• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Әбрар Кәримуллин

    Где хранятся татарские книги?

    Неуважение к предкам есть первый
    признак дикости и безнравственности.
    А.С. Пушкин

    По словам Н.М.Карамзина «История ума представляет две главные эпохи: изобретение букв и типографии; все другие были их следствием». В этих словах отмечена огромная роль письма и возникшей на его основе книги как величайших открытий человечества, ускоривших путь человечества от дикости к цивилизации. С изобретением письма кончается доисторическая эпоха, начинается новая, историческая эпоха становления человечества.
    В античности была поговорка: «Сказанное уходит, написанное остается». Появление письма открыло возможность регистрации, хранения опыта человечества и передачи его потомкам. А появление книги дало возможность победить и пространства, обратиться ко всему человечеству.
    Книга до настоящего времени остается самой удобной и лучшей формой регистрации опыта, памяти человечества и передачи их потомкам и во времени и в пространстве. Она — живая связь потомков и времен, вечный спутник и опора человечества в его борьбе за свободу и счастье. Именно по этой причине книга превратилась в огромную силу. Неуважение к книге — это неуважение к прошлому народа, к своим предкам, их духовному наследию, это, по приведенному выше определению А.С.Пушкина, есть верный признак дикости и безнравственности. Народ, начинающий забывать свое прошлое, не умеющий уважать и ценить свою национальную книгу, свое духовное наследие — не имеет и будущего. Уровень культуры народа, его зрелости определяется не количеством лесов, богатством недр его земли, количеством выпускаемых машин, накоплением атомных, водородных бомб, а в первую очередь его отношением к своему духовному наследию, своему прошлому, которые запечатлены в его национальной книге — рукописной и печатной. Поэтому каждый цивилизованный, зрелый в культурном отношении народ уделяет огромное внимание не только росту своей национальной печати, изданию книг, но и бережному хранению своего рукописного и печатного духовного наследства.
    Поэтому с момента появления книги появились хранилища книг. Их основная функция — не только сбор и хранение книг, а передача опыта, памяти прошлых поколений будущим потомкам. С появлением книг появляются и государственные и личные библиотеки. Хранилища книг представляли сокровищницу души народа, были опорой и памятью народа. Неспроста завоеватели, покорив тот или иной народ физически, стремились покорить его и духовно, для чего они уничтожали книги и библиотеки покоренного ими народа. Именно вследствие войн, инквизиторских действий тиранов были уничтожены уникальные памятники культуры и литературы многих народов.
    Со времени изобретения знаков письменности до появления литеров — шрифтов, возникновения книгопечатания прошло 40 тысяч лет. В течение этого времени была известна лишь рукописная книга — письмена на камне, листьях, дереве, коже. Такая «книга», как правило была представлена лишь в единственном экземпляре, была далеко не долговечной и удобной. И производство такой книги обходилось слишком дорого. Даже после изобретения бумаги из папируса и других веществ и создания одной средней толщины книги требовалось до года времени. Выпуск книг путем переписывания не могло удовлетворить растущий спрос на нее. Поиск более легких способов размножения сочинений привел к величайшему открытию — к изобретению передвижных литеров, на основе чего было создано наборное книгопечатание. Хотя литеры были изобретены на Дальнем Востоке — в Китае, Корее и Японии — намного раньше, чем в Европе, наборное книгопечатание в мире нашло всемирное распространение с нового открытия Гутенберга. Мир давно ждал этого открытия и поэтому с изобретения Гутенберга наборное книгопечатание, можно сказать, молниеносно для того времени, распространилось в мире. Открытие, вернее, первая наборная книга Гутенберга, появилась в 1445 году, а во второй половине XV века наборное книгопечатание распространилось почти во всех странах Европы спустя чуть более ста лет после этого открытия, в 1564 году оно дошло и до Москвы.
    Открытие наборного книгопечатания обеспечило возможность широкого тиражирования сочинений при малых затратах сил. А это в свою очередь обеспечило долговечность хранения сочинений. Появление наборного книговедения, приведшее к широкому росту книжной продукции, привело к созданию все новых книгохранилищ, росту их фондов. В этих условиях более широко создаются и государственные книгохранилища, которые приступают к сбору всей печатной продукции страны. Именно в этих целях вводится так называемый обязательный экземпляр. По положению об обязательном экземпляре каждая печатная продукция — книги, газеты, журналы, эстампы — в определенном количестве в обязательном порядке высылается в ту или иную государственную, правительственную библиотеку. Поступивший таким путем обязательный экземпляр печати регистрируется как документ для вечного хранения. Таким образом создается как бы архив книги. Обязательный экземпляр используется и для учета, статистики печатной продукции страны, для ведения государственной регистрационной библиографии.
    Считается, что первый в мире обязательный экземпляр ввели во Франции. Это произошло в 1537 году. Введение обязательного экземпляра в первую очередь было осуществлено и в цензурных целях. Тем не менее мы должны признать и его прогрессивную сторону. Оно обеспечило более полное собрание и хранение печатной продукции народа, страны, создание ее статистического учета, а также введения государственной регистрационной библиографии.
    Обязательный экземпляр в России был введен в 1783 году. С этого времени каждое печатное заведение в обязательном порядке должно было высылать определенное количество каждой книги, каждого номера газеты, журнала в Петербург, в Российскую Академию наук. Затем круг учреждений, получающих обязательный экземпляр, расширяется. С 1810 года обязательный экземпляр начинает поступать в Петербургскую императорскую библиотеку (ныне — Государственная публичная библиотека им.М.Е.Салтыкова-Щедрина), с 1862 года в библиотеку Румянцевского музея (ныне — Государственная библиотека СССР им.В.И.Ленина), примерно с этого времени — и в библиотеку Гельсингфорского университета (ныне — библиотека университета Хельсинки в Финляндии).
    Исходя из этих сведений мы можем говорить, что с указанного выше времени татарские книги до революции в обязательном экземпляре поступали в отмеченные библиотеки. Но для того, чтобы более верно представить себе количество и посту-паемость татарских книг в этих библиотеках, нужно знать и порядок распределения и отправки татарских книг в эти библиотеки и порядок включения этих книг в основные фонды.
    Отмеченная выше Российская Академия наук, получавшая обязательный экземпляр с 1783 года, к сбору печатной продукции приступила со дня ее открытия, с 1725 года. Поэтому библиотека Академии наук до революции превратилась в одну из богатейших книгохранилищ страны. Сюда поступали практически почти все татарские книги, а также вся продукция татарского книгопечатания на восточных языках. Эти книги потом были сосредоточены в Азиатском музее Академии наук.
    В 1866 году директор этого музея академик Б.А.Дорн составил и издал печатный каталог татарского книгопечатания Казани и восточных книг Петербурга, Астрахани, из которого видно, что татарские книги того периода сюда поступали довольно полно. Библиотека Академии наук и после Октября систематически получает обязательный экземпляр всей печатной продукции страны на всех языках. Она превратилась в самую богатую библиотеку страны по представленности в своих фондах книг народов СССР, в том числе и татарской книги.
    В годы Советской власти фонд восточных книг и рукописей библиотеки Академии наук СССР в Ленинграде оказывается в распоряжении Ленинградского отделения Института востоковедения Академии наук СССР. В конце 50-х годов фонд этих восточных книг подвергся реорганизации. В ходе этой реорганизации восточные книги, в основном представляющие фонд татарского книгопечатания, были вывезены в библиотеки Академии наук Казахстана, Узбекистана, Туркмении, в библиотеку Башкирского филиала Академии наук, оставшиеся от них фонды татарских книг, примерно около 10 тысяч единиц, представляющие издания конца 20-х годов и 30-х годов нашего века, были предложены и библиотеке Казанского филиала Академии наук СССР. Из этих десяти тысяч книг примерно половина была включена в фонд библиотеки Казанского филиала Академии наук, оставшаяся часть была передана книжной палате ТАССР или же списана.
    Таким образом фонд татарских книг, собранный наиболее полно, где были представлены издания и XVIII века, при Академии наук СССР перестал существовать. Здесь татарские книги были представлены почти с исчерпывающей, можно сказать, полнотой.
    После ликвидации фонда татарских книг при библиотеке Академии наук СССР в Ленинграде по идее самым богатым хранилищем татарских книг должна бы считаться Государственная публичная библиотека им. М.Е.Салтыкова-Щедрина, которой обязательный экземпляр начал выделяться с 1810 года. Но это не значит, что в фондах этой библиотеки татарские книги представлены с 1810 года до наших дней с исчерпывающей полнотой. Прежде всего нужно учесть, что в 1917 — 1922 годы обязательный экземпляр книг высылался далеко не полно, да и в годы Великой Отечественной войны сюда обязательный экземпляр поступал далеко не всегда. Кроме всего этого, нужно знать, что в посылке обязательного экземпляра восточных книг в библиотеке имелись свои особенности.
    До 1874 года цензура татарской книги осуществлялась в Казани, чем здесь занимались в основном ученые-востоковеды Казанского университета, которые каждое издание татарской книги систематически высылали в библиотеки, получающие бесплатный обязательный экземпляр. Многие из этих цензоров, будучи знатоками восточной литературы и культуры, к делу цензуры татарских книг подходили объективно, что вызывало злобу у христианских миссионеров и у шовинистическо настроенных кругов русского общества. Поэтому в целях усиления контроля за татарской печатью цензура татарской книги в 1874 году была переведена в столицу и начала осуществляться при Санкт-Петербургском цензурном комитете, где скоро их цензором станет ярый мракобес В.Д.Смирнов. По словам этого цензора, поступающие к нему экземпляры книг после его разрешения в свет для рассылки по бесплатному обязательному экземпляру лежали в цензурном комитете до полугода. Если за это время не поступало доносов со стороны миссионеров и других ревнителей престола и самодержавия на изданные татарские книги, их затем рассылали по обязательному экземпляру. Но и при этом не все татарские книги, изданные с разрешения царского цензора и прошедшие полугодичный карантин, попадали в число обязательных экземпляров. Дело в том, что цензор Смирнов, ярый ненавистник татарской и всей мусульманской культуры2, считал ряд татарских книг недостойными хранить в библиотеках, которые через полгода подвергались уничтожению во дворе Санкт-Петербургского цензурного комитета. Следовательно, что татарские книги с начала 1880 года, в годы правления этого цензора, далеко не все попадали в обязательный экземпляр, не достигали библиотек, получающих бесплатный обязательный экземпляр литературы.
    Это не значит, что татарские книги, высланные в порядке обязательного экземпляра даже после такой «чистки» цензора, достигшие библиотек, попадали в основное книгохранилище, отражались в их каталогах.
    Да, в Азиатском музее Академии наук все восточные издания, поступающие в порядке обязательного экземпляра, обрабатывались и отражались в каталогах, использовались учеными Академии и восточного факультета Петербургского университета. Но иначе обстояло дело в Императорской публичной библиотеке. Фонд этой библиотеки был закрыт для мусульманских читателей. В штате библиотек не было специалистов, знающих татарский, арабский, персидский, древнетюркские языки, не было кадров, знающих арабскую графику. (В начале XIX века здесь работал библиотекарем И.Ф.Готвальд, ставший затем профессором Казанского университета по восточной словесности, которым были обработаны издания, напечатанные арабским шрифтом.) Книги, напечатанные арабским шрифтом, здесь в лучшем случае складывали в кучи в разных углах и подвалах. В конце XIX века делается попытка описания, каталогизирования татарских книг Императорской публичной библиотеки. Эту работу берет на себя Захид Шамиль — внук знаменитого Шамиля, руководителя борьбы кавказских народов за свободу родной земли. Но эта инициатива не нашла поддержки со стороны властей. Татарские книги здесь были обработаны, каталогизированы лишь после Октября. Они хранятся в отделе национальной литературы на Фонтанке. (Отметим, что это здание Государственной публичной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина на Фонтанке уже более двадцати лет находится в аварийном состоянии, фонды ее закрыты для читателей.)
    Как уже отметили, с 1862 года и библиотека Румянцевско-го музея также начала получать обязательный экземпляр литературы, следовательно, и там представлены татарские книги с этого периода. Они туда также поступали из Казани до 1874 го да, а с 1874 года — из Санкт-Петербургского цензурного комитета в таком же урезанном виде, как и для Императорской публичной библиотеки. Эти книги и в Румянцевском музее не были доступны читателям, их здесь также не обрабатывали, не отражали в каталогах, фонд восточных книг складывали по подвалам и углам. И здесь приступили к их обработке после Октября, с середины 20-х годов. Эта библиотека, известная как Государственная библиотека СССР им. В.И.Ленина, постоянно получает обязательный экземпляр и татарских книг. В начале 80-х годов был представлен для читателей и каталог татарских книг. К сожалению, татарские фонды этой библиотеки находятся далеко от Главного здания библиотеки, в Химках, что затрудняет пользование ими. Знакомство с каталогами татарских книг этой библиотеки говорит, что в ней далеко не полно представлены татарские книги дореволюционного периода даже времен получения обязательного экземпляра с 1862 года.
    Четвертая библиотека, которая также еще до революции начала получать бесплатный обязательный экземпляр, в том числе и татарских книг, является библиотека университета Хельсинки. Там фонды татарских книг также не обрабатывались, которые и ныне находятся в таком же состоянии. Профессор алтайских языков этого университета Умар Тагир, недавно побывавший в Казани, говорил нам, что там планируется обработка фондов татарских книг, составление каталогов, систематизация, что позволит сделать эти фонды доступными чи-татателям. Мы не располагаем сведениями о количестве представленных там татарских книг. Если считать, что туда татарские книги начали поступать с 1862 года по 1916 год, по нашим подсчетам, их количество должно составить примерно 12 — 14 тысяч книг.
    После Октябрьской революции произошли крупные изменения по сбору, хранению национальных книг — духовной памяти народов. Об этом говорит ленинский Декрет о печати, принятый в первые же дни Октябрьской революции (27 октября 1917 г.), создание Государственной книжной палаты РСФСР (известной и как Центральная, а с 1936 года — как «Всесоюзная книжная палата»), создание книжных палат в автономных и союзных республиках, введение более широкой системы бесплатного обязательного экземпляра книг. Так, на основе «Декрета Совета Народных Комиссаров о передаче библиографического дела в РСФСР государственному издательству» от 30 июня 1920 года, подписанного В.И.Лениным, обязательным экземпляром книги снабжалось уже более двадцати библиотек страны. Снабжение этих библиотек обязательным экземпляром литературы начало проводиться централизованно, через Центральную книжную палату. В 1922 году вопрос о бесплатном обязательном экземпляре пересматривается заново — за счет расширения числа и географии библиотек. На основе этого нового положения в числе библиотек, получающих бесплатный обязательный экземпляр литературы, мы видим и библиотеку Казанского университета. Это был обязательный экземпляр литературы, издаваемой в РСФСР. На основе постановления ЦИК и СНК СССР от 13 сентября 1933 года в библиотеку Казанского университета начинает поступать бесплатный обязательный экземпляр литературы, уже издаваемой в масштабе всей страны. Зная эти факты, мы можем говорить, что в научной библиотеке Казанского университета татарские книги издания с 1922 года должны быть представлены достаточно полно, как в указанных выше библиотеках нашей страны.
    В ходе рекаталогизации татарских книг, напечатанных арабской и латинской графиками, мне лично пришлось покнижно ознакомиться со всем фондом этих книг. В ходе этой работы мы установили, что ни университет, ни его библиотека до революции комплектованием фондов татарских книг не занимались. Сюда не поступали даже татарские книги, издаваемые в типографии самого университета. Более того, в 1855 году, в связи с переводом восточного разряда Казанского университета в столицу, были перевезены в Санкт-Петербургский университет фонды восточных рукописей и имевшиеся здесь несколько восточных книг. О том, сколько было здесь татарских книг еще до перевода Восточного разряда в столицу, мы сошлемся на только что изданную работу по истории этой библиотеки, где говорится, что там в 1851 году было всего 11 татарских книг3.
    С этого времени востоковедение в Казанском университете практически заглохло, попытки Н.Ф.Катанова не привели к восстановлению в университете востоковедения. В этих условиях и во второй половине XIX века, да и в начале XX века, комплектованием восточных книг и рукописей, в том числе и татарских, здесь не занимались.
    В ходе рекаталогизации татарских книг мы убедились, что здесь довольно богато представлены татарские дореволюционные книги. Оказалось, что они поступили сюда в порядке дара и от конфискации после Октября частных татарских домашних библиотек.
    В начале XX века шовинистически настроенные профессора университета вкупе с христианскими миссионерами лишили библиотеку университета богатейшего собрания восточных рукописей и книг профессора, востоковеда Н.Ф.Катанова, которое он хотел продать университету. Н.Ф.Катанов прибыл из Петербурга в Казанский университет, где он факультативно начал вести курсы по истории, литературе, языкознанию тюркских народов. Из-за отсутствия в фондах библиотеки университета татарских и других тюркоязычных книг Катанов активно приступает к сбору среди населения татарских книг и рукописей. Устанавливает связи с востоковедческими центрами Европы по обмену востоковедческими изданиями, выписывает книги из арабских стран, из Персии, Турции. В 1907 году, когда цензура татарской книги в результате первой русской революции была переведена в Казань, Катанов поступает работать по совместительству цензором татарских книг. С этого времени в его личной библиотеке оседают все издаваемые в регионе Поволжья татарские книги, да и рукописи подцензурных сочинений. В Государственном архиве, куда перешел личный фонд Н.Ф.Катанова, представлен составленный его руками список татарских книг, изданных в течение всего XIX века, которая базируется на книгах его личной библиотеки. Из этого списка видно, что он за короткое время сумел собрать почти все татарские книги, изданные в XIX веке. А со времени прибытия в Казань он приобретал практически все книги текущего татарского книгопечатания.
    Н.Ф.Катанову, практически выжитому из Петербурга шовинистически настроенными учеными, и в Казани работалось тяжело как «инородцу». «Привилегированная прослойка университетской профессуры была шокирована появлением в профессорской среде инородца, претендующего быть членом их корпорации. «К нам скоро будут присылать дикарей», — говорили некоторые представители этой прослойки»4. Травля, начатая с первых дней прибытия в Казань, продолжалась и дальше, к чему скоро присоединились и местные христианские миссионеры. В этих условиях Н.Ф.Катанов собирается оставить Казань и вынужден продать всю уникальную библиотеку, где
    насчитывалось более 9000 печатных и рукописных книг, в основном восточных и востоковедческих книг. Предложил он сперва свою библиотеку Казанскому университету, где даже не стали обсуждать вопрос о ее приобретении. Затем он обратился в Ташкент, потом в Иркутск — ответы везде отрицательные. Тогда Н.Ф.Катанов вынужден был обратиться к Лейп-цигскому университету, откуда сразу получил ответ, что они согласны приобрести его библиотеку. В это время в Казань прибыл премьер-министр Турции Хильми Паша, и он узнает, что здесь продается востоковедческая библиотека. Он немедленно встретился с Н.Ф.Катановым, тут же купил его библиотеку и поручил своим сопровождающим отправить эту библиотеку в Турцию. Эта библиотека поступила в фонд Стамбульского университета. Известно, что фонд книг Н.Ф.Катанова там был обработан известным татарским писателем Мусой Акъе-гетом еще до революции, который в то время работал в Турции учителем русского языка.
    Первая партия татарских книг в библиотеку Казанского университета поступила в конце XIX века. Это — дар профессора восточного разряда Казанского университета И.Ф.Готвальда (1813 — 1897), долгие годы проработавшего и библиотекарем университета (1850—1897), цензором татарских книг (1857 — 1874), начальником типографии Казанского университета (1859— 1862). Как видим, он постоянно находился в мире книг, в том числе и татарской книги. Будучи востоковедом и страстным любителем книг, он всю жизнь собирал книги, в основном на восточных языках и по востоковедению. Являясь цензором татарских книг и директором типографии Казанского университета, он не пропускал ни одну татарскую книгу, более того, и те книги, которые подвергались после выхода в свет изъятию. В его библиотеке оседали и некоторые рукописи татарских авторов, представленные к цензурному рассмотрению. Вот почему его библиотека представляет огромную ценность как для истории национальной книги, так и для культуры народа.
    Дар Готвальда представляет собой около десяти тысяч книг и рукописей, в основном на восточных языках. Этот фонд был разобран и описан в конце века по личной инициативе Н.Ф.Катанова, затем это описание было издано и отдельной книгой5. В конце 50-х годов фонд И.Ф.Готвальда был каталогизирован. Книги и рукописи этого фонда сейчас отражены в каталогах библиотеки, и на каталожных карточках книг и рукописей этого фонда имеется отметка «Готв.»
    Это единственное поступление татарских книг до революции в фонд библиотеки Казанского университета. Остальная часть татарских книг библиотеки — это уже приобретения и поступления послеоктябрьского периода. Татарские книги после Октября в библиотеку университета поступали по разным каналам: путем покупки, по обязательному экземпляру, путем дара, передачи конфискованных частных библиотек. (Попутно отметим что из фонда библиотеки в 1917— 1918 годах было изъято значительное количество книг для организуемых при советских учреждениях, учебных заведениях библиотек, предназначенных для рабочих, солдат и крестьян.)
    Казань, один из крупнейших центров науки и культуры, а также русского и татарского книгоиздательского дела, была богато оснащена книгами. После Октября, когда началась национализация частных библиотек, здесь собрали огромный фонд книг. Было решено на фонде национализированных книг создать в Казани Дворец книги. К этому делу здесь приступили очень ретиво, для предполагаемого Дворца книги даже из фондов библиотеки университета вывезли много книг целыми подводами. Но этот проект, придуманный из добрых побуждений, но не обеспеченный материальными возможностями, реальными условиями того времени, повис в воздухе. Когда поняли нереальность этого прожекта, директивные органы Татарской АССР в 1931 году приняли решение о создании единой центральной научной библиотеки Татарской республики, которое, как увидим дальше, также было поспешным, не до конца продуманным решением. На основе этого положения «Научная библиотека Татарской республики» должна была организовываться на базе библиотеки Казанского университета, куда должны были передаваться фонды национализированных частных библиотек, а также библиотек разных организаций и учреждений старого общества, упраздненных социалистической революцией, свезенных в одно место. Кроме того, в эту «Научную библиотеку» Татреспублики были переданы фонды книг Дома татарской культуры, Центральной восточной библиотеки, Книжной палаты ТАССР, Общества археологии, этнографии и истории при Казанском университете, фонд книг только что организованного экономического научно-исследовательского института ТАССР, книги библиотеки бывшего Казанского учебного округа, его учебных заведений и различных других научных и массовых обществ. Приняв решение о передаче книг этих библиотек в библиотеку Казанского университета, было объявлено о создании единой «Научной библиотеки Татреспублики при Казанском университете». В 1934 году «Научная библиотека» получает статус научно-исследовательского института и переходит в ведение Главного управления библиотеками народного комиссариата просвещения РСФСР и объявляется, что она будет работать на самостоятельном балансе. (Как увидим дальше, все эти постановления оставались только на бумаге.)
    С принятием этого постановления Научная библиотека Татреспублики должна была обслуживать не только профессорско-преподавательский состав и студентов университета, но и всех вузов города, инженерно-технических работников заводов и фабрик, врачей, учителей, партийных, советских, профсоюзных организаций, новаторов производства, ударников. Все эти проекты практически остались на бумаге. Дело в том, что для «вновь» созданной научной библиотеки Татреспублики не было выделено ни дополнительных помещений для читальных залов, ни штатных единиц, фонды различных «библиотек», переданных в научную библиотеку, оставались лежать кучами без обработки. Это решение также оказалось построенным на песке, более того, оно привело к многим отрицательным результатам как в обслуживании читателей, так и в сохранности фондов национализированных и объединенных книжных фондов различных учреждений. Более двух миллионов книг, «переданных» библиотеке университета, были свезены в подвалы Гостиного двора и сложены в кучи, где они пролежали более двадцати лет в сыром, неотапливаемом помещении. Из этих фондов в предвоенные годы успели обработать лишь малую толику книг — часть книг, поступивших из фонда Татарской книжной палаты.
    В середине 50-х годов началась обработка этого фонда книг, в котором мы приняли непосредственное участие. При этом было установлено, что значительная часть этих книг из-за отсутствия нормальных условий хранения пришла в полную негодность, они пошли в лучшем случае на макулатуру. Остальная часть книг была обработана и каталогизирована в течение почти десяти лет целой бригадой лиц, нанятых как нештатный фонд, выделяемый дополнительно Министерством высшего образования СССР. После этого фонд обработанных книг был сверен с главными фондами библиотеки Казанского университета. Книги, отсутствующие в главных фондах библиотеки, но представленные в указанном собрании книг, были взяты в библиотеку университета. Из оставшейся части этого собрания был организован «Обменно-дублетный фонд» библиотеки Казанского университета6.
    Из этого обменно-дублетного фонда выделены сотни тысяч книг вновь открываемым вузам страны, Государственной библиотеке СССР им. В.И.Ленина, Государственной публичной библиотеке им. М.Е.Салтыкова-Щедрина и многим другим библиотекам, различным научным учреждениям, книжным палатам.
    Таким образом, из фондов различных библиотек Казани, переданных для «Научной библиотеки Татреспублики», лишь небольшая часть попала в библиотеку университета (ибо там было мало книг, не представленных в библиотеке университета), остальная же часть богатейшего собрания книг разошлась по библиотекам страны и частично составляет обменно-дублетный фонд библиотеки университета.
    Библиотека университета после «провозглашения» ее Научной библиотекой Татреспублики недолго могла оставаться «слугой многих господ». Она и после этого «преобразования» оставалась такой же, какой была раньше: на бюджете университета, в здании университетского корпуса, в штате библиотеки университета, комплектовала книги исходя из научных и учебных потребностей университета, обслуживала практически университетский контингент читателей. Очень скоро, еще до войны, библиотека университета, продолжаясь называться «Научной библиотекой Татреспублики», практически была признана только как ведомственная, университетская библиотека. Надо отметить, что библиотека Казанского университета всегда стремилась после Октября шире открыть свои двери научным работникам, преподавателям, студентам города, инженерно-техническим работникам. Ее богатейшими фондами широко пользуются предприятия Казани и Татарской республики, да и других городов по межбиблиотечному абонементу. После построения нового здания библиотеки здесь еще шире начали обслуживать неуниверситетских читателей — научных работников НИИ, преподавателей вузов, всех, кто нуждается в научной книге, хотя для их обслуживания библиотеке не выделены дополнительные штатные единицы.
    В свое время в «Научную библиотеку Татреспублики» — в библиотеку Казанского университета попало значительное количество и татарских книг. Но читатели должны помнить, что хотя фонд татарских книг университета довольно богатый, но он далек от полноты, особенно дореволюционных татарских книг. Да и книги советского периода здесь имеют пробелы. С октября месяца 1959 года научная библиотека была лишена бесплатного обязательного экземпляра. С этого времени она комплектуется по выборочному платному экземпляру книг на русском языке лишь по профилю университета. Татарские же книги приобретаются в местных книжных магазинах, бибкол-лекторе строго по профилю кафедры татарского языка и кафедры татарской литературы. Таким образом в этой библиотеке более полно представлены татарские книги за 1922 — 1958 годы, поступившие по бесплатному обязательному экземпляру. При этом также надо иметь в виду, что здесь до начала 30-х годов татарские книги, поступившие по обязательному экземпляру, не обрабатывали, собирали в отдельные кучи. При таких условиях эти книги также подверглись утечке, а в период 1937 года значительное количество их было списано по известным обстоятельствам того времени.
    Довольно богато представлены татарские книги и в Книжной палате Татарской АССР. Главная задача книжных палат национальных республик — это учет, обработка, хранение текущей продукции печати республики на всех языках, ведение статистики печати и составление регистрационной и другой библиографии. Кроме того, на них возложены выявление, сбор, учет всех изданий края, напечатанных за прежние годы, со времени появления печатного стана в крае. Книжная палата Татарской АССР образовалась раньше всех других республиканских книжных палат. Первые шаги в этой области были сделаны еще в 1921 году. В этом году при Татарском отделении Государственного издательства РСФСР были открыты «Книжная палата и Библиографическое бюро». По свидетельству одного из организаторов этой книжной палаты, бывшего студента Казанского университета, затем долгие годы проработавшего заместителем директора Центральной книжной палаты и главного редактора ее «Книжной летописи», выдающегося советского библиографа-ученого Е.Шамурина, эта книжная палата в 1921 году была организована с теми же задачами, какие стояли перед Центральной книжной палатой РСФСР7.
    Книжная палата при Казанском отделении Госиздата РСФСР сразу подключилась к выявлению, сбору произведений печати края, изданных с первых дней Октябрьской революции, и составлению библиографии советских книг края. Это были трудные годы страны, и деятельность этой книжной палаты в то время не смогли поддержать материально, и она перестала существовать. Затем была предпринята новая попытка выявления, учета, сбора и библиографирования татарских книг, изданных как в Татарстане, так и вне республики. Эта работа была поручена Академическому центру Татнаркомпроса. С организацией в 1923 году «Научного общества Татароведения» эта работа передается ему, а в 1928 году — «Обществу изучения Татарстана». Но эти общества, функционировавшие больше на массовых началах, не обладавшие средствами и штатами для выполнения функции книжной палаты, практически учетом, выявлением, сбором татарских книг занимались от случая к случаю.
    В порядке информации здесь необходимо отметить, что Центральная книжная палата также располагает значительным фондом татарских книг, поступающих сюда после Октября в порядке бесплатного обязательного экземпляра. Но татарские книги Всесоюзной книжной палаты до 1928 года нигде не учтены8. Лишь с 1928 года они начали отражаться в специальных выпусках «Книжной палаты». Наши попытки о представленное в фондах Всесоюзной книжной палаты татарских книг, поступивших по бесплатному обязательному экземпляру, не дали никаких результатов. Здесь не знают, куда делись татарские книги, поступившие по бесплатному обязательному экземпляру в 1917 — 1927 годах. Известно, что упомянутый уже нами Е.Шамурин даже подготовил библиографию татарских и других национальных книг, поступивших в эти годы сюда по бесплатному обязательному экземпляру. Эта рукопись — рукопись этой библиографии — была представлена даже в Центральное издательство народов СССР для издания, но была отклонена из-за сложности набора. Мы искали рукопись этой библиографии и в архиве Всесоюзной книжной палаты, и в архиве Центрального издательства народов СССР — но она исчезла бесследно. Обратились к дочери Е.Шамурина в надежде, что эта рукопись осталась в личном архиве отца, но на наше обращение мы не получили ответа. Обнаружение этой рукописи было бы ценным пособием для истории национальных книг народов СССР за 1917 — 1927 годы.
    Вернемся к Книжной палате ТАССР. Когда убедились, что полумерами, лишь одними постановлениями, без материальной поддержки невозможно вести работу при различных обществах по государственному учету, хранению местных изданий и книг, издаваемых вне Татарстана на татарском языке, снова был поставлен вопрос о создании самостоятельной Книжной палаты Татарской АССР. И вот, 21 декабря 1926 года Совет Народных комиссаров Татарской АССР утверждает «Положение о Книжной палате Татарской АССР». На нее возлагались те же задачи, что и Центральную книжную палату РСФСР, но в масштабах Татарстана: учет, комплектование всех татарских книг, издаваемых и вне республики. В дополнение — и учет, по возможности и сбор книг по «Татарике». Эта книжная палата известна в разное время как «Центральная книжная палата Татарской АССР», «Государственная книжная палата Татарской АССР». В 1929 году ей передали фонд «Центральной мусульманской библиотеки», известной в свое время как «Мусульманская библиотека им.Мулланура Вахитова». Эта библиотека была организована после Октября на основе фонда книг «Мусульманского отделения» Казанской городской библиотеки, которое было создано при городской библиотеке как ее филиал в результате первой русской революции. (Отметим в скобках, историки местного края, когда пишут о состоянии библиотечного дела у татар до революции, все без исключения утверждают, что у них до Октября была лишь одна-единствен-ная библиотека и ссылаются на это «Мусульманское отделение» Казанской городской библиотеки. Да, то отделение стояло на казенном бюджете, поэтому учтена в официальных документах. Кроме того, до Октября у татар были сотни национальных библиотек, работавших при различных культурно-просветительских обществах, разрешенных властями. Кроме того, имелись значительные библиотеки при мектебе и медресе.)
    Созданная на основе «Мусульманского отделения» Казанской городской библиотеки «Центральная мусульманская библиотека имени Мулланура Вахитова» успела побывать в ведении разных организаций. К моменту передачи ее в Книжную палату ТАССР там насчитывалось около 20 тысяч татарских и восточных книг, среди которых было немало и дореволюционных изданий9.
    И Книжную палату Татарской АССР и переданную ей «Центральную мусульманскую библиотеку» ждали новые испытания, связанные с тем же зудом централизации, преобразований.
    Когда в республике завелись разные общества, организации, существующие как бы автономно, 11 января 1927 года Совет народных комиссаров принимает новое постановление об организации так называемого Дома татарской культуры (ДТК), который должен был потом перерасти в «Татарскую Академию наук»10. На основе этого Постановления в Дом татарской культуры передавались «Общество изучения Татарстана», «Научное общество Татароведения», «Общество нового алфавита «Яңалиф», Татарский экономический научно-исследовательский институт. Татарская книжная палата, Центральный музей ТАССР, «Татарская академическая библиотека» (это новое название «Центральной мусульманской библиотеки»), научные кружки при вузах. Ассоциация пролетарских писателей Татарии, Общество молодых писателей и т.д. и т.п. Это было новое дон-кихотское решение, построенное лишь на благих намерениях, без учета реальных финансовых, материальных возможностей. Это была попытка новой гигантомании, попытка объять необъятное, объединение под одной крышей различных обществ, не связанных ни по своим функциям, ни по своему назначению, да еще принадлежащих разным ведомствам. Конечно, это Постановление практически осталось лишь на бумаге. В 1929 году Татарская книжная палата, числившаяся уже при ДТК, выпустила первую свою регистрационную библиографию, в которой были учтены 414 татарских книг, изданных в СССР в 1925 году, и 36 названий татарских газет и журналов11. Следующий выпуск государственной регистрационной библиографии татарских изданий, состоящий из трех частей, включал уже татарские книги СССР, изданные в первых трех кварталах 1930 года12.
    В период этих «преобразований» Татарская книжная палата снова теряет свою самостоятельность, оказывается уже в ведомстве Академического центра Татнаркомпроса. А с «образованием» «Научной библиотеки Татарской республики при Казанском государственном университете» она оказывается уже в ведении университета со штатом, состоящим из двух человек, где она должна была заниматься учетом, регистрацией и библиографированием местной книжной продукции. Практически же она здесь этим делом не занималась, эти две штатные единицы приступили к созданию каталогов на татарские книги, поступившие по обязательному экземпляру в библиотеку университета и в саму Книжную палату. Таким образом, Книжная палата со своими фондами и штатами растворилась в библиотеке университета. В этих условиях по настоянию общественности, о чем говорит появление серии статей, заметок, корреспонденции на страницах печати республики, снова поднимается вопрос о восстановлении Татарской книжной палаты. И вот 22 февраля 1938 года Правительство Татарской республики принимает новое Постановление о восстановлении «Татарской государственной книжной палаты»13.
    На основе этого постановления из «Научной библиотеки Татреспублики при Казанском государственном университете» были выделены, вернее, возвращены две штатные единицы для вновь создаваемой книжной палаты. Но книги Центральной мусульманской библиотеки, а также другие фонды Татарской книжной палаты практически остались в фонде библиотеки университета, часть в необработанном виде. Масхуда ха-нум Бурнашева, проработавшая с 1926 года в этой Книжной палате, затем в ее составе и в университетской библиотеке, вернувшаяся в 1938 году во вновь организуемую Книжную палату, рассказала нам, что из библиотеки университета Книжная палата получила небольшое собрание книг. Но архивные документы об этом молчат. Возможно, это были те книги, которые к 1938 году оставались еще необработанными, вернее часть необработанных татарских книг. Но не все, ибо во время обработки фонда книг в 50-х годах среди книг, поступивших в 1931 году в университетскую библиотеку, мы встретили десятки тысяч необработанных татарских книг.
    Выше мы говорили, что библиотека университета получала бесплатный обязательный экземпляр. Это был всесоюзный бесплатный обязательный экземпляр. Кроме всесоюзного, в стране имелись и местные бесплатные обязательные экземпляры. На основе постановления Правительства Татарской АССР от 20 сентября 1927 года Татарской книжной палате был выделен бесплатный местный обязательный экземпляр литературы, т.е. печатной продукции, издаваемой на территории Татарской АССР. С включением Татарской книжной палаты в «Научную библиотеку Татарской республики» этот местный бесплатный обязательный экземпляр начал поступать в библиотеку Казанского университета. Таким образом, татарские книги Татарской АССР за 1931 — 1937 года здесь представлены в двух экземплярах по бесплатному обязательному экземпляру. С восстановлением Татарской книжной палаты с 1938 года местный обязательный экземпляр поступает уже непосредственно в библиотеку Татарской книжной палаты. А библиотека университета до октября 1959 года продолжала получать всесоюзный бесплатный обязательный экземпляр, в том числе книг, издаваемых в СССР на татарском языке.
    Татарская книжная палата никогда не получала по бесплатному обязательному экземпляру татарских книг, издаваемых вне Татарстана, поэтому такие издания и советского периода здесь представлены далеко не полно даже за годы получения ею местного бесплатного обязательного экземпляра. Таким образом, научная библиотека Казанского университета обладает более полным фондом татарских книг, изданных в Союзе за 1922 — 1957 годы. А в Книжной палате должны быть представлены по идее все книги Татарстана, изданные и издаваемые с 1938 года до наших дней. Татарская книжная палата не имела средств на приобретение татарских книг, издаваемых вне Татарстана, но тем не менее здесь путем обмена изданиями и в порядке дара сумели собрать часть татарских книг, изданных и вне Татарии.
    В настоящее время в фондах Татарской книжной палаты представлено более миллиона единиц хранения печатной продукции на татарском, русском и на других языках. Среди них немало и дореволюционных татарских книг. В 1979 году она выпустила ретроспективную библиографию татарских книг 1917— 1929 годов14. Там учтено более четырех тысяч татарских книг указанного периода. Из них более половины описаны по фондам других, указанных выше, крупных библиотек страны, т.е. татарские книги этого периода в Татарской книжной палате представлены лишь наполовину. Нами установлено, что в этот список не вошли сотни книг, изданных за эти годы, ибо они не представлены в указанных библиотеках, которые нам известны по архивным фондам и различным библиографическим источникам. Отсюда нетрудно понять, что татарские книги начала XX века, особенно XIX века, там представлены еще беднее. (Татарская книжная палата продолжает собирать все книги, изданные в крае до и после Октября, а также все татарские книги, изданные в стране. Она будет благодарна всем товарищам, готовым помочь ей в комплектовании книг и создании более исчерпывающего фонда литературы по ее профилю.)
    Значительное количество татарских книг представлено и в фонде библиотеки Казанского филиала Академии наук СССР.
    В 1939 году при Народном комиссариате просвещения ТАССР организуется Татарский Институт языка, литературы и истории (в литературе иногда ошибочно утверждают, что он якобы был организован при Совете народных комиссаров ТАССР). Это был период, когда татарскую графику, переведенную на латинскую основу, снова переводили на графику русского письма. В связи с этим шла вторая «очистка» массовых библиотек от татарских книг, напечатанных латинской графикой, а «очистка» татарских книг, напечатанных арабской графикой, была уже завершена. Только что открытый Институт нуждался для своей научной деятельности в татарских изданиях, выполненных любыми шрифтами. В этих условиях только что открытый Татарский институт языка, литературы и истории мог оказаться без источниковедческой базы.
    Тем более многие люди, имевшие татарские книги, изданные арабским шрифтом, в условиях того времени боялись их хранить. Но нашлись люди, которые не побоялись держать такие книги. Сохранилась богатая домашняя библиотека известного общественного деятеля, ученого, педагога Мухутдина Кур-бангалиева, в которой были широко представлены татарские книги прошлых лет. Эта библиотека была приобретена и легла в основу будущей библиотеки, ныне Института языка, литературы и истории им.Г.Ибрагимова, входящего в состав библиотеки Казанского филиала АН СССР. Передали в дар только что открытому институту свои богатые книжные собрания и татарских книг известные татарские ученые Джамал Валиди, Галимджан Шараф. Стало известно о сохранности фонда татарских книг одного специализированного учебного заведения Елабуги, которая также была передана новому институту. С 1938 года библиотека института уже сама комплектует новые татарские книги, не все подряд, а лишь те, которые соответствуют профилю института. Другими словами, хотя ее фонды пополняются с 1938 г., полного собрания книг, изданных с того времени, нет. Как уже отмечено выше, сюда в 1969 году поступили татарские книги из библиотеки Института востоковедения (Ленинградского отделения) Академии наук.
    Хотя фонд татарских книг Казанского филиала не так уж богат в количественном отношении, но среди них встречаются уникальные издания, отсутствующие в других библиотеках. Будучи ведомственной библиотекой, фонды этой библиотеки практически закрыты для посторонних читателей.
    По существующему положению о статусе библиотек на научные центральные библиотеки союзных и автономных республик, наряду с их книжными палатами, возложены задачи сбора, учета, хранения всей печатной продукции своего края как прошлых лет, так и текущих изданий. Они являются главными библиотеками в республиках. Таковой является у нас Республиканская научная библиотека ТАССР им. В. И.Ленина.
    В таких библиотеках Башкирии, Чувашии, Удмуртии, Дагестана, не говоря уже о таких библиотеках союзных республик, несмотря на наличие там своих книжных палат, университетов с их библиотеками, ведется постоянная работа по комплектованию фондов местных изданий за все годы на всех языках. Мы можем сослаться и на деятельность Республиканской научной библиотеки БАССР им.Н.К.Крупской, где ведется большая работа по комплектованию всех изданий края, в том числе и татарских книг, изданных в Приуралье. Благодаря такой работе здесь создан богатый фонд восточных книг, в том числе татарских, которые отсутствуют в Казани, и наши ученые часто едут в эту библиотеку, чтобы познакомиться с отсутствующими в Казани татарскими книгами. Там комплектованием местных изданий республики и Приуралья активно занимается и Книжная палата Башкирской АССР.
    Но, к сожалению, Научная библиотека им.В.ИЛенина Татарской АССР в этом вопросе в большом долгу. Как уже отметили, после Октября из Казанской городской библиотеки, которая затем превратилась в научную библиотеку ТАССР, был изъят фонд «мусульманского отдела», о чем говорилось выше. Потом попытки создать «Научную библиотеку Татреспублики при Казанском университете» также помешали превращению Республиканской библиотеки ТАССР, как она называлась тогда, в главную библиотеку республики. Нам известно, в 1934 году в эту библиотеку было передано Библиографическое бюро, созданное для ведения научной библиографии Татарской АССР15 , а также и его книжный фонд, среди которых было значительное количество татарских книг прошлых лет, в том числе и на основе арабской графики. Кроме того, эта библиотека, наряду с Татарской книжной палатой начиная с 1929 года, начала получать местный бесплатный обязательный экземпляр литературы, включая и газеты и журналы на татарском, русском, чувашском языках. (В этой библиотеке нам сказали, что она в 1948—1958 годах якобы перестала получать местный бесплатный обязательный экземпляр печатной продукции. Почему?)
    В настоящее время в фондах Научной библиотеки им. В.И.Ленина ТАССР представлено около 2000 татарских книг, изданных арабским и латинским шрифтами. Эти издания до настоящего времени не обработаны, не отражены в каталогах, свалены в одну кучу, остаются недоступными читателям. В основном это книги, изданные в 1920— 1940-х годах. Среди них имеются прижизненные издания сочинений В.И.Ленина на татарском языке, материалы съездов ВКП(б) и Татарской партийной организации, сочинения классиков татарской литературы Г.Тукая, М.Гафури, Г.Камала, Х.Такташа, К.Наджми, переводы сочинений классиков русской и зарубежной литературы и много других ценных изданий. Там же имеются книги, изданные и до революции, да и ряд номеров дореволюционных татарских журналов, таких, как «Аң», «Шура», «Ак юл» и т.д.
    Все это говорит о том, что в эту библиотеку и после Октября поступали книги как дореволюционные, так и изданные после революции на основе арабской и латинской графики. Да и в порядке местного бесплатного обязательного экземпляра эта библиотека получала в 1929 — 1938-х годах татарские книги на указанных графиках. Хотя часть книг, изданных на латинской графике, представлена в фондах библиотеки, книги, изданные на арабском шрифте, вообще не представлены в каталогах, многие из которых, видимо, были «списаны» в период «борьбы» против книги, напечатанной буквами «Корана».
    После того, как мы познакомились с различными преобразованиями библиотек Казани, нам стало ясно, почему Научная библиотека им.В.ИЛенина не превратилась в главную библиотеку республики. Как уже знаем, с конца 30-х годов Научная библиотека Казанского университета снова стала ведомственной библиотекой, которая с октября 1959 года не получает ни всесоюзный, ни местный бесплатный обязательный экземпляр, в том числе татарских книг.
    Получающая местный бесплатный обязательный экземпляр литературы республиканская библиотека им. В.И.Ленина фактически стала главной библиотекой республики, которая неспроста именуется Научной библиотекой им. В.И.Ленина ТАССР. Этой библиотеке давно уже пора заниматься той задачей, которая положена ей по статусу, приступить к комплектованию местных изданий за прошлые годы, сделать библиотеку самым полным хранилищем татарских, русских книг, изданных в крае со времен появления в Казани наборного книгопечатания, как это делается в подобных библиотеках соседних автономных республик.
    Самое печальное в том, что Научная библиотека Татарской АССР до настоящего времени ничего не делает в этом аспекте. Различные археографические экспедиции, организуемые Институтом языка, литературы и истории КФ АН СССР, Казанским университетом, говорят о том, что у населения еще встречаются древние татарские книги, которые из-за отсутствия людей, умеющих их читать, в последние годы быстро исчезают. Вот за счет их Научная библиотека Татарской АССР могла бы пополнить фонды татарских книг прежних лет. Да и в обменно-дублетном фонде Научной библиотеки Казанского университета представлены татарские книги прежних лет, которые могли бы поступить в Научную библиотеку Татарской АССР. Есть и другие пути выявления, сбора древних татарских книг, что известно библиотечным работникам, занимающимся комплектованием.
    Если мы можем понять причины, почему до военных лет республиканская библиотека им. В.И.Ленина не стала Главной библиотекой республики, то нам трудно понять, почему она не стала таковой после превращения библиотеки университета в ведомственную, и никак нельзя объяснить упорное нежелание этой библиотеки заниматься в наши дни выявлением, комплектованием изданий прошлых лет, т.е. игнорированием одной из своих главных функций. Верится, что соответствующие органы рассмотрят это положение специально.
    Вот таков обзор истории тех хранилищ, в которых представлены или были представлены татарские книги более компактно. Известно, что после Октября по новому положению о бесплатном обязательном экземпляре татарские книги поступали и в ряд библиотек Средней Азии, Казахстана, Сибири, Украины. Мы специально познакомились с фондами республиканских научных библиотек Казахстана, Узбекистана, Туркмении, получавших в то время и обязательный экземпляр татарской литературы. Но в фондах этих библиотек, как мы установили, татарские книги, поступившие в порядке всесоюзного бесплатного обязательного экземпляра, не представлены. Возможно, они хранятся среди их необработанных фондов. Научная библиотека им. В.И.Ленина ТАССР, если начнет поиски и в этом плане, она, как нам верится, может установить татарские книги прежних лет в библиотеках, получавших бесплатный обязательный экземпляр.
    Выше мы говорили, что книга является памятью народа, без которой у него нет будущности. Как видно из этого обзора о состоянии комплектования и хранения национальных книг у себя в республике, мы, оказывается, не очень дорожим этой памятью. Печально, но факт.

    ПРИМЕЧАНИЕ

    1 Dorn B. Chronologisches Verzeichniss der seit dem Jahre 1801 bis 1866 in Kasan gedructen arabischen, türkischen, tatarischen und persischen Werke. Als Katalog der in dem asiatischen Museum befindlichen Schriften der Art von B.Dorn — Melanges Asiatiques tires du Bulletin de l»Academie Imperiale des sciences de St.—Peterbourg. TV, 1866. S.539—649.
    2  Гордлевский В. Памяти В.Д.Смирнова.— В кн.: В.Гордлевский. Избранные сочинения. Т.1Ү.— М., 1908. С.408—414.
    3  Аристов В.В., Ермолаева Н.В. История научной библиотеки им. Н.И.Лобачевского. (1804 — 1850).— Казань, 1985. С.120.
    4  Иванов С.Н. Николай Федорович Катанов: Очерк жизни и творчества. Изд. 2-е.— М., 1973. С.35.
    5  Катанов Н.Ф. Императорского Казанского университета почетный член, профессор, библиотекарь Иосиф Федорович Готвальд.— Казань: Типо-литография ун-та, 1900.— XI, 240 с.
    6 Организация этой работы была осуществлена по инициативе бывшего тогда директора Научной библиотеки университета Л.И.Кострикина.
    7 Шамурин Е. Организация библиографического дела в РСФСР: (1917 — 1927 гг.).— В кн.: Библиография в СССР и книжные палаты.— Харьков, 1928. С.26.
    8  Хорошо знавший положение татарских книг, поступивших в Центральную книжную палату, некто Фуад пишет, что они там не обрабатывались.— См.: Фуад. Учет национальной литературы.//Книгоноша, 1924. № 43, С.12.
    9 Татарские книги «Мусульманской библиотеки» имеют и свой печатный каталог, где представлены книги, собранные ею к 1913 году.— См.: БиккуловГ. Казан шәһәр китапханәсенең мөселманнар өчен ачылган шөгъбәсендәге китаплар фиһресте.— Казан: Өмед, 1913.— 80 б.
    10 Мухсинов 3. Дом татарской культуры.— В кн.: Труды Дома татарской культуры.— Т.1.— Казань, 1938. С.8.
    "Таһирова С. Гыйльми библиография: 1925 елда чыккан татарча әсәрләр өчен.— Казан: Татар мәдәнияты йорты, 1929.— 102 с.
    12 Матбугат елъязмасы, 1930 ел: 1 квартал өчен. 2 квартал өчен. 3 квартал өчен.— Казан: 1930.— Три выпуска.
    13 Сорок лет советской государственной библиографии:  (1920 — 1960).— М.— Л., 1960. С.255.
    14 "Татарские книги: Библиографический указатель.— Т.1.— 1917, ноябрь— 1929.— Казань: 1979.— 372 с.
    15 Тагиров Р.Ш. Библиография Татарстана.— Казань, 1930. С.1.





    ← назад   ↑ наверх