• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Муса Джалиль

    МОЛОДОСТЬ

    2. Счастье ("Если б саблю я взял..."). Перевод В. Ганиева
    3. Слово поэта свободы. Перевод В. Ганиева
    4. "Нет, сильны мы -- мы найдем дорогу..." Перевод В. Тушновой
    5. От сердца. Перевод К. Арсеневой
    6. Со съезда. Перевод А. Штейнберга
    7. Наша любовь. Перевод В. Звягинцевой
    8. Весна. Перевод Э. Багрицкого
    9. Молодость. Перевод В. Звягинцевой
    10. "Года, года...". Перевод К. Арсеневой
    11. Зимние стихи. Перевод С. Липкина
    12. Зайтуне. Перевод М. Петровых
    13. Хадие. Перевод П. Антокольского
    14. "Мы сквозь ресницы все еще смеемся..." Перевод М. Петровых
    15. Одинокий костер. Перевод Р. Морана
    16. Май. Перевод В. Звягинцевой
    17. Родник. Перевод Я. Козловского
    18. В минуту обиды. Перевод В. Звягинцевой
    19. Когда она росла. Перевод Р. Морана
    20. Я помню. Перевод В. Звягинцевой
    21. Лес ("Путь идет через лес..."). Перевод В. Тушновой
    22. "Жизнь твоя до конца отгремела...". Перевод В. Ганиева







    СЧACTЬЕ

    Если б саблю я взял, если б ринулся с ней,
    Красный фронт защищая, сметать богачей,
    Если б место нашлось мне в шеренге друзей,
    Если б саблей лихой я рубил палачей,
    Если б враг отступил перед силой моей,
    Если б шел я вперед все смелей и смелей,
    Если б грудь обожгло мне горячим свинцом,
    Если пуля засела бы в сердце моем,
    Если б смерть, не давая подняться с земли,
    Придавила меня кулаком, --
    Я бы счастьем считал эту гибель в бою,
    Славу смерти геройской я в песне пою.
    Друг-рабочий, винтовку возьми -- и в поход!
    Жизнь отдай, если надо, за волю свою.

    Октябрь 1919 г.


    СЛОВО ПОЭТА СВОБОДЫ

    Я восстал и вперед стал прокладывать путь,
    Верю в силу свою, дышит радостью грудь.
    Пусть немало преград на пути у меня,
    Нет, не жалуюсь я, не хочу отдохнуть.
    Лишь свобода и правда -- мой главный оплот.
    Разве можно теперь не стремиться вперед?
    Разве можно народ не вести за собой,
    Если виден вдали мне надежды восход?
    Всех рабочих людей я считаю родней,
    Лишь с сынами народа един я душой.
    Это мой идеал, это высшая цель --
    Быть с народом, вести его светлой тропой.
    Жизнь моя для народа, все силы ему.
    Я хочу, чтоб и песня служила ему.
    За народ свой я голову, может, сложу --
    Собираюсь служить до могилы ему.
    Славлю дело народное песней своей,
    Не пою небеса, жизнь земли мне милей.
    Если темная ночь накрывает меня,
    Не горюю: дождемся мы светлых лучей!
    Может быть, я нескладно пою? Ну, и пусть!
    Потому и пою, что врагов не боюсь...
    Я в свободном краю, я с народом всегда.
    Все вперед и вперед неуклонно стремлюсь.

    Январь 1920 г.





    Умрем, не будем рабами!
    К. Маркс

    Нет, сильны мы -- мы найдем дорогу,
    Нам ничто не преградит пути.
    Нас, идущих к светлой цели, много,
    Мы туда не можем не дойти!

    Не страшась кровопролитной битвы,
    Мы пойдем, как буря, напролом.
    Пусть кому-то быть из нас убитым,--
    Никому из нас не быть рабом!

    1921


    ОТ СЕРДЦА

    Лечу я в небо, полон думы страстной,
    Сияньем солнца я хочу сиять.
    Лучи у солнца отниму я властно,
    На землю нашу возвращусь опять.

    В пыль превращу я твердый камень горный,
    Пыль -- в цветники, где так сладка цветень.
    Я разбиваю темень ночи черной,
    Творю ничем не омраченный день.

    Я солнцу новый путь открыл за мглою,
    Я побывал в гостях у синих звезд,
    Я небо сблизил и сдружил с землею,
    Я со вселенной поднимаюсь в рост.

    Я для друзей прилежными руками
    Взрастил жасмин. Огонь принес врагу.
    В союзе я со всеми бедняками,
    И наш союз я свято берегу.

    Сдвигаю горы с мыслью о народе,
    И бурей чувств душа обновлена.
    И песнею о сладостной свободе
    Трепещет мной задетая струна.

    Свободной песни, вдохновенной речи
    Я зерна рассыпаю, как посев.
    Я смел, иду вперед, расправив плечи,
    Препятствия в пути преодолев.

    Товарищи мои, нам страх неведом!
    Одним порывом объединены,
    Мы радуемся счастью и победам,
    Нас тысячи, мы молодость страны.

    1923


    СО СЪЕЗДА

    Ростепель.
    Телеге нет проезда...
    Но, меся лаптями снег и грязь,
    В кожухе, под вешним солнцем теплым
    Он идет, в деревню торопясь.

    Он идет из города,
    Со съезда --
    Сельским миром выбранный ходок.
    Много дельного он там услышал
    И теперь спешит вернуться в срок.

    Убеждали:
    -- Через дней десяток,
    Грязь подсохнет --
    Соберешься в путь.
    Лошадьми тебя домой доставим,
    Ты еще с недельку здесь побудь!

    Но ходок не хочет ждать нисколько.
    Много дельного узнал он тут,
    Должен он с друзьями поделиться.
    Невтерпеж! Односельчане ждут.

    Словно лишь вчера ему Калинин
    Говорил:
    -- Есть тракторы для вас.
    Время перейти на многополье,
    Время взяться всем за труд сейчас!

    И ходок спешит по бездорожью.
    Он вспотел.
    Взбираться тяжело.
    Близок вечер.
    Вот и холм знакомый.
    Скоро он придет в свое село.

    1925


    НАША ЛЮБОВЬ

    Помнится, была весьма забавной
    Наша комсомольская любовь.
    Члены волостного комитета,
    Ехали на съезд мы. Вижу вновь
    Красный тот вагон и пар морозный...
    Мы укрылись шубою одной.
    Черт возьми, тогда-то показалась
    Ты такой мне близкой и родной.
    Было то в крутом году -- в двадцатом.
    Кто из нас не помнит той зимы?..
    Тут же ты картошки наварила,
    И одною ложкой ели мы.
    Помню, как мы весело смеялись,
    Словно закадычные друзья.
    Целовались иль не целовались --
    Этого никак не вспомню я.
    Резкий ветер дул из каждой щели,
    Забирался и за воротник.
    Ты о коммунизме говорила,
    Что из головы, а что из книг...
    -- Тяжело еще пока живется,
    Трудною дорогою идем.
    Но победы все-таки добьемся,
    Вот увидишь -- заживем потом!
    Коммунизм -- великая эпоха,
    Счастье человечества всего.
    Мы с тобой увидим непременно
    Ленинской идеи торжество.
    Пусть нам нелегко, -- ты говорила,--
    Одолеет все рабочий класс.
    Этому учил и Маркс когда-то,
    Этому и Ленин учит нас.--
    И стучавший в дверь вагона ветер,
    И метель за ледяным окном
    Звали нас к борьбе неутомимой,
    Как и ты, твердили об одном.
    В это время нашим фронтом были
    Битвы против бунтов кулака,
    Были штабом той борьбы великой
    И райком и грозное Чека.
    Помню, ты на съезде выступала
    С гневной речью против кулаков,
    Защищала яростно комбеды,--
    Ты была душою бедняков.
    А когда домой мы возвращались,
    Ты, устав, ко мне прижалась вновь.
    До чего ж тогда была смешною
    Наша комсомольская любовь!
    Волосы моей щеки касались...
    Все точь-в-точь, как было в первый раз.
    Целовались иль не целовались --
    Точно уж не помню я сейчас...
    Все точь-в-точь, как было в первый раз.
    Целовались иль не целовались --
    Точно уж не помню я сейчас...
    Времени прошло с тех пор немало.
    Светлые сбываются мечты:
    Строим мы ту жизнь для человека,
    О которой говорила ты.
    К ней, моя хорошая, идем мы,
    Трудной закаленные борьбой.
    В той борьбе очистили сердца мы,
    В ней и ум оттачиваем свой.
    Поровну тепло и хлеб делили
    Мы с тобою в пору той зимы.
    И друг друга и страну любили
    Настоящею любовью мы.

    1932


    ВЕСНА

    Я открываю солнцу грудь.
    "Чахотка",-- доктор говорит...
    Пусть лижет солнце эту грудь,
    Она от прежних ран болит.
    Ну что ж, ей надо отдохнуть.
    И солнцем вновь она блеснет...
    На белом камне я сижу,
    Мне слышится весны поход --
    Идут деревья, ветры ржут...
    Преступен разве отдых мой?
    Дышу я теплотой ночей,
    Готовящих работу дней...
    Я взял свое от войн и гроз.
    Зачем же не смеяться мне,
    Прошедшему сквозь грохот гроз,
    Когда весна, сломав мороз,
    Скачет, как бешеный снеговой поток?

    Скачет, как бешеный снеговой поток,
    Кружится безумный водоворот.
    Тонкий, как кружево, как пушок,
    Челтыр-челтыр 1,-- ломается лед
    От жара богатыря -- весны...
    В небе лазурном, как взор Сарвар,
    Тихая тень облаков-ресниц
    Расходится, задрожав сперва,
    Лаская уколами небосклон...
    Ну как мне не радоваться и не петь,
    Как можно грустить, когда день -- как звон,
    Как песня, как музыка и как мед!
    За то, чтобы крикнуть идущим дням:
    "Эти весны нам принадлежат!" --
    Я легкое отдал, я жизнь отдам,
    Не оборачиваясь назад...
    Я радуюсь дрожанью вен --
    Весна по руслам их течет.
    И я кричу: "Ломая плен,
    Не кровь ли двинулась вперед,
    В днепровский яростный поход,
    Трудом вскипает и поет?!"
    "Чахотка",-- доктор говорит...
    Не прав он: это гул годин,
    Которые, теснясь в груди,
    Хранят походов грозный ритм
    И пламя флагов впереди.

    1933

    1Челтыр-челтыр -- звукоподражание.


    МОЛОДОСТЬ

    Молодость со мной и не простилась,
    Даже и руки не подала.
    До чего горда, скажи на милость,--
    Просто повернулась и ушла.
    Только я, чудак, дивясь чему-то,
    Помахал рукою ей вослед,--
    То ль просил вернуться на минуту,
    То ль послал признательный привет.

    Бросила меня в пути, не глядя,
    Упорхнула легким ветерком,
    Проведя, как на озерной глади,
    Борозды морщин на лбу моем.

    И стоял я долго на поляне,
    Чувствуя стеснение в груди:
    Молодость, как этот лес в тумане,
    Далеко осталась позади.

    Молодость, резвунья, чаровница,
    Чем же ты была мне так близка?
    Отчего же в сердце длится, длится
    Эта беспокойная тоска?

    Может быть, в тебе мне были любы
    Дни, когда я страстью был томим?
    Раузы рябиновые губы,
    Горячо прильнувшие к моим?

    Или дорога мне до сих пор ты
    Стадионом, где шумел футбол?
    Был я одержим азартом спорта,
    Много дней в чаду его провел.

    Или вот...
    Стою перед мишенью,
    Нажимаю, щуря глаз, курок.
    Помню каждое свое движенье,
    Хоть тому уже немалый срок.

    Может быть, бывает так со всеми,
    Злая память жалит, как пчела?
    Или просто наступило время
    Погрустить, что молодость прошла.

    Ничего! Я унывать не стану,
    Много в жизни и разлук и встреч.
    Я и в старости не перестану
    Слушать звонкой молодости речь.

    Родина нас вместе с молодыми
    Призовет на бой с любой бедой,--
    Встанем все тогда в одни ряды мы
    И тряхнем седою бородой.

    Молодость, не чванься, дорогая,
    Жар в душе не только у тебя,--
    Это жизнь у нас теперь такая:
    Нам и жить и умирать, любя.

    Не одна ты радость и утеха.
    Разве счастье лишь в тебе одной?
    Силе чувства возраст не помеха,
    Солнце не кончается с весной.
    Если снова Рауза родится --
    Вновь придет к заветному ручью,
    Моему "джигитству" подивится
    И погладит бороду мою.

    Молодости нету и в помине,
    Сколько ни гляжу я ей вослед,
    Лишь на горизонте вижу синий,
    Как морские волны, синий цвет..

    Дай-ка я сегодня на прощанье
    Обернусь, махну тебе рукой.
    Это уж и вправду расставанье,
    Молодость, товарищ дорогой!

    За огонь затепленный -- спасибо!
    А грустить?.. Не та теперь пора.
    Если бы ты возвратилась, ты бы
    Удивилась яркости костра.

    Не погаснет этот жар сердечный,
    Жить, гореть, бороться буду я.
    Вот что означает помнить вечно
    О тебе, далекая моя.

    1933




    Года, года...
    Придя ко мне, всегда
    Меня руками гладили своими.
    Вы с мягким снегом шли ко мне, года,
    Чтоб стали волосы мои седыми.

    Чертили вы морщинами свой след.
    Их сеть мой лоб избороздила вскоре,
    Чтоб я числом тех знаков и примет
    Считал минувшей молодости зори.

    Я не в обиде. Молодости пыл
    Я отдал дням, что в битвах закалялись.
    Я созидал, и труд мне сладок был,
    И замыслы мои осуществлялись.

    Как вдохновенно трудится народ,
    Социализма воздвигая зданье!
    Я знаю: камнем жизнь моя войдет
    И прочно ляжет в основанье.

    1934



    ЗИМНИЕ СТИХИ

    Снег похож на белую бумагу.
    Песню или стих писать начнем?
    Солнце, наш поэт, познав отвагу,
    Чертит по снегу пером-лучом.

    Вот и зимний ветерок несется.
    Вьется снег... Теки, строфа, теки!
    Я смотрю на снег в сиянье солнца:
    Это настоящие стихи!

    Их читает лес, не уставая,
    И кудрявые снега полей.
    Ель поет их -- девушка лесная:
    Видно, строчки полюбились ей.

    Бархатное платье зеленеет,
    И земли касается подол.
    Солнце к ней любовью пламенеет:
    Это я в его стихах прочел.

    Вот на лыжах, в свитере зеленом,
    Ели молодой под стать вполне,
    Наполняя лес веселым звоном,
    Девушка моя спешит ко мне.

    Вот мелькнула, поднимаясь в гору,
    Вот остановилась у ольхи,
    Я смотрю на снег, дивлюсь узору...
    Это настоящие стихи!

    Солнце!
    Мы горим одною страстью,
    Мы с тобою счастливы сейчас.
    Песня юной жизни, песня счастья
    В сердце зарождается у нас.

    Февраль 1935 г., Голицыно



    ЗАЙТУНЕ

    Если вернешься на берег Демы,
    Где тополя шелестят на ветру,
    Тихо пройди луговиной знакомой,--
    Там я недавно бродил поутру.

    Ты в камышах у прибрежной тропинки
    Слышишь ли сердца влюбленного дрожь?..
    В воду войдешь ты, стройнее тростинки,
    Робко оглянешься и поплывешь.

    Я не вернусь на тихую Дему,
    Молодости воротить не могу,
    Но, устремляясь мечтой к былому,
    Сердце гостит на твоем берегу.

    Здесь я увидел тебя впервые
    И разгорелся огонь в крови,
    Здесь я изведал дни грозовые --
    Счастье и муку первой любви.

    Деме вверял я мои печали.
    Как мне сочувствовала она!
    Волны участливо мне отвечали,
    Сердце мое понимая до дна.

    Другом заветным считал я Дему,
    Чуткие, светлые волны ее,
    И никому, никому другому
    Не доверялось сердце мое.

    Помню, как мне по ночам весенним
    Дема внимала, забыв покой,
    Как волновалась моим волненьем,
    Как тосковала моей тоской.

    Дема на волнах меня качала,
    С нею мечталось мне горячей.
    Молодость, жизни моей начало,
    Я безоглядно оставил ей.

    Даже теперь я втайне страдаю.
    Как мне задумчивой Демы жаль!
    Где-то на Деме -- любовь молодая,
    Где-то на Деме -- моя печаль!

    Девушка с Демы! Пусть мы расстались,
    Верь, что любовь моя глубока.
    Помни о ней, живи, не печалясь,
    Как голубая Дема-река.

    Свежий рассвет любви нашей ранней
    Издали чудится сном наяву.
    Очарованьем воспоминаний
    Тайно любуюсь, тайно живу.

    Вспомни тропинку нашу былую
    К Деме одна спустись в тишине
    Цветик прибрежный сорви, целуя,
    С ласковой думою обо мне.

    1935



    ХАДИЕ

    Как-то странно жизнь моя сложилась!
    Огонечек тлел едва-едва.
    Пылко полюбил я, всей душою,
    А при встрече позабыл слова.

    Как-то странно дружба завязалась!
    Все в ней было: искренность и страсть.
    Но два сильных, стойких человека,
    Мы друг друга истерзали всласть.

    И на всем запрет, везде опаска.
    Молодое чувство не росло.
    Да и юность пылкую с годами
    Ветром мимолетным пронесло.

    И стоишь, оглядываясь горько
    На отрезок прошлого пути.
    Кто же виноват, какая сила
    Две души держала взаперти?

    (?)





    Мы сквозь ресницы все еще смеемся,
    Друг другу глядя в жаркие зрачки,
    Друг друга любим, но не признаемся
    В любви своей. Какие чудаки!

    Я все еще влюбленными глазами
    Твой взгляд ловлю, слежу твои мечты.
    Меня испепеляет это пламя.
    Скажи по совести: как терпишь ты?

    Лишь гляну я, и, верно, из кокетства
    Ты неприметно мне грозишь в ответ.
    Ну и шалунья, ну и молодец ты!
    Будь счастлива, живи сто тысяч лет!

    -- Ну как дела твои, Муса?
    -- Чудесно! --
    Отвечу я, и кончен разговор.
    Лишь говорят глаза, что сердцу тесно,
    Что мы лишились речи с неких пор.

    Твой взгляд, как дождь в засушливое лето.
    Твой взгляд, как солнце в пасмурный денек.
    Твой взгляд -- веселый вешний праздник света.
    Лишь глянешь ты, и я не одинок.

    Твои ресницы... Ох, твои ресницы! --
    Густая туча раскаленных стрел!
    Твои зрачки мерцают, как зарницы...
    Я, попросту сказать, пропал, сгорел.

    Душа не верит горестной судьбе,
    Я весь горю, я изнемог в борьбе,
    Приходит вечер -- я тобою полон,
    А рассветет -- тоскую по тебе.

    Нет, не забыть мне, видно, милый друг,
    Прикосновенья теплых, нежных рук.
    И теплится во мне неугасимо
    Тоска глухая -- спутница разлук.

    Уносит годы времени поток...
    Покамест жизни не увял цветок,
    О, если б мне увидеться с тобою,
    Чтоб допылать, чтоб долюбить я мог!

    Хотел бы я прильнуть к устам родным,
    К твоим губам, горячим и хмельным,
    А там -- хоть смерть!.. Пускай умру я с песней,
    Испепеленный пламенем твоим.
    1936 (?)



    ОДИНОКИЙ КОСТЕР

    Ночной простор. Я жгу костер.
    Вокруг туман, как море...
    Я одинок -- простой челнок,
    Затерянный в просторе.

    Горит бурьян. В густой туман
    Он мечет сноп огнистый,
    И смутный свет, минутный след,
    Дрожит в пустыне мглистой...

    То красный блеск, то яркий всплеск
    Прорежет вдруг потемки.
    То погрущу, то посвищу,
    То запою негромко...

    Огонь, светящийся во мгле,
    Заметят ли, найдут ли?
    На звук, летящий по земле,
    Ответят ли, придут ли?

    1936

    МАЙ

    Ночь нас одарила первым теплым ливнем,
    Он унес последний холод с мраком зимним,
    Вся земля покрылась пестрыми коврами,
    Бархатной травою, яркими цветами.

    Белая береза распахнула почки:
    Не стоять же голой в майские денечки!
    Босиком помчались мы под ветром мая.
    Растянись на солнце, грейся, загорая!

    1936



    РОДНИК

    Как по долине льющийся родник,
    В дороге пел я песни то и дело.
    И все казалось сердцу, что от них
    Земля вокруг цвела и молодела.

    Не иссушила в зной меня жара,
    Не застудили вьюжные погоды,
    И в песнях чистый голос серебра
    Летел к друзьям, осиливая годы.

    Как путник ловит влажную струю
    Губами, пересохшими от жажды,
    Так песню задушевную мою
    Друзья ловили сердцем не однажды.

    Родник и ночью отражает свет,--
    Так я светил вам, жил я с вами рядом
    И пел друзьям о радости побед,
    Пел о любви, что обжигает взглядом.

    Как соловей на берег родника
    Приходит, чтоб испить воды приветной,
    Так ты ко мне, красива и легка,
    Мой соловей, приходишь в час рассветный.

    Не скрою я, что ты в моей судьбе
    Всегда большое место занимала.
    И самые нежнейшие тебе
    Дарил я песни -- и дарил немало,

    Когда пройдет, как песня, жизнь моя,
    Когда замолкну, близких покидая,
    Не думайте, что умер я, друзья,--
    В сердцах мильонов буду жить всегда я.

    Родник в земле похоронить нельзя,
    Частицей станет он морской стихии.
    Я буду улыбаться вам, друзья,
    И петь вам буду, люди дорогие!

    1937



    В МИНУТЫ ОБИДЫ

    Амине

    Не потому ли, что без принужденья
    Одну тебя я горячо любил,
    Тебе я отдал сердце во владенье
    В обмен на твой чистосердечный пыл.

    Что от тебя я скрыл? Какую тайну?
    Быть может, что-то отнял у тебя?
    Иль, может, что-то утаил случайно?
    Нет, без остатка отдал все, любя.

    Любовь и дружба глубоки, как море,
    Нам в жизни хватит счастья на двоих.
    Они прогонят все сомненья вскоре,
    Осушат слезы на глазах твоих.

    1937



    КОГДА ОНА РОСЛА

    Родилась беспомощным комочком,
    Но растет и крепнет с каждым днем.
    Голосок ее звенит звоночком,
    В сердце откликается моем.

    А бывает, иногда спросонок
    Вдруг застонет бедный мой ребенок,--
    Я дрожу, как будто надо мной
    Разразился ливень ледяной.

    Сорока болезнями готов я
    Сам переболеть, перестрадать,
    Только бы сберечь ее здоровье.
    За нее мне жизнь не жаль отдать.

    Улыбнется -- все вокруг лучится,
    А когда она каким-нибудь
    Новым достиженьем отличится,
    Радость так и распирает грудь.

    Нынче вот сама дошла до двери
    В первый раз... И я так горд теперь,
    Будто бы она по меньшей мере
    Мне открыла полюс, а не дверь.

    С голубым сиянием во взоре --
    До чего ж малютка хороша!
    Как жемчужина в глубоком море,
    Светится в глазах ее душа.

    Этого сокровища хранитель --
    Перед всем народом и страной
    Я как гражданин и как родитель
    Отвечаю за ее покой.

    Пусть растет здоровой и цветущей!
    Наши дети -- родины весна,
    Светлая надежда, день грядущий,
    Нашего бессмертья семена.

    В чистом сердце и в головке ясной,
    В светло-голубых ее глазах
    Вижу я полет мечты прекрасной,
    Будущего силу и размах.

    Мы покинем мир... Но наши дети
    Сберегут сердец замолкших жар,
    Пронесут сквозь даль десятилетий
    Стяг побед -- отцов и дедов дар.

    Так, от поколенья к поколенью,
    Тянутся единой цепи звенья,--
    Здесь трудиться будет, как и я,
    Дочь моя, кровиночка моя.

    Не умру, дыханье краткой жизни
    В ней я обновлю и повторю...
    И приблизят юные к отчизне
    Коммунизма светлую зарю.

    Потому-то девочка родная
    Мне дороже самого себя.
    Как цветок, от стужи укрывая,
    Берегу, ращу ее, любя...

    1937



    Я ПОМНЮ

    Как нежно при первом свиданье
    Ты мне улыбнулась, я помню.
    И как ты в ответ на признанье,
    Смутясъ, отвернулась, я помню.

    Меня ты покинула вскоре.
    Отчаянье сердце прожгло мне.
    Как часто я плакал от горя
    В бессонные ночи -- я помню.

    Как сон, пронеслись те печали,
    По давним приметам я помню:
    Любовь -- холодна, горяча ли --
    Не гаснет. Об этом я помню.

    1938



    ЛЕС

    Путь идет через лес... Этой тропкой
    В детстве бегал по ягоды я.
    Мы уходим... Так будьте ж здоровы,
    До свиданья, березки-друзья!

    Сожалеть уже поздно, пожалуй,
    Мы отлично дружили с тобой,
    Старый лес! Мы влезали на сосны,
    Отдыхали под елью любой.

    Друг за дружкой со смехом гонялись,
    Песни пели, уставши играть,
    На серебряных ивах качались...
    Как про это про все рассказать!

    Старый лес! Ты от летнего зноя
    Охранял нас, как добрая мать,
    Защищал нас ветвями от ветра
    И от ливней умел укрывать.

    Пел ты песни с мальчишками вместе
    На зеленом своем языке...
    Сбережем эти бодрые песни,
    Чтобы не было места тоске.

    Оперились птенцы молодые
    Собираются в дальний полет.
    Ведь нельзя же в родительских гнездах
    Оставаться им из году в год.

    Сколько надо наук одолеть нам!
    Сколько ждет нас несделанных дел!
    Для того ведь и созданы крылья,
    Чтобы каждый из нас полетел.

    *

    Путь лежит через лес... Этой стежкой
    Часто бегал по ягоды я.
    Мы уходим. Так будьте ж здоровы,
    До свиданья, березки-друзья!

    Нашу стаю отправив в дорогу,
    Ты останешься с грустью своей,
    Неужели всегда расставанье
    Так глубоко печалит людей?

    Старый лес, не тревожься, не надо,
    Все в порядке вещей... Ведь не раз
    Повзрослевших окрепших питомцев
    Провожал ты вот так же, как нас.

    Не грусти! Твоя гордая слава,
    Твой немолчный зеленый прибой
    Разнесутся далеко-далеко,
    В песнях птиц, окрыленных тобой.

    1939





    Жизнь твоя до конца отгремела --
    Шел ты в бой и в сраженье убит.
    Но у славы не будет предела,
    В песнях имя твое прозвенит!
    За народ ты сражался в бою --
    Он запомнит отвагу твою!

    Пусть для недругов наших грозою
    Станет имя твое на войне.
    Величальные песни герою
    Выйдут девушки петь по весне.
    Слез не будет у нас на глазах,
    Ведь они осквернили б твой прах.

    Будешь в памяти нашей нетленно
    Жить, покуда свободен народ.
    Кровь твоя ворвалась в наши вены, --
    По земле твоя кровь не течет.

    1936 (1939?)



    ← назад   ↑ наверх