• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Ф.Ш.Хузин, А.Г.Ситдиков

    История Казани

    Глава 3. Казань в эпоху Золотой Орды

    Монголо-татарские завоевания наложили свой отпечаток на развитие болгарских городов, в частности, Казани. Монголы-татары захватили большинство крупных городов Волжской Болгарии и подчинили себе ее население. Казань, возможно, осталась в стороне. Убедительных археологических фактов, свидетельствующих о разорении города войсками Батыя в 1236 г., пока не обнаружено, хотя в сочинении Гаффари (вторая половина XVI в.) она перечисляется среди городов, покоренных монголами [Тизенгаузен, 1941, с.211]. Достоверность данного сообщения вызывает у исследователей большие сомнения. Тем не менее, проф. А.Х.Халиков, основываясь на сведениях Гаффари, писал о подчинении Казани монголами наряду с Булгаром-Великим городом и в подтверждение этого тезиса приводил летописное сообщение персидского историка Рашид ад-Дина о захвате Менгу-Тимуром булгарского города Кармана (Кирмана) [Рашид ад-Дин, 1960, с.129]. По мнению А.Х.Халикова, поход Менгу-Тимура на Карман, отождествляемый им с Казанью, состоялся в 1278 г., о чем имеются прямые указания в сочинении Абуль-Гази и русских летопиясях [Халиков, Шавохин, 1996, с.320]. Об этом же свидетельствуют раннезолотоордынские монеты из Альменевского клада, чеканенные в городе Кирмане от имени Менгу-Тимура [Мохэммэдиев, 2003, 189 б.]. Имеющиеся в коллекции находок из раскопов Кремля наконечники стрел, появившиеся в Восточной Европе в период монгольских завоеваний, а также следы пожарища в раннезолотоордынских слоях, исследователи также слонны были связывать с походом Менгу-Тимура на Волжскую Булгарию [Халиков, Шавохин, 1996, с.324].

    С включением Волжской Болгарии и русских княжеств в единую административную систему Джучиева Улуса роль Казани как приграничной крепости была утрачена. Упала и фортификационная роль каменной крепости. Находясь в определенной (но в меньшей, чем Болгар) зависимости от Золотой Орды, город тем не менее не потерял своего значения как административного центра округи и контролировал в качестве княжеской резиденции поселения в бассейне р. Казанки. Серьезным фактором в усилении этого региона стал приток населения из южных областей, продолжавшийся в течение всего периода. Новым моментом в истории края стало формирование феодальной знати из пришлого населения. Об этом свидетельствуют надгробные камни на территории Кабанского городища на берегу оз. Кабан. В новых условиях происходит постепенный рост экономического значения Казани в регионе, усиление ее роли в политической жизни Болгарского улуса Золотой Орды.

    В последующем город, бесспорно, был вовлечен в борьбу за контроль над бывшей территорией Волжской Болгарии, сохранявшей свой экономический потенциал и стремящейся освободиться от зависимости ордынских ханов. Лидирующее положение в этой борьбе с середины XIII столетия занимал г. Болгар. Желание Золотой Орды сохранить регион под своей властью выражалось в разорительных набегах на город Болгар и другие города с привлечением русских князей. Военные походы совершались и на Казань. С этим, возможно, связаны относящиеся ко второй половине XIII в. следы пожаров и разрушений на некоторых участках каменных укреплений города.

    В золотоордынский период Казань из окраинного города превратилась в один из заметных экономических и политических центров Среднего Поволжья. Город динамично развивался как в рамках домонгольского города, так и постепенно расширяясь на юг по гребню Кремлевского холма. К началу XVI в. неукрепленный посад города доходит до пересечения современных улиц Кремлевской и Чернышевского. Развивался и ремесленный посад в районе Богородицкого монастыря. Это место известно по Писцовым книгам как "Старое городище". Остатки предполагаемых его укреплений пока не обнаружены. Материалы золотоордынского времени спорадически обнаруживаются в процессе охранно-спасательных работ, которые проводятся в последние годы на улицах города, причем даже на левом берегу речки Булак.

    Ремесленное производство в этот период, возможно, проникает и в укрепленную часть города. Об этом свидетельствуют найденные в Тезицком рву остатки оплавившихся огнеупоров, связанных с высокотемпературным производством.

    Укрепления Казанской крепости на Кремлевском холме сохранялись весь золотоордынский период в тех же размерах, что и в домонгольское время. В раннезолотордынский период по восточному склону они были разрушены, что, возможно, связано с нападениями ордынских ханов и русских князей во второй половине XIII в. или стали следствием естественного разрушения из-за крутизны высокого холма. Позднее эта часть стены была восстановлена. Видно это по строительному горизонту в завершении напластований IV (золотоордынского) слоя.

    Южная линия укреплений продолжала функционировать без значительных изменений. Она, возможно, не подвергалась крупным разрушениям и перестройкам. Ров с этой стороны также сохранялся, но его глубина из-за постепенного заполнения грунтом, строительным и бытовым мусором уменьшилась до 3 м.

    Жилые и хозяйственные постройки на укрепленной территории, относящиеся ко второй половине XIII столетия (нижний горизонт IV слоя), были расположены вдоль центральной улицы без определенной системы. В связи с притоком населения строительство в крепости начали вести более интенсивно. Это предопределило формирование в будущем регулярной застройки и создание новых улиц.

    К концу этого периода в укрепленной части города возникает внутренняя планировка, просуществовавшая в основных чертах до конца XVII в. С верхними горизонтами IV слоя соотносятся, помимо центрального каменного проезда, еще две вымощенные деревом улицы. Одна из них, как и ранее, проходила от южных ворот к спуску в северо-восточной оконечности крепости. Другая улица шла перпендикулярно к центральной - от западной стены крепости к северо-западному краю современного здания Благовещенского собора. Все три улицы пересекались в районе южных ворот, образуя в этой части города небольшую площадь.

    К концу XIV - началу XV в., как можно судить по имеющимся к сегодняшнему дню данным, относится возобновление после домонгольского времени каменного строительства. На территории Казанского кремля в золотоордынском слое довольно часто встречаются фрагменты поливных облицовочных плиток голубого, бирюзового и ультрамаринового цвета. Они связаны с внешней полихромной облицовкой каменных зданий. Подобные сооружения известны во многих ордынских городах. Аналогичные им постройки, очевидно, возвышались и в Казани.

    В городе проживало пестрое в социальном и этническом отношении население. Характер массового материала из золотоордынского слоя отличается от находок предшествующего времени. Керамическая посуда в нем представлена фрагментами сосудов, имеющих ближайшие аналогии в материалах нижне- и средневолжских городов Джучиева Улуса. Истоки данной посуды прослеживаются в высокотехнологичном домонгольско-булгарском и среднеазиатском гончарном производсте. Проживание в Казани выходцев из соседних русских княжеств документировано специфичной белоглиняной посудой, характерной для гончарства Северо-Восточной Руси, отдельными находками нательных крестов и иконок. Керамичееский материал свидетельствует также о присутствии среди городских жителей представителей местного поволжско-финского населения.

    Общеисторические процессы этого периода на развитии города сказались в целом благоприятно. Небольшое болгарское поселение домонгольского времени постепенно разрастается, превратившись к концу XIV столетия в значительный политический и экономический центр региона. Ослабление Болгара, особенно после событий 1361 г., приводит к усилению роли Казани в борьбе против Золотой Орды.

    С этим процессом В.Л.Егоров увязывает события, описанные в русских летописях под 1370 и 1376 гг. В них говорится о борьбе местного болгарского князя Хасана с Золотой Ордой за самостоятельное управление Болгаром [Егоров, 1975, c.83-86; 1985, c.102-105]. В результате конфликта с Ордой он был вынужден оставить город Болгар. Вскоре после этого Хасан-бек появляется в районе Казани, где проводит активную политическую деятельность до своей смерти в конце XIV в. С его могилой исследователи не без основания связывают одно из надгробий на Кабанском городище с надписью:

    "Он живой, который не умирает [все живущее умрет].

    Это место погребения великого и знатного повелителя,

    помощника повелителей,

    эмира чтимого . . . . . . . . .

    поведоносного . . . . . . . . .

    почтенных и великих, знамени . . . .

    к победоносному . . . . . . . . . . . . . . . .

    двух почестей . . . гордости рода . . .

    и веры, тени господа миров

    Хасан-бек сын Мир-Махмуда" [Юсупов, 1960, табл. 2].

    Как отмечалось выше, В.Л.Егоров считал булгарского эмира Хасана даже основателем города Казани. Несмотря на гипотетичность построений В.Л.Егорова, следует подчеркнуть, что описываемые в летописи события отражали реальные стремления Болгарского улуса к независимости от Золотой Орды, гегемонии над городами Волго-Камья, а также усиление в этой борьбе региональных князей.

    Именно в этот период Казань начинает играть все возрастающую роль среди других булгаро-татарских городов Средневолжского региона. Она становится новым центром на бывшей периферийной территории Волжской Булгарии, о чем свидетельствует чеканка монет на рубеже XIV - XV вв. от имени Гиазеддина с указанием места - "Болгар" или "Болгар аль-Джадид" (Новый Болгар) [Мухамадиев, 1999, c.253].

    Казань в качестве достаточно крупного города и признанного политического центра в русских летописях начинает упоминаться только с конца XIV в. [ПСРЛ, VI, с.130; VIII, с.72; X, c.169; XX, с.219; XXIV, с.167; XXVIII, с.89]. Правда, в поздних списках некоторых летописей она фигурирует еще в связи с событиями середины XII в. [ПСРЛ, XI, с.210]. В качестве наиболее ранней достоверной даты упоминания города в летописях под названием Казань некоторые авторы считают 1278 г., когда описывается ее передача ханом Золотой Орды Менгу-Тимуром в числе 36 городов во владение смоленскому князю Федору Ростиславичу в качестве приданого за свою дочь. Однако эти даты большинство исследователей считает недостоверными [Фахрутдинов, 1984, с.104].

    Усиление роли Казани в качестве торгового центра с международными связями нашло отражение в западноевропейских картах первой половины XIV - XV вв. На многих из них севернее слияния р. Волги и р. Камы на месте современной Казани указан город Саstrum (Саstramа, Саstarina) - крепость [Хафизов, 2000]. Развитие внутренней и международной торговли находит подтверждение в археологических материалах: привозной поливной посуде с полихромной росписью из ремесленных центров Нижнего Поволжья, Кавказа и Средней Азии, обломках селадоновых чаш из Китая, отдельных находках и кладах джучидских монет.

    Расположение Казани на одном из выгоднейших транзитных торговых путей на Волге, несомненно, заложило основы ее дальнейшего развития. Из небольшой пограничной болгарской крепости, преимущественно с военно-торговыми функциями на периферии Волжской Болгарии, она в период Золотой Орды превратилась в достаточно крупный региональный центр. К моменту появления на Средней Волге Олуг Мухаммада и его сыновей ей, возможно, подчинялись уже и другие болгарские княжества. Сложившиеся обстоятельства, несомненно, сделали неизбежным превращение города в столицу Казанского ханства.

    Глава 4. Казань - столица ханства (1445-1552 гг.)




    ← назад   ↑ наверх