• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Михаил Горелик

    Армии монголо-татар X—XIV веков

    (воинское искусство, снаряжение, оружие) СОДЕРЖАНИЕ МОНГОЛЬСКИЙ ФЕНОМЕН ВРЕМЯ КИДАНЕЙ
    Организация войска
    Военное искусство
    Костюм
    Оружие
    Доспех
    Снаряжение боевого коня
    ВСЕ ПРОТИВ ВСЕХ
    ИМПЕРИЯ ЧИНГИЗИДОВ
    Организация войска
    Костюм
    Оружие
    Доспех
    Снаряжение боевого коня
    Оружие монголов на завоеванных землях
    Военное искусство
    ИЛЛЮСТРАЦИИ ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА


    МОНГОЛЬСКИЙ ФЕНОМЕН

    В память человечества надолго запали грандиозные и стремительные монгольские завоевания, так или иначе затронувшие едва ли не большинство стран Азии, а также Европы и даже севера Африки. Монголо-татарское владычество резко изменило ход истории Русского государства и его соседей, во многом повлияло на развитие всех сторон их жизни. Не удивительно, что интерес к «монгольскому феномену», так же как и споры по его поводу, нисколько не утихают с ходом времени.

    К сожалению, в результате постановления ЦК КПСС 1944 г. именно в нашей стране научная работа по исследованию истории и культуры империи Чингизидов была свернута, саму эту культуру было велено считать ничтожной, эклектичной и паразитарной, а потому значения не имеющей. Только поистине героические усилия выдающегося исследователя истории и культуры Золотой Орды Г.А.Федорова-Давыдова удерживали планку штудий в этой области на высоком, традиционном для отечественной науки уровне.

    Особенно трудно пришлось специалисту, занимающемуся военным делом, вооружением имперских монголов. Общее неодобрение монголо-татарской тематики соединялось здесь с установкой «борьбы за мир». Идеологи страны, перенасыщенной самыми современными видами оружия, косо смотрели на изучение средневековых мечей, луков и шлемов, если только эти мечи и шлемы не принадлежали воинству домонгольской Руси или Московии. Поэтому автор до сих пор слышит удивленные вопросы: «Неужели вы один занимаетесь монгольским оружием? Не может быть!». Может. Ибо эти занятия долгое время не сулили ничего, кроме помех и неприятия коллег, занимавшихся «правильной» тематикой. То же касается и единичных специалистов по другим отраслям культуры и искусства монгольских государств.

    Но в конце концов, успехи археологов и ориенталистов, оружиевелов и искусствоведов, прежде всего в СССР и КНР, смогли всесторонне прояснить «монгольский феномен», долго казавшийся чем-то мистическим. Были раскрыты впечатляющие достижения империи Чингизидов в прикладном искусстве и архитектуре, а искусстве управления и дипломатии, а главное — глубокая и мощная традиция военного дела Центральной Азии, развитие которого с древности дало столь неожиданные и потрясающие результаты. За последние годы у нас и за рубежом прошли поистине эпохальные выставки и выпущены роскошные каталоги-исследования результатов сенсационных археологических находок и не менее сенсационных новых осмыслений старых музейных коллекций. Теперь ясно, что монгольские ханы, покоряя народы силой оружия, затем и привлекали покоренных, в том числе поразительной красотой, роскошью и обаянием своего парадного быта. Ясно и то, что военная слава монгольских средневековых народов началась отнюдь не с Чингиз-хана, а почти тремя столетиями раньше — с киданей и татар.

    Что касается данной книги, то поскольку она популярная, да и объем ее ограничен, пришлось, не снижая научного уровня, значительно облегчить материал и сократить объем специальных сведений. Интересующиеся могут познакомиться с ними в специальных научных публикациях автора — отечественных и зарубежных; там же они найдут и полемику с коллегами, и авторскую аргументацию.

    Итак — в воинские станы степных рыцарей...

    ВРЕМЯ КИДАНЕЙ

    Источники донесли до нас сведения о военном могуществе нротомонголов — ухуаней и сяньби — еще в первые века нашей ары. Закованные в железные латы вместе со своими боевыми конями, сяньбнйские копейщики, а также легковооруженные конные лучники принесли своим повелителям власть над Центральной Азией и Северным Китаем. С VI в. гегемония в этих регионах надолго перешла к тюркским племенам. Но в X в. на арену истории вышли кидани. Тогда эти кочевые племена населяли Южную и Западную Маньчжурию. Язык их относят к южно-монгольской группе, которую ныне представляют дахуры Приамурья. Кидани были известны китайцам еще в (V в. н.э. В VII—IX вв. они под разделялись на двенадцать племен, два из которых позднее распались. С VII в. племена объединились в конфедерацию во главе с правящей династией из рода Дахэ. Свой правитель имелся и у каждого из племен. Постепенно из этнических групп они превращались в территориальные единицы. Свои войлочные юрты во время перекочевок кидани ставили на повозки. На стоянках жилища располагали по кругу, с юртой главы рода в центре. В свою очередь, этот круг обводился кольцом повозок, надежно защищавшим от внезапного набега соседей. Такое устройство лагеря по-монгольскн называется курень. Самыми большими и богатыми были курени правителей племен. Ставка племенного вождя охранялась дружиной, которая со временем превратилась в гвардейский отряд в 500 воинов. А все войско киданьской конфедерации насчитывало около 40 000 бойцов — дружинников-гвардейцев и ополченцев. Несмотря на такую численность, армия киданей до X в. обладала, видимо, невысокой эффективностью. Об этом говорит факт почти постоянной — с VII в. ~ подчиненности киданей скачала древнетюркскому каганату, потом уйгурам, позже ~ кыргызам. Причина, видимо, в том, что конфедерация киданьеких племен не отличалась стабильностью и сплоченностью. «Заявленная» численность существовала скорее в теории, чем на практике. А если такое войско и собиралось, то вряд ли надолго, да и без централи лопанного командования. Ситуация резко изменилась в первое десятилетне X в.; хан Амбагянь из знатного рода Елюй сверг правящую династию Дахэ и объединил кндаиьскне племена в монолитное государство. Себя он провозгласил каганом — императором. За три десятка лет новая империя захватила гигантские пространства от Приамурья и Приморья на северо-востоке до тангутскнх пустынь на западе. К 940 г. был захвачен север Китая с главным городом Бэйцзнном (современный Пекин). Империя получила китайское название Ляо — «железная».

    Организация войска Ляо была действительно железной военной державой. Армию называли «щитом государства». А основная государственная доктрина выражалась просто: «Государство в военном деле полагает основой любовь к народу. Народ богат — воинов много. Воинов много — государство неколебимо». Ядром военной машины киданьской империи была гвардия «живота и сердца» — корпус личных императорских воинов, располагавшийся непосредственно в императорской ставке. Корпус этот, называвшийся ордо. насчитывал вначале около 2000 бойцов, а позже возрос почти до 100 000. Ордо представлял собой тяжеловооруженную конницу, формировавшуюся из лучших — сильнейших, храбрейших и надежнейших воинов всех киданьских племен. Постепенно в нее стали включать и наиболее выдающихся воинов из числа пленных, а также подчиненных китайцев и бо-хайцев. Личный состав ордо, его качественный уровень тщательно контролировался: ведь на нем лежала ответственность за безопасность часто кочующей ставки владыки империи.

    Со временем, из-за неразрывной связи ставки императора и ее охранного корпуса термин «ордо» в манголоязычной среде стал покрывать оба эти понятия. Экономически ордо был достаточно самостоятельным: он обладал собственной казной из награбленной в войнах добычи. Но в случаях экономических затруднений каган не жалел и собственных средств, и средств имперской казны для снабжения гвардии деньгами, зерном, лошадьми и т.п.

    С открытием военных действий ордо мобилиэовы-вался первым, со скоростью, вызывавшей удивление иноземцев. Разумеется, поскольку полная численность ордо была столь большой, то лишь часть его находилась при ставке, а во время войны образовывала самостоятельную воинскую единицу, постоянно находившуюся при особе императора. Значительная часть ордо действовала в виде территориальных подразделений, неся охрану ставок местных правителей — обычно принцев крови из рода Елюй или мужей принцесс этого рода, а также образуя ядро местных военных формирований.

    Нерегулярные воинские формирования империи Ляо состояли из двух компонентов: ополчения собственно киданьских племен и, позднее, — ополчений покоренных народов. В последнем случае использовались прежде всего китайцы и бохайцы: покоренные кочевники были малонадежны и плохо контролировались, а из многочисленных оседлых китайцев и бохайцев удавалось формировать пехотные, инженерные части, а также конницу, особенно тяжелую. Правда, на первых этапах после оккупации севера Китая местные жители полностью отстранялись от возможности воевать: им даже запрещалось делать луки и заниматься военной тренировкой — облавной охотой и игрой в конное поло. Да и позднее это население оставалось безоружным в мирное время. Оружие выдавалось ополченцам только из казенных арсеналов и только с объявлением войны. Тем не менее численность вспомогательной армии оказывалась при необходимости огромной — от нескольких сотен тысяч до миллиона, так как каждая семья при мобилизации должна была отправлять в армию двух мужчин.

    Вся масса киданьских войск была учтена военным ведомством империи, и все воины в возрасте от 15 до 50 лет были занесены в специальные мобилизационные книги.

    Военные действия кидани открывали торжественными ритуалами. Сначала в жертву духам Неба, Земли и Солнца приносили светло-серого быка и белую лошадь. Потом следовали жертвы духам предков, а также знаменам. После этого изготовлялись 200 серебряных пластинок, которые особые курьеры развозили по мобилизационным пунктам: пластинки служили мандатом и сигналом к мобилизации. Возвратившийся курьер сдавал пластинку — вместе с распиской в ее получении — лично императору.

    Воины, прибыв на сборный пункт, дожидались, пока их найдут в списках и сделают отметки о прибытии. После проверки наличия войска выстраивались, и местные командиры с присланным императором военным чиновником осматривали оружие и снаряжение. Каждый отряд получал знамя и барабан, которые считались святынями военной части, их утеря была страшным бесчестьем.

    Затем все войска сводились в один традиционный пункт сбора — в местности, называемой Юваньин. Там император лично устраивал смотр войск и назначал одного из военачальников главнокомандующим с титулом юваньсувай. Ему вручались знамена и обоюдоострый меч, он командовал всем войском и центром. Как каждое войско кочевников, киданьская армия, кроме центра, имела еще правое и левое крылья. Командующие крыльями имели титул дутун.

    Если император сам не отправлялся на войну, устраивалась специальная церемония. В одном из пунктов вдоль пути следования войск выстраивали приговоренных к смертной казни. Всадники, проскакивая мимо, расстреливали их из луков. Аналогичная церемония проводилась и при возвращении войск, только в этом случай преступников заменяли военнопленные.

    Поведение киданъской армии на территории противника отличалось исключительной жестокостью. Кормилось войско всегда и прежде всего за счет ограбления запасов местного населения. Более того, после реквизиции продовольствия провиантские отряды вырубали сады, вытаптывали поля и тотально уничтожали мирных жителей, включая женщин и детей, расстреливая их из луков и пращей, забивая срубленными тут же жердями. Для осадных работ использовали грушевые, тутовые и каштановые деревья садов, а также толпы захваченных здесь же мужчин, которых гнали перед собой во время осад и штурмов.

    Как всякое конное войско, армия киданей предпочитала осадам городов полевые сражения. В них применялись все основные принципы, которые веками использовали и совершенствовали кочевники: внезапное нападение, дабы застигнуть врага на марше, не построившимся для боя, разгром противника по частям, для чего использовались ложные отступления, засады и т.п.

    Огромное значение придавалось психологической обработке противника с целью сломить его боевой дух. Для этого специальные агенты распространяли панические слухи, для того же применялся и тотальный террор против пленных и мирного населения. Существовали и специальные запугивающие приемы: по пути следования вражеской армик, особенно ночью, жгли траву, зажигали многочисленные костры и факелы, создающие преувеличенное впечатление о численности киданьского войска.

    Как ни претили киданьским номадам осадные военные действия, они вели их весьма квалифицированно. Разумеется, при любой возможности старались взять город быстро, не прибегая к долгим и громоздким осадным работам. Для этого делали ставку на внезапный захват налетом, либо применяли древнейший прием кочевников: укрыв в засаде основную часть войска, другую часть приводили к стенам и устраивали ложный штурм и ложное же отступление. Когда защитники открывали ворота и делали вылазку, свежие части стремительно выходили из засады и либо сразу врывались в город, либо набрасывались на вышедших защитников, громили их и входи ли в город на их плечах.

    Если же город обладал сильными укреплениями, большим и хорошо вооруженным гарнизоном, необходимыми средствами жизнеобеспечения, и не собирался сдаваться, кидани проводили правильную осаду. Для этого город отрезался от всех путей сообщения. Одна треть войска занималась только вопросами изоляции как от гарнизона, так и от внешнего нападения. Часть войск занималась опустошением окрестностей: постройки сносились, продовольствие и скот реквизировались, а частично уничтожались, деревья вырубались и доставлялись для осадных работ. Мирное мужское население также пригонялось для осадных действий. Эти пленники работали носильщиками, иод огнем защитников заваливали крепостные рвы, под присмотром специалистов изготовляли детали осадных сооружений, подтягивали осадные башни и метательные машины (построенные китайцами по китайским чертежам) к стенам городов. А когда начинался штурм, эти же мирные пленники, подталкиваемые киданьскими копьями и палками, первыми лезли на стены под стрелы и камни своих же соотечественников, приводя их тем самым в замешательство. Любимым инженым приемом киданей, направленным на разрушение как стационарных, так и полевых укреплений противника были, если позволяли условия, «гидротехнические мероприятия»: строилась плотина и временный водоем, в нем накапливалась вода, после чего плотина разрушалась, и бурные потоки устремлялись на лагерь или крепостные стены врага.

    Судьба защитников упорно оборонявшегося города обычно была ужасна: их поголовно уничтожали. Так что, как видим, исключительная жестокость, тотальный террор по отношению к противнику, явленные миру в XIII в., не были прерогативой монголов Чингиз-хана, но были заложены тремя веками ранее,

    Кидани умели не только разрушать чужие укрепления, но и создавать собственные. В качестве долговременных укреплений они строили равнинные крепости, квадратные или прямоугольные в плане, со стенами из утрамбованной земли, с угловыми башнями, несколькими воротами. Иногда внутри крепости строилась цитадель, а вот рвы рылись не всегда. Изредка, в силу природных условий, стены крепостных сооружений складывались из каменных плоских плит и параллелепипедов, уложенных перемежающимися слоями, без раствора, но очень прочно.

    На коренной территории киданей — в Маньчжурии — пространство внутри крепостных стен застраивалось, то есть это были города; на территории же Монголии это пространство либо частично заполнялось юртами, либо оставалось пустым; это бь[ли убежища в военное время.

    Передвижная ставка императора, называвшаяся набо, также служила своеобразным полевым укреплением. В «Истории киданей» Е Лунли особенно подробно описана зимняя набо: «Императорская юрта была окружена крепкой оградой из копий, связанных волосяными веревками. Под каждым копьем имелся черный войлочный зонт для защиты охранников от ветра и снега. За копьями стоял ряд небольших войлочных юрт. В каждой юрте — пять вооруженных человек... Для защиты всей ставки использовалось четыре тысячи киданьеких воинов, которые группами в тысячу человек каждый день попеременно несли караульную службу. За окружением запретного места ставились копья образовывающие частокол. Ночью копья вынимались, перед противника выставлялись сторожевые посты и уставились вокруг юрты.

    Купить книгу:

    Армии монголо-татар
    Михаил Горелик
    .
  • Михаил Горелик:
  • Армии монголо-татар X—XIV веков (воинское искусство, снаряжение, оружие)




  • ← назад   ↑ наверх