• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Нурмухаммет Хисамов


    доктор филологических наук, директор
    Института языка, литературы и
    искусства Академии наук Республики
    Татарстан


    Татарский мир и двенадцать столетий татарской литературы



    «Татарин, не умеющий читать и писать, презирается своими земляками и как гражданин не пользуется уважением других», – так писал в 1844 году в своей книге «Казанские татары в стилистическом и этнографическом отношениях» казанский врач и этнограф Карл Фукс.
    Историческая судьба татар — это и судьба татарской литературы. Обзорная статья учёного даёт представление о разных этапах её развития, выдающихся именах и произведениях.


    Всякому заезжему, без сомнения, странно покажется найти в казанских татарах, говоря вообще, народ более образованный, нежели некоторые, даже европейские. Татарин, не умеющий читать и писать, презирается своими земляками и как гражданин не пользуется уважением других". Так писал в 1844 году в книге "Казанские татары в статистическом и этнографическом отношениях" казанский врач и этнограф Карл Фукс. Эта книга родилась вследствие многолетних наблюдений автора над повседневной жизнью татар и отличается точностью суждений и выводов.
    Татары читали книги самого разного содержания: по богословию, мусульманской юриспруденции (фикх), медицине, педагогике, астрономии, философии и, конечно же, художественную литературу. До начавшегося в XIX веке татарского книгопечатания они обходились рукописной книгой. Несмотря на то, что у татар, как и на всём мусульманском Востоке, рукописные книги относились к весьма тонким и сложными ремёслам и поэтому стоила очень дорого, они имели широкое хождение.
    Русское государство не оказывало поддержки татарской национальной школе. Поэтому учебники и другие книги переписывались шакирдами — учениками медресе на дешёвой и благодаря этому доступной русской бумаге. С течением времени рукописных книг становилось всё больше: несмотря на свирепое уничтожение в 20-30-е годы ХХ столетия и позже рукописных книг на арабице, они обнаружены археографами в большом количестве — их насчитывается десятки тысяч.
    Книги великого Навои наши узбекские коллеги копируют в парижских библиотеках. Между тем, один полный и высококачественный список его "Пятерицы" хранится в Казани. А найденных списков поэмы "Кысса-и Йусуф" ("Сказание об Иосифе") Кул Гали, великого классика булгаро-татарской литературы начала XIII века, к настоящему времени насчитывается около трёхсот. Самым старым списком считалась рукопись XVI века из коллекции учёного-богослова Г.Баруди, которая исчезла вместе с другими ценными книгами этого имама в упомянутые 20-е годы. А среди сохранившихся самым старым является Дрезденский экземпляр, приобретённый "у слободского татарина Динмухаммета Суттова" неким Зентелем. По всем признакам, список относится к XVII веку.
    Книгопечатание татарам было разрешено лишь к 30-м годам XIX века. Спрос на книги был огромен, и татарские книгоноши распространяли их не только среди своих соплеменников, но и среди других родственных народов: башкир, казахов и других. Издание большими тиражами спасло от исчезновения многие ценные памятники средневековой литературы. "Кыссас ал-анбия" ("Сказания о пророках") Рабгузи (1310 год), "Султан Джумджума" ("Повесть о черепе султана", XIV век), "Толкования Корана", множество книг восточных учёных и поэтов — Ибн Сины, Саади, Аттара и других, являющиеся учебным пособием в медресе и занимательным чтением у образованной части населения, были распространены и в рукописной, и в печатной форме.
    Особо уважаемое место в духовно-нравственной жизни татарского народа занимала вышеупомянутая поэма "Кысса-и Йусуф", созданная на сюжет библейско-коранического сказания об Иосифе Прекрасном, названном в мусульманской литературе "Йусуфом Верным". Это — книга о верности долгу, отцу, родине, о любви, сказание, осуждающее распри братьев, воспевающее чистоту чувств и право на счастье. Родители "Книгу о Йусуфе" (так в на роде называли эту поэму) клали в приданое невесты. В одном акте о конфискованном имуществе участника Пугачёвского восстания в числе ценных вещей упомянута данная книга. Татарские женщины читали её под напев, собираясь зимой на вечеринки.
    В средневековье в отношении литературы не существовало понятий "своё" и "привозное": книжный репертуар Поволжья был весьма широк, потому что, к примеру, суфийские поэты Туркестана Ахмед Ясеви и Сулейман Бакыргани (XII век) считались у татарских читателей своими.
    После завоевания Казанского ханства Московским государством литературная жизнь, как и вся духовная деятельность, долгое время находилась в состоянии оцепенения. Однако традиции поэтического творчества были настолько сильны, что продолжали появляться выдающиеся авторы и выдающиеся произведения.
    Первая половина XVI века, пора культурного процветания Казанского ханства, запечатлена в истории татарской литературы именами Мухаммедьяра, Гарифбека, Кул Шарифа и других авторов. Казанский хан Мухаммед Эмин был также и поэтом, сохранились его стихи, полные гнева и проклятий в адрес Тамерлана за разрушение Булгара. Мухаммедьяр создал великолепные поэмы "Тухфаи мардан" ("Дар мужей") и "Нури содур" ("Свет сердец"), в которых воспеваются идеи справедливости и милосердия.
    Во второй половине XVI века в московском плену дипломатом Аднаш ибн Аднишем был написан большой трактат "Сирадж ал-колюб" ("Светоч сердец"), в котором автор в иносказательной форме, на материале арабо-мусульманской истории размышляет о причинах поражения в 1552 году.
    В XVI-XVII веках делаются попытки создания татарского эпоса. В памяти народа сохранились колоритные, поэтически совершенные фрагменты рождающегося в муках эпоса, которые на контрастах воспоминаний и реального настоящего отражают трагическое состояние персонажей. Ни дастан "Чура батыр" ("Богатырь Чура"), ни упомянутые фрагменты не достигли уровня великого эпоса татарского народа "Идегей". Утрата государственности и исторического оптимизма вызвала кризис в эпическом мышлении народа. На такой исторической почве на стыке письменной литературы и фольклора появился неизвестный доселе лирико-эпический жанр баитов, повествующих в основном о трагических коллизиях личной или социальной жизни. В литературе возобладала идеология суфизма с налётом мистицизма — отрешённости от жизни, заботы о загробном мире .
    Но запас прочности татарской литературы был высок. На почве суфизма в XVII веке появился крупный поэт-лирик Мавля Кулый, который продолжил традиции своих учителей Ахмеда Ясеви и Бакыргани. Два мотива переплетаются в его страстной лирике: стремление к благочестию, к воссоединению с Творцом и воспевание труда землепашца. Во втором цикле его хикметов смелая реалистичность мышления и гуманизм обогащены исторически новыми нюансами: к примеру, он страстно утверждает, что "перед Творцом равно высок хлебопашец мусульманин или иной религии".
    XVII век считается труднейшим в социально-духовной истории татарского народа. Религиозное насилие достигает своего апогея. За одиннадцать лет при епископе Луке Канашевиче было разрушено 418 из 538 мечетей с существовавшими при них мектебами (школами). Татары с энтузиазмом участвуют в массовом движении протеста. Так, в Пугачёвском восстании татарские полковники с завидным рвением налаживали почтовую связь и сбор средств "для императора Петра Фёдоровича", то есть для Емельяна Пугачёва. Это стало своего рода школой взаимодействия с русским народом.
    Глубокий след в истории общественно-политической мысли оставило татаро-башкирское выступление во главе с муллой Абдуллой Алиевым (Батыршой). Причины и цели этого неудавшегося восстания были изложены в объёмном "Гарызнаме" ("Записки опротестования") Батырши, заключённого в Шлиссельбургскую крепость. Этот социально-публицистический трактат изобличал невыносимый произвол и насилие царских чиновников среди татар и башкир. Он написан ярким и страстным языком. В нём сквозит вера в справедливость белого царя с налётом социального утопизма. В то же время автор дерзко упрекает императрицу Елизавету Петровну за неведение того, что происходит в её государстве.
    Под воздействием крупных социально-политических событий в татарской поэзии появляются мотивы, сильно отличающиеся стилистически и идейно от традиционных. Например, поэт-дидактик Габди призывает к трезвости в оценке мира своего времени:
    Нечисть он, не прельщайся этим миром, считая его мёдом.
    Чтобы развратить, обманывает тебя хитростью, будто поддерживая.
    Ежедневно прихорашивает лицо, не обманывайся, приняв за гурию.
    Бедный Габди молит Бога, считая Казанскую землю Сионом.

    (подстрочный перевод)
    Процесс обновления татарского стиха особенно ярко проявляется у Габдуссаляма Ураева. Его любовная лирика облечена не только в форму газели в традиции восточной поэзии, а и в фольклорно-игривую интонацию.
    Но принципиально новые веяния как следствие социальных потрясений наблюдаются и в психологическом содержании произведений. Характерным проявлением такой тенденции стали судьба и творчество небезызвестного Габдулманнана Муслюмова, участника Пугачёвского восстания. В его стихах отражается глубокий драматизм внутренних переживаний:
    Когда молюсь, ведь это — от лицемерия.
    Честно ли заработана моя еда?
    От какой еды и питья выпали эти зубы?
    Недостойны все мои шатания.

    (подстрочный перевод)
    Активное участие татар в общероссийском общественном движении и отражение его в фольклоре свидетельствуют о глубоких изменениях в татарском обществе. Судя по ним, татарский народ почти полностью адаптировался к новым историческим условиям. В народных песнях о Е.И.Пугачёве отражена тоска джигитов по удали и размаху героических дел:
    Говорят, что есть царь Пугачёв,
    Что ему суконный бешмет тесен.
    Что ратные земли по Яику,
    Взбудоражив, исходивший — это он.
    Повидать бы царя Пугачёва,
    Пройтись бы перед ним с поклоном.
    Сев на аргамака, достигнув славы,
    Ходить бы в Яицких битвах.

    (подстрочный перевод)
    Примечательно, что народная поэзия не идеализирует бунт и мятеж, а в образе Пугачёва ("царя Петра Фёдоровича") видит легитимную власть. Главным уроком участия татар в Пугачёвском восстании и поддержки ими правительственных войск для императрицы Екатерины II было то, что она увидела в татарах реальную силу, с которой необходимо считаться. В 1782 году в Казани создаётся Татарская ратуша, а в 1789 году организуется Духовное управление мусульман. А до этого царское правительство ликвидировало центр христианизации края — Новокрещенскую школу, издало указ, снимающий ограничения для татар в торговых делах и т.д. Таким образом, в империи была объявлена религиозная терпимость.
    Татарская литература вступила в XIX век с обновленческим настроем. Этому способствовало то, что татарский народ всё сильнее втягивался в общероссийский экономический и социально-политический процесс. Элементы буржуазных отношений всё больше проникают в экономическую жизнь татарского общества. Национальное купечество всё активнее участвует в торговле с Средней Азией и другими восточными странами. В литературе усиливается интерес к приключенческой тематике. В переводе с персидского появляется целый букет приключенческих рассказов "Маджмуг эль-хикаят", в которых действует активный герой, находчиво преодолевающий самые невероятные препятствия. Спрос на такие светские повести свидетельствует о бодром самочувствии народа.
    Усиление светского начала в литературе особенно ярко проявляется после победы в Отечественной войне 1812 года. На волне общенародного ликования создаётся баит "О русско-французской войне" — произведение на стыке письменной поэзии и фольклора, в котором участник этого события описывает героические дела воинов российской армии. Так появляется оптимистическое, светлое произведение в рамках жанра традиционно-трагического содержания:
    "Когда писал этот баит, перья были из камыша.
    И в доме, и во дворе царил радостный шум",

    пишет анонимный автор о настроении в день возвращения с победой. Пробуждение в народе бодрого духа в XIX веке породило целую плеяду талантов. Поэт и учёный-энциклопедист Габдрахим Булгари-Утыз Имяни написал десятки поэм-трактатов философско-этического содержания и много проникновенно-лирических стихотворений о своей нелёгкой судьбе.
    Литература этого века отразила всю гамму переживаний и философско-нравственных поисков татарского общества. В условиях царской России татарам было дозволено заниматься лишь одним видом интеллектуального труда — богословием, поэтому интеллектуально-творческий потенциал был сосредоточен в среде мулл. Из неё вышли такие крупные суфийские поэты, как Хибатулла Салихов и Шамсутдин Заки. Об их глубокой философской поэзии историк и мыслитель ХХ века Ризаэддин Фахретдин писал, что "за совершенство их стихов ни в один век не придётся краснеть".
    Мулла Габдельджаббар Кандалый создал цикл замечательных лирических поэм-посланий к своей возлюбленной, которая не приняла его любви. Вся поэзия этого автора имеет светский характер, он обогатил татарскую литературу совершенно новыми картинами народной жизни, сельского быта, тяжёлой женской судьбы.
    Из среды мулл вышли крупные учёные-историки и филологи. Шигабутдин Марджани создал многотомный труд по истории татарского народа Булгарского и Казанского периодов, по проблемам философии и этики. Его голос был услышан во всём мусульманском мире, живой интерес к его трудам проявили русские и европейские учёные. Он является одним из теоретиков татарского джадидизма. Другой мулла — Каюм Насыри был деятельным сторонником европеизации татарской жизни, написал труды по грамматике татарского языка, составил словари, издавал пользовавшиеся популярностью в народе ежегодные календари.
    В XIX веке татарская поэзия полностью вернула высоты, утраченные за предыдущие три столетия. Она стала многожанровой, многогранной по своей идейно-тематической палитре. Появились интересные опыты в области татарской прозы: создаются романы Мусы Акджигита и Загира Бигиева — ростовского ахуна и брата известного богослова ХХ века Мусы Бигиева. Сформировалась татарская драматургия просветительского содержания. Первопроходцами в этом жанре были Габдурахман Ильяси и Фатих Халиди.
    На стыке XIX и XX веков творил талантливый поэт Мифтахетдин Акмулла. Воспитанный на просветительских идеях Шигабутдина Марджани, он темпераментно воспел его заслуги в пробуждении национального самосознания татарского народа. Его афористичная мудрая лирика вобрала в себя художественные достижения татарской письменной поэзии и традиции поэтического творчества башкирских чичан и казахских акынов, поэтому эти народы наряду с татарами считают его своим поэтом.
    Акмулла оказал благотворное влияние на творчество крупнейших татарских поэтов ХХ века — Габдуллы Тукая, Дердменда и Мажита Гафури, поэта двух народов: татар и башкир.
    В начале ХХ века татарская нация с оптимизмом смотрела на своё будущее, либеральные изменения в общественно-политической жизни России в результате революции 1905-1907 годов благотворно влияли на процесс национального пробуждения татар. Создание широкой сети газет и журналов вдобавок к действующим книжным издательствам создало простор для роста молодых литературных талантов. В начале ХХ века татарская литература совершила громадный скачок в своём развитии. Она вобрала в себя все важнейшие особенности предыдущего пути и трансформировала их в соответствии с новыми идейно-эстетическими потребностями.
    Одну из главных тенденций литературного движения в начале прошлого века составляла стремительная европеизация художественного мышления. Это явилось результатом деятельности просветителей, влияния общероссийских общественных движений, обучения татарской молодёжи в университетах Парижа, Стамбула, Берлина и других культурных центров Европы, общения татарской интеллигенции с русскими университетскими кругами и знакомства её с русской периодической печатью. Осмыслению таких коллизий посвящены произведения великих прозаиков начала ХХ века Гаяза Исхаки, Галимджана Ибрагимова и Фатыха Амирхана.
    Восточно-западный синтез особенно ярко проявился в поэзии. Если обратить внимание на примечания к подражаниям или заимствованиям Тукая, то мы обнаружим имена Шекспира, Гёте, Толстого, Пушкина, Лермонтова целый букет европейских гениев. Мотивы своей любовной лирики Тукай связывает с именами Байрона, Гейне, Пушкина и Лермонтова. Поэт-романтик С.Рамеев перевёл стихи Шиллера, С.Сунчелей перевёл трагедию Гейне "Альмансор": поэта привлекла тема протеста против религиозного насилия.
    Крупный золотопромышленник, издатель и общественный деятель (депутат Госдумы от партии кадетов) Дердменд создал стихи совершенные по форме, своеобразные и новые для традиционной поэзии по строфике, глубокие по философскому содержанию. Восточно-западный синтез в его лирике проявился очень органично. В его пейзажных этюдах — вселенский охват явлений, роднящий поэта с Гёте, а осмысление человеческой судьбы, места человека в историческом и природном процессе в его коротких стихах тяготеет к лирике Омара Хайама. В изображении природы у Дердменда чувствуются отзвуки художественно-эстетических поисков, происходивших в европейской — в частности, во французской поэзии, и импрессионистско-сюрреалистические нюансы, характерные для французских художников и поэтов.
    Герой новой эпохи — сложная в сплетении оптимизма и трагизма личность, богатство гаммы переживаний, национальные чувства, высокий российский патриотизм и широкий социально-философский кругозор нашли наиболее полное отражение в лирике Тукая. Идейным вождём литературного процесса начала ХХ века, безусловно, был Гаяз Исхаки, а выразителем национальных чаяний и подлинным властителем дум — Тукай. Поэт, проживший неимоверно короткую жизнь в 27 лет, остаётся для татар эталоном поэтического совершенства.
    В новую, советскую эпоху татарская литература вступила сильной, развитой, способной поднимать темы и проблемы большого социально-исторического и художественного значения, имея зрелую литературно-критическую мысль. Не принявший большевизм Гаяз Исхаки эмигрировал из России. Зачинателями новой литературы стали прославленные мастера Галимджан Ибрагимов, Фатых Амирхан, Галиаскар Камал, Мажит Гафури, Фатхи Бурнаш, Карим Тинчурин и другие. Поэтический вакуум после Тукая заполнил певец новой эпохи Хади Такташ.
    Литературоведческая мысль испытывала потребность в создании истории татарской литературы. В голодные 1921-1923 годы литературовед Гали Рахим и профессор истории Газиз Губайдуллин создают двухтомную "Историю татарской литературы". Позже оба автора были репрессированы и их труд десятилетиями оставался под запретом.
    Советская татарская литература заявила о себе крупными литературными полотнами. Г.Ибрагимов издал эпопею "Наши дни", в которой показал значение революции 1905 года для жизни татарского народа. В его повести "Голод повелел" показана суровая правда о трагедии голодного 1921 года в Поволжье. Роман этого писателя "Глубокие корни" показал драматические коллизии периода коллективизации.
    Поколение литераторов, рождённых национальным подъёмом начала ХХ века, было под корень вырублено репрессиями 30-х годов. Однако духовный подъём, вызванный революцией 1917 года, на которую татарская интеллигенция возлагала большие надежды, породил новое поколение талантливых литераторов, которым предстояло определить облик литературы всего советского периода. Это прозаики Кави Наджми, Гумер Баширов, Афзал Шамов, Ибрагим Гази, Амирхан Еники, Мирсай Амир, Фатых Хусни, Абдурахман Абсалямов, чьи романы и рассказы вызывали интерес не только у татарских читателей, но и во всём Советском Союзе. Особенно выдвинулись крупные мастера эпического размаха и психологической глубины Гумер Баширов и Амирхан Еники.
    На войне погибли многие татарские литераторы. Среди них — известные российскому читателю Муса Джалиль, Фатых Карим, Адель Кутуй. Солдатский и поэтический подвиг Джалиля известен всему миру.
    Великий татарский поэт ХХ века Хасан Туфан, единомышленник Такташа, продолжатель традиций Тукая и Дердменда, десятилетия провёл в ссылке. Он вернулся к активному творчеству после ХХ съезда КПСС и оказал большое влияние на татарскую поэзию. Хасан Туфан высоко поднял планку поэтического мастерства и она стала ориентиром для всей татарской поэзии. На новую качественную высоту поднялись известные поэты Сибгат Хаким и Нури Арслан — вместе с патриархом татарской поэзии Хасаном Туфаном они составили тройку великих татарских поэтов. Поэты-шестидесятники Роберт Ахметзянов, Равиль Файзуллин, Рашит Азметзян, Рустем Мингалим, Ренат Харис, Радиф Гаташ, Гарай Рахим и пришедшие в поэзию после них интересные поэты Разиль Валеев, Роберт Миннуллин, Зульфат Маликов, Мударрис Аглямов, Зиннур Мансуров, Газинур Мурат, Рифа Рахман сформировались и утвердились в литературе под благотворным влиянием этой великой тройки.
    Писатель драматической судьбы (был репрессирован в студенческие годы), бескомпромиссно принципиальный и честный Аяз Гилязов создал романы и повести, взволновавшие читателей как художественные открытия.
    После смерти крупного деятеля последнего пятидесятилетия Гарифа Ахунова в татарской литературе завершилась смена поколений. В 99-летнем возрасте ушёл из жизни великий мастер прозы Г.Баширов, за ним — А.Еники.
    Теперь основную силу литературного процесса составляет поколение шестидесятников. Связующим звеном между ушедшим и действующим поколениями являются талантливые прозаики и поэты старшего поколения Нурихан Фаттах, Гамил Афзал, Мусагит Хабибуллин, Ильдар Юзеев, Туфан Миннуллин, Шаукат Галеев, Ахсан Баян. К этому же поколению относится драматург, прозаик и публицист Диас Валеев, пишущий на русском языке.
    Итоги двенадцативекового развития татарской литературы подвели шеститомная академическая "История татарской литературы" и двухтомная "Антология татарской поэзии".

    Обсудить статью на форуме



    Источник: http://www.tatworld.ru/article.shtml?article=71



    ← назад   ↑ наверх