• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Маргарита Небольсина, Булат Хамидуллин

    Война...Судьбы...Память...Песни...

    Книга сотрудников Академии наук Республики Татарстан кандидата филологических наук М.В.Небольсиной и кандидата исторических наук Б.Л.Хамидуллина посвящена 70-летию Великой Победы советского народа над гитлеровской Германией. В ней собрана доступная из открытых источников (художественных, научных, научно-популярных изданий и различных публикаций в СМИ) информация о героях войны – татарах и татарстанцах, представителях иных национальностей, внесших свой посильный вклад в дело борьбы с нацизмом.

    Авторы-составители, не претендующие на новизну включенной в книгу информации, имели искреннее желание в очередной раз обратить внимание читателя на великий подвиг нашего народа в годы Отечественной войны 1941–1945 годов.

    Вниманию читателя предлагается также сборник песен великого поколения. Здесь собраны самые популярные песни, любимые нашим народом как в мирное время, так и в годы суровых испытаний.

    Издание адресовано широкому кругу читателей.

    Научные редакторы:

    член-корреспондент Академии военно-исторических наук, доктор исторических наук, старший научный сотрудник Института истории АН РТ А.Ш. Кабирова,

    старший научный сотрудник Института татарской энциклопедии и регионоведения АН РТ С.Г. Белов


    Маргарита Небольсина, Булат Хамидуллин


    Оглавление


    «Все, что было не со мной, помню...»

    «22 июня, ровно в 4 часа...»

    «Вставай, страна огромная...»

    «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой...»

    «Взмахну серебряным тебе крылом...»

    «Это мы с небес глядим на вас...»

    «Бәр мылтыгым, бәр, бәр, бәр, мылтыгым, бәр! Явыз дошман йөрәгенә утыңны җибәр!..»

    «Туган җирен, канга, тиргә батып, яклап калган татар солдаты...»

    «Сәлам сезгә миннән, туганнарым, сәлам сезгә ерак җирләрдән...»

    «Җиңү безгә җиңел бирелмәде...»

    «Явуз душман юртымызгъа сокъулгъанда, Ватан ичюн урушларгъа сен атландынъ...»

    «Весна 45-го года...»

    «День Победы!»

    «Бьется в тесной печурке огонь...»

    «После боя сердце просит музыки вдвойне...» (Песни Великой Отечественной войны)


    70-летию Великой Победы посвящается...


    ...В жестоких боях под Москвой и Сталинградом, на Курской Дуге и Днепре определился исход всей Второй мировой войны. Железная воля советского народа, его бесстрашие и стойкость спасли Европу от рабства.

    Именно наша страна гнала нацистов до их логова, добилась их полного и окончательного разгрома, победила ценой миллионов жертв и страшных испытаний.

    Мы всегда будем беречь эту священную, немеркнущую правду, не допустим предательства и забвения героев, всех, кто не жалея себя, сохранил мир на планете...


    Президент Российской Федерации

    В. В. Путин, 9.05.2014


    ...Единым народом, единой страной мы прошли через тяготы и испытания войны. Все мысли и поступки представителей военного поколения были направлены на одно – выстоять, выжить, победить. Воины Великой Победы достойно выполнили свою историческую миссию, принеся освобождение своей стране, Европе и всей планете от нацистской кабалы...


    Президент Республики Татарстан

    Р. Н. Минниханов, 9.05.2012


    ...Пехотинцы, летчики, моряки, на суше, в воздухе и на море вы били ненавистного врага, приближая день нашей всеобщей Великой Победы. И каждый советский человек знал, что пока у нашей страны есть такая мощная и крепкая духом армия, мы непобедимы. И ни одному врагу никогда нас не одолеть!..


    Первый Президент Республики Татарстан

    М. Ш. Шаймиев, 9.05.2005


    «Все, что было не со мной, помню...»


    2 сентября 1945 г. закончилась длившаяся долгие шесть лет Вторая мировая война, которая была самой тяжелой, кровопролитной и разрушительной в истории человечества.

    В войне участвовало 62 государства, а всего в ее орбиту было вовлечено 72 страны.

    Боевые действия велись на территории 40 из них.

    Свыше 60 миллионов человек погибли.

    Еще десятки миллионов были ранены, искалечены, потеряли своих родных...

    С 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года продолжалась Великая Отечественная война советского народа против фашистских захватчиков.

    30,6 миллионов советских людей воевали на фронтах.

    8,5 миллионов из них пали на поле боя; 2,5 миллиона умерли от ран; 3,9 миллиона погибло в фашистских концлагерях.

    Потери партизан составили 5 миллионов. В оккупации, в ходе обстрелов, бомбардировок погибло 7 миллионов мирных граждан.

    Советский Союз потерял 27 миллионов человек!

    Было разрушено более 1700 городов, более 70 тысяч сел и деревень, более 32 тысяч промышленных объектов, более 65 тысяч км железных дорог.

    Были уничтожены неисчислимые материальные и культурные ценности...

    Вспомним!

    Вспомним тех, кто бился с врагом на фронте,

    Вспомним тех, кто страдал в фашистских концлагерях,

    Кто без сна и отдыха трудился в тылу,

    Кто дошел до Берлина и Праги

    И кого сегодня нет с нами.

    Вспомним о городах разрушенных, но не порабощенных,

    О деревнях сожженных дотла,

    О поселках стертых с лица земли.

    Каждую улицу вспомним, каждый дом.

    Солдат Великой Отечественной, ты насмерть стоял под Москвой и Сталинградом,

    Горел в танке под Прохоровкой,

    Погибая, спасал тысячи жизней,

    Ты не вторгался в чужие пределы,

    Ты не искал славы,

    Ты защищал Отчизну, свою семью!

    Вспомним всех, кто положил свою жизнь на алтарь победы

    Поклонимся им низко.

    Проходят годы, десятилетия, сменяются поколения,

    Но разве можно придать забвению память погибших.

    В день великой Победы мы склоняем головы

    Перед светлой памятью невернувшихся с войны:

    Сыновей, дочерей, отцов, матерей, дедов, мужей, жен, братьев, сестер, однополчан, родных, друзей...

    Вечная им память и слава!

    Идут годы, десятилетия, и Великая Отечественная война все больше уходит в прошлое, становясь лишь частью нашей общей истории. Не так много осталось живых свидетелей и, в первую очередь, ветеранов войны, для кого Великая Отечественная была частью их жизни, кто мог бы рассказать о великих ее сражениях.

    Память о тех событиях и людях, участвовавших в них, - вот все, что у нас, живущих в XXI веке, остается. Семейные архивы хранят воспоминания участников, реликвии той поры: военные награды, треугольники писем, похоронки, фронтовые фотографии, именные часы и другие вещи, в которых собрана память народа - память великого народа о своих великих героях...

    Мы все знаем, что в Великой Отечественной войне победили наши Вооруженные Силы. Но никогда, ни одна военная операция не проводилась без участия авиации! Завоевав в середине 1943 года стратегическое господство в воздухе, она удерживала его до конца войны и тем самым оказала решающее влияние на исход войны. Согласно имеющимся сведениям, в 1941 – 1945 гг. советские летчики – истребители одержали около 40 000 побед, в том числе 4900 – морской авиацией и 3900 – истребительной авиацией ПВО.

    Это книга ‒книга памяти и благодарности поколению советских летчиков за их ратные подвиги и доблесть.

    Человеческая жизнь не бесконечна, продлить ее может лишь память, которая одна только побеждает время. Многое исчезает, растворяется бесследно. Забывается

    Авторы-составители данной книги взяли на себя смелость напомнить читателю лишь некоторые страницы истории боевых подвигов наших соотечественников, написанные их кровью, и предоставили страницы этой книги Памяти...


    «22 июня, ровно в 4 часа...»


    В 1940 году фашистское руководство во главе с Гитлером разработало план «Барбаросса», цель которого состояла в разгроме советских Вооруженных сил и оккупации Европейской части Советского Союза. Планировалась молниеносная кампания в расчете до осени 1941 г.

    Дальнейшие планы предусматривали полное уничтожение СССР.

    Для этого на восточном направлении были сосредоточены 153 немецкие дивизии и 37 дивизий ее союзников (Финляндии, Румынии и Венгрии). Они должны были нанести удар в трех направлениях: центральном (Минск–Смоленск–Москва), северо-западном (Прибалтика–Ленинград) и южном (Украина с выходом на Черноморское побережье). К лету 1941 г. на границе СССР от Баренцева до Черного морей были сконцентрированы 5,5 млн. солдат и офицеров Германии и ее союзников, почти 5 тыс. боевых самолетов, более 3700 танков, свыше 47 тыс. орудий и минометов. Численность советских Вооруженных сил на западной границе составляла 2,9 млн. человек. Остальные полтора миллиона человек были рассредоточены на других участках, прежде всего на Дальнем Востоке и Юге, где сущестовала опасность вторжения войск Японии и Турции.

    Во время подготовки к наступлению на СССР, немцы пытались всячески замаскировать свои подлинные намерения, изображая якобы готовящуюся высадку на Британские острова. Для этого на северном побережье Франции было сооружено несколько аэродромов-муляжей, на которых разместили большое количество деревянных копий немецких истребителей. Когда работы по созданию этих самых муляжей были в самом разгаре, прилетел британский самолет и сбросил на один из таких «аэродромов» единственную бомбу. Она оказалась деревянной!.. После этого случая немцам пришлось закончить все подобные работы.

    Фашистская Германия и ее сателлиты уже захватили фактически всю Европу, а летом 1941-го начали осуществление плана «Барбаросса».

    Утром воскресенья 22 июня в 3 часа 15 минут тишину на западной границе СССР взорвали рев моторов тысяч самолетов и залпы десятков тысяч орудий и минометов.

    Черным стало небо в тот рассветный час от армад «крестоносных» машин, гудящих, громыхающих, несущих смерть.

    Начались мощные бомбардировки с воздуха крупнейших советских промышленных и стратегических центров, а также наступление сухопутных войск Германии и ее союзников по всей европейской границе СССР на протяжении 4,5 тыс. км.

    В первый день войны немецко-фашистские боевые бомбардировщики в сопровождении истребителей вторглись в советское воздушное пространство и сбросили бомбы на Киев, Севастополь, Ригу, Каунас, Вильнюс, Гродно, Брест, Барановичи, Житомир, Бобруйск, другие мирные советские города.

    Быстрому продвижению гитлеровских войск вглубь СССР во многом способствовала эффективная служба оперативной разведки, в том числе – авиационной. Ее ключевым элементом были самолеты-разведчики Хеншель-126 и знаменитые «рамы» -Фокке-Вульф-189. Отслеживая передвижения советских войск, они наводили на цели эскадрильи бомбардировщиков, вели аэросъемку, обеспечивали связь, корректировали огонь артиллерии.

    Имеются многочисленные воспоминания участников тех страшных событий.

    Вряд ли вы что-то слышали о 5-й заставе 17-го погранотряда. Она - одна из множества. Вот что рассказывал старшина этой заставы И.П. Максимов:

    «Сначала фашисты открыли по нам артиллерийский огонь. После двухчасовой артподготовки, примерно в 6.00, в воздух поднялись немецкие самолеты и начали бомбить... Часть пограничников была на границе, остальные заняли круговую оборону заставы... Первым встретил немцев наряд в составе четырех человек. На понтонном мосту они подбили бронетранспортер и мотоциклиста. Почти в семь утра появилась первая цепь немцев. Наступали плечом к плечу, с трубками во рту. Мы подпустили их на бросок гранаты и открыли огонь... Наступление было отражено. Фашистам только оставалось подогнать несколько танков, погрузить трупы и увезти их за Буг...».

    Одну из пограничных застав в Карелии обороняла группа бойцов под командованием старшего лейтенанта Н.Ф. Кайманова (1907-1972), уроженца села Прости ныне Нижнекамского района. В первые дни войны онаотразила 60 атак противника.

    В газете «Правда» того времени сообщалось: «На каждого пограничника приходилось по 10-15 врагов. Борьба продолжалась в тяжелых условиях: противник вышел в тыл и перерезал все связи с внешним миром. Кончились продукты, боеприпасы, 19 человек погибли, был ранен каждый второй из оставшихся. И только в ночь на 22 июля отряд оставил свои позиции и вырвался из окружения».

    26 августа 1941 г. Никите Фадеевичу Кайманову, первому из уроженцев нашей республики, было присвоено звание Героя Советского Союза. В 1943 г. отважному пограничнику была доверена охрана Тегеранской конференции руководителей трех союзных государств антигитлеровской коалиции.

    В первом налете утром 22 июня участвовало около 800 бомбардировщиков и до 500 истребителей врага. Бомбы упали на приграничные аэродромы, куда недавно прибыла новая техника, уничтожив сотни первоклассных машин. Земля гудела, раскалывалась, взметалась вверх вместе с обломками советских самолетов...

    Отсутствие готовой аэродромной сети, скученное расположение авиационных частей на немногочисленных аэродромах мирного времени, многие из которых были хорошо известны противнику, явились одной из причин тяжелых потерь, понесенных нашей авиацией в первые дни войны: было разбомблено 66 аэродромов и уничтожено 1200 советских самолетов. В неравных боях первого дня в небе войны было сбито еще 400 наших самолетов...

    Что могли противопоставить скорости, огневой мощи, превосходящей численности фашистской авиации наши летчики на сохранившихся самолетах в основном устаревших конструкций? Лишь свое мужество и беззаветную любовь к Родине...

    Рассказывает штурман А.С.Мантуров:

    «В июне 1941 года я служил в17-й отдельной корпусной авиационной эскадрильи. Эта авиаэскадрилья входила в состав 17-го стрелкового корпуса 12-й армии Киевского особого военного округа и располагалась на аэродроме Садагуры (окраина г. Черновицы). В эскадрильи было 9 самолетов ССС [ССС – «скоростной, скороподъемный, скорострельный» - штурмовик на базе самолета Р-5. – прим. Авт.] и 9 самолетов У-2. Я был в экипаже на самолете ССС, в должности стрелок-бомбардир.

    В 4.00 22 июня 1941 года 9 самолетов Ю-88 в сопровождении 17 Ме-109 нанесли первый бомбовый удар по нашему аэродрому Садагуры. В результате налета было сожжено 4 самолета. Мы отбивались от Ю-88 пулеметами ШКАС, установленными во второй кабине самолета ССС. Этим делом занимались штурмана, в том числе и я. Во время второго налета ни одна бомба не разорвалась, а также не попала на аэродром.

    В течение дня мы подбили 2 Ю-88, один из которых сел на вынужденную посадку недалеко от нашего аэродрома.

    После, когда уже не было организовано достойного сопротивления с нашей стороны, немцы обнаглели и штурмовали аэродром с высоты 150–200 м, делая по несколько заходов. К вечеру немцы вывели из строя 17 наших самолетов. На всех остался один ССС... Вот так началась для меня Великая Отечественная война».

    Летчик И.П. Лукьянов вспоминал: «Первой новостью для меня стал второй день войны. Рано утром самолет противника Ю-88 на небольшой высоте появился над аэродромом и сбросил первую фугасную бомбу. К счастью, она упала в болото за границей взлетного поля и не взорвалась. Не раздумывая, расположенное поблизости подразделение зенитной обороны открыло пулеметный огонь по самолету противника. Со шлейфом огня и дыма, по докладу наблюдателей Ю-88 упал в морскую акваторию вблизи острова Сескар Финского залива.

    Этот незабываемый эпизод стал радостью личного состава матросов зенитного подразделения и началом счета сбитых вражеских самолетов моей родной эскадрильи.

    Начались тяжелые воздушные бои с немецкими самолетами на подступах к Ленинграду. В воздушном бою при барражировании над Нарвским мостом на свой аэродром не вернулись два наших летчика. А при повторной встрече с противником на следующий день нам удалось сбить истребитель Ме-109 и два штурмовика Ю-87, не потеряв ни одного своего самолета.

    Я летал на боевые задания практически каждый день. Боевая обстановка требовала, чтобы я сидел в готовности с надетым парашютом в своем самолете днем и ночью, либо в кабине, либо под крылом. В таком же положении находился мой постоянный ведомый Витя Алехин, молодой летчик, который недавно окончил мою родную школу пилотов.

    Из всех ожесточенных сражений в воздухе мне больше всего запомнилась защита родного аэродрома в августе 1941-го года. Многочисленная группа бомбардировщиков и штурмовиков противника под прикрытием истребителей попытались нанести мощный удар по нашему аэродрому, который остался один в оперативно-тактической зоне наших войск. Спасло только то, что мы, находясь в воздухе после завершения очередного боевого задания, не успели произвести посадку. Произошла горячая схватка с противником.

    Когда мы прилетели, противник, встав в тактический круг, как раз готовился нанести бомбовый удар по объектам нашего аэродрома. Мы своей группой влезли в круг противника, и каждый нанес удар со стороны задней полусферы самолетов противника. В течение получасовой воздушной схватки немцы потеряли шесть самолетов, один из летчиков был захвачен в плен, наши потери составили 3 самолета и 2 легкораненых летчика. В короткое время повреждения от ударов противника по объектам нашего аэродрома были устранены, так что взлетное поле и личный состав авиаэскадрильи оставались в боевой готовности».

    Пилот истребителя П.И.Волков, житель Казани, писал в письме своему однополчанину, полковнику Хоробрых: «В начале войны нас было мало. Нагрузка огромная, бои неравные. Тем большее удовлетворение давали победы. После выполнения одного задания заметили «Гапона», т.е. Хеншель-126, который разбрасывал листовки. Сбить его! И мы атаковали. Не так-то просто, разница скоростей, и он крутится, как черт вокруг хвоста, но все-таки прижали к земле и сбили. Стрелок Хеншеля-126 все-таки повредил мне винт.

    Вылетал один раз ночью, бить идущих на Москву. Сбил Ю-88, и били меня свои зенитки и истребители, но вернулся благополучно на аэродром Гжатска. Вылетели на перехват разведчика - шел на Москву. Бой вел один, сбил Дорнье-217 и вернулся на аэродром с плоскостью, залитой маслом разорвавшихся баков «Дорнье».

    Вот уже который месяц

    и уже который год

    прилетает черный «мессер»,

    спать спокойно не дает.

    Он в окно мое влетает,

    он по комнате кружит,

    он, как старый шмель, рыдает,

    мухой пойманной жужжит.

    Грустный летчик как курортник...

    Его темные очки

    прикрывают, как намордник,

    его томные зрачки.

    Каждый вечер, каждый вечер

    у меня штурвал в руке,

    я лечу к нему навстречу

    в довоенном «Ястребке».

    Каждый вечер в лунном свете

    торжествует мощь моя:

    я, наверное, бессмертен.

    Он сдается, а не я.

    Он пробоинами мечен,

    он сгорает, подожжен.

    Но приходит новый вечер,

    и опять кружится он.

    И опять я вылетаю,

    побеждаю, и опять

    вылетаю, побеждаю...

    Сколько ж можно побеждать?

    Б. Окуджава

    Как уже говорилось, гитлеровский план «Барбаросса» исходил из идеи молниеносной войны. Предполагалось, что в ходе скоротечной летней кампании 1941 г. Красная Армия будет разгромлена, а немецкие войска оккупируют Европейскую часть СССР до Волги и Северной Двины. На всюоперациюотводилисьнеболеепятимесяцев.

    Однако с самого начала «блицкрига» немецкие войска и части их союзников натолкнулись на ожесточенное сопротивление. На третий день войны начальник генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал Ф. Гальдер записал в своем дневнике: «Следует отметить упорное сопротивление отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен».

    17 июля 1941 г. (т.е. в первый месяц войны) обер-лейтенант вермахта Хенсфальд, погибший впоследствии под Сталинградом, оставил в своем дневнике запись: «Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили русского неизвестного солдата. Он один, стоя у пушки, долго расстреливал колонну наших танков и пехоты. Так и погиб. Все удивлялись его храбрости».

    Позже выяснилось, что это был старший сержант Николай Сиротинин - командир орудия 137-й стрелковой дивизии 13-й армии. Оставшись один прикрывать отход своей части, он занял выгодную огневую позицию, с которой хорошо просматривались шоссе, небольшая речушка и мост через нее.

    На рассвете 17 июля показались немецкие танки и бронетранспортеры. Когда головной танк вышел на мост, с первого выстрела Николай подбил его. Второй снаряд поразил машину, замыкавшую колонну. На дороге образовалась пробка. Гитлеровцы попытались свернуть с шоссе, но несколько танков сразу застряли в болоте. А старший сержант Сиротинин продолжал посылать снаряды в цель. Противник обрушил огонь всех танков и пулеметов на одинокое орудие.

    С запада подошла вторая группа танков и также открыла стрельбу. Лишь через 2,5 часа немцам удалось уничтожить пушку, которая успела выпустить почти 60 снарядов. На месте боя догорали 10 подбитых немецких танков и бронетранспортеров. У немцев, сложилось впечатление, что огонь по танкам вела батарея полного состава. И только позднее они узнали, что колонну танков сдерживал один артиллерист. Этого воина хоронил противник! С почестями...

    Навечно вошла в летопись Великой Отечественной войны героическая оборона Брестской крепости. Ее возглавляли тринадцать советских командиров. Среди них были уроженец кряшенской д. Альвидино, ныне относящейся к Пестречинскому району Республики Татарстан, командир 44-гострелкового полка П.М. Гаврилов (1900-1979). Защитники крепости сражались в полном окружении. Без воды, продовольствия, медикаментов. Но без малого месяц они сковывали целую немецкую дивизию! В мае 1965 года неприступной цитадели было присвоено почетное звание «Крепость-Герой».

    В северо-кавказской прессе недавно был опубликован рассказ о том, как уже поздней осенью в момент, когда эсэсовцев выстроили на плацу для награждения за очередные «подвиги», «...из подземных казематов крепости вышел высокий подтянутый офицер Красной Армии. Он ослеп... и шел с вытянутой левой рукой. Правая рука его лежала на кобуре пистолета, он был в рваной форме, но шел с гордо поднятой головой, двигаясь (наощупь) вдоль плаца. Неожиданно для всех немецкий генерал вдруг четко отдал честь советскому офицеру, последнему защитнику Брестской крепости, за ним отдали честь и все офицеры немецкой дивизии. Красноармейский офицер вынул из кобуры пистолет, выстрелил себе в висок. Когда проверили документы – партийный и военный билеты – узнали, что он уроженец Чечено-Ингушской АССР, старший лейтенант пограничных войск». Фамилия его – Барханоев. Ее нет среди тех, чьи имена увековечены на плитах мемориального комплекса «Брестская крепость-герой». Там вообще нет фамилий 3/4 защитников, так навсегда и оставшихся Неизвестными солдатами.

    ...Брестская крепость заложила один из главных алгоритмов той войны. Ее защитников можно было убить. Можно было взять в плен. Но победить было невозможно.

    Как стена на пути иноземного войска встал Смоленск. Это был большой жилой город. Там не было подготовлено оборонительных рубежей. Уже и «линия Молотова», и «линия Сталина» – в глубоком тылу немцев. Дорога на Москву – открыта. Гитлер знал это, и планировал взять Смоленск с ходу, за 12 дней. Смоленское сражение началось 10 июля 1941-го и продолжалось два месяца.

    Именно там, под Смоленском, практически окончательно рухнул план операции «Барбаросса».

    ...11 августа начальник германского Генерального штаба Франц Гальдер констатировал в дневнике: «Общая обстановка все очевиднее показывает, что колосс Россия... был нами недооценен»...

    Первого значительного успеха наши войска добились под Ельней, где 24-я армия с 30 августа по 8 сентября провела контрнаступательную операцию. В основу ее замысла тогда еще генералом Георгием Жуковым был положен классический двусторонний охват с окружением и разгромом немцев по частям.

    В 7 часов утра около 800 орудий, минометов и реактивных установок обрушили шквал огня на врага. После четырехдневного упорного сопротивления противник под угрозой окружения начал отходить. 6 сентября Ельня была освобождена. 8 сентября Ельнинский выступ, вдававшийся в нашу оборону, был срезан. Пять немецких дивизий потеряли за неделю боев на одном участке фронта 45 тыс. человек. Здесь, под Ельней, родилась советская гвардия. Звания «гвардейских» были присвоены первым четырем стрелковым дивизиям, особо отличившимся в боях.

    А теперь – просим внимания. При разгроме Франции, всей ее армии и английских экспедиционных сил, захвате Бельгии, Голландии, Люксембурга германская армия потеряла убитыми 45 774 человека. То есть общие потери немцев за неделю под Ельней в сентябре 1941-го сопоставимы с потерями за целый год (!) войны в Западной Европе.

    В верхушке германского генералитета были и трезвые головы, которые решались высказываться, пока война еще не началась.

    Фельдмаршал фон Рундштедт, командовавший группой армий «Юг», еще в мае 1941 г. сказал о приближающейся войне следующее: «Война с Россией бессмысленная затея, которая, на мой взгляд, не может иметь счастливого конца. Но если, по политическим причинам, война неизбежна, мы должны согласиться, что ее нельзя выиграть в течение одной лишь летней кампании» (напомним, именно эта задача официально ставилась перед армией Гитлером).

    Но вот война началась – и опасения стали подтверждаться. «Поведение русских войск даже в первых боях находилось в поразительном контрасте с поведением поляков и западных союзников при поражении. Даже в окружении русские продолжали упорные бои».

    Война продолжалась и преподносила все новые неприятные сюрпризы. «...Когда мы вплотную подошли к Москве, настроение наших командиров и войск вдруг резко изменилось. С удивлением и разочарованием мы обнаружили в октябре и начале ноября, что разгромленные русские вовсе не перестали существовать как военная сила. В течение последних недель сопротивление противника усилилось, и напряжение боев с каждым днем возрастало...»

    ...«И вдруг на нас обрушилась новая, неменее неприятная неожиданность. Во время сражения за Вязьму появились первые русские танки Т-34... В результате наши пехотинцы оказались совершенно беззащитными. Требовалось по крайней мере 75-мм орудие, но его еще только предстояло создать. В районе Вереи танки Т-34, как ни в чем не бывало, прошли через боевые порядки 7-й пехотной дивизии, достигли артиллерийских позиций и буквально раздавили находившиеся там орудия».

    Генерал-полковник (позднее – фельдмаршал) фон Клейст, летом 1941-го – командующий 1-й танковой группой, которая наступала на Украине, писал:«Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством...»

    Фельдмаршал Браухич (июль 1941 года): «Своеобразие страны и своеобразие характера русских придает кампании особую специфику. Первый серьезный противник».

    Что ж, для гитлеровцев он оказался и последним!

    А вот как командир 41-го танкового корпуса вермахта генерал Райнгарт описал появление советского тяжелого танка КВ:

    «Примерно сотня наших танков, из которых около трети были Т-IV, заняли исходные позиции для нанесения контрудара. С трех сторон мы вели огонь по железным монстрам русских, но все было тщетно... Эшелонированные по фронту и в глубину русские гиганты подходили все ближе и ближе. Один из них приблизился к нашему танку, безнадежно увязшему в болотистом пруду. Безо всякого колебания черный монстр проехался по танку и вдавил его гусеницами в грязь. В этот момент прибыла 150-мм гаубица.

    Пока командир артиллеристов предупреждал о приближении танков противника, орудие открыло огонь, но опять-таки безрезультатно. Один из советских танков приблизился к гаубице на 100 метров.

    Артиллеристы открыли по нему огонь прямой наводкой и добились попадания – все равно что молния ударила. Танк остановился. «Мы подбили его», – облегченно вздохнули артиллеристы. Вдруг кто-то из расчета орудия истошно завопил: «Он опять поехал!» Действительно, танк ожил и начал приближаться к орудию. Еще минута, и блестящие металлом гусеницы танка, словно игрушку впечатали гаубицу в землю.

    Расправившись с орудием, танк продолжил путь, как ни в чем не бывало».

    И еще. «Глубоко в нашем тылу, в огромных лесных и болотистых районах, начали действовать первые партизанские отряды... Они нападали на транспортные колонны и поезда с предметами снабжения, заставляя наши войска на фронте терпеть большие лишения. Воспоминание о Великой армии Наполеона преследовало нас как привидение. Книга мемуаров наполеоновского генерала Коленкура, всегда лежавшая на столе фельдмаршала фон Клюге, стала его библией. Все больше становилось совпадений с событиями 1812 года».

    Действительно, а ведь это была уже Вторая Отечественная!


    «Вставай, страна огромная...»

    Для мирных жителей Советской страны воскресный солнечный день 22 июня обещал быть добрым.

    Тысячи казанцев, чтобы отдохнуть после напряженной трудовой недели, с раннего утра устремились в городские сады и парки, а также на автостанции, перроны и переправы, дабы уехать за город. Они еще не ведали, что рано утром, на рассвете, армада самолетов «люфтваффе» ворвалась в воздушное пространство нашей Родины, начав бомбить советские военные гарнизоны и города, «кригсмарине» (военно-морские силы немцев) атаковала наш флот и порты, а сухопутные войска фашистской Германии и ее союзников вероломно перешли границы нашей Отчизны...

    На улицах Казани в тот день можно было встретить много детей, которые шли с родителями в парк Горького, катались на качелях, кушали мороженое в кафе, смотрели кинофильмы в летнем кинотеатре, загорали и купались в Казанке...

    Во дворах кипела своя, не менее интересная жизнь: играли в «прятки», «казаки-разбойники», «салочки», круговую «лапту» - игры, которые, к сожалению, теперь забыты.

    Особой популярностью и у мальчишек, и у девчонок пользовалась тогда игра в «чижика». «Чижиком» назывался короткий отрезок круглой палки, заостренный с обоих концов. Он клался на землю в начерченном квадрате, который назывался «кон». По заостренному концу «чижика» били палкой, он подлетал над коном, и этой же палкой нужно было забить на лету «чижик» как можно дальше. А водящий должен был либо поймать «чижик», либо с того места, где тот упал, забросить его в «кон»...

    Игры девочек довоенного времени не ограничивались классическими «дочки-матери», «на златом крыльце сидели», «классики» и «скакалки» ‒наравне с мальчишками они лазили по деревьям, бегали по дворам, играли в «войнушку», круговую «лапту», «разрывные цепи», «штандер».

    О многочисленных ссадинах и порезах, полученных в «уличных боях», которые дети сами лечили пеплом, паутиной и другими подручными средствами, родителей, как правило, в известность не ставили. Все и так заживало в считанные дни. Не церемонясь, вылизывали друг у друга соринки из глаз, терпеливо массировали ушибы, без писка вытаскивали занозы.

    Все игры были подвижные, везде надо было кидать, ловить, уклоняться, убегать, поэтому игроки часторазбивали носы, ломали руки, выбивали зубы...

    Тысячи выпускников окончили средние школы, получили накануне аттестаты и мечтали о своем будущем, делились друг с другом пока такими несмелыми, не до конца ясными, но желанными планами. Многим предстояло сдать экзамены в высшие учебные заведения, не ошибиться в выборе профессии...

    Лишь студентам было не до прогулок. Каждый из них усиленно готовился к летней сессии.

    Хотя, конечно, были и такие, кто, надеясь на наше национальное «авось», продолжал беспечно заниматься своими делами... Словом, жизнь шла своим чередом!

    Еще недавно страну потрясали и перекраивали на новый лад революция, гражданская война, репрессии. И вот сейчас, население, казалось, получило долгожданное спокойствие, веру в светлое будущее и стремление жить счастливо...

    «Внимание, говорит Москва. Передаем важное правительственное сообщение. Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня в 4 часа утра без всякого объявления войны германские вооруженные силы атаковали границы Советского Союза. Началась Великая Отечественная война Советского народа против немецко-фашистских захватчиков». Эти слова Председателя Совнаркома СССР В. М. Молотова разрушили мирную жизнь Казани и всей страны!

    О первом дне войны вспоминает известный писатель, историк и публицист Лирон Хайдарович Хамидуллин:

    «В год начала Великой Отечественной войны наша семья – мать с отцом, мы с братом Ильдусом и бабушка – жили в большом селе Старая Тюгальбуга Куйбышевской (Ульяновской) области. В воскресенье 22 июня мой папа Хайдарзян, член ВКП(б), еще недавно прошедший военную службу в резервных частях на Советско-финской войне, и мать Бибизиган были на работе. В то время у сельчан не было радиоприемников и сетевого радио, кроме как в здании сельского совета.

    Где-то после обеда в колхозе началась паника – из уст в уста все передавали, что началась война. Потом коммунисты поспешно собрали народ у здания детского сада (у бывшего медресе). И мы, мальчишки, побежали туда. Мне шел восьмой год. С трибуны выступали руководители села. Мой отец тоже там выступил с пламенной речью. Выступали и те, кто воевал в годы Первой Мировой войны, и те, кто только что вернулся с финской войны.

    Все клеймили Гитлера, германцев, так неожиданно напавших на мирных советских людей. Благодаря ярким речам ораторов, в воздухе витала вера в скорую победу над вероломным врагом, и мы, мальчишки, честно в это верили; но в глазах взрослых людей был жуткий неподдельный страх».

    «Война врезалась в мою память и осталась там навсегда, — подчеркивал много позже известный татарский литературный критик и писатель Рафаэль Ахметович Мустафин, — как нечто ужасное, то, что невозможно забыть. Своего отца, который в войну был командиром полка, потом начальником штаба дивизии, я больше не увидел: он погиб под Ленинградом 26 сентября 1943 г. в результате прямого попадания авиабомбы в штабную машину...». День начала Великой Отечественной войнысемья Мустафиных встретила в 3 км от государственной границы с Финляндией. Глава семьи успел отправить жену и сына в Ленинград, а оттуда — эшелоном в глубокий тыл. Тогда 10-летний Рафаэль на всю жизнь запомнил обстрел их эшелона: в то время как вокруг все взрывалось, гремело, стонало и умирало, мама накрыла его собой...

    Рассказывает Анна Колосок, жительница Оренбургской области: «О войне мы узнали 22 июня ближе к вечеру. Мама с работы бежит, кричит: «Ребятишки, ребятишки, война!». Что было в деревне – даже сейчас мурашки по телу бегут. Мне было почти 11 лет, я уже тогда маме помогала: за курами колхозными смотрела. Мужчины как раз на покосе были, их сразу с полей забирали, прямо вместе с лошадьми. Все местные жители очень быстро около сельсовета собрались. Женщины многие в обмороки падали, рыдали. Мы до полуночи стояли там с другими детьми, а потом нас разогнали. У меня-то отца не было, он умер, когда мне еще года не было, но мать все равно всю ночь сушила сухари в дорогу, для соседей.

    В фильмах показывают, что в ночь с 21 на 22 июня выпускные везде были, а у нас нет. Да и вообще окончание школы мы особо не праздновали, в нашем селе только большой костер разводили и веселились около него, прыгали, танцевали, пели.

    У моей подружки в первые военные дни отца забрали на фронт, мы с ребятами его проводили и идем домой, ревем, жалко же! А вечером сидим около дома, смотрим: он обратно едет, близорукий был, его отпустили, слава Богу. Вот он и остался один мужчина на всю улицу».

    «Радио у нас дома не было, а потому о начале войны я узнал у лавки (центрального магазина), куда позвали всех сельчан, – рассказывает Зуфар Гильманов из Башкирии. – После слов диктора все были в шоке, новость была очень неожиданной. Началась паника. Почти все побежали в магазин – запасаться спичками, солью. Начались разговоры о том кого заберут, кого не заберут на войну. Люди боялись, потому что по деревне очень быстро распространились слухи о том, что война будет долгой. В итоге почти всех забрали на войну».

    Легендарный актер Владимир Зельдин, которому 10 февраля 2015 года исполнилось 100 лет, накануне войны снимался в культовом советском фильме «Свинарка и пастух», где сыграл свою самую звездную роль. В одном интервью онговорил: «Первые дни войны меня и съемочную группу фильма «Свинарка и пастух» во главе с выдающимся режиссером Иваном Пырьевым застали в Кабардино-Балкарии.

    Буквально за два дня до начала войны мы закончили съемку в горах Домбая, материал получился хороший, основная группа уехала, а я остался. 22 июня был день отъезда оставшихся членов группы, ждем самолета, а его все нет и нет... Обратились к администратору, и он нам сказал: «Москва молчит. Никаких сведений нет. Трудно сказать, что случилось. Подождите». Мы пошли на базар купить какой-то еды. Ходим по базару и вдруг слышим по громкоговорителю выступление Вячеслава Михайловича Молотова. Он сказал про вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз. Потом прозвучали слова: «Враг будет разбит, победа будет за нами!» Все от этого выступления были буквально в шоке. В аэропорту нам предложили сдать билеты и попробовать уехать поездом...

    По дороге мы останавливались на каждой маленькой станции и собирали военнослужащих, которые прервав свой отпуск, возвращались в воинские части. В вагоны к нам садились целые группы, их провожали родственники, стояли на перронах и плакали... А дома меня ждала повестка.

    В военкомате забрали паспорт и сказали: «Ждите: или на фронт или в военное училище».

    А дня через три позвонили с «Мосфильма»: «Володя, немедленно приезжайте. Очень важная новость». Оказывается, есть приказ главы Комитета по кинематографии Ивана Большакова заканчивать картину. И мы стали доделывать нашу музыкальную комедию, нашу сказку в эти чудовищные дни, когда фашисты уже были под Москвой. Всем нам дали бронь, благодаря чему я остался жив.

    Мы продолжили съемки в павильонах и на сельскохозяйственной выставке. Когда объявлялась воздушная тревога, прерывали съемку и уходили в укрытие. Давали отбой – выходили и продолжали дальше. Снимали в две смены.

    Конечно, это было сложно, но чувство ответственности и необыкновенное желание закончить картину, несмотря ни на какие сложности, придавали нам силы – и моральные, и физические.

    По ночам мы дежурили на крышах и тушили «зажигалки».

    А знаменитую «Песню о Москве» Степан Хренников написал именно в осажденной Москве. Только куплет со словами «друга я никогда не забуду, если с ним подружился в Москве» после выхода фильма, который высоко оценил И.В. Сталин, звучал по-другому:

    И когда наши танки помчатся,

    Мы с тобою пойдем воевать.

    Не затем мы нашли свое счастье,

    Чтоб врагу его дать растоптать...»

    Таковы были первые дни из тех, почти полутора тысяч страшных дней, во время которых предстояло ковать Великую Победу фронтовикам, труженикам тыла и всем мирным гражданам Советского Союза.

    Ах, война, что ж ты сделала, подлая:

    стали тихими наши дворы,

    наши мальчики головы подняли,

    повзрослели они до поры,

    на пороге едва помаячили

    и ушли за солдатом солдат...

    До свидания, мальчики! Мальчики,

    постарайтесь вернуться назад.

    Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,

    не жалейте ни пуль, ни гранат

    и себя не щадите вы... И все-таки

    постарайтесь вернуться назад.

    Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:

    Вместо свадеб — разлуки и дым!

    Наши девочки платьица белые

    Раздарили сестренкам своим.

    Сапоги, ну куда от них денешься,

    Да зеленые крылья погон,

    Вы наплюйте на сплетников, девочки,

    Мы сведем с ними счеты потом.

    Пусть болтают, что верить вам не во что,

    Что идете войной наугад...

    До свидания, девочки! Девочки,

    Постарайтесь вернуться назад!

    Б. Окуджава


    В годы войны тарелки радиоточек в домах и кое-где на улицах не выключались круглосуточно. Каждые два часа передавали сообщения Совинформбюро, и знакомый голос Левитана торжественно произносил: «Говорит Москва! Говорит Москва!» После чтения сводок звучала песня «Священная война».

    Центральное Духовное управление мусульман страны одним из первых среди представителей религиозных общин СССР опубликовало патриотическое «Обращение к верующим по поводу немецко-фашистской агрессии»:

    «Великий Аллах в Коране говорит: «Сражайтесь с теми, которые сражаются с вами, но не будьте зачинщиками, ибо Бог не любит несправедливых» (Бакара, стих 186). «Истребляйте их, где ни застигнете, изгоняйте их, откуда они вас изгнали: мятежи и искушение губительнее убийства» (Бакара, стих 187). «Будьте неумолимы к врагу, не зовите к примирению, вы победители, с вами Бог, Он не оставит без награды ваши подвиги» (Мухаммед, стих 37). «Для победы над врагом укрепляйте, сколь можно, свой тыл, готовьте боеприпасы, конницу, ими будете держать в страхе врагов ваших и, кроме того, всех других, которых не знаете вы, но которых знает Бог. Что ни пожертвуете вы на пути Божия, вам за то верно отплатится, и с вами не поступят несправедливо» (Анфаль, стих 62). «Выходите в поход на врага, легким ли или тяжелым он будет, оставшиеся в тылу мужчины и женщины, помогайте своей армии имуществом, скотом и другими всеми путями, знайте: в этом благо для вас» (Ат-Таубя, стих 41). Великий пророк Мухаммед говорит: «Любовь к родине, защита ее есть долг религии». Помощь воину, идущему на фронт, вооружением, равносильна участию в сражении. Даже мирный труд мужчин и женщин, занявших должность ушедших на фронт воинов, равносильна участию в бою.

    Уважаемые братья-мусульмане! Вышеизложенные изречения Великого Аллаха и Его Пророка, великого Мухаммеда, призывают вас, мусульмане, не жалея сил, сражаться на полях брани за освобождение великой Родины, всего человечества и мусульманского мира от ига фашистских злодеев. Оставшиеся в тылу мужчины и женщины, не поддавайтесь малодушию и панике, приложите все свои силы для изготовления всех необходимых предметов для успешного ведения Отечественной войны и обеспечения жизни населения. В этой святой Отечественной войне против фашистской Германии и ееприспешников, доказав свою правоту, покажите перед всем миром верность своей Родине, молитесь в мечетях и молитвенных домах о победе Красной Армии. Мы, ученые Ислама и духовные деятели, живущие в Советском Союзе, призываем всех мусульман к единодушной защите любимой Родины и мусульманского мира от германских фашистов и их преспешников. Молитесь Великому и Милостивому Богу о скорейшем поражении врага, освобождении всего человечества и мусульманского мира от тирании человеконенавистников-фашистов»...

    «Наша могучая Красная Армия сумеет дать самый сокрушительный удар по врагу!» Именно такие слова были записаны 22 июня 1941 г. в резолюции митинга рабочих, инженерно-технических работников и служащих Казанского завода синтетического каучука (СК-4) им. С.М.Кирова о повышенных трудовых обязательствах в связи с началом Великой Отечественной войны...

    После 22 июня в течение нескольких дней, прошедших с начала войны, еще можно было купить в магазинах конфеты, сушки, печенья... Потом полки магазинов опустели. Опустел и город.

    Постановлением Правительства СССР Казань была отнесена к режимным городам первой категории. В вечернее и ночное время усилилось милицейское патрулирование, неусыпно велось наблюдение за охраной промышленных предприятий и жилых домов, в школах старшеклассников начали обучать обращению с зажигательными бомбами.

    Перед страной встала сложная задача: в сжатые сроки перестроить народное хозяйство страны, подчинив его интересам обеспечения разгрома врага, развернуть многомиллионную армию, обеспечив ее всем необходимым для успешного ведения боевых действий.

    Вместо ушедших воевать мужчин у станков встали жены и сестры. Люди сутками не покидали свои рабочие места. Ни одно предприятие Казани не сократило выпуск продукции, а многие из них, полностью переключившись на выпуск оборонной продукции, даже увеличили свою производительность.

    27 июня 1941 года под грифом «строго секретно» вышло Постановление Политбюро ЦК ВКП(б), в котором говорилось, что «в целях сохранения авиационных заводов от воздушной бомбардировки необходимо немедленно приступить к переброске в Казань оборудования и кадров трех из четырнадцати номерных заводов: завод № 39 (Москва) в Казань, на 124 завод; завод № 82 (Москва) в Казань, на 27 завод; завод № 218 (Ленинград) в Казань, на фабрику кинопленки»; «поручить тт. Кагановичу Л.М., Вознесенскому, Микояну и Шахурину разработать сроки и порядок эвакуации, а также определить ответственных лиц за проведение указанной работы».

    На работу в Казань были переведены видные конструкторы авиационной военной техники – это А.Н.Туполев, В.М.Петляков, С.А.Чаплыгин, В.П.Глушко, С.П.Королев, В.М.Мясищев и др.

    Некоторые из них, ставшие жертвами репрессий еще до войны, в качестве «спецконтингента» работали в так называемых «шарашках» при местных авиационных заводах над созданием пульсирующего ускорителя «УС» (Б.С.Стечкин, Г.Н.Лист), совершенствованием новых типов дизельных двигателей для тяжелых самолетов (А.Д.Чаромский), разработкой и применением на самолетах Пе-2 реактивного двигателя (В.П.Глушко и С.П.Королев).

    К началу Великой Отечественной войны Казанский авиазвод №124 построил около 90 единиц 4-х моторных дальних бомбардировщиков Пе-8 и освоил выпуск пикирующего бомбардировщика Пе-2.

    В октябре 1941 г. на территорию предприятия из Москвы эвакуировали авиазавод №22 им. С.П.Горбунова. За короткое время было введено все прибывшее оборудование и освоен выпуск продукции. Завод был полностью технически перевооружен. Прибытие квалифицированных специалистов помогло решить проблему кадров. Численность работников достигла около 30 тысяч человек. Создатель бомбардировщиков Пе-2, Пе-8 Владимир Петляков вплоть до своей трагической гибели в начале 1942 года как главный конструктор 22-ого завода руководил организацией их серийного производства.

    1942 г. стал переломным в развитии завода: объем валовой продукции возрос по сравнению с довоенным в 8 раз. Итогом военной перестройки были резкое повышение технического уровня производства и высочайший рост производительности труда. Наибольшие объемы производства были достигнуты в 1944 г. (св. 1100%). Каждые сутки со стапелей сходило по 10–12 самолетов Пе-2, бывших основными бомбардировщиками ВВС Красной Армии (произведено около 10 тысяч). За образцовое выполнение правительственных заданий в сентябре 1945 г. завод награжден орденом Красного Знамени; на вечное хранение ему передали переходящее Красное знамя Госкомитета Обороны.

    Для отправки самолетов на фронт при заводе был расквартирован 221-й отдельный перегоночный авиаполк.

    19 августа 2012 года в селе Кузнечиха Спасского района республики состоялась торжественно-траурная церемония открытия памятного знака на могиле летчиков Казанского авиационного завода погибших в годы Великой Отечественной войны 9 ноября 1941 года при выполнении специального задания. Экипаж самолета состоял из летчика Сергея Муравьева и бортмеханика Константина Пряничникова.

    В этой истории первую роль сыграло письмо бывшего летчика ГВФ, участника расследования данной катастрофы в 1941 году Игоря Васильевича Чугунова, в котором он писал:

    «...Самолет «ПС-40» вылетел из Казани в Саратов 5 ноября 1941-го, чтобы привезти оттуда необходимые детали для авиационного завода. Груз в тот день летчикам получить не удалось, получили на следующий день только к вечеру, поэтому разрешение на вылет им не дали. А 7 и 8 ноября в Саратове пошел сильный снегопад, разыгралась метель, так что о полете не могло быть и речи. 9-го числа, когда погода успокоилась, было получено разрешение на вылет. Пока разогревали мотор, очищали от снега взлетную полосу, неумолимо бежали часы, и в воздух самолет поднялся только в половине второго после полудня. Было ясно, что даже при удачном стечении обстоятельств он долетел бы до Казани после захода солнца. Никто бы не упрекнул пилотов, если бы они остались в Саратове еще на одну ночь. Но они знали, что их с нетерпением ждут на заводе.

    Когда до Казани оставалось чуть больше часа полета, погода вновь стала портиться. Земля почти не просматривалась. Муравьев повел самолет по приборам. Вскоре радиокомпас показал, что внизу — Казань. Но низкая облачность, снегопад делали посадку невозможной. И Муравьев принял единственно верное решение — лечь на обратный курс, на Куйбышев [на Самару. – прим. Авт.]. Минут через двадцать в разрывах облаков показался лес. Летчик снизил высоту, чтобы по возможности ориентироваться по земле. Стрелка высотомера показывала 150 метров, но прибор ошибался. На самом деле Муравьев и Пряничников летели над вершинами деревьев в Куйбышевском, ныне Спасском, районе. Небольшое снижение — и самолет, задев вершины деревьев, рухнул, пилоты погибли.

    Бездыханные тела Муравьева и Пряничникова привезли в Кузнечиху. С воинскими почестями их похоронили на сельском кладбище...».

    На оставшихся в тылу авиаторов выпала двойная нагрузка. Начальником аэропорта «Казань» и одновременно начальником Казанского авиагарнизона с 1 июля 1943 года был подполковник В. Сапрыкин. Капитан Стешенко и старший лейтенант Иванов руководили техническим составом по обслуживанию самолетов. Партийную организацию возглавлял старший лейтенант Попов.

    Без срывов в приеме и выпуске самолетов на аэродроме работала служба движения под руководством офицеров Сильченко и Сердюка. Отдел перевозок, который возглавлял А. Иванов, за один только 1944 год отправил 260,5 тонны срочных грузов и 556 человек пассажиров.

    Успешно обеспечивал перевозку горюче-смазочных материалов и продуктов питания отдел материально-технического обеспечения. Благодаря его руководителям Земскову и Немировскому только одного горючего в 1944 году было перевезено более 17000 тонн.

    Отлично работала служба радионавигации и связи. Под командованием В. Кащеева в 1944 году было отработано 7700 радиограмм и обслужено устойчивой радиосвязью 2560 самолетов. Эти замечательные авиационные специалисты обеспечивали пролет с Аляски через Казань на фронт американских самолетов, поставлявшихся в СССР по ленд-лизу.

    Еще в конце июня 1941 года группа старших офицеров ВВС была вызвана в Кремль, лично к И.В.Сталину, который поставил задачу: в короткое время сформировать несколько боеспособных авиационных частей различного предназначения.

    Формирование полкатяжелых бомбардировщиков, личный состав которого сосредотачивался под Москвой, было поручено полковнику В.И. Лебедеву

    Он справился со своей задачей в нереально короткие сроки: уже 26 июля 1941 г. полк вошел в состав 81-й авиационной дивизии, командиром которой был Герой Советского СоюзаМ.В.Водопьянов.

    Летные и технические экипажи этого полкаотправлялись в г. Казань за боевыми самолетами на 22-й авиационный завод, где получали новые тяжелые бомбардировщики ТБ-7 конструкции Петлякова (с 1942 г. носили наименование Пе-8). Они были первоклассными самолетами, опережавшими в то время лучшие образцы стратегических бомбардировщиков всех воюющих армий. ТБ-7 (Пе-8) воплощали в себе последние достижения научно-технической мысли, отвечали требованиям современной войны, обладали прекрасными тактико-техническими данными, такими как большой практический потолок - 10300 м, дальность полета - 4700 км, мощное вооружение - до 5 тонн бомб, экипаж 11 человек. Скорость полетадостигала 440 км/час и считалась довольно высокой для тяжелого бомбардировщика. Самолет ТБ-7 выгодно отличался от своих предшественников лучшей аэродинамикой. При его создании применили гладкую обшивку с потайной клепкой, впервые в мире решили проблему центрального наддува и уборки шасси. При серийном производстве самолета впервые была использована сталь хромансиль. Моноплановая конструкция фюзеляжа ТБ-7 увеличила свободный объем при сохранении габаритных размеров и повышении живучести самолета.

    Именно эти качестваТБ-7 (Пе-8) позволили уже в августе-сентябре 1941 г. наносить бомбовые удары по столице Третьего рейха, повергнув в подлиный шок гитлеровцев, считавших войну практически выиграной.

    А в начале 1942 г. ТБ-7 (Пе-8) доставил в США советскую дипломатическую делегацию во главе с народным комиссаром иностранных дел В.М.Молотовым. Кроме дальности, особенность этого полет состояла в том, что он проходил и над территориями, занятыми врагом!

    85 ночных боевых вылетов на тяжелом бомбардировщике Пе-8 в глубокий тыл противника совершил Герой Советского Союза Михаил Васильевич Родных (1906-1970). Он наносил удары по важным вражеским объектам, летал в Англию, выполняя важные правительственные задания. 9 июня 1943 года был сбит на вражеской территории и попал в плен. После освобождения в апреле 1945 года и проверки органами НКГБ СССР Родных продолжал службу в ВВС. После увольнения в запас с 1954 по 1957 год работал руководителем полетов в аэропорту Казани. Похоронен на Арском кладбище города.

    В июле 1941 на базу Казанского завода №169, до войны выпускавшего авиалыжи, нервюры и лонжероны крыльев самолетов ЛаГГ-3, И-153, оперения и запасные части самолета И-15 БИС, из Ленинграда был эвакуирован завод №387, ориентированный на выпуск учебно-тренировочных самолетов У-2 конструкции Н.Н.Поликарпова. После слияния заводов были проведены работы по реконструкции производстводственных площадей и монтажу оборудования. Уже в сентябре 1941 были собранны из вывезенных при эвакуации агрегатов, узлов и деталей первые самолеты У-2. В 1942 г. учебный У-2 был переоборудован в боевой — У-2ВС (По-2ВС) и запущен в серийное производство. За 1942-1945 гг. было выпущено 9746 этих самолетов, которые совершили свыше 65% от общего числа самолето-вылетов бомбардировочной авиации СССР. К концу 1945 г. общее число работающих на заводе составило более 4,8 тысяч человек.

    За образцовое выполнение заданий по производству боевых самолетов 18 августа 1945 г. завод был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Коллектив 15 раз завоевывал переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны, которое осталось на заводе на вечное хранение.

    В 1940 г. на Казанском моторостроительном заводе началось освоение моторов ВК-105 конструкции В.Я. Климова для пикирующего бомбардировщика Пе-2; первый собранный мотор прошел испытания в октябре 1941 г. Тогда же на территорию предприятия были эвакуированы Воронежский моторный завод №16, Московские заводы - моторный №82 и агрегатно-литейный №219. Объединенный завод получил название «Завод №16». В годы войны он выпускал моторы ВК-105 различных модификаций; всего было собрано 15 тысяч двигателей, что составляет половину всех собранных моторов ВК-105.

    На заводе смонтировали первую в СССР установку для стендовых испытаний моторов с превращением энергии в электрический ток, впервые в авиационной промышленности СССР была создана рентген-установка для визуального просвечивания блоков М-105; был смонтирован «принудительный» конвейер для сборки двигателей. Готовый двигатель сходил с него через каждые 50 минут.

    В 1945 г. завод был награжден орденом Ленина; всего за годы войны коллектив завода 19 раз завоевывал переходящее Красное знамя ГКО (было передано ему на вечное хранение).

    Всего же из республики в армейские воинские части было отправлено 22 тысячи самолетов. Каждый шестой боевой самолет, выпущенный в годы войны, получил путевку в небо в Казани!

    Наша республика стала одним из важнейших регионов по производству не только самолетов, но и другой боевой техники. Заводы и фабрики, еще вчера выпускавшие мирную продукцию, перестраивались на производство грозного оружия.

    Закономерным результатом величайшего самопожертвования рабочих Татарстана стало создание в республике мобильной военной экономики. Свыше 600 наименований оружия, боеприпасов, снаряжения, обеспечивающих потребности фронта, производил Татарстан в те легендарные годы: снаряды и взрыватели, патроны и бомбы, авиационные приборы и парашюты, десантные суда, бронекатера и бронепоезда, средства связи, обмундирование и обувь.

    Некоторая продукция казанских предприятий была поистине уникальной. Например, кетгутный завод – единственный в стране изготавливал медицинские нити для хирургических операций.

    Около десятка предприятий Казани участвовало в создании различных компонентов для знаменитых «Катюш». Только пороховой завод отправил для них на фронт миллион зарядов.

    В годы войны Татарстан стал центром военного судостроения! Еще в 1895 г. в Паратском затоне (ныне город Зеленодольск) начали ремонтировать речные пароходы. В 1930-х гг. завод им. Горького изготавливал до 13 речных буксиров в год. В 1941 г. с завода ушли на фронт 2800 человек (вернулось всего 830). Но, тем не менее, зеленодольцы совместно с судостроителями, эвакуированными из других регионов, ввели в строй в годы войны сотни боевых кораблей: морских охотников, тральщиков, торпедных катеров и судов иных типов.

    Особую роль в Великой Отечественной войне сыграли бронекатера или «речные танки», как их называли солдаты Красной Армии и вермахта. Из 300 бронекатеров советской армии, принявших участие в войне, ровно половина была построена в Зеленодольске. И именно они первыми ворвались в Петрозаводск, Белгород, Братиславу и Вену.

    Война никого не обошла стороной! Тяжелым бременем она легла на детские плечи. Отцы и братья в первые же дни войны ушли на фронт. Матери заменили их на работе. Вся работа по дому оказалась в руках детей. Надо и убрать, приготовить, присмотреть за малышами.

    Чем дольше катилась война, тем больше тяжестей обрушивалось на детей. Многие из них вынуждены были пойти работать на заводы и фабрики, встав за станки вместо ушедших на фронт взрослых. Были случаи, когда из-за малого роста подростки не доставали до станков и им ставили под ноги скамеечки. Они знали, что своей работой помогают отцам и братьям на фронте. Вместе со взрослыми они делали снаряды, гранаты, ракеты. Дети клеили аэростаты воздушного заграждения, делали взрыватели к минам.

    Там, где прежде изготовляли оловянных солдатиков и игрушечные пистолеты, теперь мастерили запасы к ручным гранатам, цветные сигнальные ракеты, дымовые шашки.

    Каждый мальчишка отчетливо сознавал, что такое в военном деле обычная бутылка, и готов был с такой бутылкой броситься в атаку на вражеский танк, чтобы собственной рукой поджечь ненавистного фашиста. Бутылки на заводах наполнялись горючей смесью и отправлялись на фронт. Надо лишь разбить такую бутылку, и жидкость воспламеняется.

    Когда бутылок не было, школьники младших классов собирали их. Так учащиеся одной из школ весь первый этаж заставили бутылками. Они лежали в ящиках, в корзинах, корытах. Вскоре эти бутылки с горючей смесью попали на фронт, где в них так нуждались бойцы.

    Дети хотели хоть чем-то помочь фронту. Школьницы вязали для бойцов теплые носки и варежки, шили и вышивали кисеты – красивые маленькие мешочки, в которых солдаты хранили табак. Приходили они и в госпитали, где лежали раненые бойцы, ухаживали за солдатами, писали письма их родным, устраивали концерты.

    Известный писатель Рустем Кутуй, мать которого работала врачом в военном госпитале, вспоминал: «Мы, ребятня, как могли, старались облегчить страдания раненых: бегали за Казанку за цветами для них, выступали в госпитале с номерами художественной самодеятельности, писали за тех, кто не мог держать ручку, письма домой. Нам было приятно сознавать, что мы приносим какую-то пользу в общей борьбе».

    Маленький Рустем в белом халате до пят, в стареньких валенках, «сын докторши», пел раненым военные песни, читал стихи, плясал вприсядку − словом, давал сольные концерты. Чтобы поддержать моральный дух бойцов, он понемногу воровал из белой аптечки матери спирт и, никем не пойманный, совершенно счастливый несся по коридору, чтобы ворваться с добычей в палату под веселый смех и аплодисменты раненых...

    Помогали школьники и почтальонам. В почтовых отделениях накопилось много неразобранных писем, в том числе и от фронтовиков. Как их ждали матери, сестры, жены и дети бойцов! Ребята стали разбирать письма и носить их по домам.

    Население республики очень активно привлекалось к разным общественным работам: на лесозаготовки, торфоразработки, расчистку площадей под строительство. Тяжелым испытанием для жителей Татарстана стало строительство Волжского оборонительного рубежа, возведенного в короткие сроки с целью подготовки территории на случай возникновения реальной опасности проникновения фашистов в тыл страны.




        (продолжение >>)
    Маргарита Небольсина, Булат Хамидуллин
    .
  • Небольсина Маргарита Викторовна:
  • Война...Судьбы...Память...Песни...
  • Господи, не бросай меня в терновый куст! (рассказы и повести о любви)
  • Смысл жизни разгадать пытался я... (повесть)
  • Когда вернусь в казанские снега... (Антология русской прозы Татарстана ХХ-ХХI вв.)




  • ← назад   ↑ наверх