• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Марат Марданшин

    МЕТАМОРФОЗЫ ДУШИ

    В статье «Метаморфозы души» рассматриваются жизненный путь, труды и общественная деятельность педагога, писателя и историка ислама Сунгатуллы Нигматуловича Бикбулатова. Дается краткий анализ всех книг и учебных программ, предлагаемых автором для обучения детей арабскому языку и истории ислама как в религиозных, так и в высших учебных заведениях.

    В последние годы предметом исследования науковедов Татарстана все чаще становится жизнь, опыт и научные познания ярких и неоднозначных фигур в истории татарской мысли. Уже хорошо известны и исследованы, ранее плохо изученные труды таких ярких личностей, как «Абу-н-Насра Курсави (17761812), с именем которого традиционно связывается зарождение идеологии, впоследствии послужившей теоретической основой джадидизма» [1]. Другой татарский богослов Габдрахман Утыз-Имяни. «На основе источниковедческого анализа трактатов Г. Утыз-Имяни показаны основные идеи богослова» [2]. В этой связи особую важность для исследователей приобретает период второй половины XVIII – первой половины XIX веков. Именно в это время на историческую арену выходят такие представители общественной мысли, как И. Хальфин, Х. Фаизханов, Сунгатулла Бикбулатов и др., которые проявили свои интеллектуальные способности в различных сферах духовной культуры и предлагали различные варианты решения накопившихся проблем. «Но всех объединяла одна задача: сохранение национального самосознания татар и определение путей развития народа» [2. С.4].

    Особый интерес при исследовании исторических личностей этой эпохи вызывает личность Сунгатуллы Бикбулатова. Человек, бесспорно обладающий талантом педагога, писателя, ученого, чья эрудиция в области исламских знаний и арабского языка вызывала как восхищение исследователей и студентов, так и неприязнь, а зачастую и преследование со стороны властей послереволюционной поры, он был одной из наиболее ярких личностей своей эпохи. Несмотря на трудный жизненный путь, при котором приходилось радикально менять направление своих взглядов и устоев, он все же старался остаться человеком. Идеи мыслителя продолжали привлекать внимание его сторонников среди современников дореволюционной России, а также способствовали формированию целого направления по разработке педагогических книг и учебников по арабскому языку в послереволюционной и современной России. В дореволюционное время у

    С. Бикбулатова выходит 16 трудов, среди них так необходимые в это время учебники по истории ислама и по арабскому языку на татарском языке. Так как в это время отсутствовали объемные труды на родном языке, то преподавание велось с арабских источников и в основном под запись, что причиняло большие неудобства как для преподавателя, так и для студентов. Но и в наше время не ослабевает потребность в его популярных книгах. Так, Российский исламский институт выпускает в 2005 г. сборник перевода книги, трех частей «Мабдауль кыраат» на русском языке, а также другие издательства выпускают его востребованные в этот период труды, такие как «Мабдаау Наху», «Мабдау Сарф». Но все же большую известность ему приносит книга «Хазрат Мухаммад», переизданная в 1999 году. Рассматривая С. Бикбулатова как историка ислама и мусульманской цивилизации, а судя по его историческим трудам он таким и является, нельзя недооценивать С. Бикбулатова и как педагога, так как начиная с

    «Медресе Хусаиния» и заканчивая КГУ ему везде приходилось начинать буквально с нуля, не имея учебных пособий, он вынужден в короткие сроки создавать их.

    Жизненный путь Сунгатуллы Бикбулатова можно разделить на 4 важных этапа. Это четыре переломных периода его биографии, когда приходилось иногда самостоятельно, а чаще невольно под давлением времени, обстоятельств и в ожидании репрессий менять интересы, взгляды и жизненный уклад.

    Первый период с 27 ноября 1886 по1891 годы.

    Родился Сунгатулла Бикбулатов 27 ноября 1886 года в деревне Балыклы Куль, близ города Стерлитамака Уфимской губернии в маленькой, бедной крестьянской семье. Родители С. Бикбулатова не имели собственной земли, вследствие чего были вынуждены заниматься шитьем хомутов и наниматься на сезонные работы. Это было время, отмеченное в истории России периодом нестабильности, сменой власти, неудачными реформами, периодически потрясающими бедную, нищую Россию в те голодные годы. Детство у С. Бикбулатова было тяжелое. Не выдержав этих условий, семья Бикбулатова отправляется в Оренбург в поисках лучшей доли. Вместе с семьей Бикбулатова переехали со своими семьями и два младших брата отца. Но надеждам не было суждено сбыться и на этот раз. Проходит всего четыре месяца с момента переселения, и семью Бикбулатовых настигает новая и как всегда неожиданная в таких случаях беда. В 1891 году умирает кормилец, опора и глава семьи Нигматулла Бикбулатов. В безвыходное положение попадает и вдова, оставшаяся одна на чужбине с малолетним ребенком на руках. В этой сложившейся тяжелой ситуации матери Сунгатуллы ничего другого не остается делать, «как вернуться в деревню к сестре отца» [3].

    И она, чтобы выжить, а остаться без кормильца в это время означало верную смерть, вынуждена снова выйти замуж. При этом маленький Сунгатулла оказывается, по всей видимости, лишним в новой семье.

    Второй период с 1891 по 1917 годы.

    «Тяжело было вдове жить в Балыклы Куль. Мама решает выйти замуж и отправляет меня в Оренбург к дядям» [4]. Но у них были свои большие семьи и заботы. «Содержать лишний рот им было в тягость, и когда мне исполняется 9 лет, в 1895 - 1896 гг. дяди каким-то образом устраивают меня в пансион знаменитого в то время учебного заведения медресе «Хусаиния». В том, что маленький Сунгатулла попадает в медресе, нет ничего удивительного, так как «Хусаиновы – основатели медресе «Хусаиния» в Оренбурге» [5]. Ислам предписывает всячески оказывать помощь и поддержку сиротам. Интересна история возникновения «медресе Хусаиния». «Основателями медресе «Хусаиния» в Оренбурге считается семья Хусаиновых. Небезынтересны биографические сведения трех братьев Хусаиновых, получивших в народе имена: «Ахмет-бай» (1837-1906), «Гани-бай» (1839-1902), «Махмут-бай» (1839-1910). Они являются сыновьями

    Галия Хусаинова. Самым значимым вкладом Хусаиновых, на наш взгляд, было основание высшего учебного заведения медресе «Хусаиния» в Оренбурге. Это медресе до самой их смерти было предметом особой заботы. В завещании ими были предусмотрены все возможные мероприятия, необходимые для обеспечения долговечности функционирования этого учебного заведения». Некоторые родители воспитанников платили за обучение от 10 до 300 рублей в год, но большинство детей обучалось бесплатно. Неимущим воспитанникам выдавалась школьная форма и прожиточный минимум на время каникул, который обеспечивался за счет средств медресе. Нередки были случаи помощи бедным воспитанникам со стороны преподавателей в приобретении ученической формы, учебников и т.д. Часто педагоги ходатайствовали об освобождении от оплаты за обучение отличников, которых в то время называли первыми учениками [5].

    Сунгатулла Бикбулатов с усердием берется за учебу, и это дает свои результаты.

    В 1906 году Сунгатулла Бикбулатов на отлично заканчивает высшее отделение медресе «Хусаиния», которое соответствует историко-филологическому факультету. Наиболее способных и прилежных воспитанников «Хусаиния», не имеющих средств для получения образования за рубежом, за счет фонда медресе отправляет на учебу. «Дирекция медресе отправила меня (отличника) на средства учебного заведения в Каир (Египет) для усовершенствования по истории Среднего и Ближнего Востока (истории ислама) и по арабскому языку» [6].

    А, вернее, на средства миллионера Р.Г. Хусаинова «в Каире, кроме посещения лекции по арабскому языку и литературе в Эль-Азхаре (старинном Каирском университете), я посещал лекции в Каирском педагогическом институте, а также во вновь открытом (по европейскому образцу) Каирском университете, но вольным слушателем, так как иностранцев тогда не принимали в Египетские учебные заведения» [7]. К 1910 году прослушав курс в педагогическом институте, став специалистом по истории востока и арабскому языку, возвращается в свое родное медресе «Хусаиния», где его и принимают на работу по своей специализации, то есть преподавателем арабского языка и истории Среднего и Ближнего

    Востока. Здесь же по предложению дирекции он и пишет свои основные труды:

    «Ибо преподавание шло путем записи, из-за отсутствия учебников» [8]. Учебники в свою очередь можно разделить на исторические и учебные, но они, как и другие религиозные книги того времени, тесно переплетаются между собой.

    «В то время мною были составлены учебники по арабскому языку: начальное чтение по арабскому языку (в 3-х частях); морфология арабского языка; синтаксис арабского языка» [2].

    На закрытом заседание райкома партии был рассмотрен вопрос о соответствии С. Бикбулатова как педагога советского вуза. За это время (то есть дореволюционное) Бикбулатов написал свои труды:

    1. О пророке Магомете «Хазрат Мохаммед». Издание 1914 г.

    2. Четыре Халифа «Дурт Хелифа». Издание 1918 г.

    3. Уроки по религии « Дин дереслере». Издание 1917 г.

    4. История Востока «Шарик Тарихи». Издание 1920 г. [9].

    На самом же деле при жизни С. Бикбулатова выпущены следующие книги.

    1. Мебде – Эл – Кыйрает. 1 – кис. Казань, Магариф. 1913 г. 78 стр.

    2. Хезрет Мухаммад. Казань, Магариф, 1914 г. 356 стр.

    3. Мебде – Эл – Кыйрает. 2 – кис. Казань, Магариф. – 1914 г. 78 стр.

    4. Мебде – Эл – Кыйрает. 3 – кис. Казань, Магариф. – 1915 г. 120 стр.

    5. Мебде – Эн – Наху. Казань, Г. Ибрагимов. 1916 г. 72 стр.

    6. Дин дересе 1 – нче кисек. Ибтидеи 1 – нче сыйныфларе очен . Казань. Г. Ибрагимов. 1916 г. 75 стр.

    7. Дин дересе 2 – нче кисек. Тарих мокаттес, игьтикат, Гыибадет. 3 басма. Казань, Г. Ибрагимов. 1916. 60 стр.

    8. Дин дересе 4 – нче кисек. Ислам дине тарихе. Казань, Г. Ибрагимов. 1916.64 стр.

    9. Дин дересе 4– нче кисек. Илам дине тарихе. 2 – нче басма. Казань,Г. Ибрагимов. 1917. 60 стр.

    10. Дин дересе 2 – нче кисек. 2 босма. Тарих мокаттес, игьтикат, Гыибадет. 3 басма. Казань, Ибрагим 1917. 62 стр.

    11. Дин дересе 1 – нче кисек. Ибтидеи 1 – нче сыйныфларе очен могаллимнерге дерес немунналере... 2 нче басма Казань. Г. Ибрагимов. 1917 г. 80 стр.

    12. Дин дереслере – Оренбург. «Жозъэл – 1917» 48 стр.

    13. Дин Дереслере 3 – нче кисек. Гыйбадет. 3 – басма. Казань «Сабах», 1918 г.20 стр.

    14. Мебдеэль – Эл – Сорыф. Казань. Типография Т-во «УМИДЪ» 1918 год. 55 стр.

    15. Дурт халифе. 1 кисек. Казань. Эбу – Бакар ве Гомер девере. Казань. 1918 г. 277 стр.

    16. Шерик тарихе. Рашидин хэм эмэвилэр дэвере. 1 кисек. Нашире: «Сабах» ширкэтэ. Казань. 1920 год. Типография «Умид»

    Из них переиздано в Татарстане и получили распространение в конце XX– начале XXI вв. 6 книг.

    1. Хезрет Мухаммад. Чистополь 1999 год. Переводчик со староТатарского на татарский Мофлюхунов Мухаммад .

    2. Мебде – Эн – Наху. Казань. « Иман нэшрият» Казань – 1997. Велиулла хезрет Ягъкуб.

    3. Мэбдэ-уль-Кыйра-эт. Казань – 2002 год. 3 части. Россия Ислам университеты. 270 стр.

    4. Мебдеэль – Эл – Сорыф. Казань. Типография Т-во «УМИДЪ» 2004 год. 55 стр.

    5. Дин дереслере. (Уроки религии). «Иман нэшрият» Казань – 2005 год. Велиулла хезрет Ягъкуб.

    6. Шерик тарихе. Рашидин хэм эмэвилэр дэвере. 1 кисек. «Иман» Нэшрияте Казань, 2004 год.

    Все труды Бикбулатова, как говорилось выше, можно разделить на две части: учебные и исторические книги.

    Учебная литература

    1. Дин дэрэслэре ( Уроки религии) 1916-1918 гг.

    2. Мэбдэул – кыйраэт (Начальное чтение по арабскому языку) 1913-1915 гг.

    3. Мэбдэун – нэху (Морфология арабского языка) 1916 гг.

    4. Мэбдэус – сарф (Синтаксис арабского языка) 1918 гг.

    Историческая литература

    1. Хазрат Мухаммад ( Пророк Мухаммад) 1914 гг.

    2 . Дурт халифэ (Четыре халифа) 1918 гг.

    3. Шарык тарихи (История востока) 1920 гг.

    4. Ислам тарихи (История ислама) 1916 – 1917 гг.

    Проводя анализ исторических книг С. Бикбулатова, можно провести общую параллель, которая характерна для всех трудов автора.

    1. Автор в начала каждого труда дает анализ всей книги с подробными рекомендациями и советами. Рассматривает полную характеристику источников, оговаривает свое отношение к авторам этих источников. Если книги между собой взаимно связаны, а это в его трудах встречается часто, то дает подробную подсказку, как надо это применять и понимать. Также во многих трудах присутствует современная реклама выпущенных и готовящихся к изданию трудов. Все эти новшества в новинку для татарского издательства в конце XIX – начале XX веков.

    2. Первое, что отмечается в основной части всех трудов С. Бикбулатова, это любовь автора к подробностям, это также характерно для многих книг этого периода. Хотя прошло совсем немного времени, когда татарская интеллигенция получила возможность для самовыражения и самоопределения, после многовекового гнета и угнетения. Так как только с началом правления Екатерины II (это произошло в начале XVIII века) наметился поворот татарского общества на путь современного развития. Характерное для этого времени вдохновение присутствует и в трудах С. Бикбулатова. А именно этот пик развития самосознания и самобытности татар приходится на момент написания С.Бикбулатовым своих трудов (конец XIX – начало XX веков). В этих условиях новые взгляды, концепции и нормы могли быть осмыслены только через призму ислама в привычных для народа образах и понятиях. Поэтому не случайно С. Бикбулатов пишет именно в такой легкодоступной форме реферата. Все это свидетельствует о том, что татарская культура не является ограниченной частью культуры одного народа и может быть адекватно принята только в общемусульманском контексте.

    3. Книги написаны в форме рассказа, тогда как для более раннего времени присутствует форма изложения фактов, например труды Ибн Хишама. Автор сразу начинает без вступительного слова и объяснений с «Битвы при Бадре» и

    «Битве при Ухуд». Приводит пример, была битва при Бадре и дает хадисы №1-3 и т.д.

    В своем же труде С. Бикбулатов взял из хадисов то, что посчитал нужным, и не упоминает то, что посчитал не столь важным. При этом он делает сноски, но не ограничивается голым переписыванием фактов или хадисов, автор, делая сноски, комментирует их и высказывает свое мнение. Иными словами, С. Бикбулатов берет 5 хадисов на одну тему от разных передатчиков, делает общий анализ и выводит общее для этой группы хадисов мнение. При этом он не выводит новый хадис, а только дает комментарий. Этот подход является более современным, новаторским или, как сказали бы сегодня, он применил инновационный подход.

    4. Извлечение мудрости из книг хадисов. Это тоже является новым в преподавательской практике того времени, то есть комментирование всех случаев из жизни пророка и его праведных халифов, тогда как до этого периода те, кто описывал жизнь пророка, сподвижников и халифов, боялись высказывать свое мнение, дабы не внести что-то нового, и ограничивались только приведением хадисов от разных передатчиков. А С. Бикбулатов отошел от этой практики констатирования фактов.

    5. При чтении исторической части трудов С. Бикбулатова остро ощущается горячая любовь к посланнику Аллаха и его семье. К примеру, в книге «Хазрат

    Мухаммад» более 24 глав посвящено пророку: его качествам, одежде, сну, силе, терпеливости пророка, детям, внукам и т.д. Более 10 глав посвящено лично самому пророку. Это свидетельствует о полученном автором подробном знании сиры пророка.

    6. Краткое изложение самого главного, а не перечисление риваятов (текстов) по поводу одного и того же события. При чтении трудов С. Бикбулатова ясно прослеживается мысль без противоречивых примеров, тогда как в трудах Ибн

    Кассира приводятся противоречивые риваяты (тексты), и становится не понятно, на что нужно опираться и чему верить. Например, Ибн Кассир описывает Иисуса: мать Иисуса, Марьям, сидит дома, к ней приходит ангел, который принес известие от Всевышнего о ее беременности. Марьям, увидев его, вскричала со страхом: «Прибегаю к Аллаху, если ты Такый, т.е. богобоязненный – так говорится в коране. Тогда как в риваяте (тексте) приводится пример, что в Иерусалиме жил Ловелас и звали его Такый. И в этом случае непонятно, а что хотел сказать автор. Другое описание: распятие Иисуса на кресте. Приводится сразу три описания. Первое – на кресте распят один из неизвестных учеников. Второе – на кресте распят Иуда. Третье – на кресте распят доброволец из числа учеников Иисуса, который, видя, какая опасность нависла над Иисусом, сам просит

    Всевышнего придать ему образ Иисуса, и он был распят.

    Труды исламских ученных в период золотого века ислама (XV – XIX вв.) отличались от современных трудов тем, что авторы этих трудов, обращаясь к риваятам (текстам), подвергали критике цепочку передатчиков, а не сам риваят.

    Сюда можно отнести Ибн Хишама, Ибн Кассира и других авторов.

    7. Человека, написавшего книгу, невозможно считать ученым, если он взял за основу второстепенный труд. С. Бикбулатов же взял за основу сильные источники, такие как Коран, Сахих Муслим, Бухари, Уссудуль Габа, Ибн Кассир, то есть которые сами являются основополагающими. К второстепенным можно отнести, например, такие, как «Сады праведных», сорок хадисов Набавия, Джавамигуль Камиль, книги Р. Фахретдина. которые сами составлены на основе основных источников.

    8. С. Бикбулатов хорошо разбирался в хадисоведении, или, как сказали бы сегодня, являлся специалистом по терминологии хадисов, то есть проводил Тахриж хадисов. Например берем хадис: «Души – это скопление воинов те, кто близки, они всегда близки, а те, которые отдалились, они навсегда в отдалении».

    И он дает объяснение, т.е. те души, которые дружили, до того как войти в тела, так и будут дружить, а те, которые ненавидели до этого, и после будут ненавидеть. После этого берет «Матны» т.е. схожие хадисы только с добавлением, и подводит читателей к логическому выводу.

    9. Изданные книги в эту эпоху свидетельствуют о высоком уровне образования у татар, и в частности, о высоком интеллектуальном уровне самого С. Бикбулатова. Чтобы написать такой труд, необходимо иметь, во-первых, большие знания по всем имеющимся трудам как ранних, так и более поздних авторов, вовторых, необходимо иметь под рукой богатую библиотеку. За каких-то сто лет были созданы такие труды, это достойно восхищения и сегодня. Это было бы не удивительно, если бы они появилось из-под пера ученых Стамбула или ученых института из Аль Азхар. Так, например, в 1917 году выходит в свет миллионным тиражом «Мугалим сани», не говоря уже о трудах самого С. Бикбулатова, которые широко используются в преподавании в Бухаре, Киргизии и других исламских государствах бывшего Советского Союза, но, к сожалению, еще не оцененные по достоинству у себя на родине.

    10. Присутствие у автора знания по Фикху сиры, то есть умение толкования некоторых важных моментов из жизни пророка и его праведных халифов. Например, при описании жизни Гаиши, жены пророка, он дает отпор ориенталистам, оспаривая их высмеивания пророка, что он взял совсем юную девочку, и приводит пример, что ей, может быть, было и больше лет. Это свидетельствует о высоком уровне не только рассказа, но и комментариев, то есть автор комментирует не только сиру, но и фикх. Это опять же подчеркивает его обширные знания по многим наукам.

    «В этой связи особую важность для исследователей приобретает период второй половины XVIII – первой половины XIX веков. Именно в этот период на историческую арену выходят такие представители общественной мысли, как

    Г. Утыз-Имяни, Г. Курсави, И. Хальфин, Х. Фаизханов, С. Бикбулатов и др. которые проявили свои интеллектуальные способности в различных сферах духовной культуры и предлагали различные варианты решения накопившихся проблем». В это непростое время и создает свои труды Сунгатулла Бикбулатов, так необходимые для преподавания в учебных религиозных заведениях.

    В медресе С. Бикбулатов работает до 1917 г. и практически все труды датируются периодом времени. Однако в 1917 г. медресе «Хусаиния» преобразовывается в татарский институт «Дарульмугаллим». Пересматриваются все учебные планы и в основном в сторону светского образования. На базе медресе «Хусаиния» возникают первые советские вузы: ТИНО, БИНО, ВИНО, КИНО, которые позже сыграли огромную роль в культурной жизни страны.

    Третий период с 1917 г. по 1948 г.

    Это начало революции и реформирования жизненного уклада всей страны, период самой большой ломки всех ценностей, взглядов, жизненных укладов

    С. Бикбулатова. Вначале С. Бикбулатова еще признают как ученого исламоведа, признают и оказывают уважение. Так, в 1917 г. он избирается в состав комиссии по осуществлению «национальной автономии» и подготовке национального собрания. В 1921 году участвует в Туркестанской экспедиции для изучения Древнего Востока, его культуры и едет в Бухару в количестве 15 человек. В 1922 году его кандидатура была выдвинута на пост члена Духовного собрания, т.к.

    С. Бикбулатов пользовался среди мусульманского духовенства популярностью и авторитетом. В 1927 году он подписывается под так называемым «письмом 82».

    Это обращение в ЦК ВКП (б) и в обком партии против решения партии и правительства о форсировании перевода татарского алфавита на латиницу (Яна олиф), которое впоследствии и послужит началом гонений и репрессий в отношении С. Бикбулатова. Рассматривая трудовой путь С. Бикбулатова, мы видим не только писателя, но и педагога, посвятившего свою жизнь преподаванию.

    С 1.09.1917 г. по 30.05.1924 г. работает преподавателем истории культуры в Татарском институте народного образования в городе Оренбурге (Чкалов).

    С 1.09.1924 г. по 30.05.1926 г. – преподаватель истории узбекского народа и географии в Бухарском институте просвещения в городе Бухаре.

    С 1.09.1926 г. по 30.05.1929 г. – преподаватель географии в Татарском педагогическом техникуме в городе Казани.

    С 1.09.1929 г. по 30.05.1932 г. – преподаватель географии в техникуме советского строительства при Совнаркоме ТР в городе Казани.

    С 1.09.1932 г. по 30.05.1937 г. – преподаватель географии на рабфаке КГП в городе Казани.

    С 1.09.1937 г. по 30.05.1941 г. – преподаватель географии в школе спецстроительства при Совнаркоме ТР города Казани.

    С 1.09.1941 г. по 10.12.1945 г. – директор национальной средней школы и преподаватель географии в деревне Большие Яки Юдинского района Татарской АССР. Здесь же 8.10.1943 г. становится кандидатом в члены ВКП(б).

    А 18.06.1945 г. по рекомендации председателя первичной партийной организации тов. Насыбуллина и председателя колхоза «Юлдуз» тов. Насырова как активный помощник и агитатор идей коммунизма был принят членом ВКП(б).

    С 15. 07.1945 г. по 10.01.1948 г. работает старшим преподавателем на кафедре татарского языка и литературы в КГУ.

    Он с усердием берется за работу. По воспоминаниям студентов, С. Бикбулатов – это спокойный, уравновешенный, никогда не повышающий голоса преподаватель, который, не имея учебных пособий, берется вести преподавание и пытается создать новые учебники. Но уже не успевает, т.к. 10.01.1948 г. его увольняют как не соответствующего требованиям предъявляемым к преподавателям для работы в вузе. Хотя он пишет и отказ от письма – заявления «82» (заявление от имени татарской интеллигенции по отношению насильного введения чуждого для татар нового латинского алфавита). Он отказывается и от религиозных убеждений (изучив историю всех религий, как он пишет, он приходит к решению об отказе от Аллаха и пророка Мухаммада, на самом же деле он предвидит надвигающиеся репрессии) и от своих трудов по исламу, но это ему не помогает.

    Четвертый период 1948 г. – 20 ноября 1954 г.

    Это период полного забвения, случайных заработков, ожиданий ареста и репрессий семьи. Толчком послужил документ, известный впоследствии как приказ №00447, так началась так называемая «кулацкая операция». Уже в самом тексте была дана установка на «творчество» местных органов по выявлению контактов репрессируемых.

    1936 г. Расстрелян М. Буби.

    1937 г. В Москве расстрелян имам мечети А. Шамсутдинов. 1938 г.

    Приговорены к высшей мере наказания Ш. Шараф, З. Камали,Д. Абызгилдин и др.

    Продолжались беспрецедентные по масштабу репрессии, в результате которых сильно пострадали мусульманские деятели. Анализ архивно-следственных дел по обвинению имамов Татарстана показывает, что большинство из них было репрессировано в частном порядке. Обвинения предъявлялись не за какие-либо конкретные действия, а в основном за антисоветские высказывания. А часто просто за то, что они были татарами. Любое явное или вымышленное рассуждение о тех или иных событиях в стране или за рубежом могло служить основой для ареста. Все это было направлено на формирование карательных операций. В результате только за полгода было арестовано 7675 человек, 1550 из которых прошли через судебные органы, а 245 приговорены к высшей мере. Республиканская тройка из 4415 дел, рассмотренных в 1937 году, вынесла 2163 смертных приговора. Среди видных представителей имамов, репрессированных и растреленных в ходе этих операций только в Казани, это Саид Вахитов, Ягфар Хисмудтинов и т.д. Общее число составляет более 42 имамов, и это не только действующие имамы, но и те, кто снял с себя сан и скрывался.

    Осознавая, что ожидает его семью, С. Бикбулатов скрывается, не имея постоянного заработка. Об этом свидетельствует и то, что его трудовая книжка и личное дело так и остаются в КГУ. Его семья, а это жена Зулейха, которая работает преподавателем в школе № 18, дочери Халида и Фарида учатся в Казанском медицинском институте, сын Ильгиз учится в 7 классе, которые проживали по адресу: город Казань, улица Калинина, дом № 36, кв. 3, не отказываются от него, как это часто случалось в то время. И в результате всех этих потрясений 20 ноября 1954 года, не дожив 7 дней до 68 лет, умирает религиозный деятель, преподаватель, писатель, оставивший после себя учебные пособия и историческое наследие, которыми пользуются в учебных заведениях и сегодня, проживший, как и многие в это время, несколько жизней. Неоднозначно отношение к жизни и деятельности С. Бикбулатова, но не надо забывать, что это время резких перемен как в обществе, так и в жизни каждого человека. Каждый принял свое решение и поступал, как считал нужным, для того чтобы выжить как самому, так и спасти семью. «В любую историческую эпоху люди обладают определенным образом мира, специфическим мировоззрением и ведут себя не только и даже не столько в соответствии с внешними обстоятельствами, сколько в зависимости от той картины мира, которая утвердилась в их сознании, – отмечает А.Гуревич. –

    Ориентиры поведения, ценности жизни даются человеку в огромной мере его языком, религией, воспитанием, примером окружающих. Можно представить человека без осознанной идеологии, которая сделалась бы его осмысленной жизненной позицией, но нельзя помыслить человека без ментальности. Она в огромной степени детерминирует его поведение» [10]. Сейчас мы уже не узнаем, что послужило поводом таких резких перемен во взглядах и убеждении С. Бикбулатова, но его труды и учебные пособия заслуживают уважения и ждут своего исследования.

    Библиографический список

    1. Идиатуллина, Гульнара. Абу-Наср Курсави / Гульнара Идиатуллина. – Казань: Фэн, 2005. – С.172.

    2. Адыгамов, Р.К. Габдрахим Утыз-Имяни / Р.К. Адыгамов. – Казань: Фэн, 2005. – 234 с.

    3. КГИ им.В.И. Ульянова-Ленина. – Арх.9. – № 311. – Св.16. – Л.16.

    4. КГИ им. В.И. Ульянова- Ленина. – Арх. 9. – № 311. – Св. 16. – Л. 16.

    5. Рахимкулова, М.Ф. Медресе «Хусаиния» в Оренбурге / М.Ф. Рахимкулова. – Оренбург: Яна Вакыт, 1997. – С. 4.

    6. КГИ им. В.И. Ульянова- Ленина. – Арх.9. – № 311. – Св.16. – Л.17.

    7. КГИ им. В.И. Ульянова- Ленина. – Арх.9. – № 311. – Св.16. – Л.17.

    8. КГИ им. В.И. Ульянова- Ленина. – Арх.9. – № 311. – Св.16. – Л.3.

    9. ЦГА ИПД РТ. – Ф.15. – Оп. 27 а, д. 142. – Л. 48

    10. Гуревич, А.Я. Социальная история и историческая наука / А.Я. Гуревич // Вопросы философии. – 1990. – № 4. – С. 30-31.

    Вестник СамГУ. 2007. №5/3(55)



    СУНГАТУЛЛА БИКБУЛАТОВ КАК ПЕДАГОГ И ИСТОРИК

    Казань – 2009


    Работа выполнена в отделе истории общественной мысли и исламоведения Института истории имени Ш. Марджани

    Академии наук Республики Татарстан

    Научный руководитель:

    доктор политических наук, профессор


    Мухаметшин Рафик Мухаметшович



    Официальные оппоненты:

    доктор исторических наук, профессор

    Валеев Рамзи Калимович


    кандидат исторических наук

    Мухаметшин Рустам Гарифзянович


    Ведущая организация:

    Институт Татарской энциклопедии

    Академии наук Республики Татарстан


    Защита состоится «24» апреля 2009 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 022.002.01 при Институте истории имени Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420114, г. Казань, Кремль, подъезд 5.


    С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института истории имени Ш.Марджани Академии наук Респуб­лики Татарстан.


    Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте Института истории имени Ш.Марджани АН РТ http://www.tataroved.ru.


    Автореферат разослан «____»_____________ 2009 г.



    Ученый секретарь

    диссертационного совета,

    кандидат исторических наук Р.Р. Хайрутдинов



    ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. Подходы к осмыслению истории татарского народа в последние годы претерпели значительные изменения. Это было связано, в первую очередь, с тем, что в последние десятилетия появилась возможность объективного исследования различных аспектов исторического прошлого народов России. В этих условиях неизмеримо возрастает актуальность выявления и изучения духовного наследия, обобщения исторического опыта, восстановления исторической справедливости путем объек­тивного иссле­дования жизни и творчества представителей на­циональной интелли­генции. Изучение их наследия во многом поз­воляет понять истоки формирования современной общественно-поли­тической мысли и определить основные ориентиры развития идео­логии в будущем. Уяснение основных тенденций развития духовной культуры татарского народа, ее роли и места в истории общественной мысли тюркских народов, ставшей составной частью духовных ценностей культуры народов России, позволит дать объек­тивную оценку современного состояния нацио­нального самосознания.

    Культурно-исторические и политико-идеологические основы сов­ременной жизни татарского народа во многом опре­де­ляются теми условиями, в которых формировалась его самобытность, а также вкладом мыслителей, ученых, просветителей, привнесших новые идеи, свежую струю в сложившиеся общественно-культурные отно­шения и идеологию своего народа. Поэтому выявление новых исто­рических фактов и объективный анализ наследия крупнейших пред­ставителей национальной интел­лигенции, в том числе вклада С. Бикбулатова, является актуаль­ным предметом научного иссле­дования.

    В связи с этим определение роли и значение традиций значительно возрастает, поскольку именно они выступают устойчивыми элемен­тами культуры, составляющими ее основу и обеспечивающими преемственность общественной жизне­деятельности. Именно тради­ция является механизмом регуляции общества, которые определяют содержание современных институтов и норм, соизмеряя их прошлым содержанием, фактом их существования в прошлом. В этом контексте для истории татар особое место занимает рубеж XIX – начала XX веков. Именно этот период является поворотным для татарского общества на пути его современного развития, когда общест­венное сознание развивалось в тесной связи с традиционными исламскими представлениями и идеями. А с другой стороны, структурные изме­нения в обществе, связанные с проник­новением буржуазных отношений в Россию, обусловили общие направления социально-экономического развития по капита­листи­ческому пути, что в свою очередь повлекло существенное изменение в общественном сознании. Изучение этого наследия во многом позволяет понять истоки форми­рования современной исламской науки. Уяснение основных тенденций развития духовной культуры татарского народа, ее роли и места в истории общественной мысли тюркских народов, ставшей составной частью духовных ценностей культуры народов России, позволит дать объективную оценку совре­менного состояния нацио­нального самосознания. Поскольку новые экономические и общественно-политические условия требо­вали интенсивного разви­тия теоретической мысли, опре­деления новых подходов, формиро­вания принципиально новых идеологических ориен­тиров.

    Ярким свидетельством формирования нового взгляда на развитие культуры и образования татарского народа стало появление к этому времени на исторической арене таких представителей общественной мысли как Галимджан Баруди, Ахмадхади Максуди, Муса Бигиев и др., которые проявили свои интеллектуальные способности в различных сферах духовной культуры и предлагали различные варианты решения нако­пившихся проблем. Но всех объединяла одна задача: определение путей развития народа.

    Особый интерес при исследовании основных тенденций развития татарской общественной мысли этой эпохи вызывает личность Сунгатуллы Бикбулатова. Человек, обладавший талантом педагога, проявивший себя как профессиональный историк, чья эрудиция в области исламских знаний вызывала равно как восхищение современников и исследователей, так и неприязнь, а зачастую и преследование его противников и властей той эпохи. Это, безусловно, еще раз свидетельствует о том, что он был одним из наиболее ярких личностей своей эпохи. Несмотря на трудный жизненный путь, при котором прихо­дилось радикально менять направление своих взглядов и сравнительно небольшое письменное наследие, идеи мыслителя продолжали привлекать к себе внимание и его современников в дореволюционной России, а также способствовали формиро­ванию целого направления исторических книг и учебников по арабскому языку в послереволюционной и современной России.

    Хронологические рамки исследования охватывают годы жизни Сунгатуллы Бикбулатова (1886–1948). Поскольку в диссертации особое внимание уделяется рассмотрению его деятельности как педагога и историка, то автор исследования выделяет тот период жизни и деятельности С. Бикбулатова, когда он занимал активную жизненную позицию и плодотворно занимался научно-педаго­гической деятельностью, т.е. 1910–1945 годы.

    Степень научной разработанности проблемы. Жизнь и деятельность Сунгатуллы Бикбулатова, как крупнейшего обществен­ного деятеля, педагога и историка, привнесшего в татарскую общественную мысль и историческую науку новые идеи и подходы, направленные на преобразование различных сторон жизни татарского общества, до сих пор недостаточно изучена. В начале ХХ века деятельность медресе «Хусаиния» широко освещалась на страницах таких газет и журналов, как


    «Мәктәп»[1], «Шура»[2], «Вакыт»[3] и даже «Дин вә мәгыйшәт»[4]. Отношение к этому учебному заведению, став­шему одним из передовых мусульманских учебных заведений Рос­сии, безусловно, было неоднозначным. Так, Дж. Валиди считал, что татарское общество в последнее время показало, что оно «через джадидское движение достигло понимания необхо­димости прибли­жения к новой (европейской. – М.М.) для него культуре»[5]. Об этом, как он считает, наглядно свидетельствует то, что «прошел период, когда медресе был храмом знаний, приютом и богадельней... одно­временно... Появились медресе евро­пейского типа как «Хусания», «Галия»[6]. Правда, при этом он утверждает, что «работающие в медресе педагоги изо дня в день способствуют его прогрессу. Но в каком направлении? Пожалуй, сегодня никто об этом не знает»[7]. А журнал «Дин вә мәгыйшәт», сетовал на то, что «...из стен «Хусаинии» не выходит не только один мулла в год, но даже один мулла в десять лет. В дни религиозных праздников маулюд шакирды «Хусаинии» проводят гоголевские вечера и ставят спектакли...»[8].

    Из дореволюционных публикаций наиболее полные раз­вернутые сведения о трудах С. Бикбулатова содержит статья Дж. Валиди «История преподавания религии в школах»[9], где он очень высоко отзывается о книге С.Бикбулатова «История религии», отмечая, что «эта книга является серьезным шагом в обучении религии в школе»[10].

    Из дореволюционных исследований, уделивших значи­тельное внимание татарским медресе, можно назвать так же книгу Я.Д. Коблова «Конфессиональные школы казанских татар»[11]. Эта книга, по сути дела, является первым иссле­дованием на русском языке, разносторонне освещающим различные аспекты функцио­нирования мусульманских учеб­ных заведений. В нем дан анализ программ обучения, описаны преподаваемые в медресе пред­меты, а также рассмотрены существовавшие учебники и вклад отдельных педагогов в развитие мусульманского образования.

    Среди работ советского периода развернутую информацию о системе мусульманского образования в дореволюционный период, можно почерпнуть из книги Дж. Валидова «Очерк истории образованности и литературы татар», написанной в 1923 году[12]. Книге Дж. Валиди пока еще был характерен объекти­вистский подход к анализу духовной жизни татар. Но в публикациях 1930–1940-х гг. уже господствует ярко выра­женный классовый подход, в том числе и по отношению к системе мусульманского образования, которая, будучи конфес­сио­наль­ной, не представляла для советских исследо­вателей большого интереса. Тем не менее, такие публи­кации как «История татарской литературы» Г. Сагди[13], «Русское само­державие и мусульманское духовное управление» Б. Ишем­гулова[14] и «Иша­ны-дервишы» З. Мозаффари[15] насы­щены факти­ческим матери­алом и поэтому для исследования системы мусульманского образования и, особенно, ее прогрессивного крыла, представ­ляют определенный интерес. Авторы этих публикаций педаго­гическую деятельность в мусульманских учебных заведениях рассматривали как тормозящий фактор в развитии педагоги­ческой мысли татар, поскольку она была направлена на пропаганду, по своей сути, религиозных ценностей.

    В 1940–1950-е годы в отечественной историографии трудов, посвященных деятельности С.Бикбулатова и медресе «Ху­саиния» практически не появились. Исключение состав­ляют книга В.М. Го­рохова. В его книге «Реакционная политика царизма в отношении татар Поволжья»[16] дается позитивная оценка новометодной системе образования в дорево­лю­ционных татарских медресе. Автор, исследуя мусульманские учебные заведения, пытается раскрыть причины возник­новения и условия распространения нового метода обучения в различных регионах России.

    И только с началом перестройки наметился определенный перелом в изучении различных аспектов духовного наследия татар. Именно в этот период появились первые работы, посвященные изучению трудов и мировоззрения С. Бикбу­латова. Так, в 1997 г. появилась книга М. Рахимкуловой «Медресе «Хусаиния» в Оренбурге», в которой показана роль медресе «Хусаиния» в системе му­сульманского образования и деятельность С. Бикбулатова. Правда, в этой книге дея­тельность С.Бикбулатова освещается только в основном как педагога. М. Ра­химкулова, дала высокую оценку деятельности С. Бикбулатова как первопроходца, сумевшего преодо­леть огромные трудности в деле изменения системы обучения в мусульманских учебных заведениях[17]. Данная книга пред­ставляет ценность, в первую очередь потому, что в ней подробно описываются условия обучения в мусульманских медресе, что дает возможность проследить процесс форми­рования миро­воззрения С. Бикбу­латова и становления его как педагога. В книге освещаются предпосылки становления С. Бик­булатова как одного из видных последователей джадидизма и крупного общественного деятеля, посвятившего всю жизнь просвещению своего народа. Новизна этой книги заключается и в том, что ее автор, исследуя мусульманские учебные заведения, пытается раскрыть причины возникновения и условия распро­стра­нения нового метода обуче­ния в различных регионах России.

    Некоторые сведения о С. Бикбулатове как об авторе ново­методных учебников дает публикация Р. К.Валиева, в которой он отметил огромное значение этих учебников в распространении новых методов обучения в мусульманских учебных заведениях, высоко оценил роль С. Бикбулатова как идеолога джадидизма в деле просвещения татарского народа[18]. В своей статье автор приводит уникальные архивные материалы. Статья дает возмож­ность по-новому взглянуть на общественно-политическую дея­тель­ность С. Бикбулатова как педагога, историка ислама.

    Анализируя основные вехи жизни мыслителя, Р.К. Валиев, в частности, делает предположение о том, что одной из причин гонения на С. Бикбулатова была его религиозная и педаго­ги­ческая деятель­ность. Она же в свою очередь служила при­чиной его многочисленных переездов. Он также считает, что С. Бик­булатов был одним из извест­ных педагогов, сумевший внести свой достойный вклад в станов­ление новой системы мусуль­манского образования, давший начало целому направлению в изучении арабского языка, и подготовивший целую плеяду профессиональных педагогов и историков.

    В последние годы появился целый ряд трудов, посвященных исследованию различных направлений татарской общественной мысли, в том числе джадидизма и кадимизма, а так же и му­сульманского реформаторства, которые дают возможность по-новому оценить различные стороны педагогической дея­тель­ности и исто­рического наследия С. Бикбулатова[19].

    Среди работ последних лет некоторую информацию о С. Бикбулатове, в частности, о его педагогической деятельности, можно почерпнуть из публикации С.З. Миннулина[20]. Автор так же обращает внимание на то, что С. Бикбулатов был известен как представитель нового метода обучения в татарских медресе.

    Такой же подход к деятельности и наследию С. Бикбулатова проявляется в публикациях, среди которых особо следует выделить перевод книги С. Бикбулатова «Хазрат Мухаммад», подготовленный М. Муфлихуновым[21]. Предисловие к этой книге представляет определенный интерес, поскольку в нем перевод­чик дает свои оценки некоторым историческим эпизодам, кото­рые отличаются от описанных самим С. Бикбулатовым.

    Во вступительной части к переводам книг С. Бикбулатова, подготовленной В. Якуповым[22], дан анализ программ обучения, описаны преподаваемые в медресе предметы, а также рассмот­рены существовавшие учебники и вклад отдельных педагогов в развитие мусульманского образования.

    Из появившихся в последние годы переводов трудов С. Бик­булатова следует так же выделить публикации, подготов­ленные Н. Ибрагимовым, Р. Тагировым[23], М. Габделгалиевой[24]. Правда, все эти авторы С. Бикбулатова рассматривают исклю­чительно как пе­дагога, труды которого являются неотьемлемым фактором в развитии педагогической мысли татар, поскольку они были направлены на пропаганду, по своей сути, религиозных ценностей. его популярность как педагога, как автора учебников, по их мнению, достигнута, прежде всего, наличием научного багажа и принадлежностью С. Бикбулатова к представителям мусульманского богословия.

    И так, нужно признать, что деятельность С. Бикбулатова до сих пор рассматривается в основном как педагога. Между тем, изданные им в конце ХIХ – начале ХХ вв. учебники сыграли заметную роль в развитие исторической науки у татар и заслуживают особого внимания. С. Бикбулатов написал и опуб­ликовал 16 учебников, которые во многом способствовали распространению нового метода обучения.

    Но, несмотря на то, что в последние годы интерес к различным аспектам его жизни и наследия значительно возрос, еще нельзя утверждать, что все стороны его сложной и многогранной деятельности достаточно изучены. Это касается и его исторического наследия.

    Объектом исследования является наследие Сунгатуллы Бикбулатова как педагога и историка ислама, общественного и религиозного деятеля.

    Предметом исследования является деятельность С. Бикбулатова по созданию учебников нового типа по педагогике, истории ислама и арабскому языку, которые способствовали становлению новой системы мусульманского образования у татар.

    Целью исследования является комплексное изучение жизни и деятельности Сунгатуллы Бикбулатова, его исторического, педагогического и научно-публицистического наследия, опре­деление места и роли С. Бикбулатова в истории педагогической и исторической мысли.

    В соответствии с поставленной целью в работе ставятся следующие задачи:

    – выявить роль ислама в формировании общественного сознания мусульман Волго-Уральского региона в конце ХIХ – начале XX века;

    – определить основные направления функционирования системы мусульманского образования в середине XIX – начале XX века и анализировать роль медресе «Хусаиния» в повышении образо­вательного уровня мусульман;

    – анализировать учебники, написанные С. Бикбулатовым для новометодных медресе;

    – обозначить роль и место С. Бикбулатова как педагога;

    – выявить роль и место трудов С. Бикбулатова в формиро­вании новых подходов в изучении истории ислама.

    Поставленные задачи требуют воссоздания биографии С. Бикбу­латова, анализа исторических трудов по истории ислама, а также учебников по арабскому языку, написанных им в разные годы. Разностороннее исследование источников позволит сде­лать вывод о вкладе С. Бикбулатова в становление новых направ­лений в татарской общественной мысли начала ХХ века.

    Источниковая база диссертации. При написании диссерта­ционной работы были использованы источники нескольких основных групп:

    – материалы из фондов Центрального Государственного Архива ИПД РТ;

    – материалы из фондов архива Казанского государственного университета имени В.И. Ульянова-Ленина;

    – материалы из фондов государственного архива Орен­бургской области (ГАОО);

    – материалы из фондов Национального архива Республики Та­тарстан;

    – неопубликованные материалы, хранящиеся в отделе руко­писей и редких книг Научной библиотеки имени Н.И. Ло­бачевского Казанского университета;

    – современники о С. Бикбулатове и медресе «Хусаиния»;

    – статьи С. Бикбулатова и других авторов, опубликованные на страницах татарской периодической печати и, в первую очередь, в журнале «Худайсызлар» (Самарканд, 1919), «Фән һәм дин» (Москва, 1924), «Мәгариф» (Казань), «Кызыл Татарстан» (Ка­зань, 1926), «Вестник научного общества татароведения» (Ка­зань, 1928), «Эхо веков» (Казань, 2004).

    I. В фондах Центрального Государственного Архива ИПД РТ, фон­дах архива Казанского Государственного университета имени В.И. Ульянова-Ленина и фонда Государственного архива Оренбургской области хранятся дела, касающиеся биографии С. Бикбулатова, основных направлений его деятельности как автора исторических трудов и педагогической литературы, до сих пор пользующихся популярностью. По содержащейся в документах информации архивные дела можно рассматривать в определенных группах:

    1. Для исследования деятельности медресе «Хусаиния» исклю­чи­тельно важными являются документы фондов Госу­дарственного архива Оренбургской области (Ф. Р-1, Ф. 213, Ф. 450), губернатора (Ф. 1), директора народных училищ (Ф. 160) и фонда 1118, в которых хранится информация в виде секретной переписки о татарских школах, где указывается число учащихся, преподавателей, дается некоторая информация о приходских медресе. Документы этих фондов наглядно свидетельствуют о том, что медресе «Хусаиния», как одно из первых новометодных мусульманских учебных заведений, вызывало живой интерес со стороны властей и подвергалось постоянным проверкам.

    2. Дела, раскрывающие различные стороны биографии С.Бик­булатова, сохранились в фондах архива Казанского госу­дарственного университета имени В.И. Ульянова-Ленина (Ф. 9)

    3. Дела по исследованию политической благонадежности педагога С. Бикбулатова, донесения и рапорты о несоответствии его зани­маемой должности, документы об увольнении и исключении из партии, дела по, так называемому «Тур­кестанскому» делу, о поездке С. Бикбулатова в составе экспе­диции в Ташкент, Самарканд, Бухару, участие в «Заявлении 82», связанное с выступлением татарской интеллигенции против введения нового алфавита, сохранились в фондах Центрального Государственного Архива ИПД РТ (Ф-15).

    Эти документы дают возможность всесторонне анализировать общественно-политическую деятельность С. Бикбулатова, его отношение к существующему режиму и перспективе развития образования в Татарстане.

    4. Обзоры татарской печати содержат дополнительные све­дения о С. Бикбулатове, и дают возможность рассматривать его деятельность как издателя и редактора учебной и исторической литературы в контексте процессов, происходящих в России вокруг национальных периодических изданий и издательств.

    II. В отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки Казан­ского университета хранятся труды и материалы, свя­занные с научной и педагогической деятельностью С. Бикбу­латова. Среди них каталоги книг из фондов этой библиотеки, составленные в разные годы; документы, свидетельствовавшие о передаче книг Исламской библиотеке; сведения о книгах и рукописях, докладные записки. Информационно насыщенным источником являются и неопубликованные материалы, в них содержится информация о медресе «Хусаиния».

    III. Для исследования педагогической деятельности большую ценность представляют его учебники по новометодным формам обучения, написанные на татарском и арабском языках. В ходе работы над диссертационной работой было проанализировано одиннадцать трудов по истории ислама и пять учебников по арабскому языку, хранящихся в фондах Научной библиотеки Ка­занского университета и Национальной библиотеки РТ.

    IV. Еще одну группу источников составляют публикации в жур­налах «Худайсызлар» («Безбожник», Самарканд), «Фән һәм дин» («Наука и религия», Москва), в которых издавал свои статьи С. Бикбулатов. Они представляют значительный материал для более четкого представления основных направлений татарской богословской мысли и изменений религиозных взглядов самого С. Бикбулатова.

    V. Важными источниками при изучении жизни и деятель­ности С. Бикбулатова являются вступительные части к каждой книге, в которых он высказывает свои взгляды на те или иные проблемы педагогики и предлагает методы их решения. В них нашли отражение педагогические и исторические взгляды С. Бикбулатова, его оценка различных событий, происходящих в России и в татарском обществе, в которых особое внимание уделяется рассмотрению деятельности медресе и мечетей.

    Таким образом, сохранившийся комплекс источников весьма разнообразен, с его помощью представляется возможным решить поставленные перед исследованием задачи. Но все это может быть достигнуто только при рассмотрении объекта исследования в контексте своей эпохи. Для этого в процессе подготовки диссертации была изучена литература, характеризующая татар­ское общество конца XIX – начала XX, систему мусульманского образования середины XIX – начала XX. Воссоздана биография С. Бикбулатова, проделан анализ статей журнала «Худасызлар», «Фән һәм дин», «Мәгариф», «Кызыл Татарстан», «Вестник науч­ного общества татароведения», а также учебников, написанных им в раз­ные годы. Разностороннее исследование источников позво­лило сделать вывод о вкладе С. Бикбулатова в становление но­вых направлений в татарской общественной мысли начала ХХ века.

    Методологические основы исследования. В основу иссле­дования положены принципы историзма и объективности: автор стремился рассмотреть процессы и явления, имевшие место в истории татарской общественной мысли, в развитии, во взаи­мосвязи с другими социальными процессами, в той конкретно-исторической форме, которую они принимали в разное время; исследование направлялось по пути познания объективной истины и объективных зако­номерностей истории.

    Методологические основы исследования обусловлены целью и задачами диссертации и требуют комплексного подхода, включающего в себя как сравнительно-исторический, так и ряд других видов исторических методов познания: типологический, структурно-функциональный и системный. При изучении и изложении материала использовались также и общенаучные методы (логический, метод классификации) и специальные – диахронный (метод периодизации), проблемный, хронологи­чески-проблемный, метод синхронного анализа.

    Научная новизна исследования состоит в следующем:

    – Изучена роль ислама и мусульманской цивилизации в Поволжье на рубеже XIX–XX века в контексте научных изысканий С. Бикбулатова;

    – с привлечением широкого круга источников и литературы воссоздана научная биография С. Бикбулатова;

    – выявлен многогранный вклад С. Бикбулатова в организацию принципиально новой системы просвещения мусульман Поволжья;

    – систематизированы все сведения об исторических трудах, учебниках, написанных С. Бикбулатовым, определено их место в распространении нового метода обучения;

    – определена роль и место трудов С. Бикбулатова в осве­щении различных этапов истории ислама;

    – выявлен вклад медресе «Хусаиния» в развитие образования татар.

    Практическая значимость работы состоит в том, что материалы, содержащиеся в диссертации, выводы и обобщения автора, положения исследования могут способствовать даль­нейшему углублению изучения наследия Сунгатуллы Бикбулатова и татарской общественно-политической мысли в конце XIX – начале XX века.

    Основные положения и выводы диссертации могут быть исполь­зованы при чтении лекций и проведении практических занятий, в разработке спецкурсов по истории татарского народа и Республики Татарстан, при подготовке монографий, посвящен­ных общественной мысли конца ХIХ – начала ХХ веков, при исследовании на­циональных движений в условиях царизма и первых лет су­ществования советской власти, при подготовке методических пособий по изучению истории просветительства в Поволжье в начале ХХ века.

    Апробация результатов исследования. Основные положе­ния и результаты диссертационного исследования нашли отражение в ряде публикаций, в выступлениях автора на научно-практической конференции, посвященной 120-летию С. Бикбу­латова, а также на итоговых конференциях отдела истории общественной мысли и исламо­ведения Института истории имени Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан

    Структура диссертации обусловлена проблематикой и задачами исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.


    ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


    Во Введении обоснована актуальность темы, выбраны терри­ториальные и хронологические рамки исследования, определены объект и предмет исследования, сформулированы цель и задачи работы, методологическая база диссертационной работы, рас­смотрена изученность работы, проанализирована ее источнико­ведческая и историографическая база. Выявлена научная новизна и практическая значимость работы.

    В первой главе «Социально-идеологические трансформа­ции татарского общества конца XIX – начала XX века», состоящей из двух параграфов, дается обзор и характеристика традиций и модернизационных процессов в татарском обществе.

    В первом параграфе «Ислам и основные перемены общественного сознания в Волго-Уральском регионе в конце XIX – начале XX веков» рассматривается изменения, происхо­дящие в татарском обществе, которые стали результатом многих фактором. Ислам и татарская общественная мысль в Среднем Поволжье начала XX века во всей совокупности проблематики различных течений и направлений имела общую нацеленность на формирование новой идеологии и национального самосознания. Этот период ознамено­вался выходом на общественную арену новых сил, качественным изменением общественного сознания. Именно в этот период были серьезно поколеблены основы традиционного мировоззрения, зало­жены основы секуляризации теоретической мысли. Эти тенденции особенно отчетливо проявились после революции 1905–1907 годов, когда широкое распространение получили периодические издания, светское образование, пробудился интерес к достижениям современной науки и техники, появилась возможность создавать политические партии и объединения, относительно свободно выражать свои политические взгляды.

    Кроме того, в этом параграфе проводится обзор факторов, повлиявших на формирование новых направлений общественной мысли. Роль татарских учебных заведений, сыгравших опреде­ляющую роль в формировании общественного сознания на предыдущих этапах развития общества, в новых условиях возросла еще больше. Неслучайно, в центре внимания оказалась задача просвещения народа, без чего и не мыслилась возможность дальнейшего прогресса общества и нации. Поэтому вполне естественно, что 779 медресе, 8117 мектебов России, оказались в эпицентре довольно жесткой идеологической борьбы за умы подрастающего поколения. Практически во всех регионах компактного проживания татар появились крупнейшие джадид­ские медресе, ставшие очагами татарской культуры.

    Во втором параграфе «Система мусульманского образо­вания в середине XIX – начале XX века и роль медресе «Хусаиния» в повышении образовательного уровня мусуль­ман» выясняется, что социально-экономические изменения, происшедшие на рубеже ХIХ–ХХ века, оказали мощное воздействие на жизнь татарского народа. Появляется острая необходимость в преобразовании жизненного уклада, сложивше­гося и трепетно хранившегося столетиями. Национальная буржуазия, олицетворяющая прогрессивную и более мобильную часть мусульманского населения, решила начать преобразования с учебных заведений. Стремление сохранить существующую систему образования, а с другой стороны ее преобразовать, привели к формированию двух направлений: джадидизм и кадимизм. Анализируя способы и методы внедрения светского европейского образования в мусульманские медресе, можно сделать вывод, что джадидизм был скорее способом приближения ислама к новым реалиям нового буржуазного общества. Тем самым, предусматривая введение новых методов обучения, джадидизм имел целью возродить активную роль ислама в эпоху неизбежного соприкосновения татарской нации с достижениями европейской цивилизации. Перемены, которые происходили в системе образования, в середины XIX – начало XX вв., вне всякого сомнения, были позитивными.

    Медресе «Хусаиния» сумело занять свое достойное место в системе мусульманского образования России начала ХХ в. Становлению медресе и его растущей популярности спо­собствовал и высоко­профессиональный педагогический кол­лектив. Почти все препо­даватели занимались переводческой деятельностью с арабского, персидского, турецкого, француз­ского, английского, немецкого языков, а так же собственные труды на арабском, персидском, турецких языках. Медресе имело одну из лучших библиотек в России. Подчеркивая роль медресе «Хусаиния» в повышении образовательного уровня мусульман России, необходимо обратить внимание и на то, что оно функционировало 32 учебных года, а в качестве Татарского института народного образования – 4 года. За время сущест­вования в «Хусаинии» обучалось более 2000 воспи­танников. Список педагогов, работавших только в «Хусаинии», насчиты­вает около 150 человек. Коллектив медресе «Хусаиния» внес значительный вклад в подготовку татарской, башкирской, казахской, узбекской, туркменской национальной интеллигенции и изданию периодической печати, научной, учебно-мето­дической, художествен­ной и научно-популярной литературы на вышеуказанных языках. Зарождение и развитие театрального искусства, татарской дра­матургии связано с именами выпуск­ников «Хусаинии». На базе «Хусаинии» возникли первые советские вузы: Татарский институт народного образования, Башкирский институт народного образо­вания, Восточный институт народного образования, Киргизский институт народ­ного образования. И поэтому не случайно медресе «Хусаиния» стала одним из центров воспитания тюркской молодежи, своей основной целью видящей создание современного, отвечающего требованиям эпохи, общества.

    Во второй главе «Основные вехи жизни и деятельности С. Бикбулатова», состоящей из трёх параграфов, освещается жизнь и деятельность С.Н. Бикбулатова, его педагогическое и историческое наследие.

    В первом параграфе «Жизнь и деятельность С.Н. Бик­булатова» рассматривается основные периоды жизни и деятельности Сунгатуллы Бикбулатова, а также выявляются тенденции, оказавшие влияние на формирование его педаго­гических и исторических взглядов.

    С. Бикбулатов родился в 27 ноября 1886 году в деревне Балыклы Куль, близ города Стерлитамака Уфимской губернии в крестьянской семье. В этом параграфе дается общая краткая характеристика четырем основным периодам его биографии. Для первого периода С. Бикбулатова присуще желание самореали­зации, получения обширных и полноценных знаний; во втором периоде он занят пополнением своего багажа знаний, воспи­танием учеников и призывом возрождать национальные тра­диции; для третьего периода жизни С. Бикбулатова характерно отречение от религии, от своих основных трудов. В этот период он уже предстает как сломленный советской системой человек, превратившийся из признанного богослова и арабиста в рядового советского преподавателя; четвертый период – это время полно­го забвения, случайных заработков, ожиданий ареста и реп­рессий семьи.

    Во втором параграфе. «Педагогическое наследие» выяс­няется, что с введением в медресе «Хусаиния» новых методов обучения потребовало от руководства данного заведения обеспечения его новыми программами и соответ­ствующими учебниками. В этом медресе новая система обучения официально была введена с самого начала его работы. При этом С. Бик­булатов, окончив это медресе, был одним из тех, кто осознал необходимость подготовки и издания учебников для ново­методного медресе, написание которых было обусловлено рядом причин. Во-первых, существующие и используемые в мусульманских учебных заведениях в качестве учебных пособий книги не могли удовлетворить потребности учащихся в новых знаниях, поскольку в их числе в основном фигурировали книги известных средневековых мусульманских богословов. Во-вторых, царское правительство запретило ввоз книг и учебных пособий, издаваемых в мусульманских странах. В-третьих, как пишет сам С. Бикбулатов, ему пришлось заложить фундамент обучения арабского языка буквально на пустом месте. Анализ педагогического наследия С. Бикбулатова дает возможность сделать вывод о том, что большинство написанных им учебников были посвящены обучению основам ислама и углубленного изучения арабского языка. В свою очередь все учебники были объединены под общим названием «Дин дәресләре» («Уроки религии») и разделены на 12 частей. Каждая из частей была подготовлена как самостоятельный учебник. Практически все эти учебники, кроме учебников арабского языка, были написаны для обучения шакирдов первой ступени медресе.

    В третьем параграфе «Исторические труды С. Бикбу­латова» рассматривается историческое наследие мыслителя, которое в основном посвящено ранней истории ислама. Исследование истории ислама у С. Бикбулатова начинается с VI–VII в. Он рассматривает конкретно-исторические события – доисламская жизнь арабов, рождение и жизнь пророка Му­хаммада, принятие ислама арабами и дальнейшее распрос­транение ислама, правление первых правителей мусульман, принятие ислама Волжской Булгарией.

    С. Бикбулатов в начале каждого своего труда дает полную характеристику источников, оговаривает свое отношение к их авто­рам. Это касается и основных источников ислама, в частности хадисов. С. Бикбулатов, по сути дела, отошел от прак­тики голого констатирования фактов, тем самым предлагая но­вые методо­логические подходы по изучению ранней истории ислама. Как известно, труды мусульманских богословов клас­сического периода отличались тем, что их авторы, обращаясь к преданиям, подвергали критике цепочку передатчиков, а не само предание. С. Бикбулатов применяет принцип критического ос­мысле­ния любого источника.

    Большинство написанных им книг были посвящены анализу истории раннего ислама и были объединены под общим назва­нием «Дин дәресләре» («Уроки религии») и разделены на 4 части. Каждая из частей была подготовлена как самос­тоя­тель­ный учебник, где были представлены исследования, посвящен­ные исто­рии жизни и деятельности пророка Мухаммада, истории четырех праведных халифов и истории ислама в эпоху Омеядов.

    Итак, можно сказать, что для своего времени исторические труды С. Бикбулатова несли передовые знания и были написаны с учетом возраста учащихся и национально-религиозных особен­ностей татар. Некоторые исторические исследования содержали новых истори­ческих фактов и предлагали новые методологи­ческие подходы.


    В Заключении содержатся основные выводы автора по теме исследования, подводятся итоги исследования и формируются основные выводы и оценки, подчеркивается значимость рас­смотрен­ной проблематики для понимания роли Сунгатуллы Бикбулатова в изучении социокультурных и религиозных тради­ций татарского общества конца ХIХ – начала ХХ века.

    По теме диссертации опубликованы следующие работы:

    1. В изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образова­ния и науки Российской Федерации:

    1. Марданшин, М.М. Метаморфозы души / М.М. Мар­дан­шин // Вестник Самарского государственного университета. – 2007. – № 5/3 (55). – С. 141–151.

    2. Марданшин, М.М. Педагогическая деятельность С. Бик­булатова / М.М. Марданшин // Казанский педагогический жур­нал. – 2008. – № 9 (63). – С. 112–116.

    2. В прочих изданиях:

    3. Марданшин, М.М. Сунгатулла Бикбулат. Жизнь и твор­чество / М.М. Мар­даншин // Бикбулатов С.Н. История ислама. – Казань, 2008. – С. 3–14.

    4. Марданшин, М.М. Сөнгатулла Бикбулат: тормыш юлы һәм иҗаты / М.М. Мар­даншин // Бикбулатов С.Н. Ислам тарихы. – Казан, 2008. – С. 3–12.

    5. Марданшин, М.М. Сөнгатулла Бикбулатов – күренекле дин галиме, педагог һәм язучы / М.М. Марданшин // Дин вә әдәп. – 2008. – №9. – С. 21–24.

    6. Марданшин, М.М. Сөнгатулла Бикбулат: тормыш юлы / М.М. Мар­даншин // Бикбулатов С.Н. Дурт халифә / М.М. Мар­даншин. – Казан, 2009. – С. 3–12.


    [1] Баттал Г. Безнең мәктәпләргә дә нәүбәт йитде // Мәктәп. – 1913. – №14. – Б.339; Г.Ф. Ибтидия программасы // Мәктәп. – 1913. – № 10. – Б.254; №11. – Б.271; Сәнәвия программасы. – №12. – Б.290; Сәйфи Ф. Программалар хакында // Мәктәп. – 1913. – №14. – Б.355; Фуад Мәхмүд. Мәдрәсәләрдә чуалышлар // Мәктәп. – 1913. – №3. – Б.68-71; Фуад Туктаров. Ысуле җәдид мәктәбләренең истикъбале // Мәктәп. – 1913. – №5. – Б.121-122; Һади Атласи. Безнең мәктәпләребез // Мәктәп. – 1913. – №1. – Б.19-20; Газиз Г. Дини мәдрәсә­ләребездә тарих укыту // Мәктәп. – 1913. – №9. – Б.218-222.

    [2] Вәлиди Җ. Мәктәпләрдә дин укыту тарихы // Шура. – 1916. – №17. – Б.420-423.

    [3] Вакыт. – 1907. – № 13.

    [4] Мөхәммәт Морад. Мәдрәсә Хөсәения икъбалсез диим­ме? Милләтеме талигъсыз диимме? (Мәдрәсә Хөсәения уңышсыз диим­ме? Милләтеме үсә алмас диимме?) // Дин вә мәгыйшәт. – 1914. – № 13; № 15; № 16.

    [5] Мәктәп. – 1913. – № 2. – Б.36.

    [6] Там же.

    [7] Там же. – Б.37.

    [8] Дин вә мәгыйшәт. – 1909. – № 18. – С.59.

    [9] Вәлиди Җ. Мәктәпләрдә дин укыту тарихы // Шура. – 1916. – №17. – Б.420-423.

    [10] Там же. – Б.421.

    [11] Коблов Я.Д. Конфессиональные школы казанских татар. – Казань, 1916.

    [12] Валидов Дж. Очерк истории образованности и литературы татар. – Казань, 1998.

    [13] Сәгъди Г. Татар әдәбияты тарихы. – Казан, 1926.

    [14] Ишемгулов Б. Урыс самодержавиясе hәм мөселман диния нәзарәте. – Мәскәү, 1930.

    [15] Мозаффари З. Ишаннар – дәрвишләр. – Казан, 1931.

    [16] Горохов В.М. Реакционная школьная политика царизма в отношении татар Поволжья. – Казань, 1941.

    [17] Рахимкулова М. Медресе «Хусаиния» в Оренбурге. – Оренбург, 1997.

    [18] Валеев Р. «По материалам... значится националистом» // Эхо веков. – 2004. – № 2. – С. 184-193.

    [19] Абдуллин Я.Г. Джадидизм, его социальная природа и эволюция. – Казань, 1979; Исхаков Д.М. Феномен татарского джадидизма: введение к социокультурному осмыслению. – Казань, 1997; Тагиров И.Р. Очерки истории Татарстана и татар­ского народа (ХХ в.). – Казань, 1999; Хабутдинов А.Ю. Миллет Оренбургского Духовного Собрания в конце ХVIII – XIX в. – Казань, 2000; Юзеев А.Н. Татарская философская мысль конца ХVIII – ХIХ веков. – Казань,1998; Мухаметшин Р.М. Татары и ислам в ХХ веке. – Казань, 2003; Салихов Р.Р. Участие татарского предпринимательства России в общественно-политических процессах второй половины ХIХ – начала ХХ вв. – Казань, 2004; Мухаметшин Р.Г. Проблемы татарского традиционализма на страницах журнала «Дин вә мәгыйшәт» (1906–1918). Дис. ... канд. ист. наук. – Казань, 2004.

    [20] Татарская энциклопедия. – Казань, 2002 . – Т.1. – С.381.

    [21] Мофлюхунов М. Хәзрәт Мухаммад. – Чистай, 1999.

    [22] Якупов В. Устав и программа Мусульманской духовной семинарии «Медресе Хусаиния» в г. Оренбурге. – Казань, 1998.

    [23] Ибрагимов Н., Нажметдин И., Тагиров Р. Мәбдә-ул-Кыйра-әт. – Казан, 2002.

    [24] Габделгалиева. М. Дин дәресләре. – Казан, 2005.

    Марданшин Марат, Марат Марданшин
    теги: Марданшин Марат Мусагитович, Сунгатулла Бикбулатов
  • Марданшин Марат:




  • ← назад   ↑ наверх