• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Борис Ишболдин аль Бекри

    Глава XIII
    Падение Татарского Ногайского Княжества
    Через два года после завоевания русскими татарского царства в Казани, Иван IV направил к ногайскому князю Исмилу своего «великого посла» Микулу Бровцина, которому помогали два казака татарского происхождения, с просьбой о поддержке России в ее кампании против татарского царства в Астрахани. Одновременно, он просил Исмаила стать его вассалом и прекратить считать себя «отцом» или «братом» русского царя. Князь Исмаил отверг такие требования. В 1555 новый русский посол И. Загряжский обнаружил при своем прибытии в ногайскую столицу Сарайчик (или Сарайчук), что Исмаил уже письменно согласился быть верным царю Москвы, однако, без становления его вассалом. Только через два года после покорения русскими Астраханского ханства князь Исмаил согласился стать вассалом Ивана. С того времени князь ногайских татар адресовал свои письма к Ивану Грозному следующим образом: « нашему Владыке, Царю и Великому Князю от Ногайского Князя Исмаила». Такая покорность России была весьма непопулярна среди ногайских татар. В основном, положение Исмаила было очень трудным. Ногайский князь признавался прямыми потомками знаменитого князя Эдигея лишь в качестве «отца» или «старшего брата», но не как их действительный владыка. Из-за крайнего феодализма каждый ногайский мурза мог свободно «уходить в странствование» со своими людьми («улусом») и таким образом ослабевать ногайское княжество. Татары не любили князя Исмаила (сын князя Мусы) из-за его верности к русскому царю. Он был обвинен за его враждебность к популярному ногайскому князю Юнусу (старший сын его брата Юсупа), которого он удалил с ногайского трона, и за непринятия эффективных мер против нищеты – иногда даже против голода – простого народа («людей черной кости») и также против частых эпидемий животных. Ногайские мурзы, которые жестоко критиковали Исамила за его тесные отношения с Иваном IV, в действительности, игнорировали тот факт, что для ногайских татар была чрезвычайно важна продажа русским и, в особенности, казакам своих коней, скотины и овец. Ежегодно русские покупали здесь по-меньшей мере, 50.000 коней. Вдобавок, ногайские татары обвиняли князя Исмаила за позволение русским свободно захватить татарские царства Казани и Астрахани в обмен на некоторые уступки. Вызвало особенное негодование то, что русские снабдили его пушками, зерном и древесиной, которые сделали Исмаила еще более сильным и дали ему возможность создать сельскохозяйственные поселения вдоль реки Яик (Урал). Кроме того, Исмаил пытался вытеснить сыновей своего брата Юсупа и отправил несколько соединений татарских войск на Запад, где они помогали Ивану IV воевать с Польшей и Швецией.
    В результате такой политики ногайское княжество начинало распадаться. Впервые шесть сыновей князя Шихмамая (брат Исмаила) начали кочевать со своими людьми вдоль реки Эмба, восточнее Волги, где они создали отдельную «Алтыаул» Орду. Знаменитый внук ногайского князя Сеид Ахмата (Шейдеяк) Казый Мурза обосновал так называемую «Малую Ногайскую Орду», которая кочевала между Азовым и Кабардой на Кавказе. Этот мурза, который считал себя вассалом турецкого султана, был союзником крымского хана Девлет-Гирея I и имел право обучать молодых членов гирейской династии в своем кавказском владении. Когда в 1577 Казый мурза погиб во время кампании в Кабарде, Девлет-Гирей искренне переживал за его смерть. Уцелевшееся ногайское княжество, управляемое князем Исмаилом, считалось русскими как «Великая Ногайская Орда». Как только князь Юсуп был снят с трона его дядей Исмаилом, Малая Ногайская Орда была объединена с потомками ногайских князей Юсупа и Шихмамая (братья Исмаила). Даже два энергичных сыновей Исмаила Тинбай и Кутлубай помогали Крыму и Малой Ногайской Орде в их кампании против России в 1558. Поскольку князь Исмаил не доверял своим родственникам, он предложил русским построить крепости  вдоль реки Волга с целью предотвращения объединения ногайских мурз со своими людьми с крымским ханством. Иногда он отправлял своих родственников в Москву «в командировку», но при этом тайно просил  русских задержать их там на продолжительное время. Такая предательская политика Исмаила почти не имела никакого успеха, поскольку многие ногайские мурзы были в состоянии идти  на Кавказ в «Малую Ногайскую Орду», киргизам Средней Азии и даже в Бухару. Татарская история права, когда она говорит о предательстве Исмаила. Нет никакого сомнения в том, что русские у него узнали о том, что ногайские татары пересекали Волгу, главным образом, около нынешнего Волгограда. Когда в 1563 князь Исмаил лежал на смертном одре, то он доверил своих сыновей Ивану Грозному и просил его определить, где они должны были бы править.
    После его смерти на трон ногайского княжества взошел его второй сын Тинехмат мурза, который был женат на дочери кабардинского князя Темирюка и таким образом он стал зятем второй жены Ивана, царицы Марии. Новый князь ногайских татар был слабым человеком и верным русскому царю до того, что в 1577 он спросил у царя, может ли он кочевать вдоль Волги. Согласно старой ногайской традиции, правящий князь должен был кочевать вдоль реки Яик, в то время как его наследник, называемый «Нуретдином» (в память старшего сына Эдигея), был ответственен за всю нижнюю Волгу. По просьбе Ивана IV князь Тинехмат отправил 1500 ногайских всадников против Швеции. После смерти Тинехмата в 1578 ногайский трон занял очень энергичный Урус мурза, который был третьим сыном князя Исмаила. Еще во время жизни отца Урус предложил, чтоб Россия платила ему «зарплату», которая должна была быть не ниже ежегодной субсидии, получаемую  Исмаилом от русского царя.  Князь Тинехмат несколько раз жаловался, что Иван IV недоценивал его и оказывал слишком много уважения волевому Урусу мурзе и его сыновьям. Как только Урус стал правящим ногайским князем, он попросил, чтобы Москва прекратила посылать послов и подарков ногайским мурзам и даже пригрозил вторгнуться в Россию в союзе с Крымом и Малой Ногайской Ордой, если Иван Грозный не заплатит ему большую субсидию, которая могла бы его сделать способным препятствовать его мурзам   нарушать русские границы. В 1579 князь Урус принял посла Ивана довольно грубым образом и не защитил его от грабежа со стороны его людей. Другой русский посол был задержан Урусом в Великой Ногайской Орде и русского  царя попросили возвратить в Сарайчик всех ногайских татар, находящихся на его службе. Из-за трудной войны с Польшей и Швецией Иван IV был не только сдержан, чтобы не вступить в конфликт с князем Урусом, но даже попросил его послать соединение из 300 ногайских всадников в Ливонию, где русские войска нуждались в срочной помощи. Большинство ногайской знати было против войны с Россией. Тем не менее, князь Урус в 1581 вторгся в Россию в союзе с Крымом и Малой Ногайской Ордой, где они взяли тысячи русских пленных для продажи в качестве рабов в различных мусульманских странах. В отместку Иван IV отправил против Великой Ногайской Орды много хорошо вооруженных казаков, которые сожгли Сарайчик и ограбили татарские кладбища. Хотя князь Урус был достаточно сильным для того, чтобы получать регулярную дань от хана Бухары, но он показал себя неспособным препятствовать русским строить главные крепости, как Самара на Волге или город Уфа в Башкирии. После внезапной смерти князя Уруса в 1590 его унаследовали два старших сына его брата князя Тинехмата – Урмамет мурза и Тинмамет мурза. Эти ногайские князья были оба довольно миролюбивы и о них известно весьма мало.
    Ситуация изменилась в 1600, когда на ногайский трон взошел четвертый сын князя Тинехмата Иштерек мурза, которого поддерживал Борис Годунов, татарского происхождения.  Новый князь ногайских татаров был образованным и умным правителем, однако он был ограничен тем обстоятельством, что под его контролем находилось сравнительно небольшое количество ногайских татар.  Кроме того, к 1600  случился серьезный «разлад» в Великой Ногайской Орде. Потомки князя Тинехмата были в плохих отношениях с потомками князя Уруса, которые находились под руководством Янарслан мурзы, и, вдобавок, были во враждебных отношениях с сыновьями Тинбай мурзы (младший сын Исмаила). Русский военный губернатор в Астрахани внимательно следил за всеми движениями ногайских татар, которые кочевали в районе нижней Волги и пытался углублять братоубийственную войну между различными ногайскими феодалами. Ногайского князя Иштерека поддерживал «великий воин» (багадир) Урак мурза, в то время как его брат и его наследник Шайтерек мурза находился в союзе с Келмамет мурзой, который возглавлял потомков князя Урмамета. Сыновья князя Уруса держали под непосредственным контролем ногайских татар, которые образовали так называемую «Ядисанскую Орду». Много забот доставляли некоторые молодые ногайские мурзы, которые в своем распоряжении не имели никаких всадников. Когда разразилась война между русским царем Борисом и «лжецарем» Дмитрием I, близкий родственник Бориса, влиятельный бояр Симеон Годунов, нанес визит ногайскому князю Иштереку и попросил его выделить  ему татарские войска для войны против Польши и Малой Ногайской Орды. В 1604, благодаря царю Борису Годунову было достигнуто довольно сносное примирение  между Иштереком и Янарслан мурзой в русской крепости Астрахань. В действительности, однако, Янарслан мурза вел тайные переговоры с правителями Малой Ногайской Орды, к которой уже присоединились его сыновья и братья. Годуновы настаивали, чтобы князь Иштерек создал армию из 60.000 ногайских татар для захвата «больших богатств» Польши, что помогло бы легитимизировать русского царя. В 1605 перед тем, как на русский трон взошел «лжецарь» Дмитрий I, князь Иштерек, Янарслан мурза и Канай мурза (внук Исмаила от его сына Тинбая) не только объявили, что они хотят признать нового русского монарха, но даже предложили ему военную помощь, которую, однако, Дмитрий не принял, поскольку он побоялся использовать мусульманских войск против его неверных христианских подданых. После убийства «лжецаря» Дмитрия I в 1606 новый русский царь Василий IV (прежний князь Шуйский) не выразил никакого возражения, когда ногайские татары начали кочевать вдоль обеих берегов Волги. В 1607 Урак мурза (сын Янарслана) был крещен и как русский князь Петр Урусов, который во главе мощного соединения  татарских всадников из Казани и Арзамаса подавил восстание против Василия IV около города Тула. Однако, скоро после этого он женился на родственнице Кантемир мурзы, который возглавлял ногайских татар Белгородской Орды на северо-западном берегу Черного моря, и стал вассалом крымского хана. Его отец, Янарслан мурза, и его брат Зорбег мурза (по-русски, князь Александр Урусов), оба поддерживали русского генерала И. Хворстинина, который защищал Астрахань от имени лжецаря Дмитрия II. Ногайский князь Иштерек сначала был верным Василию IV, однако, когда он убедился, что законный русский царь не в состоянии вновь захватить Астрахань, он , в действительности, вторгся в Россию с армией приблизительно из 100.000 ногайских всадников и захватил множество русских городских жителей в качестве рабов. Согласно его официальному заявлению, это было сделано ногайскими татарами для того, чтобы наказать неверных подданых действительного русского царя. В действительности, однако, князь Иштерек восстановил в 1608 Ногайское Княжество в качестве независимой страны и открыто принимал в своей столице Сарайчик турецкого султана, крымского хана и Бухары. Крымский хан Селамет-Гирей предложил, чтобы Ногайское Княжество и Крым начали совместно кампанию против Москвы. Аналогичное предложение было сделано в 1610 князем Петром Урусовым, который убил русского лжецаря Дмитрия II, и его союзником Ураз-Махметом, правителем татарского царства Касимов. Оба они получили поддержку со стороны польского гетмана Жолкиевкского. Все эти предложения были отвергнуты ногайским князем Иштереком, который официально оставался в хороших отношениях с законным русским царем Василием IV (Василий Шуйский). Иштерек придерживался довольно странной политики. Он обычно посылал некоторые свои соединения ногайских всадников, численностью от семи до десяти тысяч человек, в различные русские города для их грабежа и захвата русских в качестве рабов. Такое делалось под предлогом, что татары помогают Василию IV подавлять восстание его неверных подданых. По просьбе Иштерека его братья Шайтерек мурза и Бекмамет мурза дважды ограбили Рязань между 1609 и 1611. Согласно ногайской традиции, правящий князь должен был получить 20 процентов за военные трофеи, в то время как большинство захваченных русских отпралялись на работорговые рынки в Средней Азии. Ни князь Иштерек, ни ногайская аристократия, ни высшее мусульманское духовенство, в действительности, не имели никакого желания оказывать поддержку  Василию IV. Когда Аксак-Келмамет мурза начал продвигать своих 5.000 ногайских всадников на помощь законному русскому царю, он был принужден своими соотечественниками отказаться от своего плана. В 1612 король Польши направил двенадцать сановников к Иштереку для того, чтобы пригласить его стать автономным правителем в пределах Польских земель. Князь ногайских татар отверг это предложение. Вместо этого он начал открыто поддерживать вождя довольно сильных донских казаков атамана Заруцкого. Этот русский сановник сожительствовал со спорной русской царицей Мариной польского происхождения (вдова «лжецаря» Дмитрия I) и правил в Астрахани от имени сына Марины Ивана, который в действительности был плодом ее замужества за вторым, несомненно лживым, царем Дмитрием. В 1613 и 1614 объединенные вооруженные силы Великой и Малой Ногайской Орд дважды доходили до Москвы так, что цены на русских рабов резко пошли вниз. В 1614 в Крыму можно было приобрести молодого русского раба за 20 золотых рублей. Ногайские кампании против России были поддержаны в это время королем Польши Сигизмундом III, который снабжал их вооружениями. Этот польский король шведских корней был прямым потомком Рюрика через князей Твери и поэтому заявлял о своих правах на русский трон. Поскольку, однако, в 1615 власть недавно избранного царя Михаила Романова (внучатый племянник первой жены Ивана IV Анастасии) уже достаточна укреплилась, то ногайский князь Иштерек должен был изменить свою политику и поклялся в верности в качестве вассала султану Турции. Его новая политика была одобрена ведущими сановниками Великой Ногайской Орды Кара-Келмаметом (потомок Урмамета) и Аксак мурзой (потомок Тинмамета). Турецкий султан Ахмат I, который в дейстительности не доверял князю Иштереку, попросил его отправить нескольких знатных ногайских татар в Константинополь в качестве заложников и побуждал одного из своих сыновей жениться на дочери крымского хана. Этот хан, Янибек-Гирей, был не доволен тем, что Иштерек стал турецким вассалом без его участия и он об этом не был информирован. В отместку он запретил ногайским татарам кочевать вдоль реки Днепр. Хотя Турция заключила мир с Россией в 1614, ногайские татары Великой и Малой Орд продолжали вторгаться на русские земли. Когда новый законный русский царь Михаил Романов пожаловался Турции, то ее султан ответил, что он может удерживать от таких действий лишь татар Азова и Белгорода, в то время как татары Великой и Малой Ногайских Орд имеют право самим вырабатывать  свою иностранную политику. В особенности, Ногайская Белгородская Орда, во главе которой стоял Кантемир мурза (потомок знаменитого Дивей мурзы, который умер в русском плену), свободно использовалась турками в их кампаниях против Польши. Князь Иштерек быстро стал недружественным по отношению к Турции, поскольку ее султан не помог ему войсками для взятия русской крепости Астрахань и потребовал участвовать в турецкой войне против Персии, хотя князь ногайских татар был другом персидского шаха Аббаса I. Уже в 1617 Иштерек с согласия Келмамет мурзы (потомок Урмамета), который контролировал большую часть всадников Великой Ногайской Орды стал вассалом русского царя. Одновременно он просил Михаила Романова платить «зарплату» непосредственно ему, а не через губернатора Астрахани и послал ему некоторые дорогие черные меховые шубы, меховые шапки, одежду, уголь, 300 щитов для его охраны и 300 листов бумаги. В общем князь Иштерек ожидал получить от России ежегодные «подарки», которые были бы не ниже подарков царя крымскому хану. В 1617 он кочевал со своими людьми между Волгой и Доном. По просьбе Михаила Великая Ногайская Орда освободила и возвратила России 15.000 рабов.
    Когда в 1619 князь Иштерек и его наследник Шайтерек умерли одновременно, разразился новый «великий разлад» в Великой Ногайской Орде, подпитываемый русскими, которые с целью ослабления ногаев не хотели, чтобы они  имели нового правящего князя. Потомки князя Урмамета, поддержанные русскими «стрельцами» (регулярная пехота), попытались поставить ногайских татар под свой контроль. Однако, потомки ногайских князей Тинмамета и Иштерека со своими людьми ушли на реку Яик. Канай мурза с 5000 всадниками и Алей мурза Сатиев со своими людьми ушли в Астрахань в качестве подданых русского царя. После того, как потомки Тинмамета и Иштерека были разгромлены калмыками, часть из них начала кочевать вдоль реки Эмба, в то время как татары основной орды Иштерека отступили к городу Астрахань. Старший сын князя Иштерека Мамбет мурза согласился стать русским пленником. В 1623 русский царь Михаил Романов фактически восстановил Ногайское княжество. Сташий член ногайской династии Канай мурза (сын Тинбая) был назначен им в качестве ногайского  князя, в то время как сравнительно сильный Кара-Келмамет мурза был признан его наследником. Новый князь ногайских татар оказывал помощь России в ее войне против Польши даже во время гражданской войны, в то время как его сын открыто стал чиновником в Москве. Что касается Кара-Келмамет мурзы, то он считался другом России, поскольку он обычно критиковал подчинение Иштерека Турции, хотя фактически он поддерживал этот акт в 1615. Восстановление Ногайского княжества побудило  всех потомков князя Тинмамета возвратиться в русское владение Астрахань. Однако, весьма малое количество ногайских татар ушло в Турцию и участвовало в ее войне против Кабарды на Кавказе.
    Реального мира в Великой Ногайской Орде не было. Русский военный губернатор Астрахани с великими трудностями предотвратил открытую войну между князем Канаем и его наследником. Канай был нацелен на дружбу с калмыками, которая была рекомендована Москвой, но вызвала  противоречие среди всех татар. Крымский калга (наследник) Шагин-Гирей пытался объединить Великую и Малую Ногайские Орды с крымским ханством. В 1625 русский царь выслал Урак мурзу (потомок Тинмамета) в Кострому и его слуг – в Галич из-за их переговоров с Турцией. Однако, Ак мурза Байтереков смог бежать в Крым, где он добивался, чтобы Шагин-Гирей освободил Ногайское княжество от русских. В 1633 Россия неожиданно подверглась к нападению со стороны войск Малой  Ногайской  Орды и крымских ногайских татар (племя Мансура) и в результате чего приблизительно 5000 русских были захвачены в качестве рабов. В отместку Михаил отправил значительную армию под командованием князя П. И. Волконского, которому было поручено вторгнуться на земли Малой Ногайской Орды. Князь Канай, который негодовал по поводу того, что потомки Казый мурзы обогатились на торговле русскими рабами, в то время как ему не было позволено делать это русским военным губернатором Астрахани, по приказу царя, скорее против своего желания, выделил 8250 ногайских всадников князю Волконскому. Объединенные русские и татарские войска в течение четырех дней грабили и жгли Малую Ногайскую Орду. Князь Волконский доставил в Астрахань 878 освобожденных русских рабов, в то время как донские казаки захватили по-меньшей мере 2000 татар Малой Ногайской Орды и множество ценных коней. Когда в 1635, монгольский князь Дайчин Тайша осадил Астразхань с армией из 10.000 калмыков и 3.000 ногайских татар (среди них «Ядисанцы»), русские на время ограничили свободу князя Каная и Бориса мурзы (потомок Янарасиана), поскольку они тайно вели переговоры с калмыками. Одновременно, в Астрахани были заключены в тюрьму два потомка князя Иштерека за убийство ногайского наследника (Кара-Келмамет мурза) и Алей мурзы (потомок Урмамета) и за попытку вести переговоры с крымским ханом. В 1635 многие татары, принадлежащие к Ногайской Великой и Малой Ордам, ушли в Крым. Сеадет-Гирей поселил 12.000 ногайских татар в крымских деревнях, в то время как наследник трона, Хусам-Гирей доставил в Крымскую часть Донского региона 9.000 хорошо вооруженных ногайских всадников и многих ногайских татар, которые принадлежали к людям, руководимыми  потомками князей Урамамета и Тинмамета. Можно сказать, что в 1636 большинство ногайских татар жили в крымском ханстве. Тем не менее, некоторое количество ногайских татар кочевало вдоль реки Терек на Кавказе , в то время как часть Малой Ногайской Орды под командой авторитетного князя Касая Исламова осела на Кубани. После завоевания русскими Азова в 1638 турецкий султан Мурад IV сказал, что ногайские татары могут свободно кочевать в любой части его империи. С другой стороны, новый крымский царь Богадир-Гирей не доверял ногайским татарам, в особенности, потомкам князя Тинмамета и мурзам племени Мансура. В результате многие ногайские знатные люди были казнены им, что заставило многих ногайских татар возвратиться во владения русского царя. В 1639 приблизительно 30.000 ногайских татар, возглавляемых Янмамет мурзой (правнук князя Исмаила от его сына Кинбая), нашли поддержку со стороны русских казаков, которые снабдили их кораблями и продовольствием. Мангкют мурза Адил, который убежал из Крыма в новую русскую крепость Азов, завил, что крымский хан казнил 25 мурз (среди них князь Петр Урусов и его два сына), в то время как 15 мурз смогли спастись. Многие потомки князя Иштерека покинули крымские земли и передвинулись восточнее реки Дон прежде чем вознкила угроза оказаться под властью крымского хана. Положение ногайских татар в крымском ханстве в любое время было сложным, поскольку, с одной стороны, они увеличивали военную мощь царя Крыма и, с другой стороны, они создавали для него трудную задачу накормить довольно возросшее  население его владения. 
    После смерти князя Каная приблизительно в 1639 Ногайское княжество пришло к своему концу, поскольку Россия, Турция и крымское ханство не имели никаких намерений восстановить его. Они справедливо верили, что беспрерывный  феодальный разлад ослаблял довольно воинственных ногайских татар. В 1640-х Янмамет мурза возглавлял ногайских татар, которые кочевали вдоль Волги или стояли лагерями около Кабарды на Кавказе. Янмамет мурза имел тесные отношения с Москвой, однако другие ногайские мурзы были настроены довольно враждебно к нему. В 1646 даже калмыки имели некоторых ногайских мурз в своих лагерях, в частности, некоторых  потомков князей Шихмамая и Тинмамета. Еще в 18 и 19 веках различные ногайские орды, притесняемые, в основном, русскими казаками, были неустойчивы и ушли из России в Турцию или в другие страны. Так, например, в 1806 во время войны между Россией и Турцией Бессарабская Ногайская Орда (буджаки) перешла на сторону русских. Шестью годами позднее, когда в Россию вторгся Великий Наполеон, Буджакская и Ядисанская Орды возвратились в Турцию. После крымской войны в середине 19 века 180.000 ногайских татар, которые жили в России, переехали в Турцию. Еще в 1870, когда Россией правил либеральный царь Александр II, некоторые ногайские татары покинули Российскую империю и осели в турецкой Малой Азии. Можно сказать, что татары обычно имели теденцию к дружбе с турками, с которыми они родственны в отношении религии и расы. В частности, все ногайские татары говорят на тюркском языке, унаследованном от кипчаков (половцев), который весьма близок к языкам киргизов и узбеков Средней Азии. 

     

     



    Далее:
  • ХIII История семьи Ишболдина аль Бекри




  • ← назад   ↑ наверх