• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Рамиль Гарифуллин

    Сон улыбкой на лице

    (трагикомедия в двух действиях)

    Действующие лица:

    ПСИХИАТР

    ЯСНОВИДЕЦ

    БРОДЯГА

    СТАРИК

    ЗВЕЗДУН

    АЛЬФОНС

    ПРОФЕССОР

    СВЯЩЕННИК

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ

    РАДИКАЛ

    АКТЁР

    ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

    Общая палата больницы. В палате десять коек. На них лежат больные. Они спят или полудремлят, некоторые из них встают и выходят из палаты. Один из них спит (он в глубине сцены) и выкрикивает в бреду: “Симулякры! Симулякры... Ад того же самого!” Из одного окна палаты видна Останкинская башня. Из другого церковь. Психиатр, одетый в белый халат, делает обход подсаживаясь и общаясь с каждым из больных. Он подсаживается к первому больному.

    ПСИХИАТР. Ну... предприниматель как ваши дела?

    Предприниматель отворачивается, не желая разговаривать. Пауза.

    СОСЕД ПО КОЙКЕ (ПРОФЕССОР). Доктор... Ну какие могут быть дела у нового русского попавшего сюда?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ (оживает). Доктор... Вот вы мне точно скажите... с какого момента у меня крыша поедет...

    ПРОФЕССОР (не давая ответить психиатру). Раз ты здесь... значит уже всё... ты того...

    ПСИХИАТР. Все мы немножечко того...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. И всё таки... С какого мгновенья я начну сходить с ума... Мне это нужно... Очень нужно... знать...

    ПСИХИАТР. А с чего вы взяли, что можете сойти с ума?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. В последнее время я часто начал задумываться о своих мыслях?

    ПСИХИАТР. Я тоже об этом задумываюсь... ну и что...

    Предприниматель с недоумением смотрит на психиатра.

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. В том то и дело, что я думаю по особому не как вы... Не теми мыслями...

    ПСИХИАТР. А как вы определили, что они не те?...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Именно этим я и занимаюсь? Как только я пытаюсь мыслить о мысли, как она эта мысль тут же ускользает и я не могу её помыслить...

    ПСИХИАТР. То есть получается, что вы пытаетесь задержать свою мысль (показывает рукой) и как бы со стороны рассмотреть её... И вам это не удаётся?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Вот именно...

    ПСИХИАТР. Ещё бы... Вы никогда не сможете этого сделать... У вас же всего одна голова... Если бы было две, то одной бы держали мысль, а другой её рассматривали... И слава Богу, что вам не удаётся этого сделать... А вот когда удастся... то именно с этого мгновенья вы и начнёте сходить с ума.

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Вот-вот... Поэтому я хочу, чтобы вы точно вычислили и предсказали мне это мгновенье... Точно-точно...

    ПСИХИАТР. Уф! С точностью до секунды?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Ну, да... А что психология разве не точная наука...

    ПСИХИАТР. Точная... Ещё какая точная! Но почему вы уверены, что это будет в одно мгновенье? ... Я помню чудное мгновенье... Этого мгновенья у вас ещё не было (Вздыхает). Я вас успокою... С ума мы сходим постепенно... а не мгновенно...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Ну, да постепенно... Но эта постепенность с чего то же начинается... Скажите у меня это началось... или ещё начнётся и когда? Скажите точно когда?

    ПСИХИАТР. Почему Вам нужна такая точность?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Вы же знаете, что я занимаюсь бизнесом и мне нужно знать точно сколько мне времени отпущено... на проведение сделки. В противном случае я сойду с ума и не успею провести свою сделку?

    ПСИХИАТР. Такое ощущение, что вы просто сами хотите сойти с ума...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да... хочу... Хочу смеяться много много как идиот и не о чём не думать...Устал от работы...

    Из коридора психбольницы слышится настоящий идиотский смех. Предприниматель вглядывается в сторону двери и с недоумением тяжело вздыхает.

    ПСИХИАТР. По лицу вашему не видно, что вы ему завидуете. Не всем так везёт... некоторые став идиотами становятся угрюмыми...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да... а я то надеялся... И всё таки я бы хотел знать какой я буду после этого весёлым или угрюмым? И знать сколько у меня осталось времени?

    ПСИХИАТР. Сколько у вас есть времени на эту сделку в вашем бизнесе?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Две недели?

    ПСИХИАТР. О! В ближайшее две недели... я вам обещаю... вы точно не испытаете этого чудного мгновенья... Я помню чудное мгновенье....

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Честно... Ну смотрите... (Обрадовался)

    ПСИХИАТР. И всё таки... немедленно прекратите мыслить о своих мыслях... А то действительно свихнётесь...

    Предприниматель быстро берёт свой мобильник. Звонит.

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Уже пришёл товар... Ну что мальчики надо работать... (Выключает мобильник).

    ПСИХИАТР. Вот-вот... так держать... Ну что больше вас ничто не беспокоит?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Беспокоит...

    ПСИХИАТР. Что именно...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Страхи... Тест показывает, что меня должны убить... Вот... (передаёт психиатру книжечку)... там есть тест на вероятность убийства

    ПСИХИАТР. Ну и какая получилась вероятность вашего убийства...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Полный зашкал...

    ПРОФЕССОР (со злорадством). Ну а что ты хочешь... ты ж новый русский... олигарх... потому вас и стреляют...

    ПСИХИАТР. И всё таки какая вероятность вашего убийства по этому тесту получилась?....Девяносто процентов?...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. В том-то и дело, что сто десять процентов... (Рыдает)

    ПСИХИАТР. Дайте-ка свои расчёты (берёт расчёты и изучает) Так вот здесь в конце на сорок пятом вопросе... у вас ошибка...

    Психиатр задаёт вопросы, предприниматель на них отвечает.

    ПСИХИАТР. Итак, отвечайте заново... сорок пятый вопрос. Вы дружите с теми, кто убивал кого- либо?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да... Но сам я никогда (крестится)

    ПСИХИАТР. Дальше идём... Сорок шестой вопрос. Вы применяете грубые приёмы в бизнесе?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да... Без этого сейчас невозможно...

    ПСИХИАТР. Сорок восьмой... Вы спите плохо?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да.... Часто снятся кошмары...

    ПСИХИАТР. Вас часто во сне убивают ваши конкуренты?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да... Ну, это же во сне...

    ПСИХИАТР. Сорок девятый. На вас уже было покушение?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Да... давно... Но с ним мы уже разобрались...

    ПСИХИАТР. И последний пятидесятый вопрос. Вы уверены сами, что на вас не будет покушения?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Нет... Не уверен...

    ПСИХИАТР. Теперь посчитаем.

    Психиатр делает расчёты. Заканчивает с грустным выражением лица.

    ПСИХИАТР. Вероятность сто десять процентов. Получается, что вас должны убить очень скоро... (Улыбается противоречивой улыбкой, вздыхает) Не верь ты этому тесту...И вообще что вы всё рассчитываете... когда с ума сойдёте... когда убьют вас... В экономике... в бизнесе ... своём рассчитывайте... Всё... мне нужно делать обход...

    Психиатр привстаёт и подсаживается к Профессору. Он - бывший учёный-профессор.

    ПСИХИАТР. Ну.... а у нас как дела профессор?

    ПРОФЕССОР. Всё по старому... Я постоянно слышу внутри себя спор двух голосов.

    ПСИХИАТР. О чём спорят-то?

    ПРОФЕССОР. О чём?... Как всегда научный спор... Но голоса наглые...

    ПСИХИАТР. Почему наглые?

    ПРОФЕССОР. Потому, что я прошу их чтобы они замолчали, а они наглецы не умолкают... Даже... неудобно говорить...

    ПСИХИАТР. Не стесняйтесь...

    ПРОФЕССОР. Я говорю им, чтобы они умолкли, а они посылают меня на три буквы... тоже мне учёные... ещё образованные люди

    ПСИХИАТР. И всё таки о чём они спорят?

    ПРОФЕССОР. О чём? Вот я всё в тетрадь записываю... Споры конечно интересные... Порой даже захватывающие... Я даже планирую всё это издать в виде книги... научной монографии.

    ПСИХИАТР. Вы шутите...?

    ПРОФЕССОР. Книга будет пользоваться успехом у читателей. ПСИХИАТР. Ну тогда в чём проблема-то?

    ПРОФЕССОР. Спорящие голоса, узнав об этом, запросили часть будущего гонорара. А я ведь мало зарабатываю...

    ПСИХИАТР. Но это же всего лишь голоса... они ведь внутри вас... Никто у вас ничего не отнимет не переживайте...

    ПРОФЕССОР. Как же не переживать ведь если я им не оплачу они обещали замолкнуть навсегда и продолжения книг не будет.

    ПСИХИАТР. Наплюйте на эти ваши голоса... издатель же всё равно издаст ваши книги...

    ПРОФЕССОР. В том то и дело, что издатель поддерживает требования голосов, так как вошел с ними в контакт. Что мне делать?

    ПСИХИАТР. Уф... Ну если так... то надо искать консенсус между всеми этими голосами...

    ПРОФЕССОР. Да причём тут консенсус... Я всё о себе знаю... у меня порча... а не шиза...

    ПСИХИАТР. Нет у вас никакой порчи..

    ПРОФЕССОР. Сплюньте доктор... (Пауза). Тогда на меня навели сглаз...

    ПСИХИАТР. Никто на тебя не наводил сглаз...

    ПРОФЕССОР. Сплюньте доктор... (Пауза) Тогда у меня квартира находится в аномальной зоне...

    ПСИХИАТР. Насколько я помню, у тебя хороший район и там нет никаких аномальных зон...

    ПРОФЕССОР. Сплюньте доктор ... Ну тогда это происки инопланетян...

    ПСИХИАТР. Никакие инопланетяне за вами не охотятся... вы же учёный отбросьте этот бред...

    ПРОФЕССОР. Сплюньте доктор... Значит моя аура дырявая...

    ПСИХИАТР. Она у Вас целая...

    ПРОФЕССОР. Сплюньте доктор... Всё теперь понял... это астрология... мои планеты не так встали...

    ПСИХИАТР. Планеты как вращались так и вращаются... Что вы заладили... Сплюнь да сплюнь...сплюнь да сплюнь... Вы что стоматолог что ли? У вас всё будет хорошо... А таблеточки пейте... Вон опять забыли... (Профессор берёт таблетку и запивает её водой)... Вот... это уже лучше... А то порча... порча...

    Психиатр привстаёт и направляется к следующему больному.

    ПСИХИАТР. А это наш Радикал - любитель радикальных мер...

    РАДИКАЛ. Какой я вам Радикал...

    ПСИХИАТР. Хорошо... От чего страдаем?

    РАДИКАЛ. На этот раз...от воздействия профессора Кузьмина Сергея Геннадьевича? Когда я здесь раньше лежал он что-то сделал с моим мозгом и теперь я чувствую его гнусное воздействие на расстоянии. Я хочу выключить это воздействие, но не могу...

    ПСИХИАТР. Как вы пытались выключить это воздействие?

    РАДИКАЛ. Сначала я хотел выключить себя, но не получилось... Страшно... Но сейчас у меня есть план и я точно выключу это воздействие.

    ПСИХИАТР. То есть как выключить...

    РАДИКАЛ. Ну это уже моё дело... как...

    ПСИХИАТР. Нет это наше общее дело... Я поговорю с профессором и он перстанет воздействовать...

    РАДИКАЛ. Не перестанет?

    ПСИХИАТР. Это почему же?

    РАДИКАЛ. Он не перестанет пока его самого не выключишь...

    ПСИХИАТР. Значит вы хотите профессора выключить... Ну да понятно... на расстоянии... телепатически...

    РАДИКАЛ. Пытался на расстоянии... бесполезно... он не принимает от меня сигнал... Значит надо контактно... приложится к нему...

    ПСИХИАТР. Чем приложится?

    РАДИКАЛ. Чем-чем... Мало ли чем? Да вот хотя бы вот этим (показывает кулак)...

    ПСИХИАТР. Вы хотите побить профессора?

    РАДИКАЛ. Ну если это поможет?

    ПСИХИАТР. А если не поможет?

    РАДИКАЛ. А если не поможет... тогда приложится чем - нибудь другим?

    ПСИХИАТР. Чем?

    РАДИКАЛ. Всё то вам надо знать?

    ПСИХИАТР. И всё таки чем?

    РАДИКАЛ. Есть у меня одна штуковина... лежит она в гараже...

    ПСИХИАТР. И всё таки... давайте подождём немного... я уговорю профессора, чтобы он перстал воздействовать...

    РАДИКАЛ. Посмотрим... Поверим... Ладно...

    Предприниматель зовёт психиатра. Психиатр опять подходит к предпринимателю. Предприниматель засовывает в верхний карман психиатра деньги.

    ПСИХИАТР. Так... Ну что у вас ещё?...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Ох! Страшно не могу спать... Сегодня приснилось мне как будто бы я хожу по знакомым и всяким нужным мне людям и приглашаю их на собственные похороны... Абсурд какой-то...

    ПСИХИАТР. Что вы чувствовали во сне?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Я сильно переживал хватит ли у меня денег на собственные похороны и пытался сэкономить? Глупость какая-то, я во сне, в целях экономии, пригласил на свои похороны только нужных мне людей. Но зачем они мне нужны ведь меня всё равно не будет. Даже близких не пригласил. Сэкономил на могиле. На постаменте. Хорошо помню как землекоп меня спрашивает: «Глубоко копать или нет?» Но опять таки в целях экономии я говорю, что неглубоко надо закапывать, чтобы меньше заплатить.

    ПСИХИАТР. Чтобы меньше заплатить или чтобы ближе быть к свету?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Чтобы меньше заплатить...

    ПСИХИАТР. Понятно.

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Потом я вижу как будто я уже сплю под землёй и слышу как сверху вбивают в землю металлический крест и я понимаю, что лежу неглубоко и крест сейчас войдёт в меня и пропорит... проткнёт мне живот. Я кричу наверх, но меня никто не слышит. Я чувствую как в меня входит этот острый, холодный крест с того света, где жизнь. Мне больно, острая боль в животе. От страха, от боли я кричу и просыпаюсь.

    ПСИХИАТР. Скажите, а во сне вы не подумали, что сами ведь сэкономили на землекопе?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Во сне... Нет не подумал. (Пауза, вздохи и рыдания) Но сейчас я понимаю, что тот сон для меня является предупреждением, что если я так и дальше буду экономить на всём, я пострадаю...

    ПСИХИАТР. Молодец... вы сделали правильные выводы... денег на лечение тоже не жалейте... Нам ваша финансовая помощь во как нужна... Ну ладно... (Отходит от Предпринимателя)

    Психиатр присаживается рядом со Звездуном.

    ПСИХИАТР. Привет телевизионным деятелям... Как наши дела?

    ЗВЕЗДУН. Мне гадко на душе.. До того как попасть сюда я много пил.

    ПСИХИАТР. Что? Где? И как вы пили?

    ЗВЕЗДУН. Ну как все...

    ПСИХИАТР. И всё таки у вас была особенность... Какая?

    ЗВЕЗДУН. Ничего особенного... Пьёшь, пьёшь, не просыхая и начинаешь....

    ПСИХИАТР. Начинаешь умирать, причём умирать по настоящему...

    ЗВЕЗДУН. Да-да, вот- вот концы отдашь...

    ПСИХИАТР.И тебя откачивают, буквально спасают от смерти и ты... вновь.... что?

    ЗВЕЗДУН. Что-что?

    ПСИХИАТР. И ты вновь рождаешься...

    ЗВЕЗДУН. (со вздохом). Точно... вы меня прям чувствуете...

    ПСИХИАТР. Что потом?

    ЗВЕЗДУН. Потом хорошо...

    ПСИХИАТР. Ну ещё бы... Вы же заново рождаетесь и начинаете ценить всё заново...

    ЗВЕЗДУН. Да так здорово...

    ПСИХИАТР. Ну а потом?

    ЗВЕЗДУН. Всего этого хватает на пару месяцев... Потом всё это постепенно улетучивается, начинаешь обрастать жиром. Опять начинается тоска...

    ПСИХИАТР. Словом опять необходимо организовать....? Что?

    ЗВЕЗДУН. Выпивку...

    ПСИХИАТР. Нет.

    ЗВЕЗДУН. А что?

    ПСИХИАТР. Умирание, чтобы опять рождаться...

    ЗВЕЗДУН. (со вздохом). Точно.. Как вы меня правильно чувствуете... Ну да.. Начинаешь пить. И опять пьёшь до полусмерти, до смерти и думаешь всё сейчас концы отдашь, но тебя опять спасают. И ты опять рождаешься. Теперь я всё понимаю... Значит я не алкоголик что ли?

    ПСИХИАТР. Экстремал вы... экстремал... Просто Шумахер какой-то... Я вам даже завидую.... Я родился всего один раз в жизни сорок один год назад 23 апреля, а вы рождаетесь в год по шесть раз. У вас нет проблем и я ничего делать не буду... Идите умирайте и рождайтесь... Умирайте и рождайтесь... Умирайте и рождайтесь..

    ЗВЕЗДУН. Но...

    ПСИХИАТР. Что но...?

    ЗВЕЗДУН. Но я же рискую? Мне страшно...

    ПСИХИАТР. О-О! Вот с этого и надо было начинать... Будем завязывать с этим экстримом?

    ЗВЕЗДУН. Придётся...

    Из глубины палаты вновь раздаётся бред спящего психбольного: ”Симулякры... симулякры...ад того же самого...”. Психиатр разворачивается в сторону крика.

    ПРОФЕССОР. Когда он проснётся? Всё время спит...

    ПСИХИАТР. Что... ни разу не просыпался?

    ПРОФЕССОР. Просыпался... но вы же ему опять даёте снотворное...а нам может с ним поговорить хочется... он уже тут неделю... а кроме этих своих симулякров мы ещё ничего от него не слышали...

    ПСИХИАТР. Услышите ещё... услышите...

    ПРОФЕССОР. А правда говорят, что он ясновидец... и много знает такого...

    ПСИХИАТР. Какого такого?

    ПРОФЕССОР. Ну такого... за что и угодил сюда в вашу психушку...

    ПСИХИАТР. Никакой он не ясновидец... обыкновенный бред...

    ПРОФЕССОР. Бред... который нельзя слушать... вон Сашка из девятой палаты такой бред несёт, но его за это не усыпляют... а этого ... ясновидца... вы усыпляете...

    ПСИХИАТР. Пока так надо... Ему хорошо смотрите ... сон спит с улыбкой на лице... и это прекрасно...

    Психиатр подходит к следующему больному.

    ПСИХИАТР. А это наш бродяга... Вообще-то за бродяжничество сидят в тюрьме... а вы у нас сыты и в тепле и уюте будете...

    БРОДЯГА. Мне не место здесь... Я не больной... я святой ...

    ПСИХИАТР. Вот-вот... святой ...поэтому и здесь... святой ... как вы это определили?...

    БРОДЯГА. Как я определил?!... Ну... я ... сплю всегда с улыбкой на лице.

    ПРОФЕССОР. Доктор... точно я утром видел как он спит с улыбкой на лице...

    БРОДЯГА. Я всегда улыбаюсь... мне настолько светло и искренне, что мне люди готовы отдать всё последнее. Я безобидный БРОДЯГА и чистый человек поверьте мне...

    ПСИХИАТР. Всё это субъективно...

    БРОДЯГА. Вы меня не знаете!

    ПСИХИАТР. Знаю...

    БРОДЯГА. Мало знаете... Я умею наслаждаться всем, я умею находить в малом многое. Я всегда доволен всем. Ну это разве не здорово, это разве нездоровье?

    ПСИХИАТР. Ну уж!

    ПРОФЕССОР. Да... да у него всегда приподнятое настроение.

    Из коридора доносится идиотский смех.

    ПСИХИАТР. Во.. во... у нас в наших палатах у многих приподнятое настроение... показать?...

    БРОДЯГА. Я никакого отношения к ним не имею... я умница...

    Это сначала я кажусь психбольным... Но сначала... И некоторые люди, которые могут встретить меня на многих улицах города, видя меня всегда улыбающимся и счастливым, в лучшем случае называют меня странным, в худшем, больным. Но я не больной. Я это сразу заметил. Я закаленный. Я хожу всегда, даже зимой, в спортивной одежде, даже куртки не одеваю. Увидев меня в морозный день, можно подумать, что я мерзну, но это далеко не так. Душа моя по-доброму теплая, что мне кажется, одень я зимнее пальто, сразу разогреюсь еще больше и стану горячим. А горячая душа – это недобрая душа. Поэтому у меня нет ничего лишнего. Теплая одежда мне не нужна, я ведь всегда перемещаюсь по улице короткими перебежками, я не езжу на городском транспорте, так как у меня практически никогда не было денег, никаких денег – ни малых, ни больших. И я без них обхожусь. Вы спросите как?

    ПСИХИАТР. Действительно как?

    БРОДЯГА. Очень просто...Просыпаюсь я очень поздно. Ведь чем больше спишь, тем меньше надо денег на жизнь. Сказать, что я утром просто бреюсь и моюсь – это ничего не сказать. Я люблю бриться. Видили бы вы как я всматриваюсь в свое лицо?

    ПСИХИАТР. Как?

    БРОДЯГА. Я леплю свое лицо, улыбаясь себе в зеркале. Я долго расчесываюсь, и мне порой начинает казаться, что я расчесываю не волосы, а свои мысли.

    ПСИХИАТР. Казаться...Вон как! Так... так... я вас слушаю...

    БРОДЯГА Мои волосы начинают светиться, переливаясь всеми цветами радуги, излучая нечто детское и теплое. Ну... как я убедил вас, что мне не место здесь... убедил?

    ПСИХИАТР. Продолжайте... продолжайте...

    БРОДЯГА. Это зрелище и многие соседи по нашей коммунальной квартире, вглядываясь в то, что я проделываю над собой, опаздывают на работу.. Её Величество Доброта переполняет всю нашу коммуналку настолько, что порой меня мои соседки угощают завтраком.

    ПСИХИАТР. В том то и дело, что здесь вас всегда будут кормить...вовремя... регулярно...

    БРОДЯГА. У меня с этим проблем никогда не было. Я хожу в одну известную на весь город столовую. Там меня тоже любят... Там меня тоже ждут. Ждут моего доброго слова, улыбки, беспричинной радости и многого другого, о чем не знаю ни сам я, ни работники столовой. которые купаются в моей ауре доброго, отверженного, наивного...

    ПСИХИАТР. И вместе с тем юродивого...бомжа...бездельника... одиночки... Поэтому вам здесь будет хорошо...

    БРОДЯГА. Я не бомж...

    ПСИХИАТР. Но вы же бродяжничаете...

    БРОДЯГА. Возможно...Но я не бездельник... Я с удовольствием, смакуя, медленно подметаю столовую, гружу и перетаскиваю продукты, что многим сразу хочется сразу взять и распаковать и съесть эти продукты. Я не простой грузчик, я – гениальный грузчик, я - реклама продуктам. Прежде, чем грузить хлеб, я долго его нюхаю, мои вздохи от наслаждения слышны всем посетителям столовой. Аппетит повышается, продукты покупаются, кушаются. Довольны все – и продавцы и покупатели-пожиратели. Сделав свои дела, я обычно получаю в награду большую тарелку супа и каши. Еды на столе бывает так много, что мне кажется, что я такой маленький и худой ни за что не осилю всего этого. Да не тут-то было. Я медленно, долго, постепенно уминаю все, облизываю тарелку и переворачиваю ее на сто восемьдесят градусов. Кладу ложку.

    ПСИХИАТР. Это зачем же?

    БРОДЯГА. Чтоб повара видели, что за столом сидит довольный мужичок, символизирующий, что все окончено. Глаза мои во время трапезы светятся как у голодного кота настолько ярко, что кажется, что я сейчас вот-вот замурлыкаю от удовольствия. Как я ем! Нежно, величаво... Плотно поев, я всегда от души обнимаю своих поваров, говоря им напутствия и пожелания. Те в долгу не остаются, выливают мне оставшийся суп и гарниры в полиэтиленовые пакеты. Опять происходит великое зрелище. Я вытаскиваю из своей сетки шестидесятых годов пакетики, их бережливо поглаживаю, надеваю друг на друга, немного вдувая в них воздух, проверяю на целостность и лишь затем подхожу к большой кастрюле. Произношу два волшебных слова повару. И, действительно, происходит чудо. Содержимое кастрюлей оказывалось у меня в пакетах. Я их вновь бережно укладываю в сетку, завязываю и бегу, бегу по улицам города, наполненный радостью, что сегодня вечером я разогрею все это у нас в общаге, съем и засну с улыбкой на лице сытый и довольный. После всего этого вы хотите сказать, что я должен находиться у вас...

    ПСИХИАТР. Ведь на одном настроении и подачках не выживешь... нужно учиться....нужно много читать...

    БРОДЯГА. Что вы?! Я очень люблю читать. Читаю много и читаю только новые свежие книги, которых не было ни в каких библиотеках. Я часами задерживаюсь у книжных прилавков магазинов, перебегая в течение дня от одного магазина к другому. Читаю стоя, вдумчиво. Сначала это не нравится книготорговцам. Но, когда они обратили внимание, что покупатель лучше покупает книги именно тогда, когда я с наслаждением читаю ту или иную книгу, громко комментируя ее, соблазняя потенциальных читателей на покупку, они только и ждут меня! Сейчас, мол, я приду, и будет план. И вновь происходило чудо. Раскупалось все: стихи бездарных поэтов, научные труды шизофреников, ну и, конечно, все остальное. Надо было видеть, как я читал.

    ПСИХИАТР. Как?

    БРОДЯГА. Я словно зажигался. Мне казалось, что я держу в руках не книгу, а некую свечу пред иконой, всматриваясь в ее пламя. Глаза мои загорались от какого-то света, но света не было. Лицо моё оживало, хотя оно и так было живым (берёт из кармана зеркало и всматривается). Окружающим хотелось жить, нырнуть в мою книгу и уйти вместе со мной в тот мир, который был к сожалению только для открыт для меня. Этот порыв нырнуть в книгу возникал у покупателей, и они покупали и покупали книги. Таким образом, я прочел всю современную научную и художественную литературу. Я обошёл десятки книжных магазинов нашего города. По сути своей, если бы была должность главного читателя города, то я по праву бы принадлежала бы ему.

    ПСИХИАТР. Ну вы хвастунишка... И всё таки это не показатель наши больные тоже заядлые читатели...

    БРОДЯГА. Я не хвастаюсь... я вам рассказываю чем я живу...Меня везде ждут... Захожу я в чайхану или кафе, там меня тоже ждут. “Все мы люди, родные и не красиво, брезгать друг к другом” - с такими словами я всегда собираю со столов не до конца отдавшие свой вкус растворимые пакетики с чаем, собирал их в нечто, напоминавшее микропарашют. А вот... в кипятке мне никогда не отказывают. Собирая как наперсточник вокруг себя использованные стаканчики я завариваю в них чай и опускаю в них свои пакетики. Долго держу эти стаканчики в своих руках, грею руки. Делал это я с таким удовольствием, что кажется, что я пришел не пить чай, а просто погреть об стакан свои руки. Когда чай готов, начинается главная радость вечера. Я общаюсь и пью чай, пью, пью и общаюсь. Словоохотливых собеседников бывает много. Моей эрудицией, добрым взглядом, мудростью и светлыми и искренними глазами, которые всегда не бояться смотреть в глаза собеседнику, я всегда располагаю к общению. Они угощают меня пирожными, коржиками. Так я выпиваю стаканов десять-двенадцать, успев пообщаться с пятью-шестью посетителями кафе. Я говорю о красоте города, о красоте женщин, о науке, о Боге.. Меня слушают, и всем бывает так интересно, что собеседники забывали пить чай. Вокруг меня образовывается круг подслушивающих и не желающих покинуть чайхану. Чая пьём долго. Чая пьём много. И довольны и продавцы и покупатели. Кто бы мог подумать, что использованный кофе еще может сгодиться! Я утверждаю, что самое вкусное и полезное от кофе остается после варки «отжившего» кофе, то бишь у него открывается настоящая жизнь. Он отдает свои наилучшие вещества. Продавщица личног для меня размешивает в трехлитровой металлической посудине эти остатки с кипятком и начинается вторая история общения и питья кофе.

    Я обычно выпиваю по три литра кофе и успеваю пообщаться с четырьмя посетителями кафе. И опять все с удовольствием наблюдали за этим занятием.. Чайхана оживает. Пьётся, разговаривается, пьётся, разговаривается. Я был счастлив. Только в полночь после длительной прогулки по ночному городу я бежал получать для себя последнюю радость дня – сон. Я всегда спал с улыбкой на лице... Я не больной я святой ...

    АЛЬФОНС (обрывает Бродягу). Доктор, вот я не святой человек, но и не сексуальный маньяк... Я просто... любвиобильный жизнелюб... Почему вы меня здесь держите?

    ПСИХИАТР. Верю... верю... но всё равно... дорогой мой Альфонс вам придётся здесь немного побыть... (Привстаёт). Так... на сегодня достаточно... обход окончен...

    Психиатр выходит из палаты

    АЛЬФОНС (обращается ко всем в палате). Вы что думаете, что я сексуальный маньяк... То, что моя страсть к женщинам читается во всех моих проявлениях... Это ещё не о чём не говорит. Просто я ничего не могу поделать с собой. Не понятно почему, но часто в меня влюбляются девушки, которые младше меня в несколько раз. А мне под семьдесят. Я надеюсь прожить больше ста лет.

    ПРОФЕССОР. Обязательно проживёте.

    АЛЬФОНС. Вот как вы .....думаете может ли женщина влюбиться в мужчину лишь благодаря всего одному общению по телефону. В меня влюблялись именно так. Я не хвастаюсь... Влюблялись в мой громогласный и сочный бас. Когда-то мой бас гремел сотрясая нечто, что делает женщин женщинами. Им хотелось всё слушать и слушать мой голос. И они ничего не могли поделать с этим. Они открывали для себя эти волшебные звуки, которые хотелось не просто слушать. Женщинам хотелось, чтобы мой голос вибрировал внутри, как вибромассажёр. Ох! Как мечтали многие женщины, чтобы именно я шептал им своим басом в ухо какое- нибудь: «I love you.»

    Да... да... я жизнелюб.... женщинолюбом. Я всегда хочу. А вы что не хотите?

    В палате тишина.

    АЛЬФОНС. Хотите...просто воздерживайтесь... Эта страсть настолько переполняла мою душу, что мой бас становился всё ниже и ниже. Многие пискуны-импотенты завидовали моему басу и силе. Вот она власть...

    Да я не строен и некрасив. Если какая-нибудь незнакомка встретит меня на улице, то даже не предположит, что я пользуюсь успехом среди женщин. Но стоит мне заговорить, задвигаться, начать ухаживать, вытанцовывая как петух перед курицей, как для меня всегда откроется нечто ранее сокрытое. Да... да! От этого нечто мне хочется жить и радоваться. Нет... Именно поэтому ко мне тянутся многие женщины. По складу своего ума и характера я задорный и мечтательный «мальчишка с вечно торчащей пипиркой». Но это разве сексуальное маньячество! Если бы меня не было, то как много женщин недополучило бы того, что они имеют сейчас. А имели они от него самое ценное в мире – детей... Точную цифру того, сколько у меня детей в браке и вне брака я не знаю. Это меня вообще мало волнует.

    Вот я лежу здесь с вами в этой психушке... А где-то в Узбекистане у меня растут дети! (АЛЬФОНС засиял от этих слов своей светлой и детской улыбкой). Я всегда был рад, что женщины всё рожают и рожают от меня... не спрашивая меня... И пусть рожают... как кошки... пусть рожают... От меня хотят иметь детей многие женщины. Некоторые даже стоят в очереди ко мне за оплодотворением.

    ЗВЕЗДУН (с иронией). Ты просто Ходячий Центр... естественного, а не искусственного осеменения.

    АЛЬФОНС. А хоть бы и так...Рожавшие от меня женщины никогда не предъявляли ко мне никаких претензий. Да... Я брызгал своей спермой направо и налево, лишь бы это способствовало повышению народонаселения. Но как ни странно все эти женщины считали меня законным мужем. Многие из них были замужем, но мужем считали именно меня. Их ничуть не смущало то, что они были у меня не единственными. Разве смущает курицу, понимание того, что петух на ферме один. Курица, наоборот, гордится тем, что петух уделяет ей хоть какое-то внимание.

    Кобелём и бабником никто из женщин меня не обзывал. Ведь бабники -это те, которые ухаживают, проявляют активность, ищут, находят, стараются понравиться и т.п. Я этим не занимался. Женщины сами искали меня и покоряли... и я покорялся. Сил у меня на это всегда хватало. Ну разве я сексуальный маньяк.... А времени для этого нужно было немного. Женщины всегда приходили ко мне уже возбуждёнными и достаточно было мне гаркнуть своим басом, как у них выворачивалось вся душа на изнанку. В этом сами признавались многие женщины.

    Я тогда был весь переполнен мужскими гормонами, а может у меня их было не так уж и много, просто они были мужицкими гормонами. ЗВЕЗДУН. Эдакий гормонист!

    АЛЬФОНС. А хоть бы и так... Поэтому я никогда не нуждался в гармони и пряниках для ухаживания. Конечно... я порой переживал за всех своих «жён». Обзванивал их, обольщал своим басом и этого им хватало. После звонка в них появлялась какая-то энергия к жизни, хотя многие мои женщины растили от меня детей в полной нищете. Но у них откуда-то брались силы жить и гордиться своим оплодотворителем - отцом своих детей... то есть мною... И я действительно претендовал на то, чтобы называться «отцом народа». Маленького, но народа...

    СТАРИК. Кобель ты и самец...

    АЛЬФОНС. Вот- вот... Только импотенты-пискуны обзывали меня кобелём или самцом. А я как петух тем временем удовлетворял и оплодотворял ваших жён и вам пискунам ничего не оставалось делать как растить не своих, а «петушинных» детей.

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Ты хочешь сказать... что мои дети... от тебя...

    АЛЬФОНС. Это я вообще...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. А может и действительно не от меня (вздыхает)

    АЛЬФОНС. Большинство из вас об этом даже не догадывались. Хотя в небольшом городке, в котором я жил, уже появилось «много народа» похожего на меня.

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. В каком городе ты жил.

    АЛЬФОНС. Это не здесь ...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. А тебя как по настоящему зовут?

    АЛЬФОНС. А зачем тебе моё настоящее имя... Альфредом меня зовут...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Нет...

    АЛЬФОНС. Что нет...

    ПРОФЕССОР. Этого имени моя жена не произносила...

    АЛЬФОНС. А ты что уже подумал... что я твою жену...? А какое имя она произносила?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Федя...

    АЛЬФОНС. Редкое имя...

    МУЖЧИНА. Мне от этого не легче...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Не беспокойся, ведь это всего лишь сон...

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Вот и я сначала также подумал... Но ведь она произносит не только имя, но и кое что добавляет...

    АЛЬФОНС. Что это за кое что?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Она бредит гадина и говорит: «Ну, Фёдор, не надо!». Я устал от этого... «Ну, Фёдор, не надо! Ну, Фёдор, не надо!». Разве можно с этим спать...

    АЛЬФОНС. Вот когда она начнёт говорить: «Фёдор, давай, Фёдор давай» ... тогда будешь паниковать.... понял?

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Понял... И всё таки я покажу свою жену психиатру... тоже пусть здесь... полежит...

    АЛЬФОНС. Это зачем же?

    ПСИХИАТР. Пусть он каким-нибудь гипнозом вырежет из души это имя...

    АЛЬФОНС. Вырежет и вставит другое...(смеётся)

    ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ. Какое это другое?...Если вставит, то только моё имя...

    АЛЬФОНС. Хорошо... Она будет произносить твоё имя...Предприниматель... Не сбивай меня своими глупыми вопросами... На чём уж я остановился... ах да... Шло время и я всё больше и больше обрастал женщинами и детьми. Оно и понятно, ведь процент мужской импотенции и армия гомиков прогрессировала, прибавьте к этому алкоголиков и наркоманов. Не кому было оплодотворять наших женщин и ... я приходил на помощь. Когда число моих детей перевалило за тысячу, в моей маленькой скромной квартирке появилась эта чёртовая психиатрическая бригада. Я знаю... Это был заговор пискунов! Они меня обвинили в сексуальном маньячестве, а ведь я был всего лишь жизнелюбом, и тысячи детей, рождённых от меня были благодарны своему появлению на свет. Зачем я здесь?

    ПРОФЕССОР. А вы кто по гороскопу?

    АЛЬФОНС. Я настоящий мусульманин и имею полное право на многоженство, так как этого не запрещает коран.

    ПРОФЕССОР. Может быть вам в мечеть сходить проконсультироваться...

    АЛЬФОНС. Я ходил к одному экстрасенсу. Тот, выслушав, одобрил моё многоженство, сказав, что таким образом, я отрабатываю свою карму.

    ПРОФЕССОР. Карму...

    АЛЬФОНС. Оказывается, согласно учению о карме мои жёны в моих прошлых жизнях... а жил я около тысячи раз... все родились в этой... моей жизни... и я сейчас нахожусь в долгу перед ними и должен их удовлетворять...около восьмиста нашёл и удовлетворил, осталось двести...

    ПРОФЕССОР. Значит на вашу жизнь ещё хватит...

    АЛЬФОНС. А в гороскопы... дорогой профессор я не верю... ПРОФЕССОР. А я верю...Сам я по гороскопу телец и родился в год быка. Моя жена по восточному календарю овца, теща змея, родители собака и кошка... Вот и поэтому страдаю.... и нахожусь здесь...

    БРОДЯГА. Вы хоть знаете зачем здесь... А вот я зачем здесь... Говорят за бродяжничество... Вы только что это слышали от доктора. Это какой из меня бродяга?!...

    ПРОФЕССОР. Ну ты же болтался по столовым... сам же ты себе ничего не готовил?

    БРОДЯГА. Это почему же...Я вам ещё не всё рассказал... Я всегда имею прозапас...Я ношу крупу ... точнее разные крупы в своём портфеле. Ну и что... Вы спросите: почему? А как же выжить сейчас в большом городе. Денег у меня практически не было, и поэтому я не мог себе позволить не только сходить в платный туалет и проехаться в городском транспорте, но и более скромные потребности.

    Кашу я иногда сам варил вкусную, но обходился без масла. «Зачем масло... Самое лучшее масло - это овсянка. Она всё смажет. Главное огоньку немного и водички», а маленькая кастрюлька у меня всегда имелась в моём портфеле. Ещё портфель забрали...

    Портфель у меня был старый ... ещё от отца оставшийся. Это был не просто портфель - это была реликвия, хотя довольно рванная и потрёпанная. Увидев в руках у меня этот портфель, можно было сказать: какой я скромный человек... какой я странный, нет чтоб выкинуть это барахло на помойку. Ан нет! Я гладил его и бережно укладывал в него какие-то бумажки. А о том, что он набит крупами никто и не догадывался.

    ПРОФЕССОР. И говоришь ты как мяукаешь... Ты наверное в прошлой жизни был кошкой?...

    БРОДЯГА. Говорю я только тогда, когда люди просят меня об этом. А так я больше слушаю людей. Ну какой из меня вредитель общества... Ну зачем меня сюда положили?

    ПРОФЕССОР. Я давно наблюдаю за тобой... И действительно лицо твоё светлое, глаза блаженные... глаза святого, глаза доброго животного, глаза мудрого кота. Да, именно кота. Ты действительно похож во всём на кота. Имеешь усы, медленные жесты и движения.

    БРОДЯГА. И гулял я по миру как кот, сам по себе. И всех я устраивал, и каждый мне хотел налить «тарелку с супом». Поэтому проблем с питанием и с чаепитием у меня не было. А то бродяжничество... Я мог появиться в совершенно незнакомой компании. Стоять и глядеть своими спокойными и мудрыми глазами. Люди сразу замечали и звали меня к столу. Если этого не происходило, я мог расположится где-нибудь в прихожей на коврике или на маленькой табуреточке и спокойно сидеть. Это происходило так естественно, что неудобно было меня не пригласить в спальню и уложить, но перед этим, конечно хорошенько накормить.

    ЗВЕЗДУН. Ну ты действительно кот...

    БРОДЯГА. Я ночевал у многих. Я был счастливым талисманом во многих семьях. Одет я был всегда очень скромно. Моя рубашка была выцветшей, но чистой. У меня вся одежда была старой и истёртой. Но я не был вонючим бомжом-бродягой... Руки мои были тоже чистыми. Чистыми настолько, что казалось, что я их облизываю. Одежда моя была очень чистой, но мылом не пахла и поэтому казалось, что я просто как вылизываю её.

    ПРОФЕССОР. Как кот вылизывает...

    БРОДЯГА. Я носил ботинки пятьдесят второго... года рождения. Они были также весьма чистыми. Брюки также были в порядке. И почему я всех не устроил? Вот представьте себе, что вы сидите дома, мечтая о хорошем собеседнике. Вы готовы к тому, чтобы с кем-то пообщаться и наполнить свою душу нечто прекрасным. Вы мечтаете сходить в храм, к святым, к монахам или на худой конец к психологу. И вдруг я появляюсь у вас дома!... Я стою в прохожей и вы можете, не заметив меня пройти мимо, но в какой-то момент вы заметите меня, но вы мне в силу каких-то причин никогда не скажите: «Кто вы? Выйдите вон!». Потому, что я посмотрю на вас своими глазами. И вы меня увидите...

    ЗВЕЗДУН. Увидим кота, которого не захочется прогнать.

    БРОДЯГА. Вы не будете меня пинать и выгонять. Я зайду к вам, посмотрю на вас и вы приветливо скажите мне: «Ты что здесь стоишь, заходи... заходи». Я пройду на кухню и сяду. Вы начнёте общаться. Вы всю душу мне изольёте. А я вас буду слушать... но молчать. Лишь изредка я буду что-то говорить вам, но в эти мгновения я буду попадать в точку и вы будете понимать, что я вас до предела глубоко понимаю и переживаю за вас. И в эти секунды вы будете ощущать свою сущность. От неё вы будете вздрагивать со слезами радости. Это будет... это обязательно случится. У вас будут эти мгновения, но сейчас вы о них только мечтаете. Вы сразу начнёте понимать то, что вам всю жизнь не хватало. Вы побываете на сеансах сотен психотерапевтов и не достигнете того, что я организую вам в одно мгновение. Я скажу вам нечто такое, что вы вздрогнете, заплачете и всё... вы враз изменитесь... жизнь ваша потечёт иначе.

    Некоторые из вас не выдержат этой благодати и в знак благодарности сами того не замечая будут падать мне в ноги... и рыдая благодарить меня. Будут и такие, которые закидают меня валютой и деньгами..

    ПРОФЕССОР. Размечтался...

    БРОДЯГА. А я, «облизнувшись» поблагодарю за чаепитие и удалюсь, не взяв ничего. Зачем мне ваши доллары. Не в них счастье. Вы меня накормите. Со мной разговоритесь, всё будет хорошо. Всё будет отлично, но через некоторое время я всё равно уйду от вас. Вы не заметите этого. Где я?

    ПРОФЕССОР. В психушке...

    БРОДЯГА. Куда я делся? А я ушёл гулять.

    ПРОФЕССОР. Ну да... Ведь коты гуляют сами по себе.

    БРОДЯГА. То-то... И этого прекратить вы не сможете.. ни за какие деньги, доллары, средства. Мне они не нужны. Мне нужно немного. Всего лишь свобода. Чтоб гулять самому по себе. Я ушёл. Дверь открылась, и я ушёл гулять, ушёл к другим. И везде мне рады. Я к другим зайду и там меня примут также с теплотой и добротой, зная, что я несу нечто доброе и хорошее. У меня никогда ни копейки в кармане не было. Мне деньги не нужны. А вдруг голод, а как выжить? Поэтому, как уже было сказано, в портфеле у меня всегда была крупа. Кипяточек мне всегда прыснут, я его всегда где нибудь да согрею. И овсянки я себе всегда сделаю и проблем голода уже нет. На овсянке можно выжить. Её не то что я, её лошади кушают и ничего... энергичны.

    Только вы не подумайте, что я был подхалимом, что дескать голод заставлял меня изворачиваться и косить под кота, дескать он обаятельный психолог, эдакий манипулятор человеческих душ, эдакий игрок в святого ради того, чтобы меня накормили и напоили. Меня везде ждали.

    ПРОФЕССОР. Ну-ка посмотри-ка на меня... да... В глазах твоих ничего человеческого. Ведь человеческого... всё от кота. Глаза твои блаженные.

    АЛЬФОНС. А как у тебя с женщинами?

    БРОДЯГА. Я женщин никогда не имел. Я мальчик, несмотря на свои пятьдесят пять.

    ЗВЕЗДУН. А может ты голубой...

    БРОДЯГА. Нет...

    ПРОФЕССОР. Ну тогда педофил...

    БРОДЯГА. Вы сами голубые педофилы... В меня действительно влюблялись многие женщины и девушки.

    ПРОФЕССОР. Влюблялись в твои кошачьи глаза и усы?....

    БРОДЯГА. Может быть... Они страдали от этой безответной любви. Одна женщина была готова отдать мне всё своё последнее. Своей святостью и аскетизмом я нравился многим женщинам. Моя проникновенная, глубокая речь доставала глубоко... очень глубоко, многих женщин. Это была не та глубина, которой балуешься ты (обращается к Альфонсу) или сексуально-озабоченные мужчины. Увы! Некоторые женщины в силу этой безответной любви пытались даже покончить собой. А я тем временем, сам того не замечая, влюблял в себя многих и многих женщин. Я мог оказаться у ног семейного ложе любой семьи.

    ЗВЕЗДУН. Да... действительно кот...

    БРОДЯГА. Я только грел их ноги и не более. Поэтому мужья не ревновали. Они принимали меня таким какой я есть. Но жёны... жёны безответно влюблялись в меня.

    Я жил со своей матушкой. Я порой уходил от неё на недели, на месяцы. Но матушка была спокойна, зная, что я всё равно вернусь. Мать не переживала за меня. Я заявлялся как ни в чём не бывало через пару месяцев и мать молча меня встречала, кормила, укладывала спать и я засыпал с улыбкой на лице. Но я не был ободранным котом после самцовых похождений.

    АЛЬФОНС. А ты с женщинами не жил?

    ПРОФЕССОР. Как он может жить с женщинами?... Он же мальчик..

    БРОДЯГА. Одна женщина как-то вцепилась в меня и сказала давай дескать живи у меня. «Ничего не делай, просто будь со мной, я тебя буду кормить... Ты только говори что нибудь. Я хочу тебя слушать и слушать...Просто сиди. Я без тебя не могу». Но она чувствовала, что я убегу. Она заперла меня. Я всё равно убежал. Я сломал стену. Она закрыла меня металлической дверью, но я своим телом продавил кирпичную кладку и сбежал от этой женщины.

    ПРОФЕССОР. Кота нельзя запирать, если нужно он может перегрызть всё, что угодно... А в целом я тебе завидую... Я то ведь наоборот боюсь выходить на улице... Раньше я был совершенно другим. А как стал пить эти лекарства... как дали инвалидность... вот и пошло... Сейчас, как будто меня подменили. Я как этот ..... человек в футляре, не желаю никого видеть. Я даже у себя дома поставил шкаф поперёк комнаты, отгородил себе занавесочкой такой уголок, поставил туда кровать и лежу за этой занавесочкой всё время. Выхожу оттуда только покушать, когда жена приходит с работы и обратно юрк за занавесочку и под одеяло. И читаю под одеялом книжки....

    БРОДЯГА. Да... жил себе человек за шкафом никому не мешал... вас видать тоже ни за что сюда... Да... А как же вы читаете за шкафом, под одеялом темно же?

    ПРОФЕССОР. С фонариком... У меня там свой мир и поэтому я никого туда не пускаю. И ни на что я этот мир не поменяю... Слышите... ни на что... (в приступе) У меня какая-то непонятная жадность на этот мир, словно кто-то в него может проникнуть.

    БРОДЯГА. А что действительно туда в этот мир к тебе никто не проникали?

    ПРОФЕССОР. Под одеяло проникали.

    БРОДЯГА. Интересно кто?

    ПРОФЕССОР. Кто-то... жена... В плане близости у меня всё нормально. По моему даже стал более энергичным в этом плане. Но ... Но проникнуть ко мне под одеяло не значит, проникнуть в мой мир... Я прячусь там от этого жестокого мира.

    Я сильно разочаровался в этом жестоком мире.

    ЗВЕЗДУН (оказывается подслушал). Ну конечно ты создал себе хорошенький мирок. Там тебе ничего не надо. Жена всегда накормит, книжку из библиотеки принесёт... когда надо нырнёт к тебе за шкаф или под одеяло...

    ПРОФЕССОР. Зато я тоже ненасытен на знания. Я восторгаюсь всему прочитанному. Я прочитал за шкафом всю зарубежную научную и литературную классику. Как-то ко мне пришёл мой однокашник, преуспевающий учёный, который объездил весь мир. Он мне так и сказал, что объездил весь мир, а мира не видел и не знает, а я дескать живу здесь за шкафом и чувствую и вижу перед собой миры, которые я никогда не увижу и не узнаю, хотя возможно там и побываю.

    ЗВЕЗДУН. У вас есть дети?

    ПРОФЕССОР.. У меня сын.

    ЗВЕЗДУН. Ну и как ты с ним общаешься?

    ПРОФЕССОР. Прекрасно общаюсь. Сынок... если не может что- то сделать из домашнего задания, всегда идёт ко мне за шкаф. Он знает, что у него есть папа, который живёт за шкафом и там можно получить все знания. Он гордится отцом. И даже в чём-то подражает мне.

    ЗВЕЗДУН. Что тоже отвёл себе уголок и занавесочку за шкафом?

    ПРОФЕССОР. Шкафов у нас больше дома нет, а вот занавесочку повесить просил. Книжки также читает с фонариком под одеялом. Он также имеет интерес к наукам. Портит зренье. Признаться я не хотел бы, чтобы мой сын вырос и стал бы человеком, который жил бы за шкафом.

    ЗВЕЗДУН. Ну смотри догонит отца... вместе лежать будете...

    Звездун встаёт из койки. Подходит к окну из которого видна Останкинская башня и начинает на неё молится. Увидев это сосед по койки - Старик берёт Звездуна за руку и отводит его к окну, где видна церковь.

    СТАРИК. Туда молись... на церковь молись...

    ЗВЕЗДУН. На церковь... Её мой однокашник на свои деньги... построил... знаешь сколько он туда бабок ухнул... А ты знаешь какие это деньги. Это мафиозные деньги... они на крови... и церковь твоя на крови...

    ЯСНОВИДЕЦ (как бы услышав). Симулякр... симулякр... симулякр...

    ЗВЕЗДУН. Правильно... церковь твоя симулякр... или по народному... туфта...

    Звездун упрямо отходит от окна где видна церковь к окну, где видна останкинская башня и упорно начинает молиться на останкинскую башню... Старик опять берёт его за руку... и отводит его к окну, откуда видна церковь...

    СТАРИК. Ты с этим не шути... так не играют...

    Но Звездун опять упрямо возвращается на своё старое место. Он стоит на коленях перед башней Останкино.

    СТАРИК. Тьфу... ( начинает молиться на церковь)... Господи... ИИсуси... спаси... господи...

    СТАРИК встаёт и подходит к Звездуну. Смотрит сначала на Звездуна, потом на останкинскую башню.

    СТАРИК. Ух! Какая вымахала... Не ровень она тебе моя церквушка... (разворачивается опять на церковь) не ровень...Здесь меня крестили... здесь и отпевать будут... (разворачивается опять на церковь и молится, затем опять разворачивается и всматривается в останкинскую башню). Понастроили «храмы» без колоколов, но до небес... Даже самые высотные в мире храмы никогда не доставали до облаков... а эта... упирается в небо... ближе к самим небесам... Телевидение... Тьфу! Зачем ему нужны колокола?... Видна отовсюду... гадина... даже отсюда (опять всматривается в останкинскую башню) Кажется вот она близко перед тобой, идёшь, идёшь, а прийти не можешь. Она словно мираж, то выныривает, то исчезает, то опять выныривает...Высокая... главная... главная задница страны. Говна хватает... Тьфу! Заводская труба и та чище тебя... Вставай (обращается к Звездуну, но тот не встаёт)... Господи... спаси иисуси.. господи... господи (СТАРИК молится)

    Услышав как молится СТАРИК, другой сосед АЛЬФОНС, который видимо иной веры раздражается и начинает тоже на зло старцу молится.

    АЛЬФОНС. ОО-Ааа ллах апппар... ОО-Ааа ллах апппар... ОО-Ааа ллах апппар...

    СТАРИК (услышав Альфонса также назло отвечает ему). Господи иисуси.. господи ииисуси...

    АЛЬФОНС (ещё больше войдя в азарт). ОО-Ааа ллах апппар... ОО-Ааа ллах апппар... ОО-Ааа ллах апппар...

    СТАРИК (упрямо). Господи иисуси.. господи ииисуси...

    АЛЬФОНС (ещё громче). ОО-Ааа ллах апппар... ОО-Ааа ллах апппар... ОО-Ааа ллах апппар...

    За всем этим наблюдает Профессор. Он оборачивается то в сторону Альфонса, то в сторону старика... И наконец он решил рассудить спорящих.

    ПРОФЕССОР. Харри –харри Кришна – харри Харри –харри Кришна - харри Харри –харри Кришна - харри Харри –харри Кришна – харри.

    В хор вступает ясновидец.

    ЯСНОВИДЕЦ. Симулякры... симулякры... симулякры...Ад того же самого...

    АЛЬФОНС и СТАРИК на некоторое время умолкают. И всё таки они вновь... принимаются за своё... Только теперь уже на всю палату звучит это молитвенное четырёхголосье: “ ОО-Ааа ллах апппар... Кришна - харри Харри –харри Кришна - харри Господи иисуси.. господи ииисуси... Симулякры... симулякры... ОО-Ааа ллах апппар... Кришна - харри Харри –харри Кришна - харри Господи иисуси.. господи ииисуси... Симулякры... симулякры...”. Всё это через полминуты пресекает ЗВЕЗДУН.

    ЗВЕЗДУН (громко). Хватит...хватит... хватит... (наконец встаёт с колен и ложится к себе на койку)

    СТАРИК (подсаживается к Звездуну) Сынок... ты что ли действительно работаешь там... на телевидении...

    ЗВЕЗДУН. Работаю (со вздохом )... Дед.... Вот ты скажи... Зачем нам сейчас нужны колокола? Ведь телевидение ежедневно входит в наш дом без звонка и разрешения, хотим мы этого или нет. Кто -то может возразить, сказав: «не включай телевизор или вырубай его когда не желаешь слушать и смотреть» . Так - то оно так, но народ наш, особенно городской, уже давно страдает телеманией. Народ подсел на телеиглу, главная из которых Останкинская башня. Понятно...

    СТАРИК. Это как это?...

    ЗВЕЗДУН. Да!... Да!... Она дразнит своей высотой самоубийц, своей информационной властью бунтарей, своим охватом бизнесменов, политиков, артистов и прочих тщеславных нарциссов нашего общества. Да!... да!... говна хватает... Да!... мы не можем сориентироваться в этой вакханалии ненужной и нужной правды, идиотизма и интеллектуальности, любви и порнографии, истинного искусства и суррогатов бездарных, но богатых теледеятелей... Да этот так... Но попробуй не дай всего этого... хотя бы один день... народ взвоет...

    СТАРИК. Не взвоет... у меня нет телевизора...А ты всё таки на останкинскую башню молится брось... (привстаёт и уходит к себе на койку)

    Ночь. Все укладываются спать. Засыпают. Старик не ложится. Думая, что никто уже не видит старик ходит по палате и откровенно поглаживает свой пах. Это смешно. Он то ложится в постель, то встаёт и опять начинает гладить пах. Порой он оттягивает резинку штанов и вглядывается под штаны. Как бы ища... что-то... Потом ложится. Берёт из своей тумбочки фонарик. Весь с головой накрывается одеялом. Включает фонарик под одеялом. Складывается впечатление, что он что-то ищет в своём теле. Потом резко опять встаёт гладит пах. Оттягивает штаны и вновь всматривается в паховую область. Всё это видит ЗВЕЗДУН.

    ЗВЕЗДУН. Старик... ты что яйца потерял?...

    СТАРИК. Какие яйца...

    ЗВЕЗДУН. Свои...

    СТАРИК. Мои... Какие яйца... Нет...

    ЗВЕЗДУН. Что нет... яиц нет?

    СТАРИК. Не терял я ничего...

    ЗВЕЗДУН. А что тогда там ищешь и гладишь?...

    СТАРИК. Так тебе всё и расскажи...

    ЗВЕЗДУН с любопытством подходит близко к старику.

    ЗВЕЗДУН. Что у тебя там... что ты там спрятал? Яйца Фаберже? Деньги?

    СТАРИК (испугавшись, отбегает от Звездуна). Нет...

    ЗВЕЗДУН. Деньги... спрятал... точно деньги... Ладно... я пошёл спать...

    Звездун ложится. СТАРИК привстаёт и подсаживается к Звездуну.

    СТАРИК. Ты прав я в своих штанах деньги держу... только ты об этом никому не говори...

    ЗВЕЗДУН. Сколько...

    СТАРИК. Много... пятьдесят тысяч долларов...

    ЗВЕЗДУН (от удивления привстаёт). Ну старик... ты даёшь... Откуда у тебя они?

    СТАРИК. Это долгая история...

    ЗВЕЗДУН. Ну расскажи...

    СТАРИК. Ну ладно... Я тебе вот что скажу... я ведь раньше тоже как ты на башню молился...

    ЗВЕЗДУН. На какую башню?

    СТАРИК. На другую...

    ЗВЕЗДУН. Какую... такую другую...

    СТАРИК. Отсюда её не видно...

    ЗВЕЗДУН. Это которая на Шаболовке...

    СТАРИК. Нет...Это которая в Париже...

    ЗВЕЗДУН. Да иди ты... тоже мне шутки...

    СТАРИК. Я не шучу сынок... я на Эйфелевую башню молился... да да... на Эйфелевую башню, которая в Париже... мечтал в Париж уехать... От своих неблагодарных детей...И сейчас мечтаю... Только вот на Эйфелеву башню больше не молюсь... на церковь молюсь...

    ЗВЕЗДУН. Старик... откуда ж у тебя такие деньги... ты действительно немножечко того...

    СТАРИК. Все мы немножечко того... Кстати именно на это и надеялась моя дочь, которая мечтала положить меня в психушку, чтобы забрать мою трёхкомнатную квартиру...

    ЗВЕЗДУН. Как видно мечты её сбылись... Не так ли старик... (Похлопывает с улыбкой по плечу старика)

    СТАРИК. А вот и не так...

    ЗВЕЗДУН. А как...

    СТАРИК. А вот слушай как... Она гадина... тобиш моя дочь привела меня к врачу... но не сказала, что к психиатру, что собирается справку на меня оформить, что я немножечко того... А я то сразу смекнул к чему всё это и подслушал весь разговор дочери с психиатром...

    Он её спрашивает, почему дескать оставили старика в коридоре дескать пригласите его... дескать я осмотрю старика...а она ему...” А что действительно можно определить как человек сходит с ума?” А он ей...что дескать “можно... только для чего вам это нужно” и говорит, чтоб меня позвала в кабинет.... Я то сразу догадался, что если психиатр действительно определит, что я ненормальный, то мне квартира уже точно не светит... А если я нормальный то квартира ей... фик... А она ему прямо и заявляет: “Понимаете в чём дело... Нам нужно, чтобы наш старик был немножечко того... Нужна справка об этом... Я готова оплатить за это.... Сколько это будет стоить? ”

    ЗВЕЗДУН. Вот это поворот... Это любопытно...

    СТАРИК. Я как дурак планировал оставить завещание на свою трёхкомнатную квартиру.... Дочь позвала меня в кабинет и мы с психиатром обо всём поговорили...

    ЗВЕЗДУН. О чём же?

    СТАРИК. Я ему всё и выпалил, что дескать...Ну разве вы не видите, что это за люди... Я как-то по глупости оформил было завещание на их имя ... и через месяц почувствовал, что они стали изживать меня с этого свету... словно желая во чтобы то не стало завладеть квартирой.

    Я трясся за свою жизнь... Мне даже показалось, что они готовы отравить меня... Но я живучий... Я им ещё покажу... Я продам свою квартиру и поеду доживать свою старость ... в Париж...

    ЗВЕЗДУН. У вас там родственники?

    СТАРИК. Я пойду в дом престарелых? За доллары, счас всё возможно...

    ЗВЕЗДУН. А как же виза?

    СТАРУШКА. Я всё узнавал... поеду через турфирму... по виниюксу...

    ЗВЕЗДУН. Ты хотел сказать по бинилюксу?

    СТАРИК. Да...да это тур по Европе... заодно Европу посмотрю...А им фик....

    ЗВЕЗДУН. Зачем сразу в Париж ехать? С такой квартирой можно и здесь хорошо зажить... Вон сейчас можно оформить договор ренты и вас до конца жизни будут опекать, давать деньги и даже телевизор с холодильником подарят...

    СТАРИК. У меня уже был такой договор. Они тоже чуть не убили меня... Они стали не опекать, а пасти меня... Пасти мою смерть. Им ведь выгодно, чтобы я умер... Поэтому они из добрых побуждений всё равно всячески умертвляли бы меня. Я сидел дома и опять трясся, ожидая их когда они придут. Я не открывал им дверь... Еле-еле прервал договор... ладно знакомые помогли... Вообщем натерпелся... Уф! (вздыхает).

    ЗВЕЗДУН. Ну и что дальше... Ты действительно... умный старик... У тебя всё хватает...

    СТАРИК (взбодрилась и хихикает). Это у меня-то не хватает!... А знаете ли вы, уважаемый работник телевидения, что я благодаря своей квартире хорошо зарабатывал... Да я стар... А знаете ли вы, что у меня была близость с молодыми девушками, которые меня в два... три раза моложе... И всё благодаря этой чёртовой квартире...

    ЗВЕЗДУН. Старик ты умён настолько, что безумен... Я начинаю сомневаться... Может действительно ты немножечко того...

    СТАРУШКА. Того... не того... Молодые девушки квартировали у меня... они опекали меня... они имели близость со мной... а всё ради того, чтобы я оформил завещание на них... И я оформлял... показывал им и через неделю... переоформлял... на другого... Молодёжь пошла сейчас испорченная... на всё готовая...

    ЗВЕЗДУН. Слышь старик... если я тебя ещё немножко послушаю, то у меня развалятся, как карточный домик, все представления о стариках... Откуда в вас всё это... Или вы всегда таким были? СТАРИК. А в Париж я всё таки поеду... Вот выйду отсюда, продам квартиру... и поеду в Париж... (немного плачет)

    ЗВЕЗДУН. (успокаивая). Обязательно поедете... Только вот примут ли вас там...

    СТАРИК. Если не примут... Спрыгну с Эйфелевой башни...

    ЗВЕЗДУН. Вы спрыгнете ?... не спрыгнете... Такие как вы не прыгают... Впрочем, чёрт вас знает... Я то вон тоже... когда меня уволили хотел с Останкинской сигануть... Старик... А у тебя, что кроме дочери больше нет никого...

    СТАРИК. Устал я от своих детей, внуков. Вообще-то они у меня все умные, обученные. Институты кончали. Вот и меня учат жить. Младшенький, голубок, научил меня сидеть на воде и хлебе. Полезно, говорит, это и экономно. А чтоб не скучать мне одному в своей однокомнатной квартире, дети меня взяли к себе, поставили раскладушку в прихожей. Теперь я у них громоотвод. Приходит внучок из школы – тырк меня своим ботинком в бок – это означает, что он получил сегодня двойку, тырк два раза – две двойки. Но иногда этот голубок меня так отпинает, – это значит, родителей вызывают в школу. Не обращайте внимания, что я всех детей и внуков голубками называю. Я ведь в молодости голубятником был.

    Старший голубок возвратится с работы недовольный, злой – опять зарплату не выдали. Тырк меня. Опять я виноват. И так весь день.

    А младшенький голубок, душевный такой, бизнесмен. Недавно обнял меня и говорит: “Живи, папаня, долго, но лишка не давай”. Вот и я думаю, что Бог на этом свете мне срок продлил, чтобы, наверное, я все свои грехи успел искупить. Хи! Хи! А грешил-то я много. Видимо быть мне долгожителем.

    ЗВЕЗДУН. Это ж почему...

    СТАРИК. Когда грехов много... надо и годков много... чтоб их отмыть... А душевность младшенького моего, бизнесмена, я понимаю. Все дело опять в этой моей трёхкомнатной квартире. Но ведь не знал он, хи!, хи!, хи!, что я ее тогда продал, что решил отдохнуть от детей и внуков – и по миру покататься.

    ЗВЕЗДУН. То есть как это продали...

    СТАРИК. А вот так...Продал за пятьдесят тысяч долларов...И поэтому держал их у себя вот здесь (показывает в пах)... А ты яйца... яйца... вот такие яйца...

    ЗВЕЗДУН. На такие деньги модно купить одно яйцо... Фаберже... но маленькое...но одно...

    СТАРИК. Я относился к деньгам так же, как к любимым голубям, – гладил их, целовал. В молодости ведь я голубятником был. Деньги мне всегда голубей напоминают. Летают и движутся они в пространстве как обученные голуби. Из одной голубятни в другую. А все равно прилетают в главную голубятню страны – Центральный банк. Вся страна наша – это сплошные голубятни. Все держат зеленых голубей, то есть доллары.. Конечно, их Америка обучила, чтобы они возвращались обратно. А мы их не выпускаем. А что, если бы мы их разом выпустили? Вот и я держу своих зеленых голубков, не выпускаю. И где только они не находились. Сначала держал их в коммерческом банке, потом в литровой банке, засыпанной пшеничной крупой. Внучок учуял: “Дед, говорит, плати мне дивиденды с хранимой суммы за неразглашение информации. Платил ему эдакому рекитиру. Нет, думаю надо быстрей уезжать.

    Потом перенес своих голубков в туалет. Спрятал под унитазом. Уж больно нравилось мне это место. Сидишь в туалете, светло, тепло, опустишь руку под унитаз и гладишь своих голубков и мечтаешь. Даже засыпал порой там, мечтая о Париже.

    Потом старший приставать стал: “Что-то ты отец долго задерживаешься.”. “Понос, - говорю, метеоризм”. Учуял таки, думаю про себя. И, действительно, учуял. Говорит: “Что-то твой метеоризм без звука и запаха. Лечить тебя будем. Сам, говорю, лечи свой гайморит и глухоту. С поносом я долго не протянул, и голубки мои перелетели ко мне. Вот сюда (Показывает в пах). Вот здесь у меня живут. Как говорится, все свое ношу с собой. Сидишь и гладишь своих голубков. Засыпаешь, проснешься, опять гладишь. А в голове Париж... Только ты ... это... не кому не говори, что у меня здесь такие деньги...

    ЗВЕЗДУН. Да ты.. что старик... за кого ты меня считаешь...

    СТАРИК. Вообще-то я человек экономный. Жил всегда на десять рублей в месяц...

    ЗВЕЗДУН. Как это...

    СТАРИК. А вот так. Ел только каши...как и наш бродяга. пшеничную... овсяную. Я этими крупами запасался, съездив в деревню в... поле. Пью чаи из трав и листьев. И ничего у меня в желудке не урчит. Я радовался всегда тому, что экономил большие деньги. Я таких денег конечно не имел, но уже их экономил.

    СТАРИК. Я например не пользуюсь городским транспортом. Экономия 300 рублей в месяц. Не хожу в парикмахерскую, стригусь сам, не мою голову мылом (волосы даже гуще стали), не пью, не курю. Итого, плюсуем экономия 2500 рублей. Часто хожу в гости. Ужинаю каждый третий день у друзей. Итого, 3000 рублей. В своё время развёлся, чтоб не кормить и одевать жену и детей. Итого 5000 рублей. Не имею машины. Итого 10000 рублей.

    ЗВЕЗДУН. Ну десять тысяч... по нашим временам... это не такие большие деньги...

    СТАРИК. Это ещё не всё. Не езжу раз в год за границу. Плюсуем. Итого 25000 рублей.

    Звездун сначала задумался и сам в уме стал что-то считать. Сосчитал и подпрыгнул. Далее рассмеялся. Смеялся и хохотал долго. Даже в палате все проснулись.

    ЗВЕЗДУН (с радостью). Ура...ура... (бегает по палате) Я сэкономил... полмиллиона долларов... Ведь моя жена с которой я уже давно живу... была в прошлом валютной проституткой... Ну ладно... надо спать... Иди спать старик... ты меня рассмешил...

    Услышав шум в палату входит медсестра, держа в руках таблетки и стакан воды.

    МЕДСЕСТРА. Вы почему не спите...

    ЗВЕЗДУН. Бессонница у старика... а я буду спать (отворачивается)

    СТАРИК. Давайте вашу таблетку... может засну...

    Старик проглатывает таблетку и запивает её водой. Медсестра выходит из палаты. Старик ложится и с храпом засыпает... Гаснет свет. Тишина. Все спят. Музыка ночи. Пауза. Вдруг слышится крик старика. Включается свет.

    КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ

    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
    Рамиль Гарифуллин
    пьеса на русском языке.
  • Рамиль Гарифуллин:
  • Клуб «донжуанов» (киносценарий)
  • Сон улыбкой на лице (трагикомедия в двух действиях)
  • Полёт над людьми психушки (психоаналитические рассказы, истории, миниэтюды, портреты)
  • Психология политического блефа
  • Книга кодирующая и излечивающая от алкоголизма (100 информационных кодов эффективно воздействующих на подсознание читателя, злоупотребляющего алкоголем, а также советы жёнам алкоголиков)
  • BOOK encoding & Curing Of alcohol dependence (154 encoding attitudes Effective influence on The Subconscious Curing of alcohol dependence Advice to relatives and friends)
  • Постмодернистская психология (введение в неклассическую психологию и нанопсихологию)
  • Энциклопедия блефа (манипуляционная психология и психотерапия)
  • Звёзды на приёме у психолога Рамиля Гарифуллина (Психоанализ знаменитых личностей)
  • На приёме у психолога Рамиля Гарифуллина (Стенограмма из кабинета психолога)
  • Научные статьи по психологии (статьи)
  • Иллюзионизм личности (Психология обмана, манипуляций, кодирования)
  • Непредсказуемая психология (О чём молчал психотерапевт?)
  • Психология креативности и искусства (учебное пособие)
  • Психологические рассчёты и просчёты нашего времени
  • Мордалы. Телеигра в ничто (Психотерапевтические истории, эссе, расследования)
  • Опасные психологические ловушки и культура катастрофы (Психология симулякров и блефа)
  • Кодирование личности от алкогольной и наркотической зависимости
  • Сиңа кем хуҗа?
  • Безнең заман чирләре
  • Сорагыз — җавап бирәбез
  • Психо-витаминкалар (стихи и эпиграммы)
  • Концепция психологических и психотерапевтических подходов к проблеме взяточничества и взяткомании в Республике Татарстан
  • Википедия как проблема национальной безопасности (Манифест о проблеме кибербезопасности Википедии)
  • Психотерапевтические этюды в стихах (Притчи и афоризмы)
  • Психопатология как модель при анализе неадекватного поведения США и проблемы мировой безопасности (статья)
  • История чувств о Казани (эссе)
  • Сценарий художественного фильма «Режиссер мозга»
  • Тайны казанского дворика (сборник рассказов)




  • ← назад   ↑ наверх