• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Фарит Фарисов

    Тайны татарского народа

    (часть 5)

    Глава 7.

    Жизнь после смерти

    Информация Кул Гали о завоевании войсками Чингисхана Средней Азии для булгар имела большое значение. Начиная с 1220 – 1221 гг. булгары приступили к усилению своей обороны там, где могли появиться монголы, а также к обеспечению своего тыла с запада, т.е. со стороны северо-восточных русских княжеств. В связи с этим были прекращены всякие военные походы булгар против русских княжеств и городов. Последний их поход относится к 1218 г., когда был взят Устюг. Но русские князья, еще мало знавшие к тому времени о восточной угрозе, не прекращали военных действий. В 1220 г. был совершен один из самых массированных походов на Булгарию, организованный объединенными усилиями великого князя Владимиро-Суздальской земли Юрия Всеволодовича и ярославских, ростовских, муромских и переяславских князей, в результате чего был взят город Ошель.

    После трагедии Ошеля, т.е. в конце 1220 г., булгары отправили посольство к великому князю Юрию «молящия и мира просяща». Но Юрий Всеволодович не принял этого мира, начал готовиться к новому походу на булгар. Однако булгары не успокоились, прислали к великому князю Юрию еще одно посольство, но снова получили отказ. Владимиро-Суздальская рать двинулась к Городцу, где соединилась с ростовскими дружинами. Именно сюда, в Городец, прибыла третья делегация булгар. И лишь тогда Юрий «принял просьбу их, и взял дары у них, а управишаяся прежнему миру».

    С таким трудом обеспечив себе мир с русскими княжествами, булгары начали готовиться к схватке с монголами, которые к 1221 г. уже завершили завоевание Средней Азии, продолжали военные действия на территориях Афганистана, Ирана и на Кавказе. Усиленно проводилась работа по укреплению крупных городов Булгарии, особенно столицы бывшей единой страны – Великого города, также укреплялись Бряхимов (город Ибрагима), Сувар, Джукетау, Кашан и др., одновременно на восточных и юго-восточных рубежах Булгарии возводились огромные валы.

    Вопросы монгольского завоевания Волжско-Камской Булгарии освещены в работах Х.Г. Гимади, А.Х. Халикова, Р.Г. Фахрутдинова, Ф.Ш. Хузина, А.Г. Мухамадиева, И.Х. Халиуллина и др.

    Южная граница Волжской Булгарии проходила по Самарской луке, представляющей собой дугообразную излучину Волги длинной свыше 200 км. Обилие отвесных склонов и пещер, также Жигулевские горы усиливают значение этой области как сторожево-наблюдательной базы над степью левобережья. На Самарской луке расположена значительная группа булгарских поселений домонгольского времени, среди которых выделяется городище, называемое местным населением «Муромским городком». Как полагают исследователи, эта группа сыграла роль важного стратегического района Волжской Булгарии при защите государства от нападений с юга.

    В XI – XII вв. Волжская Булгария занимала огромную территорию от реки Казанки на севере до Жигулей на юге, от верховий Суры на юго-западе до Белой на востоке. В стране было много городов. Кроме столицы государства и центров княжеств на территории Волжской Булгарии ныне известно еще до 90 городищ домонгольского времени и огромное множество селищ.

    К концу домонгольского периода, очевидно, в XII в. – начале XIII в., булгарское население перемещается к низовьям Свияги. Расширение территории Булгарии на восток, когда юго-восточные ее границы доходили до рек Яик (Урал) и Белая, относятся именно к этому периоду. Перед самым нашествием монголов к булгарским владениям относилась и переправа через Яик.

    Завоевав в 1222 г. Грузию, Армению и Азербайджан, монгольские войска под предводительством полководцев Чингисхана Джебе и Субэдэ прорвались через Дербент ("Железные ворота") и вступили в землю алан, которые вышли навстречу врагу. Расстроив алано-кипчакский союз, монголы разбили их поодиночке. Преследуя кипчаков, захватчики вторглись на Крымский полуостров, где взяли город Судак. Многие кипчаки, по словам Рашид-ад-дина, «убежали в страну русских». После переговоров с кипчакскими ханами во главе с Котяном русские князья решили выступить против монголов. Решающее сражение произошло на реке Калка (у Азовского моря) 31 мая 1223 г. Объединенные русско-кипчакские войска были разгромлены.

    После этой победы, ограбления кипчакских степей, южнорусских и нижневолжских (саксинских) земель монголы повернули на Волжско-Камскую Булгарию.

    Булгары заранее были оповещены о походе тридцатитысячного войска монголов, знали о трагическом исходе Калкинского сражения, через свою разведку узнали о приближении монголов.

    Сражение произошло на южных рубежах Волжской Булгарии – где-то в районе Самарской луки. Как сообщает современник этого события арабский писатель ибн-аль-Асир, булгары «устроили засады, выступили против них (т.е. монголов), встретились с ними и заманивали их до тех пор, пока они (монголы) зашли на место засад, напали на них с тыла, так что они остались в середине; поял их меч со всех сторон, перебито их множество и уцелели из них только немногие. Говорят, что их было до 4000 человек...»

    Победа булгар над монголами в 1223 г. имела далеко идущие последствия. Грозный противник был разгромлен впервые. После этого монголы поняли, что без победы над булгарами, без завоевания их страны путь им на запад закрыт. Именно эта победа принесла освобождение половецким степям и землям Саксина, т.е. в Нижнее Поволжье.

    Однако разгром монголов в 1223 г. не успокоил булгар, так же, как и не умерил аппетит монгольских ханов. Как считает Л.В. Черепнин, опирающийся на сообщения монгольских хроник, «Чингисхан после битвы на Калке передал в управление своему сыну Джучи «страну кыпчаков», а Хунну-нойону (возможно, что это был сын Удегея – Гуюк-хан) поручил овладеть «странами оросов и черкесов». По словам арабского историка Эннувейри, Чингисхан назначил в улус Джучи «летовья и зимовья от границ Каялыка и земель Хорезмских до окраин Саксинских и Булгарских, крайних пределов, куда доходили кони их полчищ при их набегах» (т.е. в 1223 г.). Очевидно, булгары знали об этом и стали готовиться к отражению нового похода монголов. Продолжались работы по укреплению крупных городов, обновлению длинных валов. К Яику были выведены булгарские сторожевые отряды.

    Продолжались усилия и по сохранению русско-булгарского мира, что подтверждается сообщениями русских летописей, В.Н. Татищева, например, о вывозе жита (хлеба, зерна) булгарами на Русь во времена неурожаев. Сообщения эти относятся к 1229 г. Булгарский князь сделал очень большой подарок в этот неурожайный год, прислав Юрию Всеволодовичу «30 насадов с житом». Как считали В.Н. Татищев и С.М. Шпилевский, опиравшиеся на сообщения Никоновской летописи, в том же 1229 г. был продолжен еще на шесть лет мирный договор между Владимиро-Суздальской Русью и Булгарией, причем подписание мирного договора происходило на нейтральном «Корневом острове», расположенном на Волге недалеко от устья Суры. По условиям этого мира последовал обмен пленниками: «Князь велики отпусти к ним Измаилтян их, а они отпустиша к великому князю христиан», также было разрешено «купцам ездить на обе стороны с товаром и пошлину платить по уставу каждого города безобидно, рыболовам ездить по обе стороны межи и иметь любовь и мир». И эти меры были не напрасны.

    В 1229 г. монголы вновь начали наступление на Булгарию. Как сообщает Рашид-ад-дин, Угэдэ-каан почти сразу же после восшествия на всемонгольский престол (1229 г.) отправил снова Субэдэ-бахадура и Кукдая «в сторону Кипчака, Саксина и Булгара». Общее руководство походом было возложено на Бату-хана.

    Весной 1229 г. монгольское войско под предводительством Субэдэ-бахадура и Кукдая двинулось на запад и к осени уже было в степях Яика и Итиля. Хотя монголам и удалось разгромить половцев и саксин в Приуральско-Прикамских степях и нанести поражение булгарским форпостам на реке Яик (Урал), продвинуться на север они не смогли. Об этом сообщается в Лаврентьевской летописи: «Того же лета (6737 (1229 г.)) Саксины и Половцы взбегоша из низу к Болгарам перед Татары и сторожеве Болгарьскыи прибегоша бъени от Татар, близ рекы, ей же имя Яик...». Таким образом, и на этот раз монгольский натиск был отбит благодаря объединению булгар – «сторожеве Болгарьскыи» олицетворяли Булгарию, а не отдельное княжество. Цементирующим центром, как и прежде, оставался Великий город, в направлении которого был осуществлен следующий поход монгольских ханов, датируемый 1232 г.

    Конец 20-х годов XIII в. в булгаро-русских взаимоотношениях характеризуется как период сотрудничества. Во исполнение мирного договора 1229 г. русским было выдано булгарами тело (мощи) христианина Авраамия, убитого 1 апреля 1229 г. в Великом городе. Перенесение его и перезахоронение во Владимире произошло в 1230 г. Никоновская летопись сообщает: «Принесен бысть христов мученик Авраамий из Болгарские земли в славный град Владимир». Процессию встречал великий князь Юрий Всеволодович за стенами города, а Авраамий был захоронен в княжеской церкви. Во Владимире новый мученик, купец, был канонизирован и признан святым.

    Несмотря на обязательство мирного договора 1229 г. и существование реального взаимного мира, между 1228 г. и 1232 г. великий князь Юрий Всеволодович неоднократно посылал войска к западным границам Булгарии – на земли обулгаризированных буртас и мордвы. В течение ряда лет совершаются несколько походов на мордву, хотя среди последних существовала «Русь Пургасова», а Пуреш – князь мордовский был «ратник Юрьев». Как заметил А.П. Смирнов, еще до монгольского нашествия 1236 г. земли мордовских князей, вассалов булгар, частично отошли к Руси.

    По всей вероятности, третий монгольский поход на Булгарию начался с Прикаспийско-Азовских степей, после подавления половецкого антимонгольского движения. Это восстание, по данным арабского писателя ибн-Васыля, вспыхнуло в 1229 – 1230 гг. В Лаврентьевской летописи имеется краткое сообщение: «В лето 6740 (1232 г.)... приидоша Татарове и зимоваша, не дошедише Великого града Болгарьскаго...»

    Таким образом, хотя монгольский поход 1232 г., возглавленный снова Субэдэ-бахадуром под общим командованием Бату, был массированным, попытки завоевать в тот год Булгарию окончились неудачей. Благодаря сопротивлению булгар в 1232 г. фактически было остановлено целенаправленное продвижение монгольских завоевателей не только на столицу Булгарии, но и на Восточную Европу. Автор монгольской хроники 1240 г. не скрывает, что «вражеских же стран там много, народ там свирепый. Это – такие люди, которые в ярости принимают смерть, бросаясь на собственные мечи. Мечи же у них, сказывают, остры».

    Монгольские войска в 1232 г., очевидно, так и остались в степях Приуралья и Нижнего Поволжья, продолжая осаждать нижневолжские города и готовясь к новому штурму Волжской Булгарии.

    Булгары готовились к новой схватке, самой трудной из всех. В столице некогда единого государства собралось основное войско – до 50 тысяч воинов. Несомненно, на боевую готовность были поставлены гарнизоны Сувара, Джукетау, Кашана и других городов. На рынках, площадях выступали поэты, акыны, известные государственные деятели, которые подымали соотечественников на борьбу с завоевателями. Среди них был и Кул Гали. В «Джагфар тарихы» приводится художественное переложение его выступлений. Оставляя в стороне вопрос о достоверности, мы предлагаем вниманию читателя короткие тезисы последних.

    «Волею Аллаха я, сеид Мохаммед-Гали, принимаю власть над Булгарской державой и объявляю джихад проклятому татарскому воинству.

    Следуя воле Творца – истинного эмира всех мусульман – провозглашаю также:

    – Все люди рождены быть равными. Да исполнится воля Всевышнего.

    – Пусть отныне все игенчеи, принявшие ислам, переводятся в разряд субашей и ак-чирмышей, а остающиеся в язычестве – кара-чирмышей.

    – Пусть народ не платит и не служит никому, кроме своей собственной державы.

    – Пусть правители всех рангов выбираются и смещаются джиенами мусульман, где категории казаков, ак-чирмышей, сувари и субашей имеют равные права.

    – Пусть тот же джиен принимает все законы Державы, вплоть до решения о войне и мире.

    – Пусть правители правят по закону, а рыцари служат казаками за казенное жалованье или переводятся в разряды сувари или игенчеев.

    – Пусть будут восстановлены разумные пределы богатству и налогам, установленные Талибом.

    – Пусть каждый сам избирает категорию своего существования, и это его право будет неприкасаемо.

    – Пусть купцы и мастера добровольно увеличат долю рядовых участников их дела.

    – Пусть каждый имеет право обратиться в суд, назначаемый мною и следующими за мною выборными сеидами, с жалобой на любое лицо и получить справедливое удовлетворение по закону.

    – Пусть за доказанные вымогательства, воровство, прелюбодеяние и другие преступления виновные в них изгоняются из Державы без права возврата в нее...»

    В 1235 г. монголы созвали специальный курултай (съезд) «относительно уничтожения и истребления остальных непокорных». «На втором курултае, – писал персидский историк Вассаф в 1300 г., – мнение утвердилось на том, чтобы обратить победоносный меч на голову вождей русских и асских (булгарских) за то, что они поставили ногу состязания на черту сопротивления. На это дело были назначены из царевичей: Менгу-каан, Гуюк, Кадакан, Кулькан, Бури, Байдар и Хорду с Тангутом, которые оба отличались стойкостью на поле битвы, да Субатай-бахадур. С наступлением поры дуновения весеннего ветра (в 1236 г.)... они двинулись (в поход) и сошлись в пределах Булгарских...» Об этом же пишет Джувейни (1226 – 1283): «Когда каан (Угетай) во второй раз устроил большой курултай и назначил совещание относительно уничтожения и истребления остальных непокорных, то состоялось решение завладеть странами Булгара, асов (здесь: нижневолжские булгары) и Руси, которые находились по соседству становища Бату, не были еще окончательно покорены и гордились своей многочисленностью. Поэтому в помощь и подкрепление Бату он (Угетай) назначил (следующих) царевичей: (сыновей Тулуя) Менгу-хана и брата его Бучека, из своих сыновей Гуюк-хана и Кадагана и других царевичей: Кулькана, Бури, Байдара, братьев Бату – Хорду и Тангута – и несколько других царевичей, а из знатных эмиров (там) был Субатай-бахадур. Царевичи для устройства своих войск и ратей отправились каждый в свое становище и местопребывание, а весной выступили из своих местопребываний и поспешили опередить друг друга». По предложению Чагатая во главе отрядов объединенного войска курултай назначил старших сыновей, а общее руководство над всеми силами было возложено на Бату-хана. Всего было назначено одиннадцать царевичей, а общая численность объединенных вооруженных сил, направленных на Запад, по мнению Юлиана, достигала 400 тысяч человек. Современные исследователи эти цифры считают несколько завышенными, полагая, что численность воинов в армии Бату доходила до 120 – 140 тысяч человек. Рашид-ад-дин пишет: «Они все сообща двинулись весной бичин-ил, года обезьяны, который приходится на месяц джумад 633 г. (11 февраля – 10 марта 1236 г.); лето они провели в пути, а осенью в пределах Булгара соединились с родом Джучи...»

    Осенью 1236 г., после форсирования Яика, огромная военная сила вторглась в Волжскую Булгарию и направилась к ее основным городам, и прежде всего к столице – Великому городу. Джувейни сообщает, что «от множества войск земля стонала и гудела, а от многочисленности и шума полчищ столбенели дикие звери и хищные животные». До решающего штурма, действуя «облавой», захватчики грабили окрестности столицы. Согласно Юлиану, «на укрепленные замки они не нападают, а сначала опустошают страну и грабят народ и, собрав народ той или иной страны, гонят на битву осаждать его же замок». Эти сведения подтверждаются археологически. Почти все поселения, расположенные в окрестностях Великого города, после монгольского нашествия прекратили свое существование. Опустошая округа, монголы со всех сторон блокировали город, сжимая кольцо окружения и плотно осаждая его. Джувейни пишет: «Сначала они силою и штурмом взяли город Булгар, который известен был в мире недоступностью местности и большой населенностью. Для примера подобным им, жителей его (частью) убили, а (частью) пленили». Еще более впечатляюще сообщает об этом русский летописец: «В лето 6744 (1236 г.)... тое же очени приидоша от восточные страны в Болгарьскую землю безбожнии Татари и взяша славный Великыи город Болгарьский и избиша оружьем от старца и до унага и до сущага младенца, взяша товара множество, а город их пожгоша огнем и всю землю их плениша».

    Город был сожжен, все здания, не только деревянные, но и каменные и кирпичные, были разрушены. В ожесточенном сражении, начавшемся еще на подступах к городу и завершившемся в центральной части («цитадели») Великого города, погибли почти все жители; пятидесятитысячное войско булгар было разгромлено. Трагические останки защитников встречаются довольно часто: под развалинами зданий (в том числе – «караван-сарая»), на полу кафедральной мечети, на улицах древнего города – во многих местах площади городища. Многие из убитых, особенно под развалинами зданий, так и остались лежать неубранными или, в лучшем случае, были брошены в колодцы, рвы или другие ямы. За 40 лет (с 1967 г.) интенсивных раскопок на территории городища археологами изучено немало братских могил, индивидуальных захоронений и неубранных останков жертв монгольского нашествия 1236 г., а также следы разрушений. Во время археологических исследований найдено немало предметов вооружения, как булгарских воинов, так и монголов. В результате монгольского нашествия 1236 г. Великий город погиб и больше не восстанавливался. О его трагической гибели рассказывается во многих легендах и преданиях татарского народа.

    После взятия и уничтожения столицы страны, а может быть, параллельно началось завоевание других городов и сел Булгарии.

    Монгольские войска рассредоточились, отдельными отрядами «растекаясь облавой» по Булгарской земле. Как отмечал Юлиан, слышавший в 1237 г. о жестоком разгроме Булгарии, монголы взяли также «60 весьма укрепленных замков (городов). В действительности их было гораздо больше, ибо после монгольского нашествия пришли в запустение почти все известные городища домонгольского времени в пределах Республики Татарстан.

    Одним из основных населенных пунктов, разгромленных в 1236 г. войсками Бату-хана, был город Бряхимов. Во время нашествия все укрепления города, поскольку к моменту вторжения монголов он оставался деревянным, были сожжены, хотя, как отмечают исследователи, жители Бряхимова о приближении войск Батыева войска были своевременно предупреждены и основная масса его населения со всем имуществом успела покинуть город. За годы исследований на Болгарском городище археологами выявлен и исследован слой погрома 1236 г., представляющий собой слой пожарища.

    Одновременно часть монгольских войск блокировала Сувар. Однако и здесь силы оказались далеко не равными. Город не располагал таким огромным военным потенциалом, каким владел Великий город. Главные направления прорыва захватчиков находились в северной и западной частях укреплений городища. Сувар был взят. Город, преимущественно деревянный, сгорел полностью: слой, состоящий из золы и угля, был выявлен во всех раскопах городища.

    Во время монгольского нашествия больше всего пострадали центральные районы Булгарии, где монголы воевали в течение полугода и по которым, по всей вероятности, они проходили по несколько раз. Несколько дней горели города, села и деревни. Многие поселения были оставлены при приближении монголов. Их население скрылось в лесах и развернуло партизанскую борьбу. Разгром сел и деревень привел к значительному осложнению экономического и военно-стратегического положения булгарских городов. Город, каким бы он ни был по значению и размерам, всегда опирался на сельские округа. Поэтому, двигаясь по стране «блокадой», монголы придавали немаловажное значение разграблению деревень и сел. Через сельские округа пролегали сухопутные торговые пути. Разграбление неукрепленных поселений для монголов не требовало особого труда. Однако завоевание густонаселенных сельских массивов проходило, нужно думать, не молниеносно – население сопротивлялось. Поэтому разграбление сел и деревень, нередко пустовавших к моменту прихода монголов, не могло означать покорения. Самоэвакуация в сельских округах проходила быстрее, чем в городах, которые блокировались с большого расстояния. Шансов для спасения у сельчан было, несомненно, больше, чем у горожан.

    Плано Карпини так описывает тактику осады укреплений монголами: «Если встретится такая крепость, они окружают ее; мало того, иногда они так ограждают ее, что никто не может войти или выйти; при этом они весьма храбро сражаются орудиями и стрелами и ни на один день или на ночь не прекращают сражения, так что находящиеся на укреплениях не имеют отдыха; сами же татары отдыхают, так как они разделяют войска и одно сменяет в бою другое, так что они не очень утомляются. И если они не могут овладеть укреплением таким способом, то бросают на него греческий огонь, мало того, они обычно берут жир людей, которых убивают, и выливают его в растопленном виде на дома; и везде, где огонь попадает на этот жир, он горит неугасимо...» Плано Карпини оставил нам также описание оружия, которое использовали в бою монголы: «Оружие же все, по меньшей мере, должны иметь такое: два или три лука или, по меньшей мере, один хороший и три больших колчана, полные стрелами, один топор и веревки, чтобы тянуть орудия. Богатые же имеют мечи, острые в конце, режущие только с одной стороны и несколько кривые; у них есть также вооруженная лошадь, прикрытия для голеней, шлемы и латы». В ходе раскопок, проводимых современными археологами в слое золы, также были найдены многочисленные свидетельства жестокой битвы, многочисленные человеческие останки, остатки домов, следы сильных пожаров, остатки оружия и снаряжения. Уцелевшие после разгрома основных населенных пунктов булгары ушли на север. В это время возрастает значение Казани как крупного населенного пункта на севере страны, окруженного белокаменной стеной. В этот период в качестве представителей правящей династии Марджани упоминает Ильгам-хана как правителя Булгарии. Карл Фукс в своем исследовании называет другое имя булгарского владыки – Абдулла. После падения Биляра как правитель северных земель упоминается хан Алтынбек. В других источниках говорится о двух ханах – Алибеке и Алтынбеке. Алтынбек, по преданию, основал город Бюлюмер, окруженный каменными стенами, на реке Малый Черемшан. Его остатки теперь называются Балымерским городищем.






    Монгольское завоевание Булгарии

    Булгары оказали монголам отчаянное сопротивление – борьба продолжалась целый год, с осени 1236 г. до осени 1237 г. Один за другим пали города и крепости Волжской Булгарии. Дремучие леса и недоступные места стали прибежищем для оставшихся в живых, откуда они продолжали нападать на монгольские войска. К осени 1237 г., как сообщает Юлиан, монголы «завладели пятью величайшими языческими царствами: Сасцией, Фулгарией (Булгарией)... напали на Ведин (чувашей), Меровию (марийцев), Пойдовию (буртас), царство Морданов (мордву)». Одновременно с завоеванием этих стран монголам пришлось вести войну против восставших половцев во главе с их предводителем Бачманом, к которым присоединились асы (нижневолжские и донские булгары) во главе с Качир-улэ и черкасы (черные клобуки). Восставшие были разбиты армией Менгу, а предводители захвачены в плен и казнены. После взятия войсками Батыя столицы Булгарии и опустошения страны борьба волжских булгар не была закончена. В 1238 – 1239 гг. булгары предприняли восстание, но в 1240 г. монгольское войско под предводительством Субедея вновь разорило Булгарию, а с 1242 г. Батый, возвратившийся из европейского похода, сделал на некоторое время своей ставкой бывший булгарский город, известный в русских летописях под именем Бряхимов, и территория Булгарии была окончательно включена в состав Золотой Орды.

    .....................

    С падением Булгарии связана народная легенда об Алтынчеч. Когда монголы впервые напали на Волжскую Булгарию, булгары отбили атаку захватчиков, но в последующие годы монголы непрерывно продолжали свои нападения на страну до тех пор, пока почти все города Булгарии не были разрушены. В городе Болгар (Спасский район РТ) до сих пор сохранился исторический памятник под названием «Черная палата». Согласно одной из версий легенд об Алтынчеч, булгарский царь Абдулла вместе со своими детьми, женой и родственниками закрылся в Черной палате. Хан-завоеватель приказал завалить здание бревнами и поджечь его. В огне пожара погибла вся царская семья. Одна лишь принцесса Алтынчеч чудом выжила и сумела выбраться наружу. Завоеватель, увидев золотоволосую девушку, был поражен ее красотой. Он тут же велел потушить огонь и заявил, что сделает ее главной женой. Девушка ответила отказом. Разъяренный хан приказал привести к нему двух ее братьев, взятых в плен и ожидавших казни. Дочь булгарского царя, увидев своих братьев с колодами на шее в ожидании казни, прокричала завоевателю, что согласна стать его женой, если он на ее глазах отпустит братьев на свободу и даст им лучших коней. Батый исполнил ее желание. Болгарские царевичи Галим-бек и Алтын-бек вскочили на коней и, бросив прощальный взгляд на сестру, скрылись из виду. После этого принцесса бросилась вниз головой на догорающие бревна. Эта легенда некоторым образом объясняет и название памятника: от дыма и копоти он почернел и стал называться Черной палатой. На основе этого сюжета выдающийся татарский поэт Муса Джалиль и композитор Яруллин сочинили оперу, которая так и называется – «Алтынчеч».

    По другой версии легенды, отец Алтынчеч, эмир Волжской Булгарии Абдулла, и ее жених погибли в сражениях с монголами, а сама принцесса и еще сорок ее подруг взяли в руки оружие, чтобы отстоять свою землю. Сорок билярских девушек построили на вершине горы крепость и длительное время успешно отбивали натиск врагов. Когда девичья крепость пала, монголы собрались закопать отважных воительниц живьем. Но они обратились в птиц и улетели.

    С тех пор местные жители считали и по сей день считают эти места священными. Они посещают родник, бьющий из-под горы, и почитают его как священный. А на вершине Хужалар-Тау – горы паломников – у старого дуба, оставшегося со времен поклонения древнему языческому богу булгар, владыке неба Тенгре, оставляют на ветвях деревьев повязки с просьбами и пожеланиями.

    По поверью, в этой земле хоронили только святых. Говорят также, что в столице Волжской Булгарии Биляре появился родник, в котором исчезли павшие защитницы крепости. Еще говорят, что окруженная неприятелем, чтобы не попасть к нему в плен, Алтынчеч велела замуровать себя в скале. Считается, что когда-нибудь придет время, храбрая девушка выйдет из каменной темницы, и тогда начнется возрождение земли булгар.

    Согласно другой версии, Алтынчеч замуровала себя вместе с государственной казной где-то в Уральских горах, откуда она и должна когда-нибудь выйти.

    Неизвестная битва

    Недавно в Пензенской области обнаружено место сражения, о котором по каким-то причинам не упомянули исторические хроники. Археологи утверждают, что по своим масштабам оно сравнимо с крупнейшими битвами XIII столетия.

    На территории современной Пензенской области находится местность, которая называется Золотаревским городищем. Эта территория в начале XIII в. входила в состав Волжской Булгарии. Еще в 60-х годах прошлого века исследователи обнаружили здесь следы крепости, разрушенной во времена монгольского нашествия. Но подлинные масштабы битвы, произошедшей на берегах реки Суры около 1237 г., установлены только сейчас.

    Ученые в течение многих лет исследуют Золотаревское городище. Оно было хорошо укреплено – окружено рвом, валом и стенами. И сейчас остатки древних оборонительных сооружений и рвы, окружавшие городище, хорошо сохранились. В ходе раскопок выяснилось, что в археологическом слое преобладают детали вооружения: наконечники стрел, остатки сабель, украшения воинских доспехов и фрагменты конской сбруи. Кроме того, было найдено большое количество человеческих скелетов с торчащими из них наконечниками стрел, разрубленные черепа, а на крепостной стене даже найдены останки воина, сжимающего в руке булаву. Все это указывает на то, что у Золотаревского поселения происходила жестокая битва. Исследователи установили, что огромное поле – это поле битвы, на котором только наконечников стрел было найдено более тысячи, что подтверждает масштаб сражения. По всей Волжской Булгарии исследователи за долгие годы смогли обнаружить лишь несколько сотен наконечников стрел. Кроме того, на месте битвы было обнаружено огромное количество обломков сабель, как находившихся на вооружении монголов, так и характерных для вооружения булгарских и даже русских воинов.

    В начале XIII в. в летописях было зафиксировано два крупных исторических сражения. Первое сражение произошло в 1223 г. на реке Калке, когда Субедей-багатур и Джебе-нойон во главе монгольского войска разбили объединенную рать русских князей. Некоторые ученые, исходя из сообщений о Бараньей битве, считают, что она произошла на месте Золотаревского городища. Однако на этом месте стояла крепость, и все свидетельствует о ее взятии, а не о полевом бое. Второе известное крупное сражение произошло в 1237 г., когда Батый разгромил сначала Волжскую Булгарию, а затем двинулся на Русь и напал на Рязань, захватил ее и далее прошел по всей северо-восточной Руси. Однако перед тем как двинуться на Русь, монгольский хан простоял всю осень между Рязанью и Волгой. В старинных летописях есть упоминание о том, что хан Батый со своим войском простоял несколько месяцев на реке Нузле или возле города Онуза. Неподалеку от Золотаревского городища находится так называемое Неклюдовское городище на реке Узе. Уза и Онуза по транскрипции очень близки, и можно предположить, что именно в этом месте и стоял со своим войском хан Батый. Кстати, когда археологи исследовали Неклюдовское городище, то обнаружили немало следов пребывания монголов. Не исключено, что, находясь на этой территории, хан попытался захватить и разорить все близлежащие населенные пункты и крепости. Например, персидский ученый Рашид ад-дин сообщает о том, что хан Батый в то время воевал с племенами мокшей и буртасов. Именно в этот период здесь проживали и мокши, и буртасы, и булгары. Поэтому наиболее правдоподобной выглядит версия о том, что битва произошла в 1237 г.

    В ходе дальнейших исследований выяснилось, что в обороне городища принимали участие представители многочисленных тюркских племен и крепость защищали булгары, буртасы, мордва, русские, кыпчаки и, что совсем неожиданно, аскизы, жившие в то время на Алтае, то есть на расстоянии почти 3000 километров от Золотаревского поселения. Они составляли основу гарнизона. Аскизов вполне можно сравнить с варягами. Но если варяги действовали в Днепровском бассейне и в северных землях, то аскизы – в Волго-Уральском регионе.

    Как считают ученые, эта битва была неслучайной. Поначалу они были уверены, что монголы взяли крепость, которая случайно оказалась у них на пути. Однако, как показали дальнейшие исследования документов той эпохи, через Золотаревское поселение проходил торговый путь из столицы Волжской Булгарии Биляра в Киев. Поселение прикрывало переправу через реку Суру, и обойти его было невозможно. Это был один из булгарских форпостов на пути из Булгарии на Русь. Поэтому в любом случае его надо было брать штурмом. Зная о нашествии монголов и последовавших в его ходе кровопролитных битвах, защитники городища активно готовились к сражению с монголами. Крепость была заранее подготовлена к сопротивлению и длительной осаде. Вокруг стен в шахматном порядке были вырыты так называемые волчьи ямы, в которые накидали «чеснок» (металлические шипы). Лошади, попадая в такие ямы, получали серьезные увечья. Коннице пробиться напрямую к крепости было практически невозможно. Эти ямы предназначались еще и для того, чтобы нападавшие не могли подкатить к стенам городища тараны, катапульты и другие осадные орудия. Остатки этих ям до сих пор встречаются на Золотаревском городище.

    По мнению ученых, монголы окружили крепость и предложили ее защитникам сдаться и открыть ворота. Однако осажденные отказались. Тогда монголы начали штурм. В сражениях и при осаде крепостей монголы использовали тактический прием, называемый «хороводом». Конница окружала крепость и начинала обстреливать защитников из луков. После чего в дело вступали тяжеловооруженные воины. Из-за большого веса своих доспехов (около 50 килограммов) долго вести бой они не могли. Однако монголы благодаря своему численному превосходству могли постоянно сменять уставших бойцов. Оборонявшиеся же были лишены такой возможности. Они готовились к долгой осаде и запасли много продовольствия, но их силы были слишком неравны. По прикидкам ученых, городище защищало около тысячи бойцов, против которых действовали пять тысяч воинов хана Батыя.

    На месте штурма городища было найдено большое количество наконечников стрел, которые использовались в монгольском войске: с узкой массивной шиловидной головкой – для пробивания кольчуг защитников крепости, узкие массивные долотовидные наконечники, наконечники с граненой шейкой – для пробивания пластинчатых доспехов, шлемов и щитов. Долотовидные наконечники были особенно эффективны при стрельбе по защищенному шлемом и щитом противнику. Такие наконечники легко раскалывали деревянный щит, обтянутый кожей и иногда усиленный железной вставкой.

    По предположениям ученых, битва длилась около двух дней, в течение которых погибла основная часть защитников крепости. В конце концов монголы при помощи осадных орудий пробили стены крепости и вошли в город. Они убили всех, кто остался в живых, а город разграбили и сожгли. Видимо, женщин и детей согнали в один амбар, заперли и подожгли. В одном из хранилищ зерна была найдена груда обгоревших человеческих костей. Обычно так поступали монголы с теми городами, население которых оказывало сопротивление. Города, сдавшиеся без боя, монголы особенно не трогали.

    Из этого можно сделать вывод, что жители Золотаревского поселения оказали упорное сопротивление и потому были полностью уничтожены. Большое количество оружия и тел осталось лежать неубранным на поле битвы. Это можно объяснить только тем, что ближайшие окрестности также были разорены монгольским войском и некому было похоронить погибших.

    Исследования Золотаревской битвы продолжаются и таят в себе еще массу загадок. И, пожалуй, главная из них – кто стоял во главе защитников крепости и почему ни одна летопись не донесла до нас сведений об этой грандиозной битве.

    Завоевание Руси

    Осенью 1237 г. все находившиеся в Поволжье «царевичи сообща устроили курултай» и зимой 1237 – 1238 гг. «по общему соглашению пошли войной на русских» (Халиков, Халиуллин). В походе участвовали армии, возглавляемые Бату, Орду, Гуюк-ханом, Менгу-ханом, Кульканом, Каданом и Бури, общей численностью в 120 – 140 тысяч человек. Часть монгольской армады оставалась еще в Булгарии. Но в результате сильного сопротивления многих русских княжеств и городов Батый вынужден был вывести из Булгарии еще три армии: Субедея, Бучека (Бечека) и Байдара. Взяв наиболее значимые города Северо-Восточной Руси и опустошив ее земли, монголы двинулись на Новгород, но наступившая весна (1238 г.) задержала их продвижение. Не дойдя примерно двухсот километров до Новгорода, Бату повернул свои войска на юг, попутно взяв город Козельск, жители которого оказали монголам наиболее упорное сопротивление.

    Летом – осенью 1238 г. и зимой 1238 – 1239 гг. монголы были заняты подавлением восстаний покоренных народов Поволжья. Это время они использовали для пополнения войск и подготовки к новым походам. На этот раз они планировали захват Киево-Черниговской Руси и стран Центральной Европы. Рашид ад-дин пишет: «В 1239 г. царевичи Бату с братьями, Кадан, Бури и Бучек направились походом в страну русских и народа черных шапок (черкасы) и в девять дней взяли большой город русских, которому имя Манкер-кан (Чернигов)». В 1240 г. монголы взяли Киев. Далее Рашид-ад-дин пишет: «В хаукар-ил, в год смерти Угедей-кана (1241 г.), в весенние месяцы они (царевичи) отправились через горы Марактан (Карпаты) к буларам (дунайским болгарам) и башгирдам (венграм)». Разгромив Польшу, Венгрию и Дунайскую Болгарию, монгольские царевичи со своими войсками встали на зимовку в междуречье Дуная и Тислы. В это же время к ним пришло сообщение о восстании волжских булгар (1241 г.). Царевичи «отправили эмира Субэдэя с войском в страну асов (булгар) и в пределы Булгара. Они дошли до города (Булгара) Великого и до других областей его, разбили тамошнее войско и заставили покориться. Пришли тамошние вожди Баян и Джику, изъявили царевичам покорность, были (щедро) одарены и вернулись обратно, (но потом) опять возмутились. Вторично послали (туда) Субэдэй-бахадура, пока он не захватил (их)».

    В.Г. Тизенгаузен в примечании к основному тексту приводит сообщение Рашида ад-дина о речи Бату при избрании Менгу-каана, восхвалявшего заслуги своего кандидата: «Каан (Угетай) его (Менгу-каана) с братом его (Угетая) Кульканом, с Гуюком, со мною, Бату и с уругом Джучи разом отправил в землю Кипчакскую и находящиеся в тех краях владения для завоевания их, и он (Менгу-каан), покорив и усмирив племена альбурлик (самое могущественное племя половцев) и кипчаков и племена Уркасакана (русских княжеств) и черкесов (тюрок-черкасов), захватил предводителя кипчакского Бачмана, предводителя черкесского (черкасского) Туркбаша, предводителя асского (булгарского) Иджиса (Качир-улы). Город Маркерман (Чернигов?) взял (также) Менгу-каан, произвел избиение и грабеж и подчинил». Данное сообщение свидетельствует о том, что половцы, черкасы и булгары как родственные народы выступили против монголов в едином союзе.

    В «Шаджара-Тюрки» зафиксировано закрепление завоеванных земель, на территории которых проживали тюркские племена, за сыном Чингисхана Джучи: «В достоверных книгах истории записано, что после завоевания Хорезма, по приказу Чингисхана, Хорезм и Дешит-и-Кипчак от границ Каялыка до отдаленнейших мест Саксина, Хазара, Булгара, алан, башкир, урусов (русских) и черкесов (черкасов-тюрок), вплоть до тех мест, куда достигнет копыто татарской лошади, стали принадлежать Джучи-хану, и он в этих странах утвердился на престоле ханства и на тропе правления». Шереф ад-дин Йезди писал: «Джучи, которому по приказу отца принадлежали области Хорезм, Дешит-и-Хазар, Булгар, аланы и те пределы... Всей этой областью до (земли) асов (нижневолжские и донские булгары), русских, черкесов (черкасов-тюрок), до Крыма, Азака (Азова) и Булгара они овладели через некоторое время, после многих битв». В другом месте Йезди перечисляет завоеванные монголами земли и народы: Укек (на Волге недалеко от современного Саратова), Маджар (буртасы и булгары), русские, черкесы (черкасы-тюрки), башкирды, Микес, Бальчимкин, Крым, Азак, Кубань и аланы. Казвини подвластные Джучи земли называет в такой последовательности: Хорезм, Дешт-и-Хазар (то же, что и Дешт-и-Кипчак), Булгар, Саксин, аланы, асы (нижневолжские и донские булгары и черкасы), русские, Микес, башкирды. Интересно отметить, что в этих источниках асами называют или вообще всех булгар, или нижневолжских, донских и кавказских булгар, или булгар и черкасов-тюрок вместе. Черкасы же, или черные клобуки, – это тюркские предки запорожских и донских казаков.

    В западных источниках также содержатся многочисленные сведения о монгольских завоеваниях. Однако, например, в донесении брата Иоанна очередность событий другая. Сначала он рассказывает о монгольском походе на Польшу и Венгрию, а затем о походе на Волжскую Булгарию. «Вернувшись оттуда (из Венгрии), они пришли в землю мордванов, являющихся язычниками, и в войне их победили. Продвигаясь оттуда вперед против билеров, то есть Великой Болгарии, они и ее разрушили полностью. Продвигаясь оттуда вперед на север, теперь против баскартов, то есть Великой Венгрии, они покорили также и их» (LT, V. 29). Далее это войско попадает к загадочным народам севера – самоедам, паросцитам, быченогим и песьеголовым». То есть брат Иоанн, судя по всему, два события соединяет в одно – покорение Волжской Булгарии и подавление восстания в тылу монголов, когда те совершали поход в «вечерние страны», то есть на запад Европы.

    По возвращении монгольского войска завоеватели закрепились в покоренных странах, образовав огромное и могучее государство, в котором выделялся улус Джучи, где правил Бату-хан и которое было названо Золотой Ордой. Русь находилась в вассальной зависимости от Орды. Этот период в истории России разные историки оценивают по-разному, но безусловно, что столкновение с монголами привело к значительным изменениям в тех государствах, которые они покорили и в значительной степени повлияли на их дальнейшее развитие и цивилизационный путь.

    Следует отметить, что многолетняя борьба населения Волжско-Камской Булгарии, в том числе первая в истории победа над грозным врагом в 1223 г., стала возможной благодаря сплоченности народа, в которой велика доля Кул Гали. Тот факт, что он был казнен монголами вместе с сорока учеными, уже подтверждает это. Как известно, монголы иначе относились к населению или отдельным лицам, проявившим к ним лояльность. Кул Гали по-своему откликался на беды и боли своего времени. Недаром он называет себя певцом печали, человеком, у которого в сердце грусть и страдание. Вся поэма «Кысса-и Йусуф» наполнена грустью. Это отмечается и самим автором:

    Если сказание о пророке Йусуфе

    Прочтет умный,

    Слушая, сердце его смягчится, прольются слезы...

    Истинный патриот своей страны, идеолог независимости своего народа, певец гуманизма и красоты Кул Гали жил, творил и погиб во имя свободы. Своей бессмертной поэмой он создал себе нерукотворный памятник, который хранят его благодарные потомки в течение почти девяти столетий. Жизнь продолжается и после смерти. Судьба великого Кул Гали и его поэмы – тому яркий пример.



  • Тайны татарского народа (часть 5)
  • Фарит Фарисов
    Кул Гали и его время.
  • Фарит Фарисов:
  • Тайны татарского народа (часть 1). Проблема равенства конфессий: Ислам – Христианство
  • Тайны татарского народа (часть 2). Татарские рыцари Великой Руси
  • Тайны татарского народа (часть 3). Из истории национального образования
  • Тайны татарского народа (часть 5). Кул Гали и его время




  • ← назад   ↑ наверх