• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Булат Кадыйр

    Последняя волна

    Повесть

    История, люди.... Как многого мы, люди, пережили, сколько мы мечтали о светлом будущем, сколько мы верили не тем идеям, не тем людям, но мечта оставалась. Она передавалась через поколения, и всегда были те, кто хотел сделать мир лучше. Лучше, но для кого? Разве дано нам знать, что будет лучше для всех? Разве дано обычному человеку изменить мир? Если даже дано, то имеет ли право он этого делать?

    Человечество всё время куда то идёт. Многие люди, умнейшие люди, размышляли о том, куда же идёт человечество. Некоторые хотели найти в этом закономерности, и пытались изменить его ход. Изменить, чтобы родилась общество идеальное во всех смыслах. Но идеального не бывает. Если даже бывает то не для всего общества, тем более не для человечества в целом.

    Здравствуй ЧЕЛОВЕК! Куда же ты идёшь? Или вернее, куда мы идём все? В идеальный мир? Дойдём ли? Но у нас нет других путей. А есть ли вообще и этот путь? Может мы идём в никуда, во мрак? Сможем ли мы ответить на этот вопрос? Чувствую, что нет, как и я не смогу ответить на то куда я сам иду. Может я иду в смерть и в этом смысл моей пути, а может в мир иной, где я буду счастлив. Или не буду, это всё зависит от меня, но и не только. Это ещё зависит от общества, в котором я живу, и которая меня сделала таким, какой я есть.

    Человечество породило великое множество вопросов, на которых нет ответов. И каждый человек пытается найти ответ на них и некоторые находят. Но доказать что они нашли ответ нельзя, потому он является субъективным. В этом романе я пытался ответить, в первую очередь ответить себе, на вопрос нужен ли человечеству национальности и нужна ли глобализация. Ответить, придумав жизнь человека живущего во время, когда уже нет национальностей. Но эта жизнь, тем более придуманная не смогла ответить на этот вопрос.

    Этот роман я написал на неродном мне языке, на русском, только потому, чтобы можно было больше почувствовать это время, где моего родного языка, татарского уже нет.



    Глава I.

    Общество всегда меняется, потому что разное время рождаются разные люди, которые могут мыслить и делать выводы. И самые яркие представители разных поколений меняют это общество, определяя его путь, делая его чем-то лучше, чем-то хуже.

    2136 – ой год, общество очень изменилось, но ещё остались те законы, по которым люди привыкли жить. Эти законы, которые были всегда, когда был человек, когда жил человек. Это, во-первых, закон присоединения к толпе, люди всё ещё делают многое, а может и всё, как все, и, во-вторых, это закон сноба, люди хоть в чём-то хотят отличаться от всех, поступают не как все, живут не как все, иногда этим создавая угрозы для общества. Некоторые даже придумывают свою жизнь, для того чтобы жить не как все. И всем этим пользуются более умные люди, делая на этом деньги. Эти более умные люди создают всякого рода глупости (хотя наверно для кого-то глупости, а для кого-то нет), которые нужны этому обществу, на котором они делают своё состояние, и этим состоянием делают себя и своих близких более высоким классом. Им уже не нужно присоединяться толпе, толпа идёт за ними, им не нужно отличатся, они уже не похожи на других. Но у этого класса есть своя группа, группа более умных или более наглых людей, в которой эти законы уже действуют и на них.

    Это время когда существуют разнообразные движения, разнообразные идеи, разнообразные стили. Люди любят обсуждать самые серьёзные вопросы, решать судьбу человечества. Но они пассивны, они могут осудить этот мир, но изменить не могут. Не могут, да и, наверно, не хотят.

    Несмотря на разнообразие идей, движений, исчезло главное отличие, отличие по национальности. Национализм, создавший до этого много не решаемых проблем, просто исчез. Причиной этого стало развитие коммуникаций, с развитием которых, количество живых языков сокращалось со средней скоростью 1 язык в две недели. Основными причинами исчезновения языков считаются глобализация и миграция. Люди уезжают из деревень в города, из малой родины в места, где происходит скопление людей, национальностей, где в свою очередь унифицируются и теряют язык своего народа.

    Правда, национальности не исчезли совсем, но исчезновения языков, разнообразие идей, осуждение национализма привело к тому, что теперь, люди стали забывать про свою нацию. Теперь, все, граждане одной страны по названию Планета Земля, и дети одного народа по названию ЧЕЛОВЕЧЕСТВО. Исчезновение наций, однако, не привело исчезновению конфликтов, войн, не привело к миру во всём миру, которому так все стремились. Появились разнообразные движения, мирные и немирные, которые вступали в конфликты с другими движениями, объединялись с другими движениями для борьбы с общими противниками. Все эти движения имели свой взгляд на будущее, и считали что, их взгляд является самым правильным, и очень нужным для этого человечества.

    Многие языки, вследствие этого и национальности, исчезли из-за того, что их носители вступали в борьбу с более сильной языковой средой, поэтому под угрозой исчезновения в первую очередь находились языки малых народностей и языки народов, не имеющих государственности. Ещё более усложнило ситуацию объединение мира, которое решило не мало проблем, которое создало человечество. Мир объединился, став одним большим государством - федерацией, с общей конституцией, с одним официальным языком - английским, хотя оставались и школы на других языках, но число, которых всё время падало. К объединению, мир подтолкнули экономические причины, разделение на разные государства только мешало рынку, политические причины, человечество, наконец-то хотело избавиться от войн, от угрозы исчезновения, только из-за того, что некоторые государства не поделили бы кое-какие вопросы, социальные причины, человечество уже не могло жить с такой огромной разницей в развитии разных стран. Против объединения выступало несколько стран, такие как Китай, Израиль, Иран, Саудовская Аравия, у всех у них были свои интересы. Но самым устойчивым оказался Израиль, который утверждал, что единственным гарантом безопасности евреев является их государство и армия. Он и до сих пор не является полным членом федерации Мира, (так теперь называлась планета Земля), хотя уже был вынужден отказаться от армии, так как Федерация Мира могла объединиться против Израиля. Такая политика Израиля, однако, привела к тому, что против евреев, стали образовываться группы, которые называли себя детьми Гитлера. Проблема, которая должна была исчезнуть с исчезновением наций, однако не исчезла, а жива и имеет большие, глобальные размеры.

    Теперь все бывшие независимые государства стали называться субъектами Федерации Мира. Они обладали некоторыми полномочиями, каждый субъект мог опротестовать решения Федерации Мира. Так как сепаратизм в государствах был и до объединения очень сильным, после объединения он только усилился. И это стало причиной возникновения многих самостоятельных субъектов Федерации Мира. В некоторых субъектах, таких как Канада, Россия из-за большой территории, земли получили много прав, но всё же не стали полноценными субъектами.

    Развитие научного прогресса, давшее законные основания полагать, что разум человека способен на многое, идёт большими шагами до сих пор, и многие люди уже не способны понять многое, что есть и создано в этом мире, они являются просто потребителями, от них ничего не зависит. Многое же в этом мире зависит от кучки учёных, которые живут в другом измерении, по сути, являясь правителями этой земли. Они являются фактическими правителями, но официальными правителями являются политики, которые сейчас решают минимальные проблемы этой планеты, они просто актёры нужные, для того, чтобы показать населению, что они являются источниками власти. И эти представители интересов населения, время от времени попадают скандальные ситуации, и якобы решают самые важные проблемы человечества.

    Люди уже освоили космос, но по многим причинам не жили там. Они там добывали ресурсы, уничтожали мусор, но не жили, хотя были попытки построить там жилые комплекса. Понимание того, что человечеству ещё жить и жить на планете Земля, вызвало свою очередь самое большое движение за очищение экологии мира, за остановку демографического роста, за уничтожение оружий, которые могли уничтожить этот мир или могли бы ему навредить. Но из-за того, что число людей живущих с девизом «после нас хоть потоп» было, увы, немало, нашей планете ещё очень многое угрожало.

    В это время, вчерашняя информация считается уже старой информацией. Людям нужны скандалы, и есть люди, которые создают такие скандалы, превращая свою жизнь в театр, и обновляют свои скандалы каждый день. Люди стали более романтичными, но многим просто лень жить с романтическими мечтами. Люди находятся всё время в связи, и имеют много друзей, хотя многих они не разу не видели в реальности. Для молодёжи сейчас просто нет смысла выходить гулять, так как они всё время с друзьями сидя у себя дома.

    Такое развитие средств связи вызвало две крайности, появились люди, которые живут только виртуальной жизнью, забыв про реальную, и люди, которые отрицают новые технологии и живут как люди древности, общаясь только реально. Потом в Интернете, в телевизоре и др. средствах связи или на улицах происходят бурные обсуждения этих людей. И там всегда находятся люди, которые поддерживают то или иное мнение.

    В это время, информацию не надо искать долго, его очень легко найти, и поэтому процент умных людей очень высок, но это время создало потребность в действительных гениях и даже пророках. Люди, которые бы помогли своим советом этому миру, которое из-за разнообразия идей не может найти себя. Но они не появятся, потому что это общество критикует всех и всё, так как иметь другое мнение считается круто, тем более считается крутым тот, кто критикует тех, кого почитают миллионы. И ещё пророк не может родиться в это время, потому что люди знают всё о тех, о ком они желают знать. Знают всё от того, что они любят есть на утро, до того, какие трусы они носят.

    В это время человек и его судьба интересует практически всех. Но множество информации (видео, аудио и др.) теперь пропагандирует не только светлые чувства, но и то от чего человечество пыталось отказаться уже много лет тому назад, против чего воевали те, кто хотел жить. А теперь это стало продуктом, и люди вскоре перестали, даже, плохо к этому относится, всегда находились люди, которые защищали самые чёрные качества человека. Иногда даже защищали под флагами доброты, любви, счастье будущих поколений. Богатую историю человечества изучают люди, под флагом того, чтобы ошибки прошлого не совершать сейчас, хотя один и тот же исторический факт некоторыми людьми считается ошибочным, а некоторыми правильным. И это ведёт к тому, что ошибки повторяются, и история уже не учит общество, история учит лишь отдельных людей и то по-разному.

    Странное время, когда серьёзность и глупость идут вместе, когда под флагом добра совершаются зло, а чистого зла нет, так как во всём люди находят и хорошее. Время, когда люди воюют за свободу, но уже не понимают что это такое. Время, когда люди наученные горьким опытом прошлого совершают те же ошибки. Время, когда все поняли, что нет идеального, но не перестали к нему стремится и идти. Интересное время, как интересны и все времена, особенно тем, кто в них живёт. Любимое ими время, так как это их время. Так как это их эпоха, в котором они должны успеть понять, что такое жизнь. И кто смеет утверждать, что до этого было по-другому, тем более кто смеет утверждать, что в другое время было лучше. Мы все разные и одинаковые одновременно, значит и все времена и эпохи разные и одинаковые одновременно, потому что в них живут живые, мыслящие существа. И эти живые существа остаются самой таинственными и понятными для этого мира, самой главной загадкой и угрозой существованию Планеты Земля.

    И в это время, открытие аппарата, который создал один ученый, проделав работу, занявшую всю его жизнь, которая определяла нацию человека. Он назывался аппаратом Родлера. В этом аппарате были учтены многие параметры, и в век, когда все нации уже смешались, этот аппарат выявлял ту нацию, кровь которой больше всех текла в жилах этого человека. И этот аппарат вызвал, может быть и последнюю, волну национального самосознания в людях, которая выросла, но, ударившись об скалы глобального мира, исчезла, может быть, навсегда.



    Глава II.

    Арнольд открыл глаза, и посмотрел на карту мира, которая была приклеена к потолку. Начался новый день. И начался он с карты мира. В карте не было стран, в карте были лишь регионы, которые имели свои органы управления, имели своих представителей в парламентах материков и парламенте мира.

    Ему пришлось стать и идти умываться, хотя он больше всего на свете сейчас хотел поспать. Вчера он опять всю ночь болтал по Интернету с друзьями с разных точек планеты. Ему хотелось узнать обо всех в этом мире, узнать, чем живут разные люди в разных концах земли. И он был счастлив, что родился в то время, в котором это всё доступно. Но всё больше и больше общаясь с людьми, он всё больше понимал, что люди сейчас из-за того, что всё доступно любых концах этого мира, стали одинаковыми. В них нет того секрета, который было в прошлых временах, когда путешественники в путешествиях узнавали столько, сколько нельзя узнать за десять лет обучения. Он грустно вспоминал слова, какого то известного писателя прошлых лет «как хорошо, что в разных землях живут разные люди, как хорошо, что человек не похож на человека». Сейчас женщина, живущая в Южной Америке, может быть очень похожа на женщину из Азии. Он понимал, что нет такого чувства, когда ты хочешь разыскать в совершенно других людях, родное и радоваться их находя. Сейчас человек либо похож на тебя по мировоззрению, либо нет. Если мировоззрение не похоже на твоё, то в этом человеке трудно найти что-то новое, да не очень то и хочется.

    С такими грустными мыслями он собрался в школу. Он жил в городе, Буффало, в землях, где раньше было государство США, а сейчас регион под таким же названием. Ему было 18 лет, и в этом возрасте он считался полноценным гражданином. Они жили втроем, отец, мать и он. Брат Арнольда уже учился в университете, и жил в городе, где был их университет. Несмотря на то, что университет был в другом конце их материка, он почти все выходные приезжал к ним в гости. Теперь с развитием средств передвижения это было не тяжело.

    В школе, где учился Арнольд, было идеологическое разнообразие. Кого только не было в школе. Вместе с Арнольдом в школе учились национал - демократы, национал-социалисты, либералы, трад. националы, сталинисты, марксисты, фанаты разных групп, разных течений и подтечений музыки, киноиндустрии, танцев, спорта, компьютерных игр и многого другого и у всех у них было своё мировоззрение, своя философия, свои кумиры. Теперь те, кто всё это не понимал, считались очень глупыми, хотя у многих про те же течения были лишь поверхностные знания. Но желание быть в толпе, и при этом быть индивидуальным в обществе, заставляло людей объединяться в группы. И те, кто ни к какому течению не относились, были изгоями. И потом те же изгои тоже объединялись в свои группы. Особенностью всех этих групп было то, что все они враждовали с какой-нибудь другой группой. Враждовали иногда мирно, без открытых столкновений, а иногда и открыто. Теперь глобальной проблемой стало то, что люди часто просто перебивали тех, кто отрицал их мнения. Представителям этих групп, зачастую были безразличны остальные группы, которые им не являлись друзьями и не являлись врагами. Плохое знание других групп приводило к их отрицанию, что свою очередь часто приводила к войне между ними.

    Проблемой для общества были группы, которые поддерживали идеи, которые мешали обществу, например, были группы тех, кто жил по законам тюрьмы. Ещё были группы, которые были за то, чтобы уменьшить количество людей на земле, путём убийства самых недостойных, по их мнению, людей.

    Ещё одной проблемой для общества было разнообразие взглядов одной семье. Иногда дети отказывались от своих родителей, так как считали их взгляды ошибочными, а родители отказывались от детей, если ребёнок чем-то не подходил к их взглядам.

    Арнольд учился в школе, который был загородом, так как по новым законам, дети весь день проводили в загородных школах, где обеспечивалось порядок и чистота окружающей среды. В народе он назывался тюрьмой, так как она везде была напичкана аппаратами контроля над деятельностью детей. Арнольд уже был в 12 последнем классе. Ему надо было готовиться сдавать экзамены и думать куда поступать. Он учился в техническом классе, где учились дети, у которых были способности к техническим и естественным наукам. Арнольд был одним из самых лучших учеников.

    Сейчас человек, который хотел чего-нибудь добиться, должен был учиться после школы ещё как минимум 15 лет, а те, кто не хотели ничего добиваться, учиться ещё как минимум 6. В этом веку знания накопленные человечеством были просто огромными, и это требовало изучения человеком всю жизнь лишь одной специальности, при поступлении в школу с помощью разнообразных тестов определяли какие у ребёнка способности и потом по этим способностям определяли их в классы.

    Арнольд был в группе «зелёных», которые боролись за права животных и за чистоту окружающей среды. В эту группу он пришёл по следам брата, который уже очень давно состоял в этой группе. Брат сейчас учился по специальности эколог, и был одним из ярких представителей движения зелёных во всей Северной Америке. Как и всякая группа, зелёные имели отличительные знаки (зелёные надписи на футболках «Green»). Они часто собирались в школе, в кафе и др. заведениях и обсуждали мероприятия и др. вопросы. Как у всех групп у них в группе были пассивное большинство и активное меньшинство. Арнольд относился к активному меньшинству. Врагами зелёных были, так называемые охотники, которые любили охотиться, ловить рыбу, и (скорее это для того чтобы разозлить зелёных) поддерживали загрязнение природы. Также они не дружелюбно относились к «грязнулям», которые вообще отрицали этику, читали себя свободными людьми и считали правильным есть руками, не мыться и др. Но их было мало. Они не нравились зеленым, потому что они никогда не бросали мусор в специальные контейнеры, а бросали куда попало.

    Вообще у некоторой части населения были популярными идеи, которые отрицали самое ценное, что есть у общества. Они презирали их фундаментальные ценности. И это было проблемой всех людей. Свобода сделала из некоторых людей нелюдей, уничтожавших всё ценное и угрожавших другому человеку, а из некоторых, ленивых потребителей, которым ничего полезного для общества делать не хотелось. Часто задумываясь над этим, Арнольд приходил к мысли, что свобода нужна и полезна человеку только в том случаи, если он её завоевал, или когда он за неё воюет.

    У Арнольда все друзья были из его группы, с другими группами они общались, но только как с союзниками. Среди них не было его друзей. В Интернете у Арнольда была масса ников, в котором он общался с разными людьми с разных концов планеты. Ему было интересно это существо под названием человек, которого изучали миллионы умнейших людей, и все они только убеждались в том, что даже себя полностью изучить нельзя, тем более нельзя изучить всех людей.



    Глава III.

    Сегодня Арнольду надо было идти в зал, арендованный зелёными на один день, потому что они собирались обсудить проблемы, которые возникли уже давно. Сначала их хотели обсудить в Интернете, но потом решили, что Интернете они не придут никакому решению, так как там, спор то толком не получится. Группа всё больше раскалывалось на радикальную и либеральную части. Дискуссия начался с доклада одного из представителя радикальной части Семиона.

    «Уже более 200 лет, нашей планете реально угрожает судьба исчезновения. Мы (я имею в виду всё человечество), как и наши отцы и деды, не хотим скидывать с себя корону, и считаем правильным то, что всё в этом мире должно существовать ради человека. Если только мы, маленькая часть этого общества, считаем правильным, что всё в этом мире существует, для того чтобы просто существовать, а не кормить одного ленивого существа, то должны перейти к радикальным мерам. Хватит убеждать человека в том, что он не прав, сюсюкаться с ним. Хватит! Человек, который уже скоро разучится даже ходить, никогда с нами не согласится. Надо перейти к радикальным и действенным мерам. Надо начать войну против человека ради спасения нашей планеты. Если не хочешь умерить свой аппетит, заставим. Если не хочешь следить и не вредить окружающей среде, заставим. Мы должны спасти нашу землю от человеческого эгоизма, потому природа сама не может с нами бороться, как это показывается в мультфильмах и анимационных фильмах. Для этого я предлагаю, нападать на фабрики и на директоров фабрик, которые всё ещё, несмотря на развития научного прогресса из-за своей жадности не поставили соответствующие аппараты. Я предлагаю, бить тех людей, которые для удовлетворения своих глупых, кровожадных потребностей убивают беззащитных животных.

    Если мы не начнём борьбу, наша земля погибнет из-за нашей глупости и лени. Спасём наш мир!

    Если часть нашей группы, против того чтобы переходить к радикальным мерам, то мы уйдём, нам с трусами не по пути».

    Публика встретила этот доклад овациями. Многие уже поняли, что мирными действиями человечество не заставить что-то делать ради окружающей среды. Но большинство аплодирующих всё это было не очень то интересно, они здесь были лишь для того чтобы быть вместе с группой. Они поддерживали идеи тех, кто им был симпатичен, как человек, а не его идеи.

    Лидер движения зелёных города Буффало, Фредерик Фахриев, спросил, не хочет ли кто-нибудь возразить

    Арнольд поднял руку, и, получив разрешения Фредерика, пошёл за кафедру выступать.

    «Друзья! В словах Семиона бесспорно есть истина. Но спросите-ка сами себя, имеем ли мы право, осуждать это общество, так мы являемся частью этого общество. И имеем ли мы право, мешать и нападать на тех людей кто не мешает нам? А все ли мы сами чисты? Ведь даже среди всех нас есть те, кто не соблюдает святые, главные правила. Например, близкий друг Семиона Базель. Я, являясь его соседом, сам несколько раз видел, как он, выпивая спиртные напитки дома, для того чтобы этого не видели родители, выбрасывал их в реку. Я сам лично видел, как он убивал зверей. Не думайте, что я просто пытаюсь дискредитировать его в ваших глазах, просто я хочу сказать, что среди нас мало тех, кто действительно верен нашим принципам и идеям, так что нас всякие деления только ослабят. А то, что не все примут идеи Семиона ясно всем. У меня всё».

    И что тут началось, все заорали, начали спорить. А упомянутый Базель вообще убежал.

    В этом собрании так к решению и не пришли. Но то, что многие в активной части этого общества поняли, что надо прийти компромиссу, уже было успехом.

    После собрании, Арнольд устало побрёл домой, задумываясь над тем, что надо сейчас посмотреть какой–нибудь фильм. Но возле дома, к нему подошёл Базель, который был явно пьян. В руке у него был пистолет.

    - Что стукач, хорошо тебе стало?

    - Ты сам виноват, если ты находишься в этой группе, ты должен соблюдать его правила - ответил Арнольд, стараясь быть уверенным и не показать страха. Он знал, что Базель способен к глупым действиям. Их группа уже несколько раз попадала в разные неприятности из-за него.

    -Да ты что! Я не соблюдал эти правила, потому что мне на них плевать. Нашлись, блин, самые умные, видите ли, они только знают, что земля может исчезнуть. Тебе голову не приходило, а может человечество этого и хочет, а?

    - Если бы ты слушал повнимательнее, ты бы понял, что главная задача нашей группы заключается, в том чтобы убедить людей бороться со своим эгоизмом и объяснить им, что не наша природа служит нам, а мы должны служить ей, так как мы её дети.

    -Ладно, хватит, мне на это всё вообще плевать. Ты хоть понимаешь, что сейчас у меня нет группы, я являюсь изгоем. И меня уже всё равно нет светлого будущего - и нагло усмехнувшись, добавил он - ну, как и у тебя. Так что, моли бога, чтобы на том свете твои мысли считались бы правильными.

    Этими словами он взял и выстрелил в Арнольда два раза. Арнольд упал. А Базель, спокойно пошёл дальше. Он знал, что его скоро поймают, так как теперь была возможность контролировать все улицы. Но, несмотря на то, что уровень жизни у людей земли выросло (за счёт того, что люди стали больше насиловать матушку природу, и употреблять низкокачественные, вредные для человека, созданные ими же товары), тюрьмы человечества были всегда полными. Преступление не исчезло, теперь оно всё больше и больше объясняло сущность человека, столь противоречивого существа.

    Базель не боялся, так как был пьян. Он знал, что в тюрьмах сейчас неплохие условия. Ему уже надоел этот мир, где под словом свободы люди становятся рабами общества, где под словом разнообразие видится однообразие. В своё время, только по советам родителей он пошёл в группу зелёных и был там словно в тюрьме, не имея возможности выйти, боясь быть изгоем, не имея возможности найти друзей, так как с ними у него не было ничего общего.

    А Арнольд лежал, лежал, как и многие люди до него пострадавший ради идеи, пал жертвой идеи, и, наверно, если бы ему была уготовлена такая судьба, он бы был только рад. Потому что, эта смерть была похожа на смерть великих людей в кино и романах, которых он смотрел или читал.



    Глава IV.

    Арнольд проснулся в больнице. Посмотрел на белый потолок, и долго не мог понять, где он. Когда, наконец, он собрался мыслями, то вспомнил те события. Первой мыслей, промелькнувшей в его голове, была жалость к Базелю. Ему было стыдно за то, что он испортил жизнь человеку. Второй же мыслей было беспокойство за своих близких. Он боялся, что у родителей может случиться что-то со здоровьем из-за переживаний. Потихонечку он стал осмысливать всё и решил что, он и должен был так поступить. Это было его долгом, долгом человека.

    Медсестра сказала, что если бы они жили сто лет тому назад, то Арнольд бы погиб. Что он выжил только благодаря новым технологиям. Его нашли сразу же, увидев это преступление через скрытые камеры, которые сейчас были везде. То, что его быстро нашли, и спасло ему жизнь.

    Через несколько минут к нему вошли родители и долго упрекали его за прямословность, говоря, что так ему долго не прожить. Арнольду было больно оттого, что он сделал больно своим родителям, ведь в этих джунглях, каким стал этот мир, без родных не выжить.

    Лежа в больнице, он вспомнил, что создали такой аппарат, который способен по крови узнать примерно какой национальности были его предки. Этот аппарат назывался аппаратом Родлера. Его это тогда заинтересовало, но сходит он так и не смог. Теперь он решил, что было бы довольно занимательно узнать, кем же были его прародители. На каком языке разговаривали. Он, как-то прочитав про это, спрашивал у родителей, кто они, на что папа ответили, что они просто люди, но наверно у них есть русская кровь, так как и его предки и предки мамы приехали в Америку из земель, где, когда-то до объединения всех в одну федерацию, было государство Россия. Его это тогда очень заинтересовало. Он нашёл много про это государство. Узнал, что там всё ещё есть общества, которые считают, что смешивание многих наций это плохо и пытаются сохранить и возродить свою нацию.

    Он спросил у медсестры про этот аппарат и узнал, что в больнице он есть. Он попросил, чтобы проверили его кровь. Узнав, что услуга платная он заплатил положенные деньги и стал ждать, хотя и был уверен, что у него есть русская кровь.

    Через несколько часов, медсестра принесла результаты, Арнольд с нетерпением стал их разглядывать. Этот аппарат определял предположительно, сколько у человека процентов той или иной национальности. Вдруг он с удивлением увидел, что там написано, что у него больше всего... татарской крови. Татарской? Арнольд первые жизни слышал про такую нацию. Его это очень заинтересовало, и он сразу же стал искать про этот нацию. Нашёл много, узнал, что это народ жил в России в одном его регионе под названием Татарстан и во многих других регионах. Язык относится к тюркским языкам. Имел в истории несколько государств. Недавно было одно сообщество татар, которые пытались возродить нацию, но это сообщество распалось. Некоторые члены вошли в сообщество тюркских народов, некоторые совсем перестали этим заниматься.

    Как это могло произойти, что Арнольд является татарином, он узнал только к 18 годам. А кем он считал себя до этого? Считал гражданином мира. Некоторое время считал себя русским. Он ещё помнить, как про это рассказывал друзьям из общества зелёных. Гордился тем, что его народ победил фашизм, никогда не проигрывал в войнах. А интересно, как же татары оказались в составе России, если они имели несколько государств. Набрал, посмотрел, увидел, что татары были завоёваны русским государством ещё в 16 веке. Ох, как давно. Интересно, сколько их было тогда?

    Ночью Арнольд долгое время не мог заснуть. Он уже забыл про вчерашний инцидент. Он всё время думал про безызвестный народ татары, кровь которых текла и у него жилах. Он всё время что-нибудь искал про это народ. Узнал, что их религией был ислам, но не у всех, у некоторой части религией было православие. Узнал, что эта нация много раз воевала за свою независимость. Узнал, что у них было много писателей, деятелей культуры. Узнал, что татары были казанскими, крымскими, астраханскими и др. Самыми многочисленными были казанские татары, которые тоже в свою очередь делились на мишаре, кряшены... Прослушал музыку татар, и вдруг почувствовал внутри, что эта музыка задела что-то, что дремало в его сердце всё это время. Что-то очень родное и близкое было в этой музыке, словно его сердце всю жизнь скучало по нему. Как будто его далекие предки любовь к этой музыке передали ему через гены, так она была ему близка. Прослушав эту музыку, он окончательно понял, что он татарин и татарином умрёт. Просмотрел картинки, увидел одежду татар, деревни. Узнал, что у них был национальный праздник Сабантуй, который празднуется до сих пор, но не имеет национального оттенка.

    Наконец-то заснув, рано утром Арнольд увидел сон, как он танцует с красивыми девушками в национальных костюмах под национальные песни. Потом увидел, как на его деревню нападают враги, и он, держа в руках меч, на лошади скачет против врагов, чтобы защитить родную землю от тех, кто его хочет захватить. Он хочет защитить родную землю, но врагов больше и они сильней. Он видит, как несколько человек уже сдались, но всё ещё не сдались самые стойкие. Но вот и они не могут сдержать натиск врагов, они проигрывают, а враги грабят их земли.

    Арнольд проснулся от звона будильника. Он его всегда сам ставил, так как он мог спать целыми днями. Стал, умылся, но всё время думал про татар. Решил, что надо о них узнать у родителей, и узнать есть ли ещё у них в городе татары.

    К обеду пришли родители. Когда Арнольд спросил у них о татарах, они очень удивились, и сказали, что не слышали про такую нацию. Узнав, что они сами являются татарами, они ещё больше удивились и решили это проверить. Результаты показали то, что оба родителя Арнольда являются татарами. Они только к 50 годам узнали о том, что у них в жилах течёт татарская кровь. Им, если честно, не очень было интересно какой они нации, но они были рады тому что, заинтересовавшись, Арнольд временно забыл о боли, и поэтому он выздоравливал быстрей.

    Арнольд очень хотел узнать ещё что-нибудь о татарах, но не мог, так как родственников у них не было, а родители оба были усыновленными, потеряв в детстве родителей.

    Но Арнольд решил узнать есть ли ещё в их городе татары. Он спросил медсестру, но она ответила, что это является секретом. Но одна уже постаревшая медсестра всё же открыла Арнольду тайну, сказав, что недавно у них ещё у одного человека результаты показали то, что он татарин. Это был лидер движения зелёных Фредерик Фахриев.

    Арнольд и раньше как-то задумывался над тем, что у них похожие фамилии, Фахриев и Фахретдинов, но не знал из-за чего, ведь его предки были не из России, а были из этих земель. Арнольд ещё вспомнил, как он искал, что же значит фамилия Фахретдинов, но тогда он отыскал, что это от имени Фахретдин, и такая фамилия была не редкостью в землях России. А теперь ему было понятно почему.

    Арнольд был с Фредериком друзьями по идеи, они всегда находили понимание, но Арнольд и предположить не мог того, что они являются представителями одной нации. Арнольд понял, что ему необходимо поговорить с Фредериком. Он решил поговорить с ним сразу после выхода из больницы.



    Глава V.

    Сразу, после того как Арнольд вышел из больницы, он пошёл к Фредерику. Фредерик встретил его дружно, ведь он считал Арнольда одним из своих лучших учеников. Фредерик уже оканчивал университет, и был человеком довольно таки известным в Буффало.

    - Ооо, кто пришёл. Обрадовался он, увидев Арнольда.- Давай Арнольд, заходи. Ну, как здоровье?

    - Всё хорошо, уже почти выздоровел.

    -Ну, это хорошо. Ты знаешь наверно, что Базеля уже посадили. О, Арнольд как же мы были глупы, что не знали, кто он есть на самом деле. Нам бы следовало лучше контролировать наших членов, чтобы впредь таких прецедентов не возникало. Скоро устроим обсуждение на эту тему. А, кстати, ты же о чём-то хотел поговорить?

    -Да, Фредерик, хотел поговорить. Я когда лежал в больнице, решил проверить какой я национальности на приборе Родлера. Угадай, какой же национальности я?

    -Откуда же мне знать Арнольд, ты же хвастался тем, что ты русский вроде.

    - Нет, Фредерик, я татарин. Как и ты, представляешь?

    - Ого, это здорово Арнольд, я, правда, уже забыл о результатах этого аппарата.

    - Знаешь, Фредерик, я узнал о том, что я татарин только к 18 годам, это же страшно. Знаешь, какая мысль мне пришла в голову? Надо организовать здесь в Буффало, сообщество татар, и начать исследования этой нации.

    Фредерик, однако же, не поддержал энтузиазм Арнольда:

    - Знаешь, Арнольд, мне вот нет никакой разницы, какой я национальности. Пойми Арнольд, этой нации уже нет, зачем же его изучать? Нам сейчас надо заниматься спасением нашей планеты от угрозы, исчезновения. Сколько у нас проблем, не пересчитать. Экологическая проблема остается одной из самых опасных. У нас нет времени на глупые игры. Наша цель оставить мир нашим детям, и мы должны ради него всё делать. А это сообщество будет только пустой тратой сил, так как это для человечества не полезно, потому что это никому не интересно.

    - Но Фредерик, мы же представители этой национальности, мы его должны возродить. Есть же арабы, англичане, китайцы. Должны быть и татары. Знаешь, я отыскал в Интернете, то, что даже у нас на родине нет ни одного сообщество для татар. И раз мы уже вдвоем здесь, мы должны его возродить.

    - Ох, Арнольд, как же мы его будем возрождать, родим вдвоем татарина?- Фредерик улыбнулся.- Я, конечно, понимаю, что у тебя стресс, но не думаю, что бы ты поменял ориентацию. Тем более, если не будет земли, если она исчезнет, то угадай ещё кого не будет? Не будет людей, Арнольд. Значит, не будет и татар вообще, так что забудь про всё это и давай лучше думай над нашими будущими мероприятиями.

    -Но как ты можешь так говорить? Твоя нация это же твоя мама. Именно она должна дать тебе первое восприятие мира, первое образование. Именно через неё ты должен понять этот мир, понять всё в этом мире. Но мы поняли этот мир не через свою нацию, мы остались без этого, мы как дети воспитанные чужими людьми в любви, но всё же у нас с ними много разного, так как мы не одной крови.

    -Но и родные часто бывают совсем разными. Брось ты это Арнольд, мы вдвоем ничего не сделаем. Да мне и не охота что-то делать, заранее зная, что ничего из этой затеи не выйдет. Брось это Арнольд, потому что всё это уже в прошлом, как и то, что сейчас нет мамонтов. Их можно возродить, но они уже будут искусственные. Нам надо сейчас всё делать ради спасения того, что у нас пока есть, но то, что может исчезнуть. Я когда был в твоём возрасте, я тоже многим увлекался, но потом осталось только одна идея, к которой я пришёл годами размышлений, и всю свою жизнь я посвящу именно ей, и был бы рад, если бы ты тоже посвятил жизнь этому.

    - Может, хотя бы песни татарские народные послушаешь? Это песни может тебе что-то расскажут, что не смог рассказать я.

    - Ладно, Арнольд, послушаю только не сейчас, у меня пока времени нет просто. Ладно?

    - Ладно, вот я тебе их в плеере принёс, послушаешь. Только прошу тебя, не забудь про это. Я к тебе как-нибудь зайду.

    - Ладно, Арнольд. Поправляйся и быстрей приступай к делам нашей группы. Нам не хватает таких, как ты, активных.

    Арнольд вышел от Фредерика подавленным. Он не понимал, почему Фредерик его не понял. Почему он уже похоронил свою нацию, если он сам жив. Может действительно, это идея не имеет будущего, и он просто зря потеряет время? Как говорила его мать, люди никогда времени зря не теряют. Ему надо было многое обдумать, прежде чем прийти к какому-нибудь решению.



    Глава VI.

    Арнольд всё больше и больше узнавал о своей нации. Узнал её героев, её многолетнюю борьбу за своё независимое государство. Узнал, что эта нация несмотря ни на что продолжала развиваться и добилась на этом поприще больших успехов. Он уже начал изучать её многострадальную историю, и очень жалел, что он жил не то время, как он хотел бы бороться за свой народ.

    Арнольд днями и ночами сидел и искал новую информацию о своём народе, он уже не ходил на встречи и мероприятия группы зелёных, не общался по Интернету с людьми с разных концов планеты, его сейчас интересовало только одно - его народ. Он очень хотел возродить свою нацию, хотя бы что-то делать ради него, но не мог. Фредерик, несмотря на все уговоры Арнольда отказался, брат Арнольда был вдалеке и он тоже не поддерживал эти интересы братишки. Арнольд пытался узнать есть ли ещё татары в Буффало, но их не было, да и в больнице скрывали информацию о тестах на аппарате Родлера.

    Всё больше и больше отчаиваясь, он попытался набрать группы татар со всего мира, организовывал всякие виртуальные группы, делал сайты, но не находил татар. Их уже не было, или они были, но не знали о том, что они татары.

    Когда Арнольд уже полностью отчаялся, ему на одном сайте всё-таки написал один татарин. Его звали Ислам, он жил в Лондоне. Он написал Арнольду письмо.

    «...Здорово, Арнольд. Как твои дела? Вижу, ты ведёшь активную работу по возрождению татар. Знаешь, мне самому только недавно дед рассказал о том, что я татарин. Раньше я спрашивал, почему же меня зовут Исламом, но родители не знали ответа, они говорили, что этого потребовал дед. С дедом мы долго не общались, и, найдя его однажды, спросив, узнал, что я татарин. Проверив на аппарате Родлера, я убедился, что это так. Я мало знал о татарах, но кое-что всё-таки я разыскал. Сейчас такой нации нет, но я был очень обрадован, когда узнал что есть люди, которые всё же верят в будущее татар. Я тоже считаю, что мы должны объединиться, и сделать всё, ради возрождения нашей нации, потому что я против глобализации, когда могут происходить ситуации, что болезнь одного человека на одном конце света может убить человека на другом конце света. Я был бы рад вместе с тобой организовать группу, которая изучала бы наших предков, где мы пытались бы возродить наш великий язык. ....»

    Это письмо дало Арнольду крылья. Он был рад узнать, что его нация жива, жива хоть в жилах нескольких людей, но жива. Он хотел зажечь искру, из которой, как он надеялся, возгорится пламя.

    Вскоре ему написала одна девушка по имени Катя из Москвы, и сказала, что она тоже является дочкой великого народа, и была бы рада попытаться принять участие в этой затее. Она предлагала организовать конгресс татар, на котором бы, они попытались возродить их язык и традиции, в тех рамках, в которых это сейчас возможно.

    Так Арнольду написали ещё несколько человек. Среди них были и те татары, которые с детства знали о том, кто они, но большинство были те, кто не знал о своей нации до изобретения аппарата Родлера. Один из них даже в какой то мере знал татарский.

    Окрылённый Арнольд, попытался ещё раз уговорить брата и Фредерика. Брат Арнольда всё-таки поддался уговорам, а вот Фредерик, высказался резко против татар, обвинив их в том, что они занимаются глупостью, в то время когда они вместе должны бороться за их общую родину, за их планету. И с этого момента пути Арнольда и Фредерика разошлись, теперь у них были разные идеи. Но Арнольда уже не интересовало мнение Фредерика, он уже не был примером для Арнольда. Теперь он занимался над организацией конгресса татар. Им вызвались помогать несколько организации, таких как «Туран», «Тюркские народы», «Комитет малых народов». Местом встречи назначили город Казань, бывшую столицу татар. С помощью организаций, им помогавших, они сняли кафе на три дня, где и решили обсудить многие проблемы. Многие вопросы начали обсуждаться уже виртуально, заходило множество людей, которых заинтересовало эта активность татар. Пример татар, вдохновил и другие нации, которые стали более активно заниматься этими вопросами. Несколько организаций объявили декларации о разделения мира на страны, объявляя этот строй убийственным для человечества. Эта активность насторожила власти, хотя именно в движении татар они угрозы не видели. И до этого были попытки разделения мира на страны, даже самые активные пытались спровоцировать межнациональные конфликты, но успехов они не имели.

    Несколько дней до конгресса, стало известно, что власти запретили аппарат Родлера, объявив его преступным, разжигающим межнациональные и межрасовые конфликты, которые в свою очередь могли бы поставить под угрозу будущее всего мира. Во многих городах были проведены митинги, как в поддержку запрета аппарата, так и против действий властей.

    В Буффало Арнольд попытался устроить митинг против запрета. Но он собрал только около десяти человек. Зато в поддержку действий властей собралась большая группа людей, которым руководил Фредерик, который увидел в этом большую угрозу. Он также позвал Арнольда к свободным дискуссиям, с помощью которых он пытался остановить (по его мнению) эту заразу. Арнольд с радостью согласился, так как считал что, правда за ним, и ему нечего боятся. Он надеялся, что люди его поймут. Арнольд был уверен, что он победит, так как он свято верил в эту идею, он свято верил в то, что у каждого человека должна быть маленькая семья и большая - это его нация. День дискуссии был назначен за пару дней до конгресса. Арнольд был окрылён успехами, он надеялся прийти к конгрессу уже с опытом дискуссий с противниками наций.



    Глава VII.

    Вот настал день дискуссий. На неё пришло много противников и несколько сторонников сохранения наций. С Арнольдом пришли ещё несколько человек, один китаец, араб, армянин и грек. Только один из них знал, до аппарата Родлера о своей национальной принадлежности, это был старик армянин, который даже знал свой язык и историю своей нации. Противников же было много, но дискутировать собирались только около шести человек. Среди противников было много зелёных, бывших друзей Арнольда, и ему было очень больно оттого, что они не захотели его понять. Он с горестью понял, что иногда авторитет какого-нибудь человека, может привести других людей к иллюзии, что он всегда прав, при этом эти люди сами перестают мыслить. Но Арнольд был полон желания сейчас и именно здесь убедить всех в своей правоте.

    Дискуссия эта, конечно же, не была новостью номер один, но всё же вызвала большой интерес во всём мире. Все ждали, какие доводы приведут стороны, и Арнольду стало понятно, что интерес к национальностям будет только расти, после долгих лет застоя, когда обсуждались только евреи.

    Дисскусия началось кратким объяснением взглядов сторон. Первым слово дали самому старшему, на этом настоял Арнольд. Самым старшим здесь был армянский старик Вардгнес. Старик, поблагодарив за данное право выступить первым начал:

    -Здравствуйте дорогие друзья! – начал грустно старик, было видно, что он много думал над этим, и это тема задевала его самые больные чувства.- Я очень рад, что здесь в этом городе, где я прожил много лет, происходит эта дискуссия. Я сам родился в Армении, и до сих пор читаю её своей единственной родиной. Мы жили в одном горном селении, куда, конечно же, уже проникли все достижения человечества. Но, однако, чудом сохранялись традиции. Я долго затем в своей жизни размышлял над тем, почему тогда мы разговаривали на армянском, когда уже вся Армения потихонечку переходила на английский. Наверное, потому что наше село не посещали другие люди, а наши люди приезжали домой, соскучившись именно по родному языку. Соскучившись по ней в своей стране-Армении. Я очень рано вынужден был покинуть свою родину, покинуть по семейным причинам. И знаете, теперь нашего села уже нет, потому что все, увы, покинули его, некоторые ушли в города, а некоторые, которые именно в своих жилах хранили наши традиции, покинули его, уйдя на тот свет. Они умерли армянами, может быть даже последними. Да я часто и сейчас слышу об армянах, которые ещё не погибли, которые всё ещё борется за свою нацию. У нас даже есть своя школа. Но сколько они выдержат? Сколько будет жив армянин? Долго ли? Ведь сейчас уже гибель языков идет большими шагами, а без языка нет нации, я без нации нет той любви к своей родной земле, который была до этого. Глобализация, конечно, решило много проблем, но не слишком ли большую плату за это мы платим? Стоит ли оно того? Задайте себе этот вопрос, хотя я уже вижу, что глобализация нанесла по нам очень сильный удар, оправиться из которой просто невозможно. Вы уже не те люди, которыми были ваши предки. Хорошо ли это плохо, спорить можно бесконечно, а ответ узнаем только через некоторое время.

    - А чем же мы другие люди, а мистер Чихоян? Ведь вам старикам часто свойственно идеализировать своё время, и недопонимать сегодняшнее. Может вас своё время также недопонимали ваши старики? Да вот ещё что, объясните, вот зачем мне сейчас знать несколько языков, если мне хватит лишь одного. Только для того, что они не погибли? А зачем он нужен? Я лучше в это время буду учить экологию. И спасать свою родину, свою планету от жадных людей, которые, кстати, угрожают всему человечеству, - спросил Семион, со свойственной ему наглостью.

    -А можно у вас спросить молодой человек, а вы знаете историю?- Спросил старик.

    - Да, знаю. Я знаю историю мира.

    - Вы знаете историю мира. Но не знаете своей истории, поверьте, вам она много бы дала. Это, во-первых. А во-вторых, мновековые знания, накопленные твоим народом, передаются через традиции, через родной язык, а вы будете жить без этого. В-третьих, знание нескольких языков делают человека только умней. И, наконец, в-четвертых, вы можете спасать мир и оставаясь сыном своей нации.

    - И потом я должен буду бороться и за свою нацию, и за мир и не смогу ничего сделать. И знание нескольких языков не способными людьми, может привести к тому, что они будут разговаривать на двух языках, смешивая их, и их никто не поймёт и сами они никого не поймут.- Вмешался в беседу Фредерик. Его глаза тоже горели, как и у Арнольда, так как он считал, что сегодня он покончит с этой глупостью.

    -А ты откуда знаешь? Например, моя нация, кстати, твоя тоже, жили, долгое время и знали два языка. Но потом более сильный язык его вытеснил, но это доказывает что такое возможно.- Сразу же возразил Арнольд.

    -Вот именно, более сильный язык английский победил, а победителей, Арнольд, не судят. Тем более этот язык объединил нас всех, всех наций в одну, чтобы мы могли решить самые серьёзные вопросы без глупых различий, без глупой ненависти только из-за истории, цвета кожи, языка. Мы стали равными, и более сильными.

    - Мы не стали равными, мы всё ещё делимся на сильных и слабых, на полноценных и неполноценных, на способных к чему-то и на неспособных ни к чему. И многое, и многое, что нас разделяет. Но при этом мы стали похожими на серую массу. Раньше как было то, приходя в другую страну, ты попадал, словно, совершенно в другой мир, там всё было по другому, даже люди в разных местах думали по-разному. Мир был интересней. Знаете, что я думаю, что разные нации, вот причина рассвета человечества, стремление быть лучше, любовь к своей родине, что заставляло любить всех людей в этой стране только потому, что вы представители одной великой нации, и поэтому вы братья.

    Тут к разговору присоединился директор школы, в которой Арнольд ещё учился:

    - И ненавидеть представителей другой нации, только потому, что они из другой нации? Пойми Арнольд исчезновение наций - это закономерный процесс, так и должно было быть. Ты не сможешь пойти против этого, всё твоей нации нет, как там татары же?- Арнольд утвердительно кивнул.- Татар уже нет Арнольд, всё нет, и скоро даже евреев не будет, не будет и армян, не будет арабов, и ничего менять не надо - это пустая трата времени, Арнольд. Ведь Арнольд не только татары исчезли, исчезли многие нации, и большие и маленькие, мы все скоро смешаемся и будем одной семьёй. Большой семьёй. Когда были нации, только из-за этого устраивали геноциды, убийства, просто так, потому что когда-то давно кто-то кого-то убил. Согласись Арнольд это глупо. Да было и хорошее, не спорю, но из-за этого мы сами себя чуть не истребили. Бомб ядерных только хватало несколько десятков раз уничтожить нашу планету. И глобализация решила эту проблему, и, большое, за это ей, спасибо.

    Старик Армянин, внимательно слушавший доводы сторон, решил вмешаться:

    - Мне кажется, мы немного не о том спорим. Причём тут войны? Разве их причина только национальности? Разве сейчас нет конфликтов? Преступность сейчас очень высокая, мы всё ещё не справляемся с наркоманией, алкоголизмом, и никто не отменял с исчезновением наций зависти, ненависти только потому, что кто-то не похож на тебя, а даже наоборот, появилось много организаций, которые просто убивают людей, да и не просто убивают, а убивают жестоко. Эти проблемы не в прошлом. Много гениальных писателей, учёных, начинали творить не для себя, а для своего народа. Таких армян было очень много. И повторюсь, сложно сказать хорошо ли это или плохо исчезновение наций, но попытки возрождения наций ничего плохого в себе не несут. А даже наоборот, только расширяют кругозор человека, и поймите, что без истории невозможно строить будущее. И повторюсь, что заниматься изучением уже погибающей своей культуры не помешает вам заниматься спасением мира, и ничего вы не запутаетесь, и времени у вас на всё должно хватить. Не хотите возрождать, как хотите, но те, кто сейчас делают что-то, потом добьются большего, чем вы, я в этом уверен.

    Наступило некоторое молчание. Слова старика заставили призадуматься всех, кто-то уже раздумьями был в облаках, кто-то судорожно думал, что бы ответить.

    И, наконец, тихо начал Фредерик, считавший себя ответственным в этой дискуссии.

    - Но мистер Чихоян, если всё это станет глобальным, ведь эти проблемы вылезут. Да есть человеческие качества, которые мешают развитию человечества, но мне кажется, что именно какое-либо деление вызывает обесчеловечевания этих качеств.

    - Нет, молодой человек, вы ошибаетесь, каждый народ несёт в себе мудрость, накопленная поколениями, которая и помогает бороться против этих качеств. И ещё все качества человека, так или иначе, по-моему, помогают развитию человечества.

    Потом они ещё очень долго спорили, и стало понятно, что этот вопрос очень сложный и, наверно, над ним надо думать очень много. И под конец, как сказал старик армянин, доводы обеих сторон сильные, и нельзя сказать, что кто-то прав, а кто-то неправ. Но то, что все присутствующие здесь задумаются, может принести к очень хорошим результатом. Ещё он добавил, что остался доволен, и ему хочется верить, что в век, когда традиции умирают, будут всё же те, кто будет верить во что-то святое, настоящее, и будет во имя неё творить, и будет готов даже умереть.



    Глава VIII.

    Вот наконец-то настал день конгресса. Много надежд Арнольд возлагал на это день. Он уже мысленно много раз представлял, как этот конгресс проходит, как он узнаёт многое про свою нацию, про свою историческую родину. Они уже договорились, что каждый желающий может выступить. Выступать захотели семь человек, они выступали по темам, по которым хотели. Арнольд выбрал тему про политические движения, партии татар. На конгресс татар должно было приехать примерно сто человек. Среди них были и представители других национальностей, которые были гостями конгресса, и многие из них помогали устроить этот конгресс.

    В день конгресса Арнольд поехал в Казань. С развитием технологий не составляло труда за короткий промежуток времени приехать в любой уголок земли, и поэтому он достаточно быстро приехал в Казань. Казань сейчас это был обычный провинциальный город, который является вторым городом Приволжского округа. Россия из-за огромной территории, после объявления присоединения к Федерации Мира, распалась на десять округов. Но некоторые полномочия всё же осталось и у России, как экс-государтсва и полноправного члена Федерации Мира, какими не являлись округа.

    Арнольд уже был наслышан, что в этом городе ещё остались памятники его нации, несмотря на то, что многие из них уничтожались, или теряли своё истинное лицо.

    В программе конгресса было прогулка по Казани, и поэтому Арнольд сразу направился в кафе, которое они снимали для конгресса. Он собирался немного поговорить перед конгрессом.

    В кафе уже собрались люди. Некоторых из них Арнольд знал виртуально, некоторых вообще не знал. Поздоровавшись, он сел за стол. Здесь были старые и молодые, у всех у них были разные взгляды, разные идеи, разные вкусы, которым они служили. Но здесь они как будто были родственниками, и все они мирно беседовали на разные темы, спрашивали друг у друга, откуда они узнали про свою нацию, спрашивали мнения о запрете аппарате Родлера. И мнения их в основном совпадали, и атмосфера дружбы только крепчала. И всё это радовало Арнольда, он всё больше убеждался, что он был прав.

    Конгресс начался, и открывал его старейший участник, татарин, живущий в Казани. Его звали Маратом. Он пришёл на конгресс всей семьёй. Он был одним из организаторов конгресса, и было видно, что он немного волновался, как будто сегодня происходила встреча, в котором решалось вся его жизнь.

    - Исэнмесез кардэшлэр - начал он.- Это значит на нашем языке «здравствуйте братья». Я это так сказал, потому что всех вас я на законных основаниях могу считать своими родственниками. Мне очень приятно, что сегодня здесь собрались те, кто хочет возродить нашу нацию. Знаете, 20 лет тому назад мы уже пытались создать общество возрождения татар, и даже созывали конгрессы. Но это общество оказалось непродолжительной, и когда она распалась я, уже потерял все надежды на будущее моего народа. Знаете, я всё ещё помню слёзы в глазах моего деда, который умирал со слезами, видя, что его нации, татар уже нет. Видя эти слёзы, я много думал, а зачем она нужна нация? Зачем ради неё творили, ради неё готовы были отдать всё самое дорогое, и даже готовы были умереть? И мне всегда вспоминались слова моего деда, он говорил что «Твой народ это твоя семья». Твой народ это твой родитель, это твой брат, это твой воспитатель, это твоя сестра, и твой ребёнок. Многие из вас, наверно, уже знают о том, что наш нация, как и все нации, дало многое этому миру, дало многое для его развития. И многие из тех, кто считались самыми достойными сынами нашей нации, чьё существование и работы помогали нашей нации, спасали наших предков и дали нам жизнь, сейчас забыты. И, по-моему мнению, главным смыслом нашего конгресса является изучения нашей истории, ведь только так мы сможем полностью понять себя. Этот конгресс, по-моему, должен пройти под девизом «вспомним себя». Кто согласен с этим?

    Предложение Марата абыя, так он просил себя называть, нашло большую поддержку, которую участники выразили овациями. Потом дали слово девушке из Австралии, которая узнала о том, что она татарка из аппарата Родлера, и уже выучила некоторые слова на татарском. Потом выступал учёный из Финляндии, который много уже узнал о татарах, так как с детства знал о том, что он татарин. Затем дали слово Арнольду, как одному из организаторов и инициаторов конгресса. Хоть Арнольд и волновался, но всё же пересилил себя. Он долго думал о том, что он расскажет, если ему дадут слово на конгрессе, поэтому он начал достаточно уверенно:

    - Исэнмесез, татарлар. Наверно вы все уже знаете смысл этих слов. И я верю это только начало и скоро, мы с вами все, если постараемся, будем разговаривать на татарском. Некоторые из нас, уже, хоть и плохо, но могут кое-что сказать на своём родном языке. И это внушает нам оптимизм. Ведь известно, что во многих религиях, верят, что человек умирая, попадает в другой мир и следит за своими детьми и родными оттуда. Мне, именно сейчас, хочется в это верить. Ещё мне хочется верить в то, что наши предки смотрят на нас из того мира и радуются тому, что мы пытаемся возродить нашу нацию, и, возрождая свою нацию, мы возрождаем и их, в наших сердцах и мыслях. И ещё одно, многие из нас, в том числе я, узнали о своей нации, из аппарата Родлера. И поэтому я считаю правильным написать письма против запрета аппарата в разные инстанции, и принят декларацию в поддержку этого аппарата. Мы хоть так, но должны бороться за своё будущее. Ведь сколько татар не знают о том, что они татары, и если запретят этот аппарат и никогда и не узнают.

    Все согласились с Арнольдом, и решили, что декларацию примут в последний день. После Арнольда дали слово, татарину из Англии. Он приехал в конгресс с сыном и внуком с Исламом, который самым первым написал Арнольду. Он предложил создать совет на год, который будет проводить работы от имени конгресса, в совет войдут люди, которые захотят туда войти. Ещё предложил создать свой бюджет, на средства которого будут проводиться конгрессы, встречи на разные темы, устриваться национальные праздники. Идею старика тоже все приняли с радостью.

    Потом ещё выступали руководитель общества «Туран», и предложил сотрудничество, затем дали слово заместителю комитета малых народов, и активисту общества тюркские народы.

    Первый день конгресса закончился чаепитием, в котором всех угощали национальной кухнёй татар, которая всем понравилась. Выступал ансамбль, который уже много лет изучал и исполнял музыку татар. Когда исполнялись некоторые песни Арнольду, казалось, что он кровью чувствует в них что-то родное, что-то своё, и был уверен, что и все участники конгресса это чувствуют. Особенно ему понравилось песня «Туган тел», которая была посвящена их родному языку, и слова были написаны одним из величайших татар всей их истории, великим Габдулла Тукаем.

    В этот день Арнольд был счастлив, как будто сегодня он делал что-то очень хорошее, как будто прикоснулся к чему-то близкому и святому. Таких дней бывает очень мало в жизни человека. Арнольд был счастлив еще, потому что сегодня он узнал много про свой народ, познакомился со многими хорошими людьми, которых интересовало то же, что и его.

    Вечером они все пошли в гостиницу, где сняли несколько номеров. Придя в свой номер, который каждый участник снимал сам заранее, Арнольд сладко заснул, радуясь тому, что и завтра он сможет провести день так же, как сегодня.



    Глава IX.

    На второй день был запланирован прогулки по городу Казань, затем они поехали в город Болгар, который тоже был давние времена столицей государства татар. Эти места очень понравились Арнольду, хотя он и понимал, что здесь мало чего осталось от этих городов. Время всё разрушило.

    Учёный из Финляндии, которого звали Альбертом, много интересного рассказывал участникам конгресса. Рассказывал что Болгар, и ещё один город Биляр были в Европе крупнейшими городами. И государству со столицей в Казани, и государству со столицей в Болгаре подчинялись некоторые народы, такие как башкиры, чуваши, мари. Он рассказал, что и сейчас известен один поэт, писатель времени Болгара, которого зовут Кол Гали. Рассказал, что татары при завоевании Казанского ханства, сражались храбро, и долго не сдавались. И что ещё долго после завоевания не утихали восстания, и такие восстания вспыхивали и после, и в памяти народа долго оставались их имена.

    После этих занимательных прогулок, они снова собрались в кафе. Сегодня те, кто готовил выступления, выступали. Среди выступавших людей был и Арнольд.

    Сначала выступал Марат абый. Он выступал на тему татарский язык. Вот некоторый отрезок его выступления.

    «Татарский язык входит в кыпчакско-булгарскую подгруппу кыпчакской группы тюркских языков, алтайской семьи. По данным ЮНЕСКО, татарский язык относился к 14 наиболее коммуникационных языков мира. Это объяснялось тем, что тюркские народы могли понимать татарский язык.

    Согласно Конституции Татарстана, татарский язык, наряду с русским языком, являлся государственным языком в Республике Татарстан. Но потом это статья отпала, из-за того, что татарского языка не стало. Я считаю, что было бы правильным попытаться восстановить татарский язык на территории Татарстана и затем требовать сделать его государственным языком региона».

    Затем выступал учёный из Финляндии, Альберт. Темой его выступления было участие татар в восстаниях, и самые известные главари восстаний. Вот и его отрезок:

    «С момента завоевания, татары поднимали много восстаний. Этому было много причин, это и попадание под власть правителей, у которых была другая религия, и были попытки насильственной христианизации татар, это и социальные причины, когда татарские крестьяне оказывались с оружием в руках у более богатых татар, которые были не согласны с политикой Русского государства. А крестьяне, оказались под двойным давлением, с одной стороны под давлением чужого им государства, с другой своей же знати, и многие в плохих условиях жизни винили только государство, которое их завоевало. И надо сказать, и правительство к инородцам относилось очень негативно. Ещё одной причиной, было то, что народ ещё не забыл о том, что у них было своё независимое государство. Они не только об этом не забыли, но и имели пример своих братьев, казахов, крымских татар, бухарцев, которые ещё сохраняли своё государство, хотя и их постигло вскоре та же участь. В истории известны восстания под предводительством Мамыш-Бирде, Сеита-Тюлекея Кучума и Алдара, Акая и Килмэка, Батыршы. Также татары активно участвовали в восстаниях общероссийских, таких как восстание Степана Разина и восстание Пугачёва. В разное время причины восстаний были разными, но то, что в стране были ещё те, кто в своих жилах хранил преданность к своей земле, народу. И они в любое время могли идти за него в бой, говорит о том, что наш народ жил, не согласившись с участью раба и гостя в своей земле».

    После учёного выступала девушка Сидни из Австралии. Она говорила о будущем татар, что может их ждать, какие у них шансы выжить. Вот отрезок её выступления.

    «Сейчас мы словно заново родились. Но есть ли у нас будущее? Или мы похожи на столетнего старика, после тяжелейшей аварии, который вроде бы и выжил, но никто не ждёт долгой счастливой жизни от него. Или даже на него не похожи? Вот такие вопросы, наверно, мучают нас всех. За счёт чего татары могут выжить в то время, когда от наций не остаются и следов? Эти тяжкие думы заставили написать эту работу. Сегодня, несмотря на некоторые положительные процессы с изобретением аппарата Родлера, нации уходят уже из истории, они уже превращаются в прошлое. Теперь очень много тех, кто хочет сделать из нас одну общую семью. Хорошо это или плохо можно спорить вечно. Мне же кажется что, как и в очень большой семье с воспитанием детей будут трудности, так и мир, которому придётся воспитывать слишком много людей, не справится с этим. Или справится, воспитав одинаковых во всём людей. Увы, мир унифицируется. Этого наверно замечают многие из вас. Но одно для меня ясно, если мы хотим выжить как нация, нам надо консолидироваться в одних местах. Несмотря на то, что сейчас в любой день можно поехать хоть в другой край света, я считаю, что выход только в этом. При этом я не говорю, что мы должны к этому приступить прямо сейчас, можно и позже, а сейчас нам надо создать общества. Где татарин каждый день или хотя в несколько раз в неделю мог видеть татарина.

    Будущее невозможно без семьи. Это очень тяжелый вопрос. Захочет ли татарка жить именно с татарином. А если он будет жить не с татарином, будут ли его дети татарами? Дети это то, что связывает нас с будущим, только зная, что у нас есть дети, мы верим в светлое будущее, и живём в этом мире. Так как в детях живёт чуточку нас. Как же тогда возродить нацию? Отказаться от любви и женится на татарах, и учить их татарскому языку. Или просто в будущем надеяться на аппараты типа Родлера?

    Как умно раньше говорили, без языка нет нации. У нас пока нет языка, который пользовался бы нами, как средство общения в семье, как средство общения с сородичами. В первую очередь нам надо возродить язык. Для этого думаю надо создать курсы татарского, и активисты конгресса будут в нём учить свой язык. Затем, более или менее выучив свой язык, ученики этих курсов могут организовать курсы в разных концах земли. В информационный век необходимо широко разрекламировать это. Это один из главных шагов, который должен быть нами сделан.

    Второй шаг, который необходимо сделать, это консолидация татар желательно в исторически наших землях. Это нам надо следует делать постепенно. Но ориентировочно с землями нам надо определиться уже в следующем конгрессе».

    Выступление Сидни, вызвало больше всего споров, так как это касалось будущего. Но многие поддерживали эти проекты, и уже в решениях, которые будут приниматься завтра, они собирались их серьёзно обсудить.

    Следующим выступал Арнольд. Темой его выступления было политические движения, партии татар. Отрезок выступления Арнольда:

    «Как было уже сказано, татары после завоевания ещё долго воевали за свою свободу. В начале XX века, когда русские императоры дали некоторые политические свободы населению, в том числе некоторые свободы и инородцам, в 1905 году была создана политическая партия, которая называлась Иттифак эль-мослимин. Инициаторами создания этой партии были татары, хотя эта партия представляла в первую очередь мусульман, которых в тот момент в Русской империи были около 20 миллионов. Эта партия выдвигалась на выборы в Государственную Думу, и кандидаты, которые прошли, потом основали там мусульманскую фракцию. Вообще в начале XX века, татары были главной движущей силой мусульманского движения России. Затем после февральского переворота, во время анархии в Российской империи, татары основали Культурно-национальную автономию, и даже собирались объявлять независимость. Но власти Советов, уничтожили Милли Меджлис, национальный парламент, который был высшим органом в автономии. Многие яркие представители этого времени были вынуждены уехать заграницу. После окончательного прихода к власти большевиков, национальное движение татар заснуло на 70 лет. Эти 70 лет принесли много вреда татарам, но всё же к началу 90 годов XX века, когда могущественная держава СССР начала распадаться, национальное движение татар снова активизировалось. В 1988 году был образован Татарский общественный центр. В том же году от него отделилась Татарская партия национальной независимости Иттифак, и союз татарской молодёжи «Азатлык». Эти партии были радикальнее ТОЦа, например, Иттифак требовал независимости Республики Татарстан, и требовал сделать единственным государственным языком татарский. Причин такого роста национального движения было много, такая как ослабление СССР, незабытая история, сильно повлияли также события и книги, написанные ещё в начале XX века. Даже был принят суверенитет республики Татарстан, своя конституция. Но всё же республика не смогла стать независимой, даже, несмотря на то, что в референдуме о независимости, было набрано нужное количество голосов. Национальное движение начало слабеть и слабеть, а Татарстан стал обычным субъектом Российской Федерации. И примерно через двадцать лет всё это уже было забыто. Затем были ещё попытки возобновить национальное движение, и оно возобновлялось, но большого размаха достигнуто не было. И нация татар стала одной из самых быстро исчезающих наций в мире. Этому было несколько причин, во-первых, то, что татары были разбросаны по всему миру. Во-вторых, татары городов, потеряв связь с традициями, стали быстро терять свою национальную индивидуальность. Но то, что татары были разбросаны по всему миру, всё же сыграло и положительную роль. Сейчас татары могут найтись в любом конце земли. Например, у меня родителя оба являются татарами, хотя об этом не знали. И словно кто-то свыше познакомил и сделал их одной семьёй. И знаете, это меня убеждает в том, что нам кто-то помогает свыше, и если это надо небесам, я сделаю всё от меня зависящее. Некоторые сведения могут быть не совсем точными, так как в Интернете в разных источниках разные сведения. Это всё, что я понял из того, что смог найти».

    Затем выступали дед Ислама, Газинур бабай, так он просил себя называть. Он выступал на тему: татарская литература и его крупнейшие деятели.

    Затем выступал сам Ислам и попытался сделать список самых великих татар по его мнению.



    Глава X.

    На третий день, они собрались, чтобы принят решения, вынесенные конгрессом. Сначала создали совет. Туда вошли восемь человек, в том числе и Арнольд. Председателем совета был выбран Марат абый. Этот совет должен был отчитываться перед конгрессом каждый год, и сообщать о своей деятельности через сайты, которые они тоже решили создать. Потом решили создать фонд, и сделать туда пожертвования столько, сколько каждый сможет. Ответственным за фонд был выбран инициатор его создания, Газинур бабай, который тоже входил в совет. Решили, что этим советом будут созданы курсы в Казани по изучению татарского языка, где сначала все будут изучать язык вместе, с помощью тех, кто уже немного знает, а те, что не знают, решили постигать сами. Слава богу, время этого позволяло. Ответственным за курсы был поставлен Марат абый, как председатель совета. Затем было принято решение о протесте против запрещения аппарата Родлера, и отправления его во все инстанции. В этом протесте объявлялось, что они будут принимать участия во всех мероприятиях направленных против запрета. Также решили, что все кто смогут, придут на крупную забастовку, которая пройдёт в городе Нью-Йорк. На которую хорошо было бы прийти со своими флагами, чтобы показать, пользуясь случаем, о том, что они существуют. Решили, что флагами станут: государственный флаг республики Татарстан и зелёный флаг с изображением белого волка, который был по утверждению Альберт абыя тотемным знаком древних тюрков, и который был использован татарами, как свой символ.

    И под конец решили, что в это же время на следующий год пройдёт второй конгресс. Организация его ложилась на плечи совета. Следующий конгресс решили организовать своими силами, на средства фонда.

    Конгресс закончился гимном республики Татарстан и песней «Туган тел». Решили, что они теперь станут гимнами конгресса.

    Конгресс, как потом многие признавались, был очень продуктивным. Он открыл многим участникам свою нацию, и можно сказать, что конгресс полностью оправдал свой девиз, «вспомним себя». Многие нашли новых друзей, некоторые почувствовали себя капелькой этого народа. Энтузиазм активистов, и доброжелательная атмосфера конгресса, дала многим оптимистические надежды на будущее, и многие были уверены, что у этого народа есть будущее. Эту уверенность и радость за татар выразили и гости конгресса, сказав, что это конгресс, по их мнению, прошёл просто замечательно.

    Лично сам Арнольд теперь определился местом учёбы, так как он уже закончил 12 классов, и скоро у него начинались экзамены, и ему надо было определяться с местом продолжения учёбы, и он решил поступать в Казань на политолога. В Казани был хороший и древний университет, который многое дал татарскому народу. Этим он убивал двух зайцев, с одной стороны получал здесь образование, а с другой, он переезжал или вернее, возвращался на земли, откуда были родом его предки. Арнольд понимал, что родители будут против такого решения. Да и поступить ему сюда будет тяжелее, так как он учился в техническом классе, и имел там успехи. Но он решил уже, что сделает всё возможное для возрождения своей нации. И он понимал, что он уже остыл к техническим предметам, теперь они его уже не очень интересовали.

    После окончания конгресса, Арнольд долго ещё разговаривал с членами совета. Он им рассказал, что хочет поступить в здешний университет. Остальные члены, которые жили не в Казани, тоже подумывали переехать сюда. Они взяли контакты, по которым могут связаться друг с другом и разошлись, вернее разъехались.

    Уже в то время, когда Арнольд возвращался домой, он подумал, что эти три дня были теми днями, которые на него оказали самое большое влияние. Они изменили его жизнь. К хорошему это или к плохому теперь покажет только конец, а может быть середина пути, если он поймёт, что сделал ошибку. И по этому пути ему надо было теперь идти.



    Глава XI.

    Приехав с конгресса, Арнольд первым делом сказал родителям о решении, который он принял. Родители были категорически против такого решения. Они говорили, что это рушить все их планы, что это против системы образования. Но Арнольд уже твёрдо решил, куда он поступит, чтобы продолжить обучение. Брат, приехавший к ним в гости стал убеждать Арнольда в том, что в политике теперь нет будущего. «В это время нет политики. Политики, как люди, сейчас это клоуны, которые вынуждены развлекать людей или выполнять грязные поручения людей, у которых реальная власть. Разве ты сам этого не видишь? Все серьёзные и главные проблемы решают учёные. И самая большая проблема, которая может нас уничтожить, это проблема с экологией, и в борьбе, за её чистоту ты провёл много лет. Ты уже не новичок в этом, и человечество нуждается в таких людях, как ты». Но Арнольд был твёрд, убеждая их в том, что он уже к этому остыл. Но родные всё давили на него, в надежде переубедить. «Ведь можно заниматься экологией, при этом не оставляя своё хобби, которым у тебя является твоя нация. Ведь они не противоречат друг другу. Зачем тебе политика?» так говорил отец, при этом обидев Арнольда словами «твоя нация», не считая её своей, и сравнив дела их нации с простым хобби. И при этом всё чувствовали, что не понимают друг друга. Родители проклинали аппарат Родлера, внёсший в их семью разногласия. А Арнольд расстраивался, не понимая родителей, которых их нация совсем не волновала. Они словно смотрели теперь на мир разными глазами.

    Отчаявшись, переубедить сына, родители всерьёз начали подозревать, что с психологией их сына, что-то не в порядке. Они предполагали, что пулевое ранение нанесло ему глубокую психологическую травму, результаты которой наблюдаются сейчас. Они решили показать его психологу, чем Арнольда обидели ещё сильней. Арнольд всё больше чувствовал, что его родители теперь ему уже чужие люди. Однако психолог сказал, что Арнольд абсолютно здоров. Но между семьей и Арнольдом уже была воздвигнута стена, которую вроде бы сломать можно, только никто этого делать не хочет, оставляя эту работу другой стороне.

    Хорошо сдав экзамены, Арнольд поступил в университет в Казани. Даже смог поступить при помощи знакомых с конгресса и активистов группы тюркские народы на бесплатной основе. Сейчас высшее образование бесплатно могли получить лишь очень и очень талантливые дети, и то если их признавали бедными. Университеты стали теперь фирмами, дающими образование. И можно сказать Арнольду повезло. Арнольду поступить в технический вуз уговаривали не только родные, но и учителя, так как Арнольд был одним из самых лучших учеников технического класса. Но Арнольд был твёрд, и шёл по пути, который он сам считал правильным.

    Когда Арнольд уезжал в Казань, он поссорился с родителями, которые всё же не смогли принять выбор Арнольда, считая, что он совершает большую глупость. Мама Арнольда, когда он уже собирался уходить, кричала:

    -Кто тебя воспитал, твоя нация или я? Почему ты всем жертвуешь ради неё?

    -Потому что я люблю свою нацию, и считаю, что я ему обязан служить. А вы этого не понимаете.

    -Если ты клянешься что любишь свою нацию, то пойми, что любовь должна быть выстрадана, а не должна быть любовью к тому, что создано у тебя в голове, а ты эту любовь выстрадал? Ты уверен, что это не только временное увлечение? Ты уверен, что ты любишь именно реальность, а не то, что придумано тобой?

    - А что любовь к родителям тоже должна быть выстрадана? Я не страдал, значит, любовь к вам тоже временное увлечение?- Возражал маме Арнольд.

    - Любовь к родителям передаётся по крови. А любовь отчизне и к нации должна быть выстрадана, или дана воспитанием. И того, и другого у тебя не было. Лучше слушайся родителей, сынок. Мы ведь тебе плохого не желаем.- Мама Арнольда, уже применяла последние возможные методы по удержанию сына, от глупого, по их мнению, шага.

    - Мам, ну ты же понимаешь, что ты говоришь глупости. Мой народ, это как моя мама, то есть как ты. Раньше именно нация рождала личностей, и родители были частью этой нации. Всего лишь частью, понимаешь. Теперь человек превращается животное, которому нужны лишь наслаждения. Именно национальные традиции и религия смогут нас спасти. А религия без нации не сможет жить, существовать масштабно. Всё мам, не удерживай меня. Я ухожу.- Этими словами он взял свои вещи и направился к выходу.

    -Ты хоть сам в будущее татар веришь, а?- Уже на пороге крикнула ему мать.

    - Да, мам. Верю всем сердцем.- И этими словами он ушёл.

    По дороге он долго думал, почему родители его решение приняли, как трагедию. Вроде он и в гости сможет к ним приезжать. А если не получится с политологией, он ведь в любое время сможет перейти на обучение в экологию. Да это было бы тяжело, но не настолько же смертельно. Да и Арнольд в школу пошёл раньше, и у него был временной запас. А родители теперь воспринимают слово татары, чуть ли не как синоним слова зло. Может родители, что-то чувствуют? Да и сам Арнольд, в душе чувствовал большой дискомфорт. Но пытался себя успокоить и старался не думать о будущем, которое почему-то его пугало.




    Глава XII.

    Арнольд уже три года жил в Казани. Здесь жили теперь уже все члены совета, который сейчас уже очень расширился. Уже три раза был проведен конгресс татар. И число участников росло, так как хоть и аппарат Родлера был запрещён, но шум, поднятый им, сделал его популярным, и появились нелегальные аппараты, и некоторые люди зарабатывали так деньги, хоть и правительство боролось с этим довольно-таки жестко.

    Совет конгресса татар, благодаря своей активности, добился решения многих задач, которые им ставились. Во-первых, в Северной Америке, Европе, Азии и в Австралии работали курсы изучения татарского языка. Во-вторых, принимали активное участие во всевозможных митингах, таких как против запрета аппарата Родлера, за создание парламента национальностей. Инициатором создания парламента было общество французов, которые предполагали так сохранить национальные языки. По их мнению, этот парламент должен был обладать правом не только законодательной инициативы, но и правом разрабатывать законы и одобрять или запрещать принятие других законов, которые принимал парламент Федерации мира, которая уже состояла из двух палат. Участие татар на митингах со своими эмблемами, сделали их довольно известными, что стало рекламой их конгресса. Всё это дало уже видимые результаты, число участников конгресса реально увеличилось. В-третьих, в Казани была открыта мечеть, так как большинство активистов конгресса и совета, решили принять религию своих предков, считая, что это необходимо, чтобы понять свою нацию лучше. В Казань был приглашён, мулла из Аравии, где это религия имела большую популярность. Мулла приехал, сюда захватив несколько своих учеников. Также с помощью него несколько верующих молодых участников конгресса были отправлены на учёбу в Аравию. Арнольд тоже часто посещал мечеть, и ему очень нравились рассказы о религии, которые рассказывал мулла желающим.

    Арнольд был одним из самых активных членов совета. Арнольд также и в университете был одним из лучших студентов. Он уже дал несколько интервью разным журналам и телевидении. С семьёй он помирился. Несмотря на то, что родители всё же не теряли надежды, что их сын станет экологом, теперь они уже не возражали против того, что скоро Арнольд возьмет диплом политолога. В Казани Арнольд мог спокойно изучать свою нацию, и уже многое узнал. Многое рассказывали Альберт и Марат абый, и они вместе собирались написать книгу про свою нации. Им уже поступали выгодные предложения с разных концов света, так как неизвестные нации интересовали людей, благодаря активизации наций во всём мире.

    Казань до этого была обычным городом, столицей региона Татарстан, который, однако, не имел никаких прав, поэтому этот регион, как и все регионы России, был чисто символическим. Город имел хороший университет, который, однако, не входил в самые лучшие университеты мира. Этот город ни чем не был знаменит, так как таких городов было много. Но с появлением здесь общества татар, этот город стал интересовать людей со всего мира. Конгресс первым начал изучать и распространять материалы по истории города, который был тесно связан с историей татар и русских. Здесь прошли некоторые мероприятия, кроме конгресса татар. Здесь прошло съезд тюркских народов, инициаторами проведения этого съезда был конгресс татар. Проведения мероприятий, приезд туристов, учёных со всего мира, повысили статус этого города и материальное положение горожан, сделали этот город знаменитым, и это повысил авторитет конгресса среди населения. Так же в самом городе нашлись татары, и те, кто был уверен, что он татарин, хотя не мог удостовериться в этом с помощью аппарата. Они предложили совету конгресса создать общество в городе, которое будет подконтрольно конгрессу, но будет действовать как политическая партия. После некоторых обсуждений было принято решение, что этот вопрос будет поднят на конгрессе, и там будет принято окончательное решение. Так как у тех, кто хотел создать эту общество, были желание сделать регион Татарстан независимым от России и Поволжского округа, то есть полноправным субъектом Федерации Мира, это вызвало много споров. Большинство жителей Татарстана это предложение поддержали, так как экономически и политически это было выгодно для них. Даже появилось общество простых граждан, не имеющие национальные причины, которые выступали за независимость Татарстана, и они тоже были заинтересованы в увеличении авторитета и влиянии конгресса татар, и всячески им помогали. Но такие настроения вызвали недовольства не только в России, но и во всём мире. Правительство Федерации Мира было этим обеспокоено. До этого они особо не препятствовали осуществлению мероприятий татар, не видя в этом опасности, мешая только особо крупным нациям, а тут активность этих татар вызвал уже большой, опасный прецедент. Они не могли этого допустить.

    Поэтому вскоре в городе появились общества, которые выступали категорически против национальностей, считая это гибельным для мира. Они имели радикальное крыло, которое было готово силой отстаивать свои взгляды. Город превращался в поле битвы, в котором сталкивался весь мир. В город всё чаще приезжали люди радикально настроенные, разных взглядов: националисты и антинационалисты. В городе то и дело вспыхивали драки, происходили убийства, поджоги, и это обсуждалось во всём мире. Правительству мира надо было действовать быстрей, так как это всё могло иметь очень тяжёлые последствия.

    Но такая ситуация была не только в Казани. Кровавые драки, столкновения, убийства происходили во многих регионах. Мир словно сошёл с ума. Антинационалисты ненавидели всем сердцем националистов, даже не имея причин такой ненависти. Сам Родлер, создатель аппарата, выступил речью, говоря, что он не ожидал, такой кровавой реакции, и ему не понятно позиция антинационалистов, но он бы не стал создавать этот аппарат, если бы знал, к каким последствиям это приведёт.

    Арнольд оказался в самом сердце этой битвы. Антинационалисты уже несколько раз пытались напасть на активистов совета, в том числе и на Арнольда, которому пока везло. Арнольд уже несколько раз попадался на митингах на драки, в некоторых из них и он сам участвовал. Но в душе у Арнольда было неспокойно. Он не поминал людей, которые были готовы его убить только за его взгляды. Видя, что число таких людей в городе растёт быстрыми темпами, он пугался, и не знал, что ожидать от будущего. Он уже скучал по тем временам, когда они работали мирно, не вызывая не у кого злобы, а даже вызывая только одобрение. Но, наверно, они теперь зашли слишком далеко, и он не знал, есть ли будущее у конгресса, в которое после первого их них, он так свято верил.



    Глава XIII.

    Казань всё больше и больше превращался в опасный город. Родители уже несколько раз и уговорами и приказами пытались вернуть Арнольда, боясь, что с ним может произойти что-то ужасное. Арнольд понимал родителей, ему было жалко родителей, но он не мог бросить товарищей.

    Арнольд уже с момента нападения на него Базеля носил с собой пистолет, который ему купили родители. Это был пистолет для обороны, но знающие люди его могли сделать и оружием убийства. Когда в Казани стало опасно, Арнольд решил обратиться к таким людям. Он теперь не только оборонялся, но мог и напасть.

    А нападения на него и на его товарищей уже совершалось. Несколько раз чуть не был сожжён зал, где заседал их конгресс. Несколько раз здесь проходили обыски, когда, например, был сожжён зал, где собирались антинационалисты. Особой трагедией стало убийство Альберт абыя, которого застрелили, когда тот нёс книгу, написанную им, к заказчикам. Книгу всё же донесли до заказчиков, и она была выпущена, и, увы, смерть Альберт абыя стала хорошей рекламой. Но совет потерял очень важного для них человека. Арнольд и сам очень переживал, так как он уже привязался к нему. Он не понимал тех, кто им мешает, ведь они же никому не мешают, не убивают, просто стремятся к знаниям. А их сравнивают с самыми жестокими убийцами, обвиняют в преступлениях, которые могут уничтожить мир.

    Однажды, осенью, когда Арнольд сидел в квартире, которую он снимал, и он в окошке увидел, что толпа людей, со знаками антинационалистов, и закрытыми под чёрными масками лицами, идут в сторону мечети. С окон этой квартиры мечеть была хорошо видна. Заподозрив, что сейчас может произойти что-то ужасное, Арнольд быстро позвонил некоторым активистом совета, полиции, а сам побежал, туда пытаясь их остановить. Выйдя на улицу, Арнольд увидел, что его подозрения подтверждались, антинационалисты пытались поджечь мечеть. Мулла и несколько его учеников, пытались остановить их, но те стали избивать их, что вынудило Арнольда, не дожидаясь помощи, приступить к действиям. Он взял попавшую ему под руку деревяшку и набросился на антинационалистов. Подбежав, Арнольд стал орать, так как он где-то слышал, что крик пугает людей, и ударил деревяшкой первого попавшего. Увы, деревяшка сразу же сломалась, не причиняя никакого вреда антинационалисту. Арнольд сразу же был повалён на землю, и несколько антинационалистов, стали его избивать. Но самое для Арнольда ужасным было то, что он видел, как горела мечеть. Не имея сил сопротивляться, Арнольд скоро потерял сознание.

    Придя в себя, Арнольд увидел сгоревшую мечеть, и валяющегося всего в крови муллу. Также увидел, что несколько антинационалистов и его знакомые по конгрессу и по разным мероприятиям, тоже валялись на земле. Арнольду и самому было очень плохо. Здесь было много полиции и врачей. Подбежавший к Арнольду Марат абый рассказал, что здесь произошла крупная драка, а полиция приехала слишком поздно. Арнольд понял, что здесь произошла довольно большая драка, так как везде были репортёры разных телевидений. Они хотели подойти к Арнольду, но он прогнал их, так как ему было не до них.

    Марат абый тоже был в напуганном состоянии, так как на него тоже уже было совершено несколько нападений, а тут такое. Мулла и несколько его учеников были убиты, также были убиты несколько антинационалистов, и также активисты конгресса и те, кто им помогал. Прибежав сюда, он больше всего был напуган, увидев валяющегося Арнольда на земле. Он подумал, что он умер. Ведь Арнольд ему уже стал очень близким, стал как сын. Но, узнав, что Арнольд жив, но в тяжёлом состоянии, он был немного обрадован, но, увидев, убитых ему стало очень страшно. Мир и этот город показались ему адом. И он в душе догадывался, кто сделал эту землю такой.

    Марат абый решил пока не говорить Арнольду о жертвах этой драки, полагая, что они только ухудшать его состояние.

    Приехавшая скорая увезла Арнольда. Его состояние было тяжёлым. Он уже по пути в больницу снова потерял сознание.



    Глава XIV.

    Очнувшись, Арнольд первым делом увидел рядом собой родителей. Они сидели, возле его кровати. По их лицам было видно, что они за то время, как Арнольд попал больницу, много пережили. Арнольду снова стало мучительно больно на душе, за то, что причиняет им боль. Подумав об этом, Арнольду снова стало плохо, и медики были вынуждены попросить родителей Арнольда уйти. Арнольд хотел остановить их и сказать все те слова, которые они заслуживали, но не мог, не было сил.

    Когда Арнольду стало не много лучше, он стал обдумывать, что же произошло. И опять у него возникло много вопросов, и так мало ответов. Почему тем, кто напал на мечеть, так не нравились татары? Неужели они думали, что татары, будут претендовать, на что-то большее, чем просто полноправный член Федерации Мира. Или этот прецедент пугал их. Но ведь граждане Татарстана хотели этого, а власти первую очередь должны подумать о них. Да и почему люди с далёких, далёких земель приезжали сюда только для того, чтобы набить им морды? Зачем им это? Ведь когда обвиняют Арнольда и его товарищей в том, что из-за них происходят кровавые конфликты, они не думают, что их на это вынуждают те, кому они мешают. И их поддерживают власти. Это понятно, ведь они дают всякие поблажки антинационалистам и мешают им, татарам. Потом показывают это в таком виде, в котором виноватыми оказываются татары, которые, якобы, хотят захватить Казань. И ещё такими грязными действиями они и заставляют и их, увы, иметь вину. Ведь в конфликте обе стороны всегда имеют вину. Почему мир, живший до этого относительно спокойно, вдруг взорвался? Почему обе стороны, набрасываются друг на друга, не желая поговорить? Ведь и среди сторонников их идей есть такие, которые, своим радикализмом вынуждают стать более жестокими врагов, потом так же жестоко отвечают им и становятся популярнее тех, кто за мирное решение. Ведь даже в совете таких много, больше тех, кто были за мир. Они жестоко ответили за убийство Альберт абыя, и так же и из-за вчерашней драки ответят. И будут расти потом радикалы с обеих сторон, продолжая эту войну, даже забыв идеи, действуя только из мести. А это бесконечный круг, из которого очень трудно выбраться. И для выхода из круга, надо намного больше времени, чем туда войти. И надо ли это татарам? Вряд ли. Ведь это не приводит к развитию и восстановлению языка и культуры, а приводит только к войне. Война ничего хорошего миру не дала. А даже чуть не уничтожила мир, приведя оружию к такому развитию, что уничтожить мир, не составляло труда. И вот снова драка на национальной почве. Люди никогда не знавшие друг друга убивают друг друга, за то, что он думает не так, как он. А вроде бы мир уже научился решать вопросы мирно. Научились, но не решают. Наверно это в природе человека, как одного из представителей животного мира. Может зря, всё это Арнольд затеял? Пошёл бы лучше на эколога, и реально помог бы миру. Хотя бы не был настолько критикуемым, не считался бы врагом для миллионов. Ведь человечество, хоть и ленилось что-то менять, поддерживало зелёных, как-то смогло оно через туман эгоизма, увидеть опасность смерти. Тем более они точно правы. А вот они националисты, пытавшие возродить нацию, увы, правы или неправы непонятно. В этом споре обе стороны в чём-то правы, в чём-то нет. А Арнольд наплевав на мнение тех, кого он любил, сделался националистом, пытаясь возродить нацию, которая уже погибла.

    У Арнольда снова разболелось голова. Чтобы выбросить всё эти мысли из головы он попытался почитать комиксы, научные книги, но не мог. Он вдруг почувствовал, что он не знает, что ему делать. Арнольд всегда отличался уверенностью, и всегда знал, что ему делать в будущем, у него всегда были мечты. А теперь не было ничего. Только страх. Уже сколько их погибло и сколько ещё погибнет. Даже страшно было об этом подумать. Арнольд никогда раньше не знавший смерти близких, тем более не по своей воли, был очень подавлен и напуган. Он не был так напуган, когда получил пулю от знакомого с детства. Может, потому что он от него ожидал такое. А может, знал, что он его точно не убьет. А здесь его могли убить в любой момент. Самое страшное было за родителей. Разве для этого они его растили? Разве он имеет право приносить им такую боль? Все эти вопросы возникали и наносили Арнольду страшную боль, от которой он хотел избавиться, но не мог.

    Вечером к нему опять пришли родители, пытаясь быть весёлыми, но глаза их выдавали. Принесли Арнольду много книг. Там были книг, по политологии, по экономике, по нациям. Они понимали, что сейчас Арнольда надо чем-то заинтересовать, и тогда он быстро выздоровеет. Но Арнольд слишком устал, чтобы чем-то интересоваться. Они поговорили о том, о сём. Но самые главные слова сказали прикосновения и взгляд. Родители ушли, оставляя Арнольда снова со страшными мыслями. Но от них его спас сон, в котором, однако, он тоже видел только ужастики.

    На следующее утро к нему пришёл Марат абый. Сначала расспросив о здоровье, о самочувствии, он рассказал о жертвах, так как Арнольд сам об этом спросил. Узнав о смерти муллы, в душе Арнольда закипела злоба, он хотел убить тех, кто убил муллу, его учеников, Альберт абыя и многих, многих просто так. Из-за этого ему снова стало плохо. Марат абый быстро позвал врачей.

    Когда Арнольд пришёл себя, его поставили перед фактом, что ему придётся на некоторое время покинуть Казань, до полного выздоровления. Арнольд получил сотрясение мозга и серьёзную психологическую травму. Ему было противопоказано волноваться, так как это могло сильно ухудшить состояние. Арнольд был против этого, так как считал это предательством, хотя в душе даже был обрадован, так как эта ситуации постоянного стресса уже замучили его. Но он не хотел бросать тех, кто оставался здесь рисковать. Но когда родители пришли обрадованные таким сообщением, он понял, что он просто обязан некоторое время провести с родителями. Он и так принёс им много горя и сейчас не имел права их расстраивать.

    Уже к вечеру Арнольд уехал домой. На этом настояли родители, увидевшие в новостях, что это земля превратилась в ад. Они не желали и на день остаться в этом аду. По новостям они видели, что Арнольд стал одним из дьяволов этого ада. Хотя они не верили в это, но отношение соседей к ним изменилось.

    Приехав, домой, Арнольд вдруг почувствовал спокойствие, и это чувство было так приятно и радостно. Он чувствовал, что он приехал с войны. Теперь он понимал тех, кто уходил из родных земель, только для того чтобы найти покой. Ведь без покоя нет жизни. Но без войны не почувствуешь покой, не узнаешь что это такое. И получалось, что эти понятия взаимосвязанные и будут идти всегда вместе. Может и в этом и есть причина, злобы и ада, которые правят сейчас в Казани. В голове Арнольда промелькнула мысль «Без войны не было бы человека. Трудности делают человека умней, так что идеальное общество не может быть без войны. А если в идеальном обществе есть война и смерть, какое же оно тогда идеальное?».




    Глава XV.

    Приехав, домой, Арнольд первые дни был очень в плохом настроении. Причинами этого стали, во-первых, то, что по телевидениям и Интернету давалась информация, которая была необъективной, и поддерживала антинационалистов. Во-вторых, же Арнольд всё время переживал за своих друзей. Когда ты сам рискуешь рядом с ними, тогда всё это легче переносить, но когда ты сидишь где-то далеко в безопасности, а они рискуют, то это очень тяжело переноситься. Очень часто связывался с ними, и узнавал события, и думал, что и он должен быть там, чтобы помощь своим друзьям. Так как он один из тех, кто это всё заварил, и он был за это ответственным.

    Первое время он пытался, переубедит соседей и дать им правильную информацию, но потом понял что это бесполезно. Люди уже смотрели на них как на преступников, и считали Арнольда неполноценным человеком, предполагая, что пулевое ранение сделало его таким. Хотя в городе было создано общество армян и китайцев, в целом к ним относились отрицательно.

    Арнольд часто встречал знакомых с группы зелёных, но он не хотел с ними общаться, хотя все они пытались заново привлечь его свою группу, считая, что и они виноваты в том, что случилось с Арнольдом. Арнольда звали на всякие мероприятия, но он не ходил, потому что это ему было не очень интересно. Хотя в Казани они и создали комиссию по защите родной природы, где Арнольд был одним из лидеров, всё же это уже вряд ли могло бы стать только тем, чем он бы занимался всю жизнь. Теперь его интересы были очень широки. И он считал неправильным то, что его бывшая группа зацикливается только в одном направлении.

    Но однажды, он всё же согласился пойти на вечеринку устроенную зелёными. Сначала он не хотел идти, но потом поддался уговорам родителей и брата. Арнольд видел, что его родители очень переживают за него, и ему хотелось как-нибудь их успокоить. И чтобы успокоить родителей он с братом пошёл на вечеринку. Он думал, придёт, посидит чуток и сразу же уйдёт. Он знал, что он будет чувствовать себя не в своей тарелке. Но случилось по-другому. Ребята приняли его очень дружелюбно. Здесь были и его друзья детства, и одноклассники, и друзья, с которыми он подружился позже.

    На вечеринке было много людей, были там и люди, которых Арнольд знал, были и новые члены их группы. Арнольд было удивился, почему так их прибавилось. Оказалось Фредерик, глава зелёных, правильно воспользовался ситуацией, которая возникла возле сообществ, которые хотели восстановить нации, и сообществ антинационалистов. Он выступал против этого всего, чем привлёк много членов. Фредерик всё же выступил против антинационалистов, а против националистов он выступал и до этого. Люди оказавшиеся возле двух огней пытались укрыться от этого огня в группе зелёных. Потом некоторые из новых членов даже становились одними из лидеров их движения.

    Один из новых членов группы зелёных сразу же привлёк внимание Арнольда. Это была девушка ровесница Арнольда, с красивыми длинными волосами и красивыми карими глазами. Она была одним из самых активных в этом вечеринке, всё крутилось возле неё. Её манера говорить, её походка, её шутки были какими то не такими, как у всех. Арнольд весь вечер не мог отвести от неё глаз. У Арнольда сразу же появились мечты, в которых главными героями были они - эта девушка и Арнольд. Арнольд, если разговор заходил о нём, сразу же смотрел на девушку, и очень расстраивался, если она всё это не слушала. После вечеринки эта девушка пошла с ними, так как им было по пути. Девушка разговаривала с братом Арнольда, иногда задавала вопросы и Арнольду. Арнольд отвечал на вопросы, тяжело, еле открывая рот, иногда употребляя неправильные слова, иногда недоговаривал. Арнольд удивлявший раньше всех тем, что мог на ходу придумывать такие речи, которые другие не могли придумать и за месяц, теперь растерялся, и был абсолютно беспомощен. В душе Арнольда кипели чувства, только он не мог понять, что это такое. Всю жизнь Арнольд был лидером, возле него кипели все события. Он всегда поступал, так как считал нужным, и поэтому он был уважаем людьми. А уважаемые люди обычно пользуется популярностью у противоположного пола. Арнольд всегда относился свысока к тем девушкам, которые знали меньше него, а к тем, кто знали как он или больше него он смотрел как на соратника или как на достойного соперника. А на эту девушку он смотрел как на богиню и не мог понять почему.

    Придя домой, он лёг спать, но не мог заснуть. Вдруг его в голове промелькнула мысль, что он влюбился. Если бы людям хорошо знавшим Арнольда сказали, что он влюбился, никто это всерьёз не принял бы. Но в жизни много удивительного, поэтому жизнь и интересна.

    Пролежав несколько часов, Арнольд решил залезть в Интернет. Но и там он сразу же стал искать информацию о ней. Нашёл её во многих местах, оказывается, её зовут Лиза. На сайте группы зелёных, Арнольд всё же решил написать ей, хотя долго не мог заставить этого сделать. Маленький текст он писал целый час, и написав, долго не мог отправит. В письме было написано так:

    «Привет, Лиза. Это Арнольд, которым ты уже встречалась в реальной жизни на вчерашней вечеринке. Вчера я не смог с тобой поговорить, но очень хотел. Может, ты согласишься куда-нибудь сходить со мной? Был бы очень рад. Жду ответа».

    Отправив, он лёг спать, но не мог заснуть, так как сейчас он уже дико боялся будущего, в котором он должен был получить от неё ответ.

    Арнольд ждал ответа долго и мучительно, обманывая себя, что ему всё равно, но каждые пять минут проверяя, не пришёл ли ответ. Арнольда теперь уже не очень интересовала ситуация в Казани и во всём мире, его интересовало, пришёл ли ответ от Лизы. Если он искал информацию, то искал только о ней, если читал книги, мог читать только любовные, представляя вместо главного героя себя, а вместо главной героини её.

    И вот на другой день она ответила Арнольду. В ответе было написано:

    «Здравствуй Арнольд. Признаться, я была удивлена тем, что ты написал мне, ведь ты как-то отрешенно сидел на этой вечеринке. Я много о тебе слышала, слышала, что ты был одним из самых активных членов нашей группы, но потом по какой-то причине ушёл оттуда. Я тоже буду рада с тобой встретиться. Напиши где и когда, я обязательно приду».

    Получив ответ, Арнольд опять почувствовал одновременно страх и радость. У него с будущим были связаны все самые яркие мечты и самые жуткие страхи. Но он понимал, что ему необходимо встретиться с ней. В противном случае он будет жалеть об этом всю жизнь.

    Долго поразмыслив, Арнольд решил пригласить её в кафе, который был недалеко от дома Арнольда. Арнольд раньше часто ходил туда, ему нравилось там обдумывать всякие проекты. И даже живя в Казани, он много раз вспоминал этот кафе и скучал по нему.

    Она согласилась, сказав, что и она живёт от этого кафе недалеко. Встреча была назначена. Оставалось только ждать. А это иногда самое тяжёлое.



    Глава XVI.

    На встречу с Лизой Арнольд собирался очень долго. Этим он удивил родных, которые знали, что Арнольд не очень обращал внимание на то, что он одевал, обычно одевая удобное. Но в то же время они обрадовались, догадавшись, что у Арнольда будет свидание. Они надеялись, что, наконец-то Арнольд станет нормальным человеком, с нормальными интересами, а не политиком, который всё время под ударом. Арнольд раньше обычно все рассказывал своим родителям, считая, что врать им это самый большой грех. Но сегодня он не смог толком объяснить им, куда он идёт. Он стеснялся говорить правду. Он стеснялся за то, что он влюбился.

    Арнольд пришёл в кафе намного раньше, боясь прийти после Лизы. Лиза тоже пришла немного раньше. Поздоровавшись, они сели. Поговорили о том, о сём. Арнольду было страшно смотреть на Лизу, в то же время он этого очень хотел. Заказали ужин. Арнольд в жизни никогда не пил спиртных напитков, но, понимая, что если он и дальше будет так бояться, то ничего не получиться, он решил сегодня выпить. Лиза тоже, оказывается, немного употребляла алкоголь. Немного выпили, и скоро Арнольду стало легче разговаривать с Лизой. Арнольд узнал, что Лиза учиться в институте, сначала училась на строителя, а теперь перешла на эколога. Оказывается, она переехала в Буффало недавно из города Санкт-Петербург, так как поступила здесь учиться. Арнольд узнал ещё много интересного про неё.

    После кафе они решили прогуляться по парку. Арнольд узнал, что и Лиза любит погулять, как и он по парку, подумать. У них было много общего, они оба хорошо знали экологию, они оба готовы были за неё отдать жизни. Оба любили одинаковую музыку, оба любили читать, и в этом у них вкусы совпадали. Так как у них нашлось много общего, Арнольду было легко с ней разговаривать, он наслаждался каждой минутой общения. Потом Арнольд проводил Лизу и пошёл домой, подумывая о том, что ему совершенно не хочется возвращаться в страшный город Казань. А он уже был здоров, и вскоре собирался уехать. Но теперь он уже не мог уехать. Он был готов заболеть ещё раз, лишь бы не уезжать от Лизы.

    Придя домой, Арнольд поговорил с родителями о том что может ему перейти в Буффало на эколога. Родители восприняли эту новость как великую радость, которая так неожиданно к ним пришла. Они тоже не хотели отпускать сына, и с ужасом ждали момента, когда он уедет. А тут его что-то остановило. Они, догадывались, что это девушка, хотя в это им трудно верилось.

    Арнольд стал встречаться с Лизой каждый день. Он уже решил, что перейдёт к ней учиться. Про Казань и события, происходящие там, ему было уже всё равно. А там сейчас события только ухудшались. И не только в Казани ухудшались события. Они ухудшались во всём мире. В некоторых местах доходило до открытых вооружённых столкновений, а несколько национальных группировок начали войну за раскол Федерации Мира. Войска для сохранения мира, так назывались Вооружённые силы Мира, атаковались в разных концах света. Силы, которые хотели расколоть мирно Федерацию Мира, пытались провести референдум, но власти этого не допускали. Мир разделился на два лагеря, одни были те, кто считал, что в условиях единого государства в мире, идёт культурное деградация, унификация, которое приведёт к закату человечества. Другие же считали, что если расколоть мир, появятся проблемы с оружием, способным уничтожить мир, которое будет не контролироваться. Также они считали, что будет тяжелей бороться за чистоту экологии, хотя у националистов насчёт этого были совсем другие мысли. Единое государство, по их мнению, было нормальным развитием человечества, и его нарушение может привести очень плохим последствиям.

    Люди в мире спорили, а одному из тех, кто должен был принимать в этом самое непосредственное участие, было на это всё равно, так как он был заражён болезнью, во имя которой жили и творили самые лучшие люди мира, отсутствие которой из человека делает дьявола. Болезнь, которая уже много раз изменяла ход истории, ломала судьбы, делала людей счастливыми. Болезнь, во имя которой, жили и умирали, творили и уничтожали. Болезнь, которой посвящено почти всё культурное наследие человечества, и это наследие растёт, по мере того, как люди заболевают им. Болезнь, из-за которой люди отказывались от денег, от славы и других известных слабостей человечества. Болезнь изменившая человека, который сам привык менять людей и их историю, но из-за этой болезни этого делать ему не хотелось. Имя этой болезни – любовь. Арнольд заболел ей и стал теперь другим человеком. Который, не думал о будущем, а жил сегодняшним днём. Который, отказался от своей идеи, не ради другой более подходящей ему идеи, а ради другого человека. Который теперь заботился о том, чтобы о нём ничего плохого не подумали и не говорили, а подумали только хорошее - ведь это могла услышать она. Который мог предать самое святое, что у него было, ради другой.



    Глава XVII.

    Арнольд уже два месяца встречался с Лизой. Он уже договорился в университете о переходе в вуз на специальность эколога в Буффало. В этом Арнольду помогали его бывшие учителя, которые надеялись на Арнольда и были очень огорчены тем, что он поступил на политолога. Также Арнольд начал ходит на мероприятия, устраиваемые зелёными. Хотя он и не принимал в них активного участия, всё же и родители, и брат, и друзья Арнольда в группе зелёных были рады этому. Они все относились к нему доброжелательно, и хотели снова работать со старым Арнольдом, которого им так не хватало. Фредерик тоже был рад этому обстоятельству, так как он был огорчен тем, что один из самых лучших его соратников и учеников, ушёл от них.

    В Казани ждали Арнольда, но вскоре они поняли, что Арнольд, почему-то изменил своим взглядам. Это очень сильно сокрушило их, так как в совете всё больше и больше появлялись радикалы, которые требовали начать открытую борьбу за отделение сначала от России, потом и от Федерации Мира, и возрождать в этом государстве ислам и татарский язык. Некоторые члены, пришедшие из группы тюркских народов, проталкивали мысль о создания государства тюркских народов. Даже были создана карта этого государства и в нескольких местах появились группы партизан, которые начали войну за свободу тюрков.

    Но Арнольда уже это волновало мало, хотя и ему иногда становилось очень плохо оттого, что он понимал, что предал своих друзей. Но когда он вспоминал Лизу, все эти мысли исчезали.

    Однажды, они решили съездить отдохнуть вместе. Выбрали большой парк в Канаде, решили, что им сейчас нужно спокойствие. В этих парках можно было снять домик, и туда очень часто ездили туристы, которым надоело суета большого города. Сняли домик, и поехали туда. Первые дни, которые они жили с Лизой в этом домике, вдалеке от суеты были самыми счастливыми в жизни Арнольда. Арнольд, никогда не знавший спокойной жизни, теперь просто наслаждался этим спокойствием, которое осталось в этой природе, и это всё давало новые силы Арнольду. Арнольду в эти минуты показалось глупым, борьба, за какую ту исчезнувшую нацию, для него казалось, что главным смыслом его жизни должно стать именно, эта борьба за эту природу. Ведь будущие поколения, будут убиты духовно, если не увидят такого леса, если останутся в мире, только с искусственной красотой. Они будут убиты духовно, если никогда не почувствуют дикую природу, не почувствуют себя частью этой природы. Если они не почувствуют эту любовь, они станут плохими матерями и отцами, и вообще плохими людьми.

    Арнольд всё это рассказывал Лизе, которая тоже его поддерживала. Теперь Арнольду показалось, что он нашёл счастье, которую искал, где-то вдалеке, а нашёл здесь совсем рядом. И так не хотел терять.

    Но однажды случилось ужасное. Проснувшись в домике, Арнольд понял, что Лизы рядом нет. Встав, он пошёл на кухню посмотреть, что она делает. На кухне стояла Лиза, держа в руках пистолет. Арнольд сначала не понял что происходить. Он спросил в недоумении:

    -Лиз, что ты делаешь?- Думая, что Лиза так шутит.

    - Я хочу тебя убить,- ответила сухо Лиза, пряча глаза от Арнольда.

    - Но почему? – спросил Арнольд, всё ещё не веря происходящему. Ему казалось, что Лиза так не удачно шутит.

    - Арнольд, послушай, я тебе этого давно хотела сказать.- Начала Лиза тяжко вздыхая. – У меня был брат, с которым мы всегда были вместе. Помню ещё, смеялись все над нами, оттого, что мы такие дружные. А мы были всегда вместе, вместе решая все проблемы, всегда стоя друг за друга стеной.

    -Но причем тут я?- Всё ещё не понимая Лизу, спросил Арнольд.

    - Не перебивай, слушай до конца. Я давно хотела тебе это рассказать. Однажды, он как человек, живущий ради мира, поехал в недалекий от нас, Петербурга город Казань, где вдруг появились какие-то татары, объявив эту землю своей, угрожая нашей земле. Мы тогда уже с родителями купили квартиру в Буффало и переехали туда. А он поехал воевать против этих, уродов, среди которых был и ты. Он погиб там. И угадай где? В драке возле мечети, котором вы начали их кровожадно убивать, и где одним из инициаторов, этой кровавой бойни, был ты.

    -Лиза послушай, я не был инициатором, это они начали всё. – Начал было Арнольд оспаривать. Но Лиза заорала:

    -Заткнись! Я была просто подавлена этим известиям, поклялась отомстить. И вдруг, в группе зелёных, я встречаю парня, который как мне сказали, был одним из этих татар. Ладно, подумала я тогда, нельзя же мстить им всем, тем более все тебя там так уважали, да и сам ты мне понравился. Придя домой, я захотела узнать про тебя немного, и тут же нарыла, что ты был одним из тех кто убивал моего брата. И тебе никто ничего не сделал? Тогда я поклялась, что убью тебя, во имя того, чтобы ты кровью отмыл свои грехи. А тут ещё пишешь ты. Я мог тебя давно убить, даже в первый день пришла немного раньше, но ты пришёл раньше меня. Но потом поняла, что я перед этим должен тебе всё рассказать. Чтобы ты знал, за что погибаешь. Я долго не мог найти подходящего момента. Я каждый день засыпала, обдумывая план, как тебя убить. А ты пожертвовал своими взглядами ради меня. Но это меня не остановит, потому что я поклялась. Всё Арнольд это твой последний день, и твои последние минуты.

    Арнольд слушал рассказ, всё больше желая, чтобы Лиза его поскорей застрелила. Он понял, что во всей этой трагедии, виноваты те, кто распространяют эту информацию. И теперь Арнольда из-за них хотела убить его любовь. Вдруг Арнольд вспомнил о пистолете, который он всегда носил с собой. Он ещё не знал, как ему поступить. Но следующие слова вывели Арнольда, Лиза орала:

    -Арнольд, и ради чего ты старался? Ради нации, которая исчезла быстрее всех, которых уничтожили мои предки? Группа идиотов, которые хотели создать государство нации, которая сама никогда не смогла создать государство. Арнольд ты всегда был идиотом, это доказывает даже то, что ты не мог отличить любовь и ненависть. Каким же идиотом надо быть, а? Может потому что у тебя никогда не было девушки, ты ведь, всегда был неудачником, а потом, встретив девушку, которая тебе один раз улыбнулась, влюбился? А я всегда тебя презирал, и знаешь, как мне тяжело было с тобой целоваться, и вообще рядом с тобой сидеть. А ты этого не замечал, дурак.

    Эти слова задели Арнольда. Да как она может так говорить? Как может унижать его нацию, его идеи, его чувства. Получается, после его смерти все узнают, каким он был неудачником, убитый девушкой, которую любил. Разве о такой жизни он мечтал? Разве о такой смерти он мечтал? Арнольд осторожно со всей ненавистью вытащил пистолет и выстрелил в Лизу, которая, увлекшись унижением Арнольда, не заметила этого. Лиза сначала не поняла, что произошло, но, увидев в руках Арнольда пистолет, она сквозь кровь начала ругать Арнольда, понимая, что она проиграла битву. Потом она упала, и через несколько минут, уже не подавала признаков жизни.

    Арнольд стоял и смотрел на неё, ещё не совсем поняв, что произошло. Когда пришло понимание того, что он натворил, Арнольду стало плохо. Он плакал, и орал на бога, который дал ему такое наказание, которое хуже смерти, хуже всего на свете, убить того, кого ты любишь. А она лежала убитая им, наговорившая столько грязного ему, но всё равно любимая. Арнольд понял, что он не сможет больше жить с этой ношей. Он пожалел, что просто не был убит ею, ведь это было намного лучше, чем это. Арнольд вспомнил свою жизнь, которая состояла из борьбы, из мечты, из желаний изменить мир к лучшему, но которая в эту минуту ему показалось бессмыслицей. Вспомнил, сколько горя принёс своим родителям, подумал, сколько ещё принесет, если будет дальше жить. Вспомнил слова матери «любовь должна быть выстрадана, а не должна быть любовью к тому, что создано у тебя в голове». О, как же она была права. Арнольд понял, что и любовь к нации, и любовь к Лизе, было любовью именно придуманной. Ведь он уже не мог знать татар, он уже не был татарином, и не мог им стать, потому что их не было. Он не жил среди татар, его не воспитали в духе татар, он детства не учил татарский язык, не изучал татарских писателей. Это была новая игра для него, которую он поиграл, после игр в группе зелёных. Потом играл во влюблённость, придумав девушку своей мечты. Он не чувствовал в ней ни ненависти, ни равнодушия к себе, как к человеку, потому что в его мечтах всё было по-другому. А в реальности у той Лизы, которую он придумал, с настоящей Лизой была общей только внешность.

    Арнольд посмотрел на пистолет, который держал в руках. Арнольд подумал о том, что он больше никогда не станет нормальным человеком. Ещё хуже было то, что он понимал, что все будут знать, что именно он убийца, и решать, что все националисты такие. И никому не будет интересно то, что произошло в действительности. Все видят то, что хотят видеть. А им телевизор уже показал, что надо видеть. Поднеся пистолет к вискам, Арнольд сказал себе « Вот и закончилась твоя жизнь Арнольд, бессмысленно и трагично, и умираешь ты непонятый этим миром, не понимая этот мир. Ты ещё многого не сделал, но это миру не надо. И никто не напишет о тебе книгу, как ты мечтал, никто не будет тебя брать в пример. Прощай, Арнольд, мечтатель времени, стремительной деградации человечества, а может взлёта, сказать, какой именно времени, трудно». Раздался выстрел, и остановился от трудных размышлений неспокойный мозг, умерли мечты, закончилась история.


    Булат Кадыйр.

    Июль-сентябрь, 2009 год.

    Набережные Челны.







    ← назад   ↑ наверх