• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Фарит Фарисов

    Тайны татарского народа

    (часть 1)

    Проблема равенства конфессий: Ислам – Христианство

    (исторический аспект)

    Одним из главных факторов российской истории, определяющим ее наиболее важные социокультурные, национальные и конфессиальные особенности, является интенсивное взаимодействие на протяжении многих столетий мировых религиозных традиций, главным образом, ислама и христианства. Возникшие в пределах тесно связанного между собой тюркско-славянского мира и имеющие общие монотеистические корни, эти религиозно-идеологические учения прямо и опосредованно способствовали образованию из разнородного конгломерата племен и народов российского суперэтноса с особыми, выработанными ходом евразийской истории типом ментальности, поведенческими стереотипами, мозаичностью культуры и т.д.

    Начиная с Х века, а именно со времени провозглашения ислама официальной религией Волжской Булгарии (922г.) и крещения Киевской Руси (988 г.), эти религии в значительной степени определяли симбиотический характер российской государственности. В результате сложились отношения, которые в разные исторические периоды носили то печать ксенофобии и открытой вражды, то развивались через проявление взаимного интереса и осознание определенной духовной общности, восходящей к единому источнику ближневосточной авраамитической традиции.

    Как известно, в течение двухсотлетней истории существования Золотой Орды (сер. XIII – сер. XVвв.) и особенно во время правления хана Узбека (1312-1342) ислам имел статус государственной религии. Однако признание ислама государственной религией Золотой орды не означало проведения ханами политики тотальной исламизации других народов. В период правления Узбека и последующих ордынский правителей приверженцы христианских конфессий – православия и католицизма имели гарантированное право не только исповедовать, но и привлекать в лоно своих церквей новых членов, в том числе из ханского окружения. Например, сын Батыя Сартак был христианином. Более того, оскорбление религиозных чувств немусульман каралось смертной казнью. Что же касается христианского духовенства, то оно было освобождено от всех видов дани. О духе веротерпимости ордынских правителей говорит такой показательный факт, как открытие в столице Золотой Орды – Сарае – в 1261 г. Подчиненной киевскому митрополиту кафедральной православной епархии.

    Падение Казанского ханства в 1552 г. и последовавшее за ним постепенное завоевание Московской Русью обширной, раскинувшейся от Волги до Урала, мусульманской ойкумены – Астраханского, Сибирского и Крымского ханств стало поворотным пунктом в истории тюркских народов этого региона. Процесс централизации Руси вокруг Москвы, начатый еще «собирателем земли Русской» Иваном Калитой (ум. 1340 г.), завершился ко второй половине XV в. При Василии III (1477 – 1533_ образованием Московского царства. Его официальной идеологией становится опирающаяся на антично-византийское наследие («Второго рима») православно-церковная доктрина. «Московский период» российской истории (сер. XVI – XVII вв.) проходил под знаком широкого распространения среди народных масс идеи «Москва – Третий Рим», которая была выдвинута иноком Филофеем, а затем была закреплена реформами Никона (XIII в.), направленными на создание с центром в Москве «Вселенского Православного Царства». По мере утверждения среди московской элиты претензии на византийское наследие (напомним, Константинополь под натиском турок-османов пал в 1453 г.) и усвоения греко-православных ценностей происходил процесс деисламизации, т.е. вытеснения ислама из тех сфер жизни,, где он в той или иной степени привился ранее. Крайней его формой стала ликвидация всех институтов мусульманской государственности на территории бывших ханств, кроме Касимовского царства – единственного мусульманского анклава, где на легитимной основе продолжали действовать традиции исламского общества.

    С утверждения на престоле династии Романовых отношение к православной Руси к исламу официально закрепляется в царском указе от 16 мая 1682 г., в котором идеологическая нетерпимость к исламу приобретает характер государственной политической установки. В петровскую эпоху дискриминационная политика в отношении ислама, сопровождавшаяся насильственной христианизацией тюркоязычного населения, уничтожения мусульманского духовенства и мечетей, привела к тому, что ислам практически был исключен из активной социальной и культурной жизни народов, некогда его исповедавших. Заметно были ущемлены права такой почетной категории нерусских граждан Российского государства, как «служилые татары» - особого сословия татарской знати, состоявшей на службе московских царей. Петровский указ 1723 г. предлагал всем татарским мурзам пройти обряд крещения в течение полугода, в противном случае у них могли отнять имеющиеся привилегии, поместья и земли. В этих условиях единственно возможной альтернативой обращения в православие, которое чаще всего воспринималось как религия и культура русских завоевателей, становился массовый исход мусульман либо в приуральские и зауральские области, либо в центрально-азиатские мегаполисы (Бухара Самарканд, Коканд и Хива).

    При императрице Елизавете тенденция открытого искоренения ислама достигает своего апогея: число насильственно крещеных в период 1730 – 1760 гг. достигает порядка 100 тыс. человек. Только за четыре года с 1740 по 1743 гг. в Поволжье было снесено 516 мечетей.

    Политика насильственной духовной ассимиляции и искоренения очагов мусульманства продолжалась вплоть до реформ Екатерины II, которые во многом были вызваны пугачевским восстанием 1773 – 1775 гг. Активное участие татар и башкир в Крестьянской войне под предводительством Е.Пугачева вынудило царское правительство внести в отношении ислама и мусульманского населения определенные, вызванные новой общественно-политической ситуацией, коррективы. 22 сентября 1788 г. считается официальной датой легализации мусульманского духовенства в России. Этому событию предшествовало обнародование императорского указа об учреждении в г. Оренбурге Магометанского духовного собрания, которое в дальнейшем стало именоваться Духовным управлением. Об изменении политики в отношении российских народов, исповедующих ислам, свидетельствовали принятые Екатериной II меры, например, ликвидация миссионерской конторы для новокрещенных; разрешение строить мечети (к концу XVIII века число мечетей в России достигало 118-ти) и медресе – мусульманские школы; издание арабских текстов Корана и другой религиозной литературы.

    Вплоть до издания царского манифеста о свободе вероисповеданий от 17 апреля 1905 г. ислам относился к категории «терпимых» конфессий. На деле это означало соподчиненной положение мусульман в отношении к православному населению. После обнародования манифеста между этими двумя большими группами российских верующих де-юре установилось полное равенство: в частности, переход из православия в другие конфессии (в том числе и ислам) больше не влек за собой осложнений, ущемления гражданских и иных прав.

    Накануне Октябрьской революции 1917 г. в результате многовековой эволюции исламского вероучения в России, а также благодаря включению в состав империи во второй половине XIX в. Территорий Средней Азии и Северного Кавказа (коренное населения которых было исторически ориентировано на восприятие духовных ценностей религии Пророка Мухаммеда), ислам фактически стал одной из официальных религий государства. Об этом свидетельствует не только то, что несколько миллионов последователей ислама имели к 1917 г для удовлетворения своих религиозных потребностей 50 тыс. мечетей (в России – 22 тыс., в Средней Азии – 12 тыс., в Бухарском эмирате – 15 тыс. мечетей), но и формирование крупных центров мусульманской учености и культуры, как например, Казань или, в меньшей степени, Оренбург, не говоря уже о Бухаре, Самарканде и Баку.

    Советский период в развитии ислама и его институтов можно разделить на два самостоятельных этапа: доперестроечный (1917 – 1985 гг.) и постперестроечный, начавшийся в конце 80-х гг. и продолжающийся в настоящее время. Для первого этапа – этапа массовой атеизации общества – характерно проявившееся в 20 – 30-е гг. целенаправленное искоренение всех форм и видов клерикального сознания среди верующих: православных и мусульман. Несмотря на то что на I-м съезде мусульман Российской Федерации, созванном в июне 1923 г. по инициативе Центрального духовного управления мусульман (ранее до июля 1917 г. – Оренбургское Магометанское духовное собрание), было принято решение всемерно способствовать утверждению среди верующих принципов законопослушания и лояльности к Советской власти, государственная политика в отношении ислама приняла, как это уже было не раз раньше, дискриминационный характер. Начиная с 1926 г., впервые в официальных документах появляются указания на «антисоветский характер» мусульманства и даже назначаются «меры борьбы с исламом» в виде ликвидации шариатских судов и отчуждения вакуфных земель – закрепленной собственности религиозных общин, которые являлись одним из главных источников материального обеспечения духовенства. К 1927 г. число мечетей сократилось до 14 825, в 1929 г. специальным постановлением было запрещено преподавание ислама на любом уровне. Уже к концу 30-х годов это привело к повсеместному закрытию большинства религиозных школ – медресе и мэкбетов, значительная часть мусульманского духовенства была репрессирована, остальная эмигрировала за границу.

    Планам большевиков покончить с исламом и мусульманским духовенством к 1943 г. помешала война. Государство, понимая огромную роль религии в деле мобилизации народных масс, постепенно начало сворачивать антирелигиозную борьбу, в авангарде которой все эти годы был Союз воинствующих безбожников, возглавлявшийся Е.Ярославским (Губельманом). К концу войны в организационной структуре мусульманской общины СССР произошли значительные перемены: Центральное Духовное Управление мусульман России и Сибири в 1948 г. было переименовано в Духовное Управление мусульман Европейской части СССР и Сибири (ДУМЕС). Одновременно создаются региональные управления мусульман: Средней Азии и Казахстана (в Ташкенте), Северного Кавказа и Дагестана (в Махачкале) и Закавказья (в Баку). В целом, характеризуя доперестроечный период деятельности духовных управлений мусульман СССР, можно сказать, что ислам в советскую эпоху утратил значение влиятельной социально-политической и правовой силы, трансформировавшись в средство соблюдения определенных религиозных обрядов и ритуальной практики.

    Этап жесткого контроля государства над религией (что до сер. 80—х гг. было закреплено в однолинейной реализации принципа отделения церкви от государства) на рубеже 80 – 90-х гг. перешёл в стадию равноправных и партнерских отношений. Государство, чутко улавливая ход начавшегося процесса легитимизации религии и религиозного сознания в российском обществе, находит адекватные меры и решения: в августе 1989 г. в Москве, Казани, Уфе, Оренбурге и Астрахани состоялись торжества по случаю 1100-летия принятия ислама населением Татарстана и Башкортостана и 200-летия образования Магометанского духовного собрания; в 1992-1994 гг. Духовное управление мусульман СНГ и стран Балтии (правопреемник ДУМЕС), а также образованное в 1994 г. Духовное управление мусульман Центрально-Европейского региона России (Московский муфтият) получили из средств федерального бюджеты целевые дотации на восстановление и ремонт храмов; открывались новые медресе и исламские колледжи; были устранены все преграды для свободного совершения религиозных ритуалов и обрядов и, прежде всего, хаджа; по каналам телевидения и радио в дни крупных исламских праздников проводится трансляция религиозных церемоний – Ураз-байрама и Курбан-байрама.

    Возвращаясь к поставленной в заглавии проблеме равенства двух основных для России вероучений и религий можно, однако, вслед за шейхом Равилем Гайнутдином – Председаталем Духовного управления мусульман Центрально-Европейского региона РФ – констатировать: «...Ислам как был, так и остается «терпимой религией», которую российское руководство старается «не замечать». Равноправие религий, которое должно существовать и юридически, и фактически, сегодня не обеспечивается». Это резкое заявление одного из наиболее авторитетных представителей мусульманского духовенства, яркого поборника истинной свободы совести и вероисповеданий, выглядит более чем оправданным и своевременным, поскольку продиктовано заботой не только о религиозных правах каждого верующего мусульманина, но и будущностью российской демократии, как советского государства. Действительность сегодняшнего дня свидетельствует, что статья 14, часть I: «Российская Федерация – советское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной и обязательной» фактически имеет декларативных характер. Более того, по мнению некоторых авторитетных аналитиков, занимающихся изучением религиозной ситуации в России, существует реальная опасность возникновения некоего симбиоза Русской православной церкви (РПЦ) с государственной властью. Это легко заметить из таких фактов, как показное участие высоких государственных чиновников в различных церковных мероприятиях; явный приоритет в строительстве православных культовых объектов; официальный прием иерархов РПЦ в высших военных кругах; их присутствие (без участия представителей иных конфессий) в президиумах торжественных мероприятий; освящение официальных актов (например, подписание недавнего союзного соглашения между Россией и Белоруссией).

    Между тем роль мусульман (и соответственно татар) в истории России очень существенна. Это показала, например, последняя Отечественная война, в которой сражались за СССР сотни тысяч татар. Многие из них так и не вернулись домой. Знаменательно поэтому, что отмечая на Поклонной горе 50-летие Победы над фашизмом, бок о бок встали в мемориальный комплекс православный храм, мечеть и синагога.

    Многовековая дружба (хоть и имевшая некоторые «разногласия» в былые времена) Казани и Москвы сегодня нашла себе ещё одно подтверждение в образовавшемся политическом блоке «Отечество – Вся Россия», который возглавляют мэр Москвы Юрий Лужков и Президент Татарстана Минтимер Шаймиев.

    В целом же, подводя промежуточный итог, можно признать, что сегодня мусульманство России переживает подъем, неизвестный со времен Ивана Грозного. Наша задача – всемирно содействовать тому, чтобы этот подъем был как можно круче и выше. Но чтобы идти вперед, надо очень хорошо знать, что осталось позади, ибо Человек, не знакомый с историей своего народа, не может считаться частью этого народа, он – без корней...



  • Тайны татарского народа (часть 1)
  • Фарит Фарисов
    Проблема равенства конфессий: Ислам – Христианство.
  • Фарит Фарисов:
  • Тайны татарского народа (часть 1). Проблема равенства конфессий: Ислам – Христианство
  • Тайны татарского народа (часть 2). Татарские рыцари Великой Руси
  • Тайны татарского народа (часть 3). Из истории национального образования
  • Тайны татарского народа (часть 5). Кул Гали и его время




  • ← назад   ↑ наверх