• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Хәбир Ибраһим

    Хәбир Ибраһим Хәбир Ибраһим (Хәбир Кәбир улы Ибраһимов) 1958нче елның 20 ноябрендә туган. Казанда яши.

    Син - зур көзнең алтын яфрагы

    
    * * * 
    Күрмәдем лә кыр казлары 
    Тезелешеп үткәнен, 
    Сизмәдем лә яшьлек берлән 
    Җәйнең үтеп киткәнен. 
    Әле генә җылы иде – 
    Салкын җилләр исәләр, 
    Агачлар да саргаешып, 
    Моң-зарларын сибәләр. 
    Җир дә туңган, ап-ак булып, 
    Кыраулар да төшкәли. 
    Дымсу җиргә моңсу гына 
    Вак-вак яңгыр сибәли. 
    Алда – шыксыз көзге төннәр, 
    Нишләрмен мин ялгызым? 
    Мәхәббәтем юкка чыкты, 
    Җәйләр көзгә чыккачтын. 
    Күрмәдем лә кыр казлары 
    Тезелешеп үткәнен, 
    Сизмәдем лә яшьлек берлән 
    Җәйнең үтеп киткәнен. 
    
    * * * 
    Тәбрик итәм салкын көнең белән! 
    Калды бездән җәйнең уртасы. 
    Күңелләрнең кайнарлыгы белән 
    Килә, иркәм, сине кочасы. 
    Сөйгән ярлар, сезне тартып тора, 
    Дәшеп тора җылы урыннар. 
    Ялкын-сулуларын басып тора 
    Язылмаган җирле кануннар. 
    Сиңа керсәм, шундук алып ташлыйм 
    Өскә япкан җылы юрганың, 
    Мин йөрергә ерак юлга чыгам, 
    Сулап кышның карлы тузанын. 
    Кая барыйм, 
    Дөнья юл куймагач 
    Һәм югалткач җылы оямны? 
    Кая куыйм, җирдә көн бозылгач, 
    Йөрәктәге җылы ярамны?! 
    
    * * * 
    Ачуланма, мин үземне сөям, 
    Бер дә юкка мине орышма. 
    Син киләсең туңып каршыма! 
    Син киләсең яланаяк атлап, 
    Таптап җирнең чыклы үләнен. 
    Син сөйлисең (җаны кулларыңның!) 
    Якын туганыңның үлгәнен. 
    Син сөйлисең... 
    Ә мин нишли алам? 
    Ни дип кенә белмим әйтергә? 
    Җылы бер сүз, бер акыллы киңәш 
    Һич кенә дә килми хәтергә. 
    Ачуланма, мин үземне сөям. 
    Керә алмам синең тормышка. 
    Син киләсең туңып каршыма... 
    
    * * * 
    Шушы микән тирән ялгызлык? 
    Төннәр озын, 
    Көзләр караңгы. 
    Күзләр генә иңли алмастыр 
    Синең белән безнең араны. 
    Күрешү өчен күп гамәлләр кордым: 
    Утта яндым, туңдым салкында, 
    Юл ягына басып карап тордым 
    Иске йортның өске катында. 
    Син керәсе ишекләрне яптым, 
    Беркем дә юк – күктә ай гына! 
    Синең өчен кешеләрдән качтым, 
    Синең өчен баттым кайгыга. 
    
    * * * 
    Елмайдың да китеп бардың, 
    Инде хәзер юксынам. 
    Яндың кайнар кочагымда, 
    Әйттең: 
    – Сиңа буйсынам! 
    Вакытлыча гашыйк булу – 
    Ялгыз хатын юлдашы. 
    Үбәм ирен очларыңнан, 
    Терсәкләрең, кулбашың. 
    Яратырга комачау итми... 
    Йомыла моңсу күзләрең... 
    Бу мизгелне мин ашкынып 
    Гомерем буе эзләдем. 
    
    Елмайдың да китеп бардың, 
    Ята... Фотосурәтең... 
    Ходай җан вә тән ләззәтен 
    Үлчәп биргән, күрәсең. 
    
    * * * 
    Төн йокымны качырдың бит, 
    Әй син, нечкә, чибәр туташ! 
    "Олы син!" – дип читенсенмә, 
    Сердәш бул син, бул син юлдаш. 
    Әтиең вә әниең дә 
    Миңа яшьтәш икән әле. 
    Димәк, янә яшьлегемне 
    Кабатлыймын икән әле. 
    Карт гашыйкка тап булдым, дип, 
    Син, бәгърем, хафаланма. 
    Синең тормыш үргә табан, 
    Ә минеке – тәмамлана. 
    Мин коточкыч бай да түгел, 
    Бик юка да түгел кесәм. 
    Дөньям үксеп, үксез калыр, 
    Араларны әгәр өзсәң. 
    Төн йокымны качырдың бит, 
    Әй син, нечкә, чибәр туташ! 
    Сөя калсаң, хәбәр бир син, 
    Сердәш бул син, бул син юлдаш. 
    
    * * * 
    	Р-гә 
    
    Бу каеннар безне онытмаслар, 
    Тузларына уеп куярлар. 
    Без югалгач, әле озак кына 
    Безне сагынып яфрак коярлар. 
    Хәтереңдә мәктәп дәфтәренә 
    Яфрак җыйнап йөргән чакларың, 
    Син бу шашкын сәер мәхәббәтең 
    Тән сөюең белән акладың. 
    Ялгышасың, сөю туенда 
    Тәннәр түгел, җаннар берләшә. 
    Каеннар да без гашыйклар берлән 
    Яфрак коя-коя серләшә. 
    Бу каеннар безне онытмаслар, 
    Тузларына уеп куярлар. 
    Яфракларын җилгә ата-ата 
    Бу дөньядан безне җуярлар... 
    
    * * * 
    Ишелеп яфрак коеладыр... 
    Бу көчләрнең алтынлыгы 
    Алып килде миңа йөрәк, 
    Шашкын хисләр якынлыгы... 
    Җансыз сары яфракларның 
    Җаны ялтырап күккә аша. 
    Иелеп җирдән "алтын" җыйный 
    Фәкыйрегез (күптән шашкан!). 
    Бир син, Ходай, алтын көннәр! 
    Алам, тормам бәясеннән. 
    Тик бәхетне кайтар миңа, 
    Кайтар аны иясенә. 
    Бу көзләрнең алтынлыгы 
    Җилсендерде моңсу җаным. 
    Бәхет эзләп төшләнәмен, 
    Аның иясе – гүзәл ханым. 
    
    * * * 
    	Казан – фәхеш шәһәр. 
                                         Һ. Такташ 
    
    Бу көннәрнең салкынлыгын 
    Якын алып күңелемә, 
    Мин ашыктым урамнарның 
    Шау-шуына күмелергә. 
    Тыкрыклар... сары йортлар, 
    Әле тагын кемне йотар? 
    Төнге шәһәр ешлыгында 
    Йөрәк яна... яна утлар... 
    Җаның салып ача күрмә! 
    Кемгә кирәк синең җаның? 
    Таныш дуслар күрмәс өчен, 
    Карый тизрәк качу ягын. 
    Юк, үпкәм юк һич аларга, 
    Үпкәләргә бармы хакым?! 
    Төнге ачы сагыш белән 
    Томаланган инде аңым. 
    Шуңар менә шатлык сизми, 
    Өзгәләнә, әрни бәгырь... 
    Җан вә җиһан бушлыгыннан 
    Әнә шулай үлә шагыйрь. 
    
    Элегия 
    
    Авыр атлыйм җирдән.        
    Көз уртасы. 
    Төнге кунак. 
    Чак-чак аерам. 
    Тора алда – зират капкасы. 
    Җилләр аны ачкан, каерган. 
    Күңелгә ят: көзге зират юлы, 
    Мәрмәр ташлы салкын каберләр.   
    Күңелемдә нидер туктап калды,       
    Өзгәләнде шулчак бәгырьләр. 
    Тик шулай да нигә кайгырырга? 
    Язмыш шул ук – үлгәч күмәрләр. 
    Мин кузгалмыйм. Күрәм – якын миңа 
    Сүнгән утлар, сүнгән каберләр. 
    Әйтерсең лә, соңгы юлдан киләм, 
    Барсын ачык күрәм мин моннан: 
    Бар яхшылык җирдә яхшы. 
    Бар яманлык җирдә яман. 
    Күңелдә шом. 
    Як-ягыма карыйм.... 
    Шабыр тиргә төшәм куркудан. 
    Тиз-тиз генә атлыйм.. Әйтерсең лә 
    Кемдер тарта минем якадан... 
    
    Көзге җыр 
    
    Менә тагын җиргә, 
    Менә тагын җиргә 
    Яфрак ява. 
    Ә мин киләм сиңа. 
    Ә мин киләм сиңа 
    Көзләр аша. 
    Ә син качма миннән, 
    Ә син качма миннән, 
    Мин ялгызым... 
    Мин бит сине сөям. 
    Синең өчен көям, 
    Күз нурым! 
    Син – зур көзнең алтын яфрагы, 
    Агачыннан тамган яфрак. 
    Күз алдымнан калтырап югаласың, 
    Җилләр исеп куйса катырак. 
    Менә тагын җиргә, 
    Менә тагын җиргә 
    Яфрак ява. 
    Ә мин киләм сиңа, 
    Ә мин киләм сиңа 
    Көзләр аша. 
    Ә син качма миннән, 
    Ә син качма миннән, 
    Зинһар өчен! 
    Яфрак тамды җырдай, 
    Бәхет тамды шулай 
    Безнең өчен. 
    Син – зур көзнең алтын яфрагы, 
    Агачыннан тамган яфрак. 
    Күз алдымнан калтырап югаласың, 
    Җилләр исеп куйса катырак. 
    Менә тагын җиргә, 
    Менә тагын җиргә 
    Яфрак ява. 
    Ә мин киләм сиңа, 
    Ә мин киләм сиңа 
    Көзләр аша... 
    
    * * * 
    	Утыр әле яннарыма. 
    		Ш. Галиев 
    
    Утыр әле яннарыма, 
    Күзләреңә карап талыйм. 
    Күктән төшкән бу бәхетнең 
    Бер мизгеле булып калыйм. 
    Син беләсең, мин бай түгел,             
    Йортым да юк, аз акчам да – 
    Сөенә алмам – затлы йортның         
    Ишекләрен бер ачсаң да. 
    Миңа аннан кадерлерәк 
    Синең уйчан күз карашың,               
    Алтын көзнең яфрак шавы –            
    Күңелеңнең асыл ташы... 
    – Нинди кеше соң син?! – диеп,       
    Сорама син (уйлама да!).   
    Күңелемдә, үлем юрап, 
    Хәтәр хисләр уйнаганда. 
    Утыр әле яннарыма, 
    Күзләреңә карап талыйм. 
    Күктән төшкән бу бәхетнең 
    Бер мизгеле булып калыйм. 
    
    * * * 
    Юл алырга иде бер көн 
    Авылым тарафына, 
    Югалырга иде кереп 
    Үләннәр арасына. 
    Тәгәрәргә иде ятып 
    Туган як болынында – 
    Гаҗәпләнеп бал кортлары, 
    Бөҗәкләр уенына. 
    Тын калырга иде бер мәл 
    Сандугач тавышыннан, 
    Ак җилкәндәй кабарышкан 
    Болытлар агышыннан. 
    Их, шулчакны булсын икән 
    Бер чибәр кыз яныңда, 
    Алып төшәр идем аны 
    Салкын чишмә янына. 
    Юл алырга иде бер көн 
    Авылым тарафына. 
    Югалырга иде кереп 
    Үләннәр арасына... 
    
    

    Хабир Ибрагим

    ПИСАТЕЛЬ И ВРЕМЯ

    Судьбу осилит смеющийся

    Хабир Ибрагим (литературный псевдоним Ахир) - типичный татарский литератор. Ему свойственны всеохватность и плодовитость: он пишет стихи и прозу, сочиняет тексты песен, комедии, мелодрамы и киносценарии.

    К пятидесяти годам по его произведениям поставлено около двадцати спектаклей в театрах Татарстана и России, снято четыре полнометражных художественных телефильма.

    Он автор трех книг, лауреат конкурсов "Татарская пьеса" (1998) и "Новая татарская пьеса" (2006). Главное, что выделяет Хабира Ибрагима среди собратьев по перу, - пристрастие к вымирающему жанру социальной сатиры.

    - В одной из твоих характеристик сказано: "...имеет активную жизненную позицию, в своих многочисленных печатных публикациях смело высказывается о самых насущных проблемах нашей действительности и вместе со всей общественностью ищет пути решения проблемных вопросов". Расскажи, какие пороки ты бичуешь в своих произведениях?

    - Больше всего я не люблю обманщиков, пропащих алкоголиков и упертых фанатиков. С другой стороны, я не Салтыков-Щедрин и не могу сказать, что в сатирических повестях "Мухтар и Туктар", "Халявщик" бичевал эти пороки. Я по-своему люблю своих героев и жалею их, ведь прототипы многих из них мои односельчане, коллеги по работе.

    - Как ты, родившийся в благополучной семье председателя колхоза, выработал в себе страсть к социальной сатире? Небось в детстве как сыр в масле катался?

    - С точностью до наоборот. Ко мне, самому младшему - чет-вертому - ребенку в семье, отец был особенно строг. Он считал меня бездельником. Старший брат был отцу помощником во всех делах: запрягал лошадь, чинил забор, а я часами мог сидеть и фантазировать. Однажды в стоге сена замечтался до того, что не заметил, как приятели бросили в костер мою старую потертую шубу. За нее мне досталось от родителя как за испорченную обновку.

    Когда в 1976 году поступил в институт культуры на факультет культурно-просветительской работы, поневоле хорошо учился. Троечников лишали стипендии, а это для меня означало голодную смерть. Отец мог завалить меня картошкой, мясом и овощами, но предпочитал, чтобы я наравне со всеми жил от стипендии до стипендии в общаге, питался комплексным обедом за 40 копеек в столовой, носил старомодный кримпленовый костюм и дешевое драповое зеленое пальто, в котором походил на крокодила или ходячее одеяло. Добавь к этому образу длинные, до плеч, волосы по моде тех лет...

    - Ты от природы обладал веселым нравом и ироническим взглядом на действительность?

    - Опять с точностью до наоборот - в юности я был меланхоликом и романтиком. Когда после окончания института вернулся по распределению в родной Апастовский район, стал не только методистом, но и... диссидентом. Хотел совершить переворот в культуре, чтобы район гремел на всю республику. Демонстративно отказался от премии под тем предлогом, что ничего не делал, только бумажки составлял. Юный дурак был, а другой человек спокойно положил мои деньги себе в карман и обвинил меня в том, что я выступаю против политики партии.

    В своем нигилизме я дошел до того, что проигнорировал выборы районного судьи. Беспрецедентная наглость по тем временам, когда явка должна была быть стопроцентной. Я сидел преспокойно дома и играл с другом в шахматы, а в восемь вечера ко мне явились члены избирательной комиссии с огромной деревянной урной. Райкомовский шофер Ансар, выглянув из-за красной бандуры, сказал с укоризной: "Ты один остался в районе непроголосовавший". В тот момент мне как раз грозил мат. Одной рукой я держал шахматную фигуру, а другой не глядя положил в урну лист для голосования. Потом люди говорили, что, узнав о моих художествах, первый секретарь райкома якобы вознамерился "выселить" меня за пределы района.

    Правда, потом руководство сменило гнев на милость, и меня направили учителем физкультуры в Булгоярскую школу, расположенную в трех километрах от моей родной деревни Бурнашево. Встретили меня кисло и определили вести группу продленного дня - атас для мужчины. Какое-то время я водил детей в столовую, помогал делать домашние задания, а потом впал в депрес-сию. Полгода не работал, чуть не сошел с ума и хотел застрелиться.

    В 2002 году по моему кино-сценарию был снят художественный фильм "Одинокий чибис". В нем рассказывается о татарской деревне 50-60 годов прошлого века, когда крестьяне находились на положении крепостных, не имея паспортов. Главный герой этого фильма Рамазан кончает жизнь самоубийством. В этот образ я вложил опыт душевной дисгармонии, пережитой в молодые годы.

    - Так где же тебя все-таки благословил бог веселья и озорства Локи, уж не в деревне ли Альмендерово, от названия которой получил имя бессмертный старик Альмандар из знаменитой пьесы Туфана Миннуллина?

    - Похоже на то. Когда в 1985 году меня назначили на должность заведующего Домом культуры в Альмендерово (это был пик моей карьеры в провинции), в первый же день альмендеровцы оказали мне "теплый" прием - избили. "За что?"- спросил я, отряхивая грязь. Ответ был исчерпывающим: "А за то, что ты завклубом". Разумеется, я мог бы собрать друзей и достойно ответить обидчикам, но, как человек, увлекающийся шахматами, решил действовать хитроумно.

    Тогда в моду входили дискотеки, и я убедил председателя выделить под эту затею три тысячи рублей (огромные деньги по тем временам), съездил в Ка-

    зань, закупил аппаратуру, и через несколько дней над входом в Дом культуры красовалась вывеска "Дискоклуб "Робот-М". Почему "М", я и сам не знал. После этого моя популярность среди сельчан выросла.

    Освоившись в новой роли диск-жокея, я расширил поле деятельности, и вскоре стенды домов культуры близлежащих районов пестрели афишками "Гастроли дискоклуба "Робот-М". Деньги в карман потекли если не рекой, то уверенным ручейком. Однако все закончилось печально. Как-то раз в деревне Барышево я, как обычно, вышел на сцену и произнес коронную фразу: "Танцуют все!". Но музыка не заиграла. Аппаратура, раздолбанная во время переездов в кузове грузовика, вышла из строя. "Деньги назад!"- угрожающе зашумела толпа. Но денег у меня уже не было, я конвертировал их в застолье, организованное за кулисами. Завязалась драка. Исход ее мог бы быть плачевным, если бы я не догадался произнести волшебные слова: "Ребята, есть водка". "Так бы сразу и сказал", - мигом разжали кулаки барышевские джигиты.

    Череда подобных происшествий привела меня к выводу о том, что жизнь абсурдна в своей основе и если относиться ко всему серьезно, то с ума можно сойти.

    - То есть ты созрел для того, чтобы писать?

    - Возможно. Внешним толчком послужило проведение в 1986 году Фестиваля народных театров. Мне пришлось задуматься: что поставить? Выбрал "Весенние мелодии" Ахата Гаффара. О нормальных декорациях мечтать не приходилось, притащил обугленные бревна, повесил на них гармошку и красную ленту - создал образ трагических военных лет. Текст пьесы оказал-ся мудреным, с очень длинными монологами. Деревенские парни, сорвиголовы, вряд ли стали бы их заучивать наизусть. Я взял да и перевел текст на свой драматический язык, реплики сделал короткими, запоминаемыми. Когда член жюри Фарид Хабибуллин, бывший главный режиссер Татарского тюза, увидел наше выступление на сцене районного клуба в Апастово, пришел в восторг: "Я хотел бы с этим коллективом работать!"

    Вдохновленный вручением диплома "За оригинальное режиссерское решение спектакля", я начал сам писать сценарии и пьесы. Одновременно проснулась способность сочинять стихи. Правда, до 30 лет я не мог напечатать ни одного стихотворения. Меня заметил и помог впервые опубликоваться Ркаил Зайдулла.

    - Драматург Мансур Гилязов утверждает, что биографии всех татарских писателей похожи, умещаются на двух страницах: приехал в Казань, жил в общежитии, женился, родился ребенок, получил однокомнат-ную квартиру, родился второй ребенок, получил трехкомнат-ную квартиру. Твоя жизнь складывалась по такой же схеме?

    - Никаких схем, события моей жизни разворачивались непредсказуемо. Например, в 1989 году я чуть было не стал певцом. Тогда режиссер Эдмас Утяганов снимал на казанском телевидении детский мюзикл по сказке Наки Исанбета "Мырау батыр". Мне и мало кому тогда известному Габдельфату Сафину достались роли слуг - сутулого и стройного. На Рашида Абдуллина - композитора, сочинившего музыку к мюзиклу, - большое впечатление произвели именно мои вокальные данные. "Тренируй голос, - сказал он, - из тебя получится замечательный певец". А Габдельфата Сафина, наоборот, он забраковал, сказав, что голос у него какой-то старческий. А потом все произошло, как у Горького с Шаляпиным, с оценкой музыкального дарования которых тоже ошиблись. Габдельфат стал звездой татарской эстрады, а я стал подвизаться на ниве литературы и журналистики: готовил передачи "В пятницу вечером" и "Браво" на местном телевидении, затем устроился редактором в Татарское книжное издательство, а позже - литературным консультантом в Союзе писателей РТ.

    - Ты, конечно, знаком с романом "Мастер и Маргарита", следовательно, и с закономерностью, которая там выведена: где союз писателей, там булгаковщина, чертовщина. Не хотел бы о собратьях по перу написать сатирическое произведение?

    - Такое произведение мною уже написано, это рассказ "Молодой поэт". "Молодой" в ироническом смысле, на самом деле главному герою под семьдесят, он живет в отдаленной деревне и считает свое рифмоплетство поэзией (довольно распространенный типаж). Бабай настолько замучил односельчан своими виршами, что те выдвинули ему жесткое требование: "Докажи нам, что ты поэт, - покажи удостоверение". Графоману пришлось отправляться в Казань и искать там Союз писателей. Стоило ему переступить порог старинного особняка, как начались приключения. Один мэтр начал убеждать бабая в том, что настоящий поэт обязательно дол-жен посидеть в тюрьме ("Исха-

    ки сидел, Джалиль сидел"). Другой пытался раскрутить гостя на дармовую выпивку. В итоге сбитый с толку дед отправился в ОСВОД, готовый довольствоваться членским билетом хоть какого-нибудь общества.

    В "Молодом поэте" я поставил под сомнение целесообразность творческого союза по образцу чиновничьего аппарата, с другой стороны, высмеял претенциозную бездарность, безосновательную амбициозность, которые еще нередко встречаются.

    - Чем ты намерен порадовать читателей и зрителей в обозримом будущем?

    - В свежем номере журнала "Идель", где я в данное время работаю редактором, вышел мой сатирический роман "13 стульев". Как явствует из названия, это роман-пародия на знаменитое произведение Ильфа и Петрова "12 стульев". События моего романа охватывают десятилетие "нового НЭПа". Главный герой Расих Шамский живет и действует в Татарстане, сотрудничает с рекламной газетой "Баш на баш". Однажды в редакцию из района приходит письмо, в котором говорится о тринадцати стульях, когда-то стоявших в райкоме партии, в одном из них якобы спрятаны партийные деньги. Шамский отправляется на поиски стула, к нему присоединяется Форматов (аналог Кисы Воробьянинова).

    Также мною написаны новые киносценарии "Казанские тайны" и "Ребенок, бегущий по ржаному полю", они находятся на стадии подготовки к съемкам.

    На лаврах я не почиваю, считаю себя реализованным лишь на 50 процентов, я мог бы писать лучше и больше.

    Галина ЗАЙНУЛЛИНА.

    Хабир Ибрагим, Хәбир Ибраһим
    теги: Хәбир Ибраһим (Хәбир Кәбир улы Ибраһимов), Хабир Ибрагим (литературный псевдоним Ахир) татарский литератор, писатель, поэт
  • Хабир Ибрагим:




  • ← назад   ↑ наверх