• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Рамиль Гарифуллин

    История чувств о Казани

    ЧАСТЬ 2.

    МОИ СОСЕДИ ПО КОММУНАЛЬНОЙ КВАРТИРЕ ДОМА ЗАУСАЙЛОВЫХ.


    20. КАК Я ОКАЗАЛСЯ В ДОМЕ ЗАУСАЙЛОВЫХ.

    Когда в Казань пришла Советская власть, то она докатилась и до Дома Заусайловых (Баумана 36) . Поэтому гостиничные номера этого дома быстро превратились в большое количество маленьких квартир с площадью шесть квадратных метров. Народ в этом доме жил непривередливый настолько, что обходился одним туалетом с двумя железными ямами и одной колонкой во дворе...на всех! Поэтому туалеты, которые раньше были в гостиничных номерах этого дома, ликвидировали. Теперь здесь жил народ, который состоял в основном из рабочих, было немного интеллигенции, несколько семей военнослужащих и просто служащих. Иметь аппартаменты в центре Казани в царской России для простого рабочего было недосягаемой мечтой! Теперь рабочий имел свои законные шесть квадратов с высокими потолками и уборной во дворе.

    Коридор был обставлен рядами из газовых плит и рукомойников. Идешь бывало по коридору сшибаешь воду у каждого соседского рукомойника. Вода журчит, гремит по металлу, рукомойники тоже кряхтят ...и музыка получается. Я уж не говорю об утренней музыке, к которой добавлялись откровенные сольные партии резонирующего сморкания!

    Эти квартиры не были кабинками, так как в них помещался один стол, одна, а порой, две кровати и небольшая тумбочка. И еще была одна тумбочка в коридоре. Поэтому проживание в таких аппартаментах семьям, состоящих из четырех или пяти человек, было Советским Трюком! Видимо, кубатура выручала?! А может спали плотненько, шеренгой, но не по очереди ...уж точно! Возможно спали не только под столом..., но и на столе. Я наблюдал за тем, как шесть человек заходило в квартиру и не выходило! Факт!

    Мой отец как-то умудрился получить от филармонии девять квадратов, но когда родилась моя сестренка, то мы заняли ,вдобавок , и квартиру соседей, которые переехали в новые хрущевки Ленинского района. Отец, согласно разрешению райисполкома, пробил стену и образовалась большая комната! И нам стал завидовать весь коридор коммунальных квартир!


    21. ДЯДЯ МИША И ТЁТЯ РОЗА.

    Дядя Миша был одним из старейших жителей нашей коммуналки. Он жил в ней еще с довоенных времен. Жил один. А когда началась война, то впустил к себе для проживания

    пожилую женщину со своей дочерью. Их эвакуировали из Киева. Дядя Миша мне часто рассказывал как иногда во время войны ходил на Казанский вокзал , чтобы посмотреть на эвакуируемых и среди них встретить свою судьбу. И этой судьбой оказалась тётя Роза! Он увидел ее на перроне. Она разговаривала с мамой на еврейском языке, то есть на родном языке дяди Миши. Тётя Роза была младше дяди Миши на двадцать пять лет. Она была очень юной и красивой! Когда померла её мать, то дядя Миша сделал ей предложение и они поженились.

    Я часто бывал у них. Мама оставляла меня с ними. Своих детей они не имели. Видимо, поэтому они всегда радовались моему появлению. Они говорили между собой только по еврейски, но ко мне обращались на русском. Я чувствовал, что они часто были в конфликте и ругались. Ругань она и на еврейском ругань, хотя я еврейского языка не понимал.

    Они жили скромно. Из всех ценностей, которые у них были, выделялся небольшого размера фосфорный олень, который светился в темноте! А также часы со стеклянным обрамлением, которые небрежно жестко тикали! Символично! Ведь время так жестоко! Помню, как дядя Миша часто нарезал маленькими ломтиками черствые остатки ржаного хлеба, замачивал их в воде, заправленной чесноком и солью...и давал мне ломтик попробовать. Было очень вкусно! И все-таки в хлебе еще присутствовало подсолнечное масло! Потом дядя Миша заявлял: "Будешь хорошо вести, то ещё получишь! " Поэтому время тикало и измерялось для меня тогда, не жестким ходом часов, а мягкими, аппетитными, чесночными ломтиками! За вечер проведенный в гостях у дяди Миши и тети Розы, мне удавалось сьесть шесть, а порой и семь этих волшебных ломтиков ржаного хлеба! Кроме того, дядя Миша всегда обещал свозить меня в Киев, при условии , что я буду хорошо себя вести. Он мне подолгу рассказывал о красоте Киева и о каких-то трамвайчиках, на которых мы будем кататься.

    Потом мы с дядей Мишей играли в шашки, которые он сам смастерил. Он меня всегда выигрывал , а потом громко смеялся. А тётя Роза после смеха почему-то говорила ему : "Дурак!" Кстати, это было единственным словом, которое она произносила в его адрес не на еврейском языке.

    Потом я начинал хулиганить, лезть на подоконник, на котором лежало всякое барахло и они меня обратно возвращали к моей маме.

    У дяди Миши в сарае была большая арба с железными колесами. Он в течении недели собирал деревяшки , а потом на этой арбе отвозил дрова своим известным родственникам. Иногда он меня сажал на эту арбу и вёз по всему Баумана! Вез по проезжей части! Это было величественно!

    Помню, как дядя Миша подарил мне свою фотографию с надписью :" Рамиль, не забывай меня! Михаил Коган, 1967 "


    22. ЧЕЛОВЕК САХАРНОГО ПЕСКА.

    Это была самая уникальная коморка в моем доме, так как только из нее раздавался металлический звон телефона. Не у кого в квартирах моей коммуналки телефонов не было! У Мухаммада абый он был! И это вызывало у жителей дома удивление! Откуда у этого скромного, заштопанного заплатками человека, появился телефон? Что за важная личность такая? Кроме того, в квартире Мухаммада абый висела большая картина с тремя древними китайцами.

    Мухаммад абый был смешным и даже во многом странным человеком. Он даже чая не пил. Весь вечер пил голый кипяток из своего задрыпанного зеленого чайника, закидывая себе в рот сахарный песок. Это надо было видеть! Это было так смешно! Когда сахар поступал в рот Мухаммаду абый, то он делал такую гримасу, которая в сотни раз смешнее гримас комика Пьера Ришара! Движения его были быстрые, дерганные и неловкие! Что-то на столе и со стола всегда падало. Он часто разговаривал по телефону и в это же время закидывал в рот сахарный песок, а потом резко бросал чайную ложку в сахарницу, тут же хватаясь за карандаш, чиркнув им, резко начинал чесать этим же карандашом под мышкой, потом долго в тишине нюхал карандаш, затем бросал его и сразу захватывал новую порцию сахарного песка, запивая его водой из граненного стакана. Тяжелая, черная телефонная трубка часто вываливалась из под уха и падала прямо на стакан с кипятком! Мухаммад абый отлетал, вскрикнув "Ананны!"("Мать твою"- по татарски). Он ходил по квартире босым. Позднее я обнаружил , что и заштопаные свои ботинки он одевает тоже на босую ногу. Никогда не забуду его потрепанную, кожанную папку, из которой всегда торчали какие-то мятые бумаги и целофановый пакет с сахарным песком. Мухаммад абый был человеком сахарного песка ...и папки. Он её гордо нес по двору. "Интеллигент что ли?" - говорил ему вслед алкоголик дядя Ваня. Он не отвечал, проходя мимо всех с улыбкой! Это был солнечный, улыбчивый и сахарный человек! Ведь я так не разу и не увидел как он ел и готовил что-нибудь в коридоре на газовой плите.

    Я никогда не мог понять с кем он живет? Часто в его квартире жили различные красивые молодые женщины и они тоже ничего на плите не готовили. Мухаммад абый всегда что-то интересное им рассказывал и они смеялись.

    Когда я пошел в школу, в коморку Мухаммада абый поселилась квартирантка - студентка медицинского интитута по имени Эндже, в которую я влюбился. А Мухаммада абый я больше не видел.Теперь я часто заходил к студентке Эндже , якобы , решить домашнее школьное задание, а в действительности, чтобы послушать её картавящий голос. Я учился тогда в первом классе. Кстати, дочь свою я назвал Эндже, в честь своей этой первой любви.

    А телефон Мухаммада абый переехал к нам. Он ещё долго утомлял нас своим металлическим звоном и мы его засунули в шкаф. А мне тогда так хотелось позвонить Мухаммеду абый, чтобы он опять вернулся в свою коморку и стал смешить всех нас!


    23. ТЕТЯ ВЕРБА.

    Из всех соседей у газовой плиты больше всех стояла тётя Вера. Помню, как она часто коптила свинные ножки с копытцами ...для холодца. Запах поросячьих копытец распространялся по всему коридору. Кстати, она из всех соседей оказалась самой доброй, так как за всю мою историю проживания в коммуналке, именно от нее я получил горячий и пухлый пончик. Он до сих пор аппетитно жуется в моей душе... в моих сновидениях...

    Когда круглолицая тетя Вера, как маленький бочонок катилась к плите на своих необыкновенных круглых ногах , я уже знал , что мне сейчас будет очень интересно. Интересно было слушать её рассказы о зимнем лесе, куда она регулярно уезжала ранним утром, забрав с собой широкие охотничьи лыжи. Об обитателях этого леса: зайцах, лосях и даже волках. Говорила она складно на истинно-русском языке. Именно тогда я впервые отметил для себя, что красивые речь и рассказы можно слушать не только по радио от артиста Ливанова, который часто читал рассказы Пришвина о природе и животных, но и у газовой плиты, от простой соседки тети Веры. Когда она начинала рассказывать , то вся её простота куда-то исчезала и она превращалась для меня в сказочную героиню своих необыкновенных рассказов. Много рассказывала мне о жизни деревьв, об их душе и характере. И в эти мгновения мне казалось, что она сама превращается в доброе и толстое дерево, которое двигает своими ветками-руками, чтобы не обжечься от огня , пялящего ...поросячьи копытца. Передо мной открывались разные животные со своими повадками. Уже повзослев, читая книги по зоопсихологии, я понял, что тетя Вера ничего не выдумывала . Особенно о пении птичек и почему они так поют! ? Более того, я понял, что её рассказы , их стиль и манера ничуть не уступали по своей красоте рассказам Пришвина, Шукшина, Астафьева...вместе взятых. Быть бы ей писателем, но увы, тете Вере приходилось выживать и кормить мужа-алкоголика дядю Ваню, сына-паразита Вовку, дочь-инвалида Валю. Поэтому тетю Веру можно было часто встретить на Площади Куйбышева или Кольце, продающую ландыши, подснежники , ветки вербы, ели... Когда она с гордостью несла полную корзину подснежников по узкому коридору нашей коммуналки, я уж точно знал, что эта корзина из сказки "Двенадцать Месяцев". Захаживала она со со своими дарами природы на центральный колхозный рынок, тот , что на Кирова. Калина, брусника, земляника, черника...были всегда у её круглых ног.

    Я часто оговаривался и называл её тетей Вербой. И сейчас, когда я во время лыжной прогулки, наслаждаюсь красотой бриллиантового меха бутонов вербы, ко мне приходит дух тёти Вербы...моего детства.


    24. РЫБАКИ БАКУРКИНЫ.

    Уже тогда, когда на Волге и Казанке начинался ледоход, братья Бакуркины, которые жили в конце коридора нашей коммунальной квартиры, с раннего утра , с большими сочками, шли на берег Казанки, в район прибрежного ресторана "Парус". Один из Бакуркиных, дядя Боря имел сына Сережку, который был меня младше на один год. Того самого Сережку Бакуркина, который в одном из моих рассказов нарисовал здание университета на бумаге из под селедки. Видимо, эта бумага пахла тогда не селедкой, а лещами и иной речной рыбой, которые ловились Бакуркиными. Сережка еще спал , когда его отец и дядя уходили на рыбалку. Проснувшись он умывался из железной кружки, которую экономно выливала ему на ладони его бабуля. Она взяла Сережку на воспитание сразу же после смерти его матери, то есть после его рождения. Воспитывала строго, как домомучительница из свежеиспеченного мультфильма "Карлсон", который мне впервые удалось посмотреть в волшебно- красочном и сказочном автобусе "Колобок". Ее звали тётя Зоя. Тётя Зоя давала Сережке команды и он их выполнял. Помню его вечную недовольную гримасу и тяжелый вздох. Бакуркины жили вчетвером на пяти квадратных метрах. Жили как рыбы в бочке, в которую приносили свой улов. В их коморке всегда плотно пахло рыбой! Помню как в дальнем углу их квартирки стоял большущий радиоприемник, который ловил все города мира. Находясь в коридоре я часто слышал голос какого-нибудь иностранного диктора. Никто его не понимал, но Дух далеких стран приходил в коморку рыбаков Бакуркиных и Сережка с гордостью крутил ручку радиоприемника.

    Позавтракав Сережка стучался ко мне. Звал меня пойти на берег Казанки, посмотреть на улов отца и дяди Бори. От Сережки пахло жареной рыбой, которую он поел на завтрак. Он здоровался со мной и мои руки также начинали пахнуть этой рыбой. Иногда Сережка мастерил какую-нибудь самодельную мармышку. Делал ее искусно.Забивал в палочку два гвоздя , наматывал на них леску и грузило, которые покупал в магазине "Рыболов -охотник", на улице Островского, привязывал крючок... и орудие рыбака готово!

    Солнце светило в глаза и мы медленно шли по Булаку на берег Казанки. Проходили мимо цирка. Сережка ругался, что его бабуля так и не сводила его в цирк, дескать дорого, это ж не в кино сходить в "Пионер" за 10 копеек. Но ничего! Рыбалка покруче цирка будет! И действительно, прийдя на берег Казанки мы оживали! Смотрели за удачным уловом! Помню как весной чаще ловились окуни. Приходило чувство голода и прибрежный ресторан "Парус" начинал меня раздражать веянием своих вкусных запахов и так хотелось пожарить этих окуней и сьесть их. И мы бежали с Сережкой в наш коридор коммуналки к газовым плитам, на которых своими руками коптили окуней! Ели их и всегда соли не хватало!

    А уже летом рыбаки Бакуркины уходили в плавание на своей деревянной лодке. Поздним вечером привозили рыбу в наш двор на Баумана и продавали её. Все коридоры трехэтажного нашего дома по Баумана 36, скрипели звуками свирепствующего маргарина, в котором томились волжские лещи и подлещики! Это был не просто запах жареной рыбы, это была катастрофа рыбной революции ! Весь дом жарил рыбу. Жарил ее на ночь глядя! Накушавшись рыбой Бакуркиных жители нашей коммуналки отходили ко сну!

    Сережка Бакуркин был моим самым лучшим другом! И как бы мне не рассказывали о нем некоторые, что он вырос и стал впоследствии преступником- рецидивистом и родной отец его за это уничтожил, для меня Сережка будет навсегда символом дружбы и детского счастья.


    25. ОДИНОКИЕ СТАРУШКИ МОЕГО ДВОРА.

    Немало их было. Одна из них жила по соседству с нами. Часто грела на газовой плите кастрюлю с речным песком. Тогда , будучи мальчишкой, я не понимал зачем она это делает, но точно знал, что она не кушает этот речной песок. Каким-то внутренним чутьем я догадывался, что это от страданий. Гудение ее голоса и молитв я часто слышал по утрам сквозь стену.

    А еще я помню, как у одной из этих бабушек на столе стояло два граненных стакана с водой. В одном из них лежали на дне красные десна с зубами. А из другого, на меня смотрел утонувший шарик ...глаза! Он был голубоглазым и иногда смотрел в окно на голубое небо и от отражения в себе неба становился еще голубее...Рядом с этими граненными стаканами всегда лежала небольшая тарелочка с косточками от урюка. Владелица этого глаза мне часто от чистого сердца и некоей доброты, давала эти косточки, чтобы я их расколол и поел мямишки-зернышки, а мне тогда так хотелось сам урюк поесть. Она выпроваживала меня из своей каморки и начинала молиться, перебирая чичетки из отполированных фениковых зернышек. Что-то про себя бормотала, поглядывая в книжечку с непонятными знаками.

    Некоторые одинокие старушки моего двора набирались воли и совершали подвиг, преодолев множество лестниц и ступенек , они появлялись во дворе... на лавочке. И все-таки, большинство из них не покидали своих квартир. Некоторые наши соседи помогали им выносить горшки. Несмотря на это из дверей этих бабушек веяло не только запахом горшков , но и безысходности жизни и её конца. Заметил, что всегда перед этим концом появлялись какие-то шустрые молодые девушки- опекуньи, чаще всего медсестры по профессии. Они смотрели за старушками. После похорон начинали жить в их оставшихся. квартирах. Как-то подслушал, что у одной старушки была пенсия семнадцать рублей.

    Сидит бывало на солнышке какая-нибудь одинокая бабушка , молчит , глаза мокрые, мутные и такая жалость возникает... Помню как одна старушка мне , пятилетнему мальчику, сказала , что, дескать, тоже будешь в старости таким же и у меня тогда потемнело в глазах. А в глазах самой старушки я увидел некую злость и зависть...Я убежал от неё с испуга! Прибежал на берег Булака и долго с моста смотрел на воду...Вернулся во двор. Эта бабушка по прежнему сидела ... видимо в ожидании какого-нибудь соседа, чтобы ему дать пятнадцать копеек на хлеб. За хлебом сходил я сам! И столько было радости, когда бабушка немножко улыбнулась...Немножко...Сейчас пишу эти строки, а жалости к ним, к старушкам шестидесятых не убавилось.Эта жалость видимо так и останется со мной на всю жизнь...


    26. ЦИРК И МОЯ ШКОЛА НА БУЛАКЕ.

    Когда в Казань на гастроли приезжала новая цирковая программа , в моей школе N1 на Булаке всегда появлялись новенькие ученики - дети циркачей. Оно и понятно, ведь эта школа находилась рядом с цирком. И тогда, мне так хотелось, чтобы детей циркачей направляли именно в мой класс!

    Помню, как в нашем классе учился один мальчик - сын артистов-акробатов на лошадях.Как-то, во время перемены он встал на руки ногами вверх, опираясь на парту только ладонями. Это было первым моим потрясением от искусства, родившим тогда во мне интерес к артистической профессии, хотя я и сам рос в семье артиста!

    Потом училась девочка - дочь виртижеров - это номер с вращением предметов на ногах.

    А во втором классе, к нам на гастроли приехал цирк "50 лилипутов" (Зараннее извиняюсь перед Маленькими за то, что их называю лилипутами, так как они этого не любят! Если среди читателей есть таковые, то обещаю в рассказе называть лилипутов Маленькими. Кроме того, прошу не путать карликов - людей маленького роста с Маленькими. Маленькие могут быть выше карликов. Маленькие - весьма гармоничны и имеют внешность детей).

    Циркачи-Маленькие были старше меня намного и их направили в старшие классы. Вся школа была увлечена фактом появления Маленьких в нашей школе. Они были живыми куколками необыкновенной красоты. Многие школьники ходили смотреть на них. Я тоже хотел их увидеть, но у меня была рука в гипсе и я не ходил в школу, но во дворе я только и слышал рассказы о Маленьких.

    Помню, что гастроли Маленьких уже подходили к концу, но мой папа так и не сводил меня на эту цирковую программу, так как сам был на своих гастролях. И каково было моё радостное удивление, когда я обнаружил как в мой дворик зашли две Маленькие Живые Куклы необыкновенной красоты! Это были те самые Маленькие из цирка! Те самые две из пятидесяти! Я , восьмилетний мальчик, будучи их значительно выше... ростом, смотрел на этих сказочных дюймовочек, забыв обо всем! Во дворе больше никого не было! Я и они! Они заговорили первыми. Спросили меня как пройти к обувной фабрике , где шьется под заказ обувь. Я посмотрел на их ноженьки и увидел на них миниатюрные, необыкновенной красоты, сапожки. Проводил их. Пока шли к фабрике, я по их общению понял, что это взрослые женщины. Они мне как ребенку задавали вопросы причём так, как дети не задают! Общались они так, как дети никогда не общаются! Немного разочаровался и даже обиделся! Пришли к столу заказов. Улышал, что Маленькие хотят заказать себе летние босоножки, но им было почему-то отказано. Они ушли со двора и я еще долго смотрел им вслед.

    Я рассказал своей маме о встрече с Маленькими. Мама не удивилась и тоже рассказала мне, что когда я был в грудном возрасте , она тоже встретила одного Маленького. Это было в моей детской поликлинике на Карла Маркса. Оказывается, после посещения врача-педиатра, мама положила меня на стол, чтобы запеленать в одеяло, но обнаружила, что на столе лежит ещё один свёрток с ребёнком. Заглянула в него и услышала оттуда грубый возглас: "Что смотришь!?" Она посмотрела по сторонам. В коридоре никого не было. Из свертка последовал опять возглас, но уже матом! В свертке был мужичок! Мама была в шоке!

    Папа приехал с гастролей и мы всей семьей наконец-то пошли в цирк, на Маленьких. Сидели на втором ряду. Все-таки талант независим от роста! Маленькие выполняли практически все номера классического цирка! Особенно понравился цирковой оркестр Маленьких! Когда был номер с голубями, я узнал своих дюймовочек, которые приходили в мой дворик. И так хотелось, чтобы они меня увидели и помахали мне...


    27. КОРЖИК В СТРАНЕ ТРУДА.

    Я любил подолгу смотреть на то, как взрослые работают. Делал обход по своему дворику на Баумана 36. Сначала стоял у слесарки. Помню, как обыкновенные доски, которые только ещё вчера валялись у дверей и мы с ними играли, вдруг начинали превращаться в нечто! Один дядя без двух пальцев, искусно мастерил продолговатый ящик, который оказался гробом. Потом он его почему-то разобрал, а доски оставил во дворе, но мы уже с этими досками почему-то не захотели играть.

    Потом я шёл смотреть через окно на портных. Они шили пальто и костюмы. Мы выспрашивали у них кусочки мела и кушали их. Потом шел к окнам обувщиков. Из цеха веяло запахом резинового клея. Долго наблюдал как на деревянные колодки-стопы набивалась и нашивалась кожа. Заглядывал в окна бухгалтеров, которые щелкали деревянными костяшками. Потом шёл к автослесарям в гараж.

    Через некоторое время я все чаще и чаще начал покидать свой дворик. Ведь дворов на Баумана, на Чернышевского, на Булаке, на Профсоюзной, Кирова , Ленина было много. И было так много больших окон, из которых был виден труд взрослых! Вот она пропаганда труда! Сейчас этого нет! Потому, что труда стало мало!

    Помню как на улице Свердлова наблюдал, как делают тубы для чертежей. И многие казанские студенты ходили с этими тубами.

    Как-то забрел во двор свеже-испеченного детского кафе "Акият" и с восторгом наблюдал как формируются пирожные, коржики, кексы, ромбабы и торты! Не заметил как пролетел целый час! Гляжу в окно, упираясь носом в стекло. Грустно гляжу , но с восторгом! Из окна веет ароматами шедевров всего мучного! Хоть что-нибудь попробовать бы! Ну хоть вон тот коржик, который на алюминиевом подносе! Тем более их там так много! Женщина-повар, не замечает меня, выдавливая из мешочка масло, которое каким-то чудом превращается в цветочки пирожного-корзинки! Она увлечена, но вдруг на какое-то мгновение проводит взглядом и видит меня. Видит мои грустные глаза. Возникает пауза. Думаю сейчас прогонит! И вдруг повар берет тот самый коржик и несет его мне ...к окну! Передает его мне через форточку! Ура! Коржик не простой! Он медовый! И такой большой! Издали казался маленьким! Я говорю спасибо и с радостью бегу к себе во двор! По пути кушаю и разглядываю коржик, кушаю и разглядываю...

    И вот я во дворе. Дал куснуть коржик всем своим пятерым друзьям по двору, которые играли в классики. Все они тоже захотели по целому коржику и заставили меня, чтобы я их повёл к этому окну с доброй тетенькой-поваром. Я сопротивлялся, дескать неудобно же! Бесполезно! Пустые желудки пацанов победили! Мы всей аравой пошли по Баумана во двор кафе "Акият".

    Повар занималась своим волшебством по выращиванию розовых цветочков на тортах. Это продолжалось минут десять. Затем она повернула голову в сторону окна и обнаружила в нем... двенадцать грустных глаз! Опять пауза... Мы молчим... Я не выдерживаю и ухожу от окна...ухожу к себе во двор. Жду ребят. Ребята возвратились грустные и без медовых коржиков...


    28. ПОЛЕТЫ ПО БАУМАНА ...НА КОЛБАСЕ!

    Мчащийся по Баумана утренний троллейбус N1 или N4 , обвешанный сзади дяденьками, в детстве у меня вызывал зависть! Мне хотелось также зацепиться сзади троллейбуса и лететь по воздуху родного города! Хотелось, чтобы все зрители-прохожие видели как я лечу по воздуху Баумана! Ведь это как представление - ты летишь, а масса идущих зрителей смотрит. И пусть среди этих зрителей идет Ирина Козлова - девочка из моей группы детского сада! Баумана - это идущие зрители, а сцена это троллейбусная дорога. Ездить на колбасе по Баумана - это особый аттракцион, так как это Езда по самой Главной Улице Казани! Когда я мечтал об этом полете, мои родители еще не разрешали мне одному гулять по Баумана, но я мечтал когда окажусь один!

    И вот это время наступило. Я первоклашка. 1969 год. Обычно из школы N1 возвращался, минуя булачно-чернышевский мост . На этот раз я решил прогуляться со своим одноклассником Олежкой со стороны цирка. Одноклассник жил рядом с троллейбусной остановкой Кремлевская. Мы стоим на этой остановке. Волнуемся. На первый троллейбус не решились зацепиться, пропустили. Подходит второй троллейбус. Залезли, но вторая нога Олежки не нашла опоры на подножке, он слезает и я остаюсь один! Держусь! Троллейбус разгоняется! Ветер! Я в восторге! Я лечу! Троллейбус останавливается возле моего дома Баумана 36. Я отворачиваю свое лицо от окон своего дома, чтобы соседи не узнали меня! Впереди зрители - пешеходы Баумана! Волнение как перед выходом на сцену! Ведь я сейчас перед ними пролечу! И вот я лечу по Главной Улице Моей Жизни! Восторг и некое сжатие внутри! Представление закончено! Я иду по земле. Самый счастливый первоклашка города Казани! Даже от первой пятерки не было такой радости!

    А соседи мои все-таки разглядели меня на колбасе и сообщили папе. Отец не ругался, а рассмеялся! Рассказал мне как в детстве сам также катался на колбасе ...уфимского трамвая, отметив, что тогда был чуточку старше меня! Мать стала ругать отца, дескать, чему он меня учит...Я пообещал им, что больше на колбасу не полезу.


    29. ВОТ ЭТА УЛИЦА...ВОТ ЭТОТ ДОМ...

    Пожалуй, у всех людей есть улица и дом , от которых начинает биться сердце...Об этом много сложено песен. Поэтому, если спросить коренных казанцев, то они всегда сходу назовут эту улицу, этот дом...и девочку или мальчика, к которым они сильно симпатизировали... Эти дома и места, как символы первых детских чувств, незабываемы! Вся Казань заполнена этими местами и домами! Увы! Некоторые из них уже снесены...И остаётся только стоять на том месте, где когда-то стоял этот дом и ностальгировать о первой любви...

    Мне шесть лет. А значит, на дворе 1968 год. На улице весна. Возвращаюсь с мамой из детского сада. Идём по Баумана. Я весёлый, спокойный...и вдруг у меня начинается биться сердце. Волнуюсь. Ведь мы подходим к одному из величественных зданий казанского Арбата. Это здание Государственного Банка! И почему бьется так сердце?! Подходим близко к банку. Я делаю вид, что не вижу это здание. И слышу слова мамы: " Вон Ирина Козлова стоит ! Наверное ждет своего папу?..." Я боковым зрением вижу Ирину Козлову. Мы с ней из одной группы детского сада N 3. Она стоит одна у большого шара, на крыльце здания банка.

    Мама еще что-то мне говорит, но я от волнения поворачиваю свою голову в противоположную сторону улицы Баумана. Мама меня понимает...но иронизирует, дескать, ну, что с тобой?

    Мне повезло. Дом, который был символом моей первой любви не снесли. Более того, его увеличили по размеру почти в два раза, достроив недостающее крыло этому величественному зданию, тем самым укрепив мою уверенность в непоколебимости символа моей Первой Любви...тоже в два раза!


    30. А ТЕПЛОХОДЫ ГУДЕЛИ И УХОДИЛИ ИЗ КАЗАНИ...

    Мой папа всегда мечтал жить рядом с казанским речным портом. Он с большой завистью рассказывал мне о тех людях, которые могли выйти из дома и прогуляться по набережной, наслаждаясь красотой белоснежных и многоярусных теплоходов. Сидим бывало на кухне, чай пьем, а он рассказывает как бы это было. Я присоединялся к этому процессу воображения, причем настолько, что для меня это было реальностью , которую я до сих пор ношу в себе и не отличаю от настоящей реальности. В своей душе я не различаю выдуманные образы от реальных впечатлений от речного порта. Более того, я уверен, что если бы даже мы переехали близко к речному порту, то наслаждения от него были бы значительно меньшими, чем те незабываемые ощущения, которые рождались уютными зимними вечерами на кухне ...под блинчики с чаем, когда за окном был трескучий мороз.

    А уже ранним летом, когда начиналась речная навигация, мы всей семьей красиво одевались , чтобы как-то гармонировать с красивыми теплоходами , и ехали на речной порт. Подолгу сидели на лавочках пристаня. Ели мороженое. Провожали уходящие теплоходы, а они нам в ответ гудели...

    Тогда в Казани был дефицит с апельсинами. И отец как-то умудрялся, пройдя на теплоход покупать апельсины. Я шел вместе с папой , чтобы увидеть великолепие отпалированного внутреннего убранства теплохода, чтобы вкусить его необыкновенные флюиды, заправленные запахом аппетитного ресторана и соляры! А потом, мы счастливые, с наполненной сеткой апельсинов, шли домой, излучая аромат этих фруктов на "всю Казань"!

    Из-за дороговизны путевок на теплоход, мы так и не смогли всей семьёй поплавать на теплоходе. Впервые на борт теплохода я ступил, уже будучи старшеклассником. Маме дали одну льготную путевку от обувного обьединения "Спартак". Позднее я всей семьей, благодаря главному казанскому покровителю теплоходов и необыкновенному человеку Вячеславу Самолину, много раз плавал вниз и вверх по Волге. Плавал как работник турбригады. Я познал величественные набережные реки Волги городов Куйбышева, Горького, Ярославля, Саратова ... Но меня никогда не огорчало то, что в Казани нет такой набережной Волги. Казань компенсирует это отсутствие набережной, благодаря красоте реки Казанки со своими заливами. Знаю, что когда-нибудь у Казани будет гигантская набережная Волги, на которую будут выходить множество новых улиц, которые постепенно достигнут волжских берегов Зеленого Бора! Но сердцем Казани всегда будет наша родная река Казанка!


    31. ГОСТИ МОЕГО ДЕТСТВА.

    Когда к нам на Баумана приезжали в гости родственники, то я это сразу определял. Мама меня начинала разыскивать по всему Баумана или Чернышевского. Один раз меня окрикнула, когда я под мостом Булака с друзьями пиявок ловил. Повела домой, заставила помыть лицо, надела на меня чистую рубашку и я понял, что у нас гости. Мама мне сказала, что приехали родственники из Альметьевска Адип абый, Сажида апа и их сын Анвар - мой двоюродный брат, который был старше меня на пять лет. В то время, я уже знал, что Адип абый, старший брат моего отца - писатель Адип Маликов, а его супруга Сажида апа - поэтесса Сажида Сулейменова ( Ее имя сейчас носит одна из улиц Казани). Папа мне с гордостью о них рассказывал, когда мы шли из детского сада по улице Островского. Помню, что Адип абый бывал у нас тогда, когда его приглашали на казанскую телестудию. Мы всей семьёй смотрели его по телевизору, а потом он обязательно приходил к нам. Помню как привёз яблоки. Альметьевкие яблоки! Поэтому Альметьевск для меня в детстве был неким далеким Краем Яблок, а не нефти. Тем более, Алма - это Яблоко!

    Солнечный день. Мы провожаем гостей. Вышли из парадки моего дворика. Идём по Чернышевского. Мама и Сажида апа о чем-то тепло разговаривают. Ну о чем могли разговаривать эти две молодые женщины? Одна - красавица-брюнетка, а другая красавица - блондинка! Ну, конечно о нас детях. Останавливаемся у магазина "Кристалл", на пересечении Баумана и Чернышевского. Анвар со мной не общается. Сам я тоже почему-то так и не заговорил с ним. Хотел ляпнуть ему, дескать, я уже без шапки гуляю на улице, а на тебе беретка, хотя я тебя намного младше! Анвар был выше меня на две головы. И вдруг он просит свою маму купить ему в газетном киоске марки. Анвар заговорил со мной, вытащил новый альбом с набитыми в нем нераспакованными целлофановыми пачками марок! В альбоме были все марки, которые я видел на витрине казанских киосков! Вот это брат! Это был Пик Зависти...моего детства! Сажида апа с добрым вздохом что-то сказала моей маме, дескать, ну что с ним поделаешь! Потом Сажида апа мне что-то говорила, но я её не слышал, будучи поглощенным марками Анвара.

    Гости уехали. И мне ещё долго не хотелось идти играть к себе во дворик. Долго стоял у витрин киосков, рассматривая марки...моего детства.


    32. НЕ БЫЛО БЫ ТАНЦПЛОЩАДКИ В ПАРКЕ ГОРЬКОГО - НЕ БЫЛО БЫ МЕНЯ!

    Если бы не было казанского парка имени Горького, то его надо было бы придумать...ну хотя бы для того, чтобы мне в 1962 году родиться! Ведь именно здесь в 1960 году, на танцплощадке, под музыку духового оркестра познакомились мои родители. Она - портная обувной фабрики "Спартак". Он - артист Татарской Филармонии.

    Она жила в бане, на склонах улицы Халева. Один добрый дедушка впустил ее с подружкой для проживания. Приехала она в Казань из деревни Кук-кузе Апастовского района, что в переводе означает "небесные глаза". И действительно, у мамы моей голубые, небесные глаза! Кук-куз кызы! Одевалась она ярко, как артистка, так как ела только хлеб с солёным маргарином...и поэтому на красивую одежду хватало!

    Он имел уже собственную квартиру, полученную от татарской филармонии на Баумана 36. Их роман был сложным. Ссорились и мирились. Даже надолго ссорились. И все-таки любовь победила!

    Когда гуляли по парку Горького, отец мне часто показывал, где и как стояла моя мама на танцплощадке. Как себя вела? Он пересказывал мне этот первый диалог знакомства. Родители начинали спорить...о том, кто кого выбрал? А я шел вместе с ними и переживал о том, что родители могут поссориться и испортить гуляние по парку, без которого я бы не родился ...

    Никогда не забуду как мама как-то поставила пластинку с танцевальным духовым оркестром и пригласила меня на танец. Мне было 12 лет. Она вела меня в танце. Я почему-то стеснялся. Был скован. Чувствовал вину. Наверное от того, что понял, что знаю маму только как маму!


    33. В ДОМЕ СЕМЬИ АХМЕРОВЫХ НА ГАЛАКТИОНОВА.

    Пожалуй, редко сейчас встретишь квартиры, двери которых никогда не закрываются на замок. Стучишься бывало к Ахмеровым. Не подходят. Они, как всегда, чем-то увлечены: либо научной беседой, либо работой над рукописью. Проходя по Галактионова, ноги сами меня приводили в эту известную семью. Именно в этом доме когда-то жил известный татарский издатель Шигап Ахмеров - человек, который, по сути, вырастил и воспитал композитора Салиха Сайдашева.

    Итак, стучишься к ним, а к двери никто не подходит...И вдруг дверь сама от ветра открывается и приглашает тебя в эту знаменитую семью. Оказывается все дома! Узбек Шигапович со своей супругой общаются в комнате слева, а Нияз Узбекович пишет за старинным письменным столом. В доме творческий беспорядок, пыльно! Везде лежат книги. Архетипичная атмосфера дома учёных! Именно она меня всегда заряжала на научные поиски. Именно здесь я получал ценные наставления от Нияз Узбековича и от его отца Узбек Шигаповича. Уходила суета, открывались истинные ценности. Нияз Узбекович с некоей иронией всегда обращал мое внимание на тот факт, что в этом доме часто бывал Салих Сайдашев. Вот та комната, где его дед общался с Салихом Сайдашевым. А вот кровать, на которой ночевал великий композитор. А потом Нияз Узбекович с грустью вздыхал...о том, что дом собираются сносить.

    Дом действительно снесли, хотя на нем была мемориальная доска о Салиха Сайдашеве. Ахмеровым дали новую квартиру. Эта перемена в их жизни сильно отразилась на здоровье Ахмеровых. Сначала не стало супруги Узбек Шигаповича, а потом и его самого. Сын его Нияз Узбекович сейчас живет один. Общаемся только по телефону и так порой хочется вернуть время и без стука войти в дом Ахмеровых на улице Галактионова и увидеть их всех вместе...


    34. НАС ВОЗВЫШАЮЩАЯ МУЗЫКА ДОМА КЕКИНА.

    Троллейбусная остановка возле дома Кекина для меня всегда была родной. Во втором классе я ходил в кружок духовых инструментов при Дворце пионеров. Играл на альтушке. В пятом классе ходил туда же на секцию акробатики. С шестого по десятый класс занимался конькобежным спортом на стадионе "Динамо". Возвращался всегда на троллейбусе, который останавливался недалеко от дома Кекина. Ждешь бывало троллейбус и смотришь на это здание.

    Дом Кекина меня радовал столовой, в которой нас спортсменов хорошо кормили по беплатным талонам! Кроме того, в этом доме, со стороны улицы Галактионова находился небольшой кулинарный магазин, в котором я часто покупал себе дешевую жаренную рыбу. Этот магазинчик спасал меня от голода своей вкусной рыбой тогда, когда в кармане оставалось всего 12 копеек.

    Уже повзрослев, я стал осознавать, что Музыка и архитекТоника этого величественного замка Кекина действовала на меня возвышающе и избавляла от чувства собственной неполноценности. Особенно я это ощущал после неудач на секции акробатики, из которой, впоследствии пришлось уйти из-за того, что я не справлялся со сложными акробатическими элементами. Стоишь бывало после тренировки на остановке, стоишь униженный тренером, а дом Кекина тебе "говорит" : " Выше нос! Выпрямись! Стой гордо, как Я! Вот уже сто лет стою и никто меня не согнул!" Этот дом - самый гордый в Казани! Он явно выделяется на фоне всей архитектуры нашего города.

    Впервые по настоящему осознал влияние Дома Кекина на себя тогда, когда узнал, что на том же месте, где стоял я, также часто стоял униженный нищетой, лишением оркестра и увольнением из театра великий татарский композитор Салих Сайдашев. Он жил тут же на этой остановке. Рядом с театром Камала. Видимо, Салих абый также стоял и смотрел на Дом Кекина. Слушал величественную музыку архитектуры этого дома. И он давал ему силы. Потом композитор проходил мимо него, спускаясь на Галактионова, к своему дяде Шигабу абый Ахмерову, который его также поддерживал. Поэтому для меня, Дом Кекина - это не просто застывшая музыка камня, это живая музыка Величия Несломленного Духа.

    Уверен, что сейчас на троллейбусной остановке стоит какой-нибудь мальчик, возвращающийся из Дворца Пионеров имени Алиша. Стоит усталый, измученный неудачами... Стоит и смотрит на Дом Кекина... А значит у него все получится!


    35. ЭТА ВОЛШЕБНАЯ ТЕЛЕФОННАЯ БУДКА У ГОСТИНИЦЫ "КАЗАНЬ"...

    Жара. Лето-1969. Мне семь лет. Мороженого хочется. Мама на работе.Отец на гастролях, в командировке. Моя тётя Муслима апа на мороженое мне уже утром давала. И я поел "морэгу" за 15 копеек с кофейным наполнителем. И опять мороженого хочется. Я уже не мечтаю об эскимо за 28 копеек, хотя бы сливочного за 13. И вдруг телефонная будка у входа в гостиницу "Казань", которая стояла рядом с моим домом, превращается в Волшебную! Я в неё захожу, произношу определённое количество раз волшебные слова и в руках у меня оказывается 28 копеек на эскимо! Папа заметил, что я в течении полугода перестал просить у него деньги на мороженое! Начал интересоваться! И я рассказал ему о волшебной будке и волшебных словах. Папа отругал меня за то, что я разыгрывал прохожих сценкой о недостающей одной копеечки, чтобы позвонить! Обьяснил мне, что играть сценки за деньги можно только при согласии зрителей, то есть на сцене или на эстраде, будучи артистом! Только в этом случае эту игру можно будет называть волшебством! После этого разговора с папой у меня отшибло желание входить в эту волшебную будку! И еще я заметил, что папа стал мне чаще давать на мороженое, причем на эскимо по 28 копеек.

    В 1986 году, как-то проходя мимо этой же будки я услышал в свой адрес: "Дядя, не можете одной копеечки добавить, очень нужно позвонить!" Телефонная будка и через семнадцать лет не утратила своего волшебства!


    36. КАЗАНСКИЙ ПЛАНЕТАРИЙ ПЕТРОПАВЛОВСКОГО СОБОРА.

    Помню как отец сказал мне, что сразу после детского сада пойдем планеты и звезды смотреть. Меня это не обрадовало. Ведь для меня тогда лучше цирка ничего не было! И вот мы подошли к большой церкви, которую раньше я видел только издалека, когда ходил на Чёрное Озеро. Даже будучи маленьким, я тогда был удивлён тем, что в здании церкви находится нечто, напоминающее купол цирка, на потолке которого показывают планеты, звезды, восход и закат солнца! А зрители сидели на манеже. Помню как с интересом слушал длиноволосого дядю. Он был внешне и интонационно похож на священника . Я тогда даже подумал, что это поп, который рассказывает о планетах. Сидеть долго в темноте и смотреть на звезды мне не удалось. Заснул. Проснулся тогда, когда включили свет. Это был 1967 год. Больше меня планеты не интересовали. Лишь через десять лет, я вновь ими заинтересовался, причем настолько серьезно, что записался в кружок астрономии... который проходил опять в здании этой церкви! Долго не мог разобраться с теми двойственными чувствами, которые посещали меня тогда. Как угораздило планетарию угодить в церковь!? Ну это все-таки ещё не лошадь со всадником, которые вошли в церковь в фильме " Андрей Рублев" Тарковского! Вот такой был цирк когда-то в Петропавловском соборе...


    37. ОБЩЕНИЕ С РОДНОЙ КАЗАНЬЮ КАК БАЛЬЗАМ ОТ ОДИНОЧЕСТВА.

    Совсем недавно я догадался, что Казань для меня является некоей подружкой, с которой я общаюсь, особенно в трудные минуты. Москва такой подружкой-помощницей для меня быть не может, так как она не родная и не рождает чувства ностальгии. У Казани всегда своя самобытная мелодия общения со мной и состоит она не только из музыки архитектуры, не только из нечто , создающего дыхание и атмосферу города, но и прошлых воспоминаний и ностальгических чувств.

    Как-то на Баумана встретил одну пожилую старушку. Она шла очень медленно, часто останавливалась от бессилия...Заговорили. Рассказала, что прогулка по Баумана - это ее последнее исполнение желания перед смертью, что пришла пообщаться и попрощаться с городом, с улицей Баумана. Меня это не удивило, так как знаю многих казанцев , которые прощались с улицей Баумана, когда навсегда покидали Казань или Свою Жизнь! Эта старушка рассказала мне о своем одиночестве, которое всегда снимала прогулками по Баумана. Рассказала, как в молодости продавала здесь пирожки за пять копеек. Начала громко зазывать на пирожки...и заплакала. Так разговаривая с бабушкой, я дошел до Кремля. Там её встретил сын на иномарке. Он оправдывался, что мать, дескать, сама его попросила оставить ее одну на Баумана. Я затронул тему ее одиночества. Все втроем разговорились об одиночестве. Пришли к выводу, что одиночество - это всегда потеря интереса к жизнеутверждающему общению с Собою. Диалоги со Всем остальным - вторичны! Если мы проснувшись ожидаем Великого Счастья Общения с Собою , а засыпая, уже мечтаем об Этом общении настолько, что у нас сияет улыбка на лице, то мы далеки от одиночества! Мы должны ценить это общение и не ссориться с собою. А общение с Казанью всегда поможет в этом...


    38. ДЕРЕВЯННЫЕ САРАИ ДВОРОВ НАШЕГО ДЕТСТВА.

    Мало кто вспоминает, что у многих казанцев, кроме коммунальной квартиры, были сараи! Их еще называли сарайками. В моём дворике на Баумана эти сарайки занимали аж два этажа! Это была своеобразная деревянная постройка, напоминающая двухъярусный теплоход! В нем была деревянная палуба, деревянный борт и деревянные каюты без окон, но с дверями, на которых висели откровенно-мощные замки. Наш сарай располагался на втором этаже. В нем было всегда прохладно. В жаркие ночи мы иногда даже в нем спали. Более того, сарай нас выручал и тогда, когда гостям не хватало места для ночлега. А наш сосед дядя Ваня, который никогда не просыхал от водки, только там и жил. Жил на первом этаже сарая. Его жена тетя Зоя никогда не впускала его домой. Даже зимой он жил в коридоре коммуналки.

    Наш сарай, как и все сараи России, был набит всяким барахлом и вещами, которым не досталось места в тесной коммунальной квартире. Вон валяются какие-то старые журналы, висит старое военное драповое пальто отца. Вижу в углу свою детскую коляску цвета сгущенного молока, фотоувеличитель, множество банок. На стене филармоническая афиша моего папы. Лежат ящики, забитые какими-то вещами, которые могут пригодиться! Кстати, коляска моим родителям больше не пригодилась. Мы с сестренкой Гузелей нашу коляску видели в сарае еще несколько лет.

    Когда родители собирались идти в сарай , я с сестренкой обязательно шел вместе с ними. Несмотря на то, что мы были маленькими , в сарае у нас появлялась большая ностальгия по прошлому. Поэтому сестренка залезала в коляску и заставляла маму покачать.

    Просыпаешься летом в сарае. Солнце пробивается сквозь щели .Наблюдаешь за тем, как эти лучики перемещаютя по стене и ждешь когда они скользнут к тебе на одеяло. Вдыхаешь воздух сарая, наполненного опьяняющим запахом дерева! Незабываемые мгновения! Но счастью всегда приходит конец!

    Помню как сносили мой сарай. Он сложился как карточный домик за несколько минут! Это была картина круче гибели теплохода "Титаника". Помню как из обломков стал вылезать пьяный дядя Ваня! Это был воскресший Феникс дворово-бауманского и водочного разлива! Сарай растащили на дрова жители окрестных дворов улицы Баумана и Чернышевского, у которых не было газового отопления.


    39. КОЛОННЫ УНИВЕРСИТЕТА КАК ЧУДО СВЕТА С ЗАПАХОМ СЕЛЕДКИ.

    1967 год. Мне почти пять лет. Возвращаюсь на кузове украшенной первомайской машины с демонстрации, рядом со мной сосед по коммуналке, мой друг детства Сережа Бакуркин. Проезжаем мимо некоего белого здания , опирающегося на белые, гигантские столбы! Весьма удивлён! Это, пожалуй, было первое в моей жизни удивление, вызванное восприятием архитекурного сооружния! От удивления мы вместе, как-то синхронно закричали с Сережей и начали показывать пальцем на это Чудо Света. Сережа хорошо рисовал. Он сказал мне: "Я нарисую это на большой бумаге". И вот мы уже сидим в коридоре бауманской коммунальной квартиры за деревянным столом, пропитанным соками от еды. Сережа разложил на нем большую светло-коричневую, толстую, оберточную бумагу, пахнущую селедкой...Взял жёлтый карандаш. Белых карандашей тогда не было в коробке. Сережа медленно , долго ведет прямые, желтые линии увиденного нами здания. Я , как консультант, подсказываю ему. Помню о том, как спорили о количестве этих гигантских столбов. Сережа видимо устал и хотел их нарисовать в меньшем количестве. И вот здание с колоннами нарисовано! Я беру этот рисунок и бегу домой, чтобы похвастаться перед своим папой. Папа посмотрел на рисунок и сказал с огорчением маме на татарском языке : " Ну , зачем он хвастается тем, что не сам сделал! ". Потом папа объяснил мне, что мы увидели Казанский университет и там учиться в аспирантуре на математическом факультете мой дядя Раиль абый. Позднее мы сходили к нему в Ленинскую библиотеку. И была небольшая экскурсия. Вопросов о том, кем быть и где учиться, теперь уже не возникало! Только университет!

    А рисунок университета с величественными пятью колоннами еще долго висел на стене коридора нашей коммуналки и пахнул селедкой.


    40. СТАРЬЕВЩИК НА ЛОШАДИ С ТЕЛЕГОЙ ПРИЕХАЛ!...

    Лошадь, запряженная в телегу с болтающимися в разные стороны деревянными колесами, медленно и величественно входила в казанские дворы. Эту величественность лошадь излучала не только благодаря своей красивой природе, но и экскорту детишек, которые также медленно шли за ней. В моём дворе на Баумана 36 увидеть лошадь было не в диковинку, так как каждое раннее утро у парадного входа во двор стояла лошадь Бурка, в телегу которой загружали ящики с вином. Ведь под моим домом Заусайловых были мощные винные склады. Бурка развозила и снабжала вином многие винные магазины центральной части Казани. Часто она стояла на жаре с зашоренными глазами и фыркала, передергивая свою кожу вдоль своих видимых ребер. Я подходил к ней, и мне так хотелось приоткрыть шоры, чтобы она увидела мир, но мои попытки сделать это были безуспешными. Кучер сразу кричал мне:

    - Эй! Не мешай ей! Она думает!

    - О чем? - спрашивал я.

    - О светлом будущем!

    - Это как?

    - О коммунизме! Когда будет много бесплатного вина! - кучер разрывался своим смехом и я грустный уходил от Бурки к себе во двор.

    Позднее мы детишки узнали, что это не совсем лошадь, когда из нее вышло солидное приложение к ее телу. И все-таки это была известная лошадь! А сейчас во двор вошла неведомая мне лошадь. Она была более упитанная! Не бурая, почти красная ...с отливом! Глаза ей не зашоривали, так как шоры или шторы для глаз отсутствовали. Когда я увидел её глаза, то восприятие её величественности как-то во мне поубавилось. Я увидел грустные, мутные и усталые глаза! Усыпанный веснушками, рыжий, потный и загорелый старьевщик тоже был усталым и грустным. Почти засыпал...Зато наш двор вдруг резко ожил! Он наполнился каким-то веселым шумом и суетой. Оно и понятно, ведь во двор въехала не только лошадь, но и старьевщик со своей телегой , наполненной игрушками, вещицами и даже с ещё не надутыми воздушными шариками, которые можно будет обменять на ненужную старую одежду или вещи. И действительно , в тележке я разглядел большущий деревянный чемодан с сусеками, с деревянными секторами, в которых лежали различные вещи, безделушки и игрушечки: свистульки, резиновые разноцветные шарики, наперстки, маленькие куколки, пистолетики, пистоны в бумажной пачке, детские совочки и формочки для кулечков, куски дегтярного мыла, пачки дрожжей, чайной соды и даже чернильные ручки ... Подошла тётя Вера со своей душевно-больной доченькой-инвалидом Любой, держа в руках несколько старых рубашек и старое, увесистое, черное драповое пальто. Подошла и долго разглядывала все сусеки. Остановилась на свистульках. Это стоило ей одного драпового пальто. Отдала свистульку дочери, которая сразу же взяла её в рот и начала без остановки свистеть. Люба свистела так долго и пронзительно, что мать выхватила эту свистульку у нее изо рта. В ответ Люба так сильно пнула маму, что сразу же схлопотала ответный удар по морде. Люба часто получала по морде от своей матери.... Из-за испорченного настроения , мама Любы обменяла рубашки на воздушные шары и быстро удалилась. Подбежал мой приятель Вовка с каким-то костюмом в руках, отдал его старьевщику и получил красную металлическую свистульку...да не тут то было! ...Тут же подбежала Вовкина мама забрала обратно костюм у старьевщика, вырвала свистульку изо рта Вовы и врезала ему в подзатыльник, крикнув на весь двор: "Ты что творишь!"

    Уже через полчаса на телеге старьевщика лежала большая куча старого белья и небольшая кучка старых и изношенных туфель и ботинок. Старьевщик предложил мне и Вовке прокатиться. Мы забрались на тележку и с гордостью выехали на Баумана. Лошадь настолько быстро поскакала, что мы испугались ...а не увезет ли меня с Вовкой старьевщик куда-нибудь? Мы закричали и старьевщик высадил нас у Никольской церкви, дав каждому по свистульке. Свистя по всему Баумана, мы вернулись во двор, который только недавно выпотрошил все свои тряпки и барахло и остался... со свистульками. И ещё до позднего вечера доносился свист из некоторых коммуналок моего любимого двора.


    41. НАША ДВОРОВАЯ СОБАКА АЛЬМА.

    Пожалуй, в каждом дворике Казани жила какая-нибудь ничейная собака, которую любил весь двор. Вот и в моем дворе жила собака по кличке Альма. Это была рыжая, хвостатая, с красивыми и выразительными глазами собака, напоминавшая мне лису, у которой на чуточку лишнего отросли лапки. Она никогда тупо и упрямо не лаяла, лишь мудро молчала и всматривалась своими добрыми глазами в жителей коммуналок. Ну, разве можно было встретившись с Альмой глазами, просто пройти мимо... всегда хотелось сразу же её погладить и принести для нее из дома чего-нибудь съестного. У неё во дворе был свой уголок. Она уходила спать в коридор одного из домов нашего двора. Там же у неё всегда лежала металлическая миска с супом. Соседи постоянно подливали ей супа. И , я тоже, когда выходил во двор с большим куском булки с маслом, посыпанным сверху сахарным песком, то отламливал ей немного и она тут же в одно мгновение проглатывала моё угощение. Альма на еду была непривередливая, и даже когда на моей булке не было масла, а блестел лишь моченный водой сахарный песок, то она тоже быстро сьедала мое пожертвование. Но больше всего она любила, когда тётя Нюра со второго этажа приносила ей твердые кусочки нарезанного сала. И сало как-то по-особенному хрустело в зубах Альмы. Этот хруст меня всегда радовал ! А может, я просто радовался радости Альмы и хруст воспрнимался мною барабанным гимном счастья!

    Альма частенько щенилась, так как к ней во дворик иногда заглядывали поестестействовать собаки из других дворов. Она же была красавица и нравилась многим собакам! Как-то во двор забрела некая коротконогая дворняга и её попытки поестействовать с Альмой не удались! Росточком не вышла!

    Когда Альма щенилась, то рождались почему-то всегда чёрные кутята. Их быстро разбирали люди и дети. Никогда не забуду, как на помойке лежали новорожденные кутята, которые были не от Альмы, а от соседской собаки, которая была у дяди Фарида. У щенков Альмы такой судьбы никогда не было.

    Альма всегда любила находиться там, где собиралась группа людей. И всегда шла в эти группы: к обувщикам или портным во время обеденного перерыва или к столярам. Они обдували ее табачным дымом и ей это нравилось! Все смотрели на её женственную красоту, и Альма как бы чувствуя это... кокетничала.

    В один из серых осенних дней я обнаружил во дворе капли крови. Они были везде, по всему двору. Сердце моё сильно забилось и я стал искать Альму. Искал долго...а когда нашел её, то не было предела моей радости, что Альма жива!

    Кровь во дворе была от Альмы. Наша, всеми любимая собака , была подранена собачниками от которых ей удалось убежать. Рассказывали, что собачники приезжали на отлов собак рано утром. Ни в чем невинная Альма спала в своем уголке и вдруг резко была разбужена вторжением собачников. В узком коридоре завязалась схватка, и Альме удалось выскочить из коридора через запасной выход.

    Альма ещё долго ходила и мазала своим внутренним кровотечением наш двор и медленно угасала. Я видел, что она ничего не ест. Миска с супом оставалась нетронутой. В какой-то момент я обнаружил , что Альма исчезла со двора. Исчезла навсегда...


    ВМЕСТО ЭПИЛОГА

    42. УЛИЦЫ КАЗАНИ КАК КОРИДОРЫ МОИХ ЧУВСТВ.

    Гулять в спальном районе новой Казани несравнимо с прогулкой в центральной её части, тем более, когда часть твоего сердца находится именно там! Каждая улица старой Казани имеет свой цвет ностальгии, своё особое качество воспоминаний. Смотришь на приезжих туристов Казани и жалеешь их, что для них никогда не откроются ощущения, которые испытывают коренные казанцы моего старого любимого города. Кроме того, жалею и тех, кто в силу суеты сует выживания, живя в нашем городе, спешат по этим легендарным улицам, видя в них только дорогу в свой офис, который находится в каком-нибудь историческом доме, о судьбе которого ничего не знает никто, начиная с руководителя фирмы и кончая его подчиненными. Современные деловые люди порой таковы, что они без особых переживаний способны арендовать помещение где угодно, хоть в башне Сююмбеки, лишь бы шла прибыль.

    И вот я вижу как регулярно вечером некоторые казанцы садятся в метро, чтобы быстро оказаться в старой Казани, оказаться там, где их сердце. Они гуляют, порой молча, вздыхая о былом, рассказывая о прошлом, но в привязке к улицам и домам моего родного, старого города... Вот они настоящие гиды, которых должны послушать приезжие туристы! Когда встречаешь во время такой прогулки, такого же как и ты сам, коренного казанца, который оставил свое сердце в старой Казани, а теперь хочет его вернуть, то возникает особое единение душ, не передаваемое словами...и остается только солидарно вздохнуть с этим человеком, а порой и слезу пустить...

    Когда спрашиваешь себя, какое главное чувство вызывает в тебе та или иная улица старого города, то как-то по-новому начинаешь понимать себя ... Оказывается, ты весь растворен в этих улицах. Ходишь по ним и собираешь себя, а когда собрал, то уже можно нырнуть в метро и ехать в свой спальный район.

    Улица Баумана - это мое ключевое чувство, открывающее путь к другим чувствам. Это не только ключи от ностальгии, это некое оглавление книги моей души...о Казани. Только на ней происходит инвентаризация всего того, что я имею и к чему пришел! Улица Баумана - это мое чувство опоры! Не было бы этой опоры, то я был бы раздавлен страхами и суетой жизни!

    Улица Чернышевского - это мое продолжение улицы Баумана. Ведь я родился на Баумана 36, но и на Чернышевского 12. Вот такой угловой дом Заусайловых. И все-таки Чернышевского для меня - это чувство выхода в Мир. Именно из арки своего дома я выходил в город. Особенно тогда, когда подьездная дверь моего дома, которая выходила на Баумана, была закрыта.

    Улица Кирова (Московская) - это моё чувство ожидания счастья... встречи с мамой. Вглядывался вдаль этой улицы, чтобы увидеть, возвращающуюся с работы, самую красивую, самую стройную, самую любимую женщину своей жизни - свою Мать! Она работала на обувной фабрике " Спартак", рядом с центральным колхозным рынком.

    Булак - это чувство очищения, духовности, а также предвкушения знаний. Оно и понятно, ведь в одну сторону Булака я ходил в баню, а в другую в школу.

    Островского - это мое чувство тревоги от разлуки с мамой. Ведь так не хотелось с ней расставаться, когда она меня вела по этой улице в детский сад. Бывало, что мама просила меня самому дойти до детского сада, когда до него оставалось немного. Я шел ...минуту шел..., а потом разворачивался обратно и догонял маму, удивляя ее своим появлением. Чувство расставания с мамой со мною навсегда! И так хочется, чтобы все люди это чувство не забывали!

    Улица Пушкина - это чувство предвкушения Чуда. Именно на ней, сверху Университета, я видел демонстрацию.

    Улица Ленина - это улица чувств о будущем, о взрослении, о мечте стать ученым. Это чувство родилось, когда мой папа впервые рассказал мне пятилетнему мальчику о Казанском университете, а мама всегда упрекала, что меня туда не возьмут, если я буду вести себя плохо.

    Улица Карла Маркса - это чувство предвкушения радости выздоровления. На ней располагалась моя детская поликлиника, где мне сообщали, что я наконец-то здоров и могу гулять на улице... гулять по своему дорогому и любимому городу.


    Рамиль Гарифуллин
    .
  • Рамиль Гарифуллин:
  • Клуб «донжуанов» (киносценарий)
  • Сон улыбкой на лице (трагикомедия в двух действиях)
  • Полёт над людьми психушки (психоаналитические рассказы, истории, миниэтюды, портреты)
  • Психология политического блефа
  • Книга кодирующая и излечивающая от алкоголизма (100 информационных кодов эффективно воздействующих на подсознание читателя, злоупотребляющего алкоголем, а также советы жёнам алкоголиков)
  • BOOK encoding & Curing Of alcohol dependence (154 encoding attitudes Effective influence on The Subconscious Curing of alcohol dependence Advice to relatives and friends)
  • Постмодернистская психология (введение в неклассическую психологию и нанопсихологию)
  • Энциклопедия блефа (манипуляционная психология и психотерапия)
  • Звёзды на приёме у психолога Рамиля Гарифуллина (Психоанализ знаменитых личностей)
  • На приёме у психолога Рамиля Гарифуллина (Стенограмма из кабинета психолога)
  • Научные статьи по психологии (статьи)
  • Иллюзионизм личности (Психология обмана, манипуляций, кодирования)
  • Непредсказуемая психология (О чём молчал психотерапевт?)
  • Психология креативности и искусства (учебное пособие)
  • Психологические рассчёты и просчёты нашего времени
  • Мордалы. Телеигра в ничто (Психотерапевтические истории, эссе, расследования)
  • Опасные психологические ловушки и культура катастрофы (Психология симулякров и блефа)
  • Кодирование личности от алкогольной и наркотической зависимости
  • Сиңа кем хуҗа?
  • Безнең заман чирләре
  • Сорагыз — җавап бирәбез
  • Психо-витаминкалар (стихи и эпиграммы)
  • Концепция психологических и психотерапевтических подходов к проблеме взяточничества и взяткомании в Республике Татарстан
  • Википедия как проблема национальной безопасности (Манифест о проблеме кибербезопасности Википедии)
  • Психотерапевтические этюды в стихах (Притчи и афоризмы)
  • Психопатология как модель при анализе неадекватного поведения США и проблемы мировой безопасности (статья)
  • История чувств о Казани (эссе)
  • Сценарий художественного фильма «Режиссер мозга»
  • Тайны казанского дворика (сборник рассказов)




  • ← назад   ↑ наверх