. Захотелось немедленно, прямо сейчас расколоть этот неприступный крепкий орешек! Правда, даже не представлял, с какой стороны я смогу к ней подъехать...И вдруг: «Здравствуй-те! С праздником!» – Господи, она еще и ненормальная! Какой праздник?.. Оказалось, праздник, о котором она захотела сообщить первому встречному – завтрашняя суббота! Нн-да, не ожидал я от нее такой прыти!..Хотя, если пошире раскинуть мозгами, это замечательный повод для знакомства! Пускаю в ход все обаяние старого ловеласа. Улыбка, несколько фраз...Похоже, клиент готов! Но телефон не дает... Ничего, мы люди не гордые, можем и свой номерочек подкинуть... Куда она денется...Приходилось и не таких обхаживать...Небрежно черкаю на чьем-то билетике телефон и выхожу на первой остановке... «Позвонит – не позвонит» – крутилось у меня в мозгу весь оставшийся рабочий день.С каждым прошедшим часом надежды умирали одна за другой. Самовлюбленный индюк! С чего это ты решил, что ты ей нужен? Почему ты решил, что она повесится тебе на шею? Мало ли, почему у нее были ожидающие глаза! Наверняка у нее любимый муж и парочка симпатичных малышей...И вид неприступный – потому что надоели ей все мужики до чертиков! И поздоровалась только потому, что наверное, сначала просто обозналась, а потом так по-хитрому выкрутилась.

    Макс, да ты никак ума лишился? Мало ли в твоей жизни было и еще будет молоденьких длинноногих блондинок и брюнеток, которые сами ложатся в постель− и уговаривать не нужно! Никак влюбился на старость лет?..Похоже, что так. Эта женщина вдруг оказалась мне нужна. Неожиданно захотелось прижать ее к своей груди, пригладить растопыренные колючки, почувствовать запах ее волос, ощутить тепло ее тела...Захотелось увидеть ее огромные лучистые глаза, коснуться ее губ...Черт! Наваждение какое-то! Вот уж чего я не ожидал...У меня была спокойная, размеренная личная жизнь, я привык чувствовать себя хозяином положения. Давным-давно уже был далек от всяческих любовных восторгов и переживаний. Все отношения с женщинами сводились ни к чему не обязывающему приятному времяпровождению...

    Пока я не встретил Наташку...

    Сегодня целый день какие-то сверхсрочные разговоры, совершенно посторонние телефонные звонки и чьи-то совсем ненужные мне проблемы. Боюсь отойти от телефона и как тигр, бросаюсь на каждый звонок. Даже покурить ни разу не вышел...Клинический , надо сказать, случай. А она так и не позвонила...Единственная для меня женщина − не позвонила. И не позвонит...Что ж, как говорится, и на старуху бывает проруха. Жизнь по-прежнему прекрасна, она продолжается. И надеюсь, не скоро еще для меня закончится. И поскольку других планов у меня не было, решил после работы просто прошвырнуться «по Броду». Посидел под зонтиком «Макдональдса» с бутылочкой пива, послушал замечательные вещи в исполнении уличных музыкантов (он – на гитаре, она – на скрипке – потрясающе!). Лениво рассматривая проходящих мимо девиц, красивых, длинноногих, призывно погладывающих по сторонам, вдруг поймал себя на мысли, что опять думаю о Ней...

    −Вы свободны? – к столику ,покачивая бедрами, подошли две то ли женщины, то ли девушки неопределенного возраста, в коротких кожаных шортиках и малюсеньких маечках.

    −Нет, − коротко бросил я им.

    Мой отказ их, видимо, не удовлетворил, и мои гостьи, обдав меня запахом спиртного,небрежно плюхнулись на пластмассовые стульчики. − Дядя, мы тоже хотим пива...

    Не вовремя они ко мне подвалили! Я совсем не настроен сегодня на веселье. Молча поднимаюсь и выхожу из-за столика. Вслед мне звучит масса комплиментов обо мне, моем происхождении и моих родителях. Настроение испорчено окончательно. Похоже, прогулка на сегодня отменяется...

    В подъезде своего дома, между третьим и четвертым этажом натыкаюсь на привалившуюся к стене фигуру с сигаретой в руке.

    − Макс, что это ты сегодня так рано ? И −один...

    Вечно пьяная, вечно несчастная Гулька! Моя подруга. Отношения наши дальше приятельских никогда не заходили, хотя мы вместе росли, учились в одном классе – с ней и моим другом Толиком, который стал ее мужем. Я был у них свидетелем на свадьбе. И было это... Когда же это было? Это было 25 лет назад – в 1975 году. Гулька тогда закончила инфак пединститута – страшно блатной был тогда этот факультет! Работала переводчицей в»Интуристе». Все было при ней. Мужики вились...Но любила она своего Толика безумно. Однажды на улице к ним пристала какая-то шпана, так Гулька храбро вылезла вперед, прикрыв огромного, как трехстворчатый шкаф, своего мужа, да как начала орать на них матом...И на русском, и на татарском, и на английском...Если эта шушера не попала тогда в психиатрическую больницу, то сейчас благополучно нянчит внуков.

    Была у них девочка с красивым именем – Анжелика.Она и впрямь была, как королева ангелов: золотистые длинные волосы, синие, почти фиолетовые глазищи в длинных ресницах, голосок звонкий-звонкий – как «колокончик»(так маленькая Гулькина дочка называла цветы колокольчика). Жили они по тем временам прекрасно. Построили трехкомнатный кооператив, был сад в Васильево, машина «Волга». Толик работал где-в оборонке, получал по тем временам сумасшедшие деньги. Видимо, что-то не то и не так сделали они в своей жизни, если судьба в одночасье отвернулась от них.

    Толька по натуре был гонщик. Ему все нужно было делать бегом. Медлительных людей он просто на дух не переносил.И Анжелика у него была такая же, как ящерка, юркая. Сама просыпалась рано утром, быстро готовила всем завтрак, торопливо собиралась и уходила в школу. Все домашние хозяйственные дела, которые были на ней, делала легко, играючи, не считая выполнение их героическим подвигом. Отец в ней души не чаял. Готов был выполнять любое ее желание. Да она была без особых запросов. Для нее главное развлечение – отцовская машина. Гоняли они на ней, как сумасшедшие – и в дождь, и в снег...Гулька сначала сильно волновалась, когда их не было дома по нескольку часов – потом успокоилась.Сидела и ждала. А однажды не дождалась...Произошла какая-то кошмарная авария на Челнинской трассе.И машина, и Анжелика с отцом – в лепешку...После этого Гулька несколько месяцев пролежала в психушке.Думали, уже не выкарабкается. Вышла – начала пить. Так ушла трехкомнатная квартира, сад, вещи...Пока не умерла мать, жила у нее, а потом так тут и осталась...

    Иногда мы болтали с ней по-приятельски, выпивали бутылочку...Вот и сейчас:

    − Макс, у тебя ничего не найдется? После вчерашнего отойти не могу. Утром-то опохмелилась, да, видать, на старые дрожжи... Только сейчас очухалась.

    Сегодня вечером мне, как никогда, нужен был собеседник. Захотелось включить музыку, расслабиться, поболтать о какой-нибудь ерунде...Делать все, что угодно – лишь бы выкинуть из головы утреннюю незнакомку.

    Мы поднимаемся на мой четвертый этаж. Лампочка, как обычно, вывернута, и в темноте я наступаю на соседского кота, который с истошным визгом срывается вниз.

    − О, господи! - шарахается Гулька в сторону.

    Открываю дверь и галантно пропускаю Гульку вперед. Она тут же проходит на кухню и, забравшись с ногами на диванчик, закуривает новую сигарету.

    − Чего-то ты смурной сегодня, Максим. Проблемы, что ли, какие?

    − Да нет, вроде все по-прежнему.

    − Насчет работы ничего новенького не слышно?

    После того, как Гулька осталась совсем одна, я считал себя обязанным помогать ей и, по возможности, старался хоть как-то, хоть чем-то поддержать. Года два она сидела вообще без работы. Пару раз я пристраивал ее курьером в райотдел милиции, библиотекарем в школу – без толку. Месяц-два держится − потом уходит в глухой запой. Два- три предупреждения – и вылетает со свистом. Хорошо еще, что по собственному желанию!.. Какое-то время работала на рынке – да с хозяином переругалась. В нынешнее время, когда даже на неквалифицированную работу предпочитают брать и с образованием, и с внешностью, ну и с ногами от коренных зубов, естественно, да еще до 35 лет, помочь Гульке очень непросто.

    − Да нет, Гуль, пока нет ничего подходящего.

    − Я понимаю... Ну да ладно, бог с ней, с работой. Найдется. Давай-ка я лучше приготовлю поесть чего-нибудь. Поухаживаю за тобой немножко...А ты пока найди чего- нибудь выпить.

    Чего-нибудь – это, естественно, водки. Никаких других напитков она просто не признает.Этого добра у меня достаточно, к счастью. С кухни доносится одурманивающий запах яичницы с жареной колбасой. Это – фирменное Гулькино блюдо. Насыплет приправы, чесночка, зальет кетчупом – закуска «вырви глаз» называется.

    − Народ к разврату готов? – кричит из кухни Гулька.

    − Готов, готов.Уже иду.

    За болтовней не заметили, как прошло время.

    − Ну, ладно. Пошла я... Спасибо тебе.

    Первая мысль, которая посетила меня утром – это то, что сегодня суббота. Праздник. Значит, она может мне все – таки позвонить...Мое появление в «конторе» в выходной ни у кого не вызовет удивления – для многих это самый обычный рабочий день. К этому привыкли и сотрудники, и их семьи. Наша работа позволяла нам работать по 25 часов в день все 365 дней – и было бы еще мало.

    Утренние сборы у меня никогда много времени не занимали, поэтому через полчаса я уже был в пути. Несмотря на раннее утро, немилосердно палило солнце. Сейчас бы найти какую-нибудь большую лужу и не вылезать из нее до вечера!..Летом работать, я считаю, вообще противопоказано. Как в анекдоте: водка теплая, женщины потные. Ну и зимой, конечно, тоже вредно...Водка ледяная, а женщины кутаются в пуховые платки и шерстяные носки. Зрелище на подвиги не вдохновляет!..

    Почему-то вспомнился зимний морозный день в лесу, искрящийся на солнце снег...«Мне холодно, мне холодно», – уговариваю я себя, обливаясь потом. «Мои ноги совсем окоченели, одежда покрылась сосульками...». Прохладнее не стало, но уже не так скучно идти по пустынной раскаленной улице.

    Еще с лестницы, услышав в своем кабинете звонок, рискуя свернуть шею, прямо от двери прыгаю к телефону.

    −Алло, будьте так любезны, а позовите, пожалуйста, Либерзона.

    − Нет его! − раздраженно бросаю я.

    − Как нет ? – изумляется трубка. – А где же он?

    Неожиданно во мне просыпается хулиган: − Он на даче.

    − Послушайте, на какой даче? У него нет дачи... Он поехал к кому-нибудь в гости? А когда он будет?

    Ну, дает! Кому расскажешь – ни в жисть не проверят, что это не анекдот от «Вечерки»!

    − Думаю, не скоро. Он на даче показаний.

    В ответ – озадаченное молчание, а затем – обиженные гудки. Чего пристал к мужику? Его, может, кондрашка хватит – и все это будет на моей совести! Можно, конечно, найти его номер и попросить у него прощения...Еще больше напугаю! Пусть уж теперь будет, как будет. Включаю кондиционер, и облегченно плюхаюсь в кресло. Достаю кучу папок, включаю компьютер – надо же создать видимость работы! Словно дождавшись моей боевой готовности, в дверь просовывается голова моего приятеля Федорыча:

    − Ты чего это сегодня? А как же без вас ваши девочки на пляжу?

    − Да пару бумажек сделать надо! Думаю, часов до 3 управлюсь.

    − А то заглядывай – у Николая новое звание. Спрыснуть бы не мешало...Опосля обеда как раз и соберемся.

    В это время раздается звонок, и голова Федорыча исчезает. В нашем ведомстве уважали право наций на самоопределение.

    − Слушаю! – молчание. – Алло!.. Говорите!.. Вас не слышно!..− Снова тишина. Ору снова: − Алло!

    И наконец-то тишину прорывается голос: − Это я...

    Дурак, бестолочь!...Это же Она! Я настолько ошалел от ее голоса, что начинаю пороть всяческую- разную чушь. Сейчас самое главное – чтобы она не бросила трубку. Самое трудное – убедить ее встретиться. Мне обязательно нужно ее увидеть.Сегодня, сейчас...Трубку она, к счастью, не бросила.И на встречу согласилась.Только ждать мне ее целый день...Настаивать я побоялся – на нее так просто не надавишь.Она, похоже, всегда делает только то, что делает. Но самое главное сказано – она придет...

    Я прикрыл глаза, и передо мной, как наяву, в чем-то воздушно-белом возникла Она. Загадочная такая улыбка и радостно светящееся лицо. Я протягиваю к ней руку, хочу обнять, а сам отдаляюсь от нее, словно по воздуху. Я хочу приблизиться к ней, но что-то не пускае меня и тянет, тянет...В это время неожиданно темнеет, начинается буря. Какой-то черный то ли платок, то ли шарф, как птица, пролетает перед глазами и садится на ветку дерева... Ее лицо искажается то ли от страха, то ли от ужаса, она кричит: «Мак-си-и-м!» – рвется ко мне, но порыв ветра неожиданно отрывает нас друг от друга и уносит куда-то во тьму, в разные стороны. «...и-и-м!» – удаляется голос. «Максим!» − в последний раз я слышу свое имя, прозвучавшее как выстрел над ухом. − «Однако, ночью спать надо было, Казанова ты наш!». Тряхнув головой, открываю глаза и вижу перед собой раскрасневшееся лицо своего приятеля, который, похоже, уже принял на грудь свою дозу. Тьфу ты, черт! Неужели заснул?!

    – А чего это ты расхаживаешь такой расхристанный – в расстегнутой до пупа рубашке, с блестящими глазками...Начальство не уважаешь?

    − Тю – тю начальство-то! Еще с обеда.

    Не понял! Какого «обеда»? – смотрю на часы. Бог мой! Обед, действительно, остался далеко позади...Видимо недавняя достаточно длительная командировка в Грозный, да и последняя бессонная ночь, окончательно расслабили меня. Да уж!... Что-то непривычно для меня смотреть такие романтические сны. Нам бы пострелять, с пушкой побегать...

    − Федорыч! Ты скажи, я похож на Ромео?

    − Ну, если – как говорил Райкин − тебя почистить и в темном месте прислонить к теплой стенке...

    − Понял! Вопросов больше нет!

    − А чего это ты, никак какая-нибудь мармозетка закружила?

    − Я и сам-то пока ничего не пойму...Зацепила меня. Как школьник, второй день места себе найти не могу. Теперь еще и сны про любовь начал видеть...

    − Ну ты, брат, даешь...Может, валерьяночки попить...

    − Нет, серьезно. Сам себя не узнаю. Cентиментальный стал, как гимназистка! Я и имени-то ее не знаю. Разговаривал по телефону, а потом отключился – как провалился. Вдруг увидел во сне, да так ярко...И стало страшно, что я ее потеряю, что не увижу ее никогда...Дурацкий сон!

    − Загрузил ты меня. Что ответить – и не знаю...

    − И не надо − в голову не бери! Это я так, для очистки совести... Сам разберусь... Ладно, Федорыч, побежал я! Пора завязывать с работой на сегодня...

    − Ежели вздремнуть захочется – приходите, мы завсегда...

    − Ты, чо, козел, в натуре, на меня бочку катишь? – делаю пальцы веером и, выпятив грудь, выталкиваю своего приятеля за дверь.

    Времени у меня совсем в обрез.Только бы не опоздать... Вон она, моя Русалка! В маленьком платьице, на каблуках− она выглядит просто сказочно! Никуда не отпущу ее теперь...И ни отдам никому...Наша случайная встреча совсем не случайна. Мы оба шли к ней. Она предопределена свыше – Небом, Богом, а может быть, Удачей, Везением...Это – чудо, и я не хочу так легко отказываться от него!..Остановилась...Оглядывается по сторонам... Поправляет челку...Хочется завизжать, как щенок, прыгнуть и лизнуть ее в щеку...Балбес! Иди же быстрее, а то она уйдет!

    − Девушка, можно с Вами познакомиться? Меня Максимом зовут. А вас – Русалкой?

    −Наташей.

    Какое славное, доброе имя – Наташа...Мне кажется, что я еще вчера его знал...

    Стоять на одном месте и разговаривать было бессмысленно, и мы устроили себе целую экскурсию по такому давно знакомому и, как оказалось, совсем неизвестному городу. Мы облазили весь Кремль, гуляли по набережным, сворачивали на старинные улочки с полуразрушенными домами, ходили по знакомым нам обоим местам...Я был в восторге от этой симпатичной и приятной собеседницы. У нас вдруг нашлась масса общих интересов, знакомых и друзей...За много лет мы могли встретиться, когда угодно: мы учились в одной школе, она, как и я, закончила КГУ... Но неизвестно, оказались бы мы вместе в то время... Судьбе было угодно, чтобы это произошло именно сейчас...

    За нашими разговорами мы и не заметили, как наступила ночь. У Наташи подкашивались ноги от голода и усталости, но какая-то непонятная сила гнала нас по городу и не давала возможности передохнуть. Наконец, мы оказались у ворот моей пятиэтажки.

    − Зайдем чаю попить? – спросил я, опасаясь отказа. Наташа утвердительно качнула головой.

    В подъезде, как обычно, стояла темень – глаз выколи. Узнав о том, что надо подниматься на 4 этаж, она только горестно вздохнула, наклонилась, расстегнула босоножки и начала подниматься босиком. Этого я вынести не смог – подхватил ее на руки и, шагая через ступеньку, быстро доставил самый ценный в мире груз на свою лестничную площадку. Сопротивляться у нее сил, похоже, уже не было...Ее хватило только на то, чтобы зайти в душ, глотнуть чаю и упасть на мою кровать...Уснула она моментально, повернувшись ко мне спиной и свернувшись клубочком, как маленький ребенок. Я осторожно, боясь дотронуться, укрыл ее покрывалом, а сам ушел на кухню.Там у меня стоял маленький диванчик для припозднившихся у меня друзей. Вытащив из морозилки пару запотевших банок пива и включив по пути маленький телевизор, я с удовольствием расположился на диванчике...

    Проснулся я от одуряющего запаха кофе, разносившегося по всей квартире. Прямо в глаз светило солнце, а слева от меня, у плиты стояла моя Русалка – Наташка.

    − Вставай, засоня! Нас ждут великие дела! Сегодня едем в Раифу!

    Как же я мог забыть, что сам вчера подбил ее на эту поездку!.. Наташа, нисколько не стесняясь, разгуливала по квартире в моей огромной футболке, готовила завтрак, доставала посуду – словно жила здесь всегда. У меня было такое странное чувство, будто я знаю ее давным-давно.Что мы с ней вместе тоже – давным-давно...

    Наш автобус уходил через каждый час. Мы успели к самому отправлению, но свободные места, к счастью, еще были, и нам не пришлось стоять. Всю дорогу Наташка вспоминала жутко смешные истории из своей жизни, я рассказывал свои, мы ржали всю дорогу, как ненормальные, и не заметили, как приехали. В этот день был какой-то праздник, и по дорожке тянулись и тянулись люди разного возраста, в основном женщины, с огромными сумками, канистрами и бутылями – они ехали за святой водой.

    Мы вошли внутрь монастырского двора и сразу попали на праздник – праздник красок и цветов. Это была самая настоящая цветомузыка! Красные, желтые, синие, лиловые, белоснежные цветы свивались в немыслимые спирали, водили хороводы, какие-то неизвестные нам цветы, высокие и гордые, казалось, охраняли стены храма. За всем этим чувствовалась настоящая профессиональная рука Мастера.

    Купола церквей сверкали ранним осенним золотом на фоне синего безоблачного неба. Нарядные люди гуляли по территории, тихо переговаривались, фотографировались на фоне величественного Троицкого Собора.

    Воздух, свет, каждый шаг – вся атмосфера, царившая в этом сказочном городе, вызывали восторг и потрясение.

    В свое время, лет 10 назад, Раифский монастырь представлял собой печальное зрелище: облупившиеся стены, разрушенные колокольни...Потом начались большие работы по его восстановлению. Рассказывают, когда в 1992 году на куполе Собора Грузинской Божьей Матери был установлен первый крест, было видение: светящийся шар сошел с неба на крест, осветив его ярким сиянием. Так Бог послал благословение обители. Сейчас территория монастыря – целый город, где люди живут, учатся, работают, общаются с Богом. Паломники и просто туристы едут сюда со всех концов страны, чтобы поклониться Образу Чудотворной иконы Грузинской Божьей Матери.

    «Красиво – как в сказке! Так здорово, что мы приехали сюда!..Давай, подойдем к Грузинской Божьей Матери... Говорят, она творит чудеса». Около иконы неистово молилась маленькая худая женщина в черном. Какой-то парень в полосатой футболке, подволакивая правую ногу, подошел со свечкой и поцеловал оклад. Молодой монах, высокий и красивый, как киноартист, чего-то бубнил, смиренно склонив голову. Наташа, поставив свечку, долго что-то шептала про себя, потом, перекрестившись, пошла к выходу. Там – маленькая церковная лавка. Монах, похожий на Юрия Шевчука, но только с длинными волосами, собранными на шее, небрежно считал мелочь.

    − Знаешь, я крестилась два года назад, в Ивановском монастыре, на Старый новый год. А крестика у меня до сих пор нет. Смотри, какой здесь выбор!

    − Ты выбери, а я подарю тебе, хочешь?

    − Хочу. Но только, говорят, крестики дарить нельзя.Это плохая примета.

    − Глупости это все! − Удостоверившись у работника церковной торговли, что крестик освящен лично Священноархимадритом Всеволодом, покупаю Наташке серебряный крестик на цепочке.

    Возвращались мы уже затемно. Наташка, сморенная свежим воздухом и впечатлениями сегодняшнего дня, склонилась ко мне на плечо, и я всю дорогу боялся не только шелохнуться, но даже дышать, чтобы не побеспокоить ее, сладко посапывающую и чему-то улыбающуюся во сне...

    Я пошел провожать ее, но так и не смог уйти в тот вечер домой. Наташа моментально приготовила классный ужин, достала непочатую бутылку сухого вина − какой там уходить!..Мы застыли, глядя друг на друга...Как я жил, пока не знал этой женщины? Как я ходил, дышал без нее? Почему я не нашел ее раньше – 5,10 лет назад? Почему я потерял столько времени? Ведь это была моя вторая половинка, которую я искал всю свою жизнь...Я смотрел на нее и очень-очень надеялся, что она тоже так же думает.

    − Как мы могли быть так долго друг без друга? – почти одновременно выдохнули мы...И наступила ночь – наша ночь. И нам не нужны были больше никакие слова...

    Я соскочил рано утром – только начинало светать. До работы нужно было забежать домой и привести себя в приличный вид. Наташка сладко спала и даже не шелохнулась, когда под моими ногами скрипнул пол. Только с подоконника соскочила кошка и громким мурлыканьем поприветствовала меня. Потрепав ее на ходу по голове, я легонько оттолкнул кошку от себя, но она, видимо, ожидая от меня чего-нибудь посущественнее ласки, последовала за мной по пятам. Пришлось плеснуть ей в миску молока, зато ответом мне было благодарное «мр-р». Оглянувшись еще раз на сладко спящую Наташку, я как можно тише захлопнул дверь. Впереди был понедельник, впереди была целая рабочая неделя, впереди вообще была неизвестность...Но даже осознание этого не могло испортить мне настроения и согнать с моего лица блаженную улыбку.

    Тогда я еще не знал, что счастье не может длиться долго. Если сегодня много смеешься – завтра будешь плакать. За все хорошее приходит расплата.




        продолжение >>
    Небольсина Маргарита Викторовна
    В книге представлены рассказы и повести о любви. Для широкого круга чистателей..
  • Небольсина Маргарита Викторовна:
  • Война...Судьбы...Память...Песни...
  • Господи, не бросай меня в терновый куст! (рассказы и повести о любви)
  • Смысл жизни разгадать пытался я... (повесть)
  • Когда вернусь в казанские снега... (Антология русской прозы Татарстана ХХ-ХХI вв.)




  • ← назад   ↑ наверх