• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Факил Сафин

    Язучы Факил Миңнемөхәммәт улы Сафин (әдәби псевдонимы — Факил Әмәк) 1954 елның 2 гыйнварында Татарстанның Мөслим районы Әмәкәй авылында туган.

    Факил кечкенәдән әдәбият, сәнгать белән кызыксынып үсә. Бишенче класста укыганда шигырьләр, дөресрәге, эпиграммага тартым тезмәләр яза башлый. Беренче шигырьләре, урта мәктәпне тәмамлагач, район газетасында басылып чыга. Уку елларында, барлык яшьтәшләре кебек үк, җәйге-көзге чорда колхозда эшли, йөкче, көтүче, комбайнчы ярдәмчесе һәм башка хезмәтләр башкара.

    Мөслим районы Күбәк урта мәктәбен тәмамлагач, колхозда механизатор булып эшли башлый. Минзәләдә шоферлык һөнәрен үзләштерә. 1972—1974 елларда армия сафларында хезмәт итә. Ерак Көнчыгышта, Кытай чигендә хезмәт иткәндә дә иҗат эшен туктатмый. Армиядән кайту белән райондагы иң зур «Михайловка» совхозында комсомол оешмасы секретаре, бераз соңрак республикада үрнәк саналган Иске Карамалы мәдәният йорты директоры вазифаларын башкара. Әмма югары белем алу теләге көчлерәк булып чыга, Казан дәүләт университетының тарих-филология факультетын тәмамлый һәм гомерен мәгариф, мәгърифәтчелек эшенә багышлый.

    Укыту эшчәнлеге Мөслим районы Октябрь авылында башлана. Гаилә корып җибәргәч, туган авылына кайта һәм мәктәптә әдәбият, тарих, хәрби белем нигезләрен укыта, 1981 елда Октябрь мәктәбендә эшләүче укытучылар аны үз мәктәпләренә директор итеп чакырып алалар. Берничә елдан

    ул райондагы иң зур саналган Татар Бүләр урта мәктәбенә директор итеп билгеләнә.

    Язмыш Факил Сафинны 1984 елда Чаллы шәһәренә алып килә. КамАЗның автомобильләр җыю заводында, баш конвейерда слесарь-җыючы, бригадир, мастер булып эшли. Эш дәверендә I нче класслы мастер, КамАЗның Мактау тактасына кертелә, Минавтопром буенча җиңүче була. 1988 елда Чаллының Автозавод районы мәгариф бүлеге Ф. Сафинны укыту эшенә чакыртып ала. Ул шәһәрнең 24 нче, 18 нче мәктәпләрендә тарих укыта. Шәһәр тарихында беренче мәртәбә рус телле балаларга 8 нче сыйныфларга кадәр «Татар халкының тарихы, әдәбияты, мәдәнияте» дигән яңа фән-дәресләр укыта башлый. Бераздан Тукай район мәгариф бүлеге карамагына җибәрелә. Тик иҗат эше тынгылык бирми. Шул елларда аның исеме шәһәр матбугатында күренә башлый.

    1990 елда Факил Сафин, укучыларга Әмәк псевдонимы белән танылган язучы, шагыйрь үз чорында данлыклы «Таң йолдызы» газетасына баш мөхәррир урынбасары булып эшкә килә. Авыр икътисади буталыш башланган елны газетаның абруен күтәрүгә зур көч куя. 1991 елның февралендә Факил КамАЗ радиосының татарча тапшырулар редакциясенә эшкә күчә. Беренче Татарстан президентын сайлаган чорда Шәймиев Минтимер Шәрип улыннан шәһәрдә иң беренче татарча интервью алган кеше ул була.

    Ул көннәрдә, аннан соң Чаллыда Факил Сафинның иҗатын яклаучылар, аңа фатиха бирүчеләр арасында танылган әдипләр Газиз Кашапов, Кадыйр Сибгатуллин була. Хәниф Хөснуллин аның шигырьләрен җыйнап Мөдәррис Әгъләмов-ка Казанга җибәрә. Күп тә үтми, «Шәһри Казан» газетасында шагыйрь Факил Әмәк исеме пәйда була, бер бәйләм шигырьләре басылып чыга. Аның республикада таныла башлавы була бу.

    1991 елның август аенда Факил Сафин «Аргамак» журналына проза, шигърият бүлегенә мөхәррир итеп чакырыла. Беренче санны әзерләүдә катнаша, журналны саклап калу өчен зур көч куя һәм, 1993 елның көзеннән җаваплы сәркә-тиб итеп билгеләнгәннән соң, «Аргамак» журналы эчтәлеге, тышкы бизәлеше белән республика басмалары арасында алдынгы урынга чыга.

    1995 елның гыйнварыннан Факил Сафин шәһәр мәгариф идарәсе тәкъдиме белән Чаллы педагогия колледжына әдәбият укытырга китә. Укыту-тәрбия эшендәге үзгәрешләр,

    яңа технологияләр, методикалар барлыкка килү, яңалыкка омтылу шәһәр җитәкчеләрен Чаллыда фәнни-методик журнал чыгару фикеренә этәрә. Яңа журналны оештыру Факил Сафинга йөкләнә. «Фән һәм мәктәп» журналы 1996 елның октябрь аеннан чыга башлый.

    Әдәбиятка Ф. Сафин бай «күңел тарихы», тормыш тәҗрибәсе булган хәлдә килеп керә. Беренче әсәрләре белән үк укучыларның игътибарын яулап ала, тиз арада әсәрләрендә фәлсәфи бөтенлеккә ирешә алган үзенчәлекле язучыларның берсе булып таныла.

    Факил Сафин — «Соңгы көз» (1989), «Гөлҗиһан» (1994) повестьлары, «Биек тауның башларында» (1999) романы, «Саташып аткан таң» (2002) роман-трилогиясе, күп санлы хикәяләр, Кадыйр Сибгатуллин, Рәшит Бәшәр, Зөлфәт, Мөдәррис Әгъләмов һ.б. әдипләрнең иҗатлары буенча фәнни эзләнүле, тәнкыйди мәкаләләр; публицистик язмалар, шигырьләр, эпиграмма, пародияләр авторы.

    2000 елның көзендә ул Казанга «Казан утлары» журналына бүлек мөдире итеп эшкә чакырыла. Әмма Чаллыда әдәби-нәфис журнал оештыру уе тугач, шәһәр хакимияте һәм Татарстан Язучылар берлеге җитәкчелеге бу эшкә Факил Сафинны тәкъдим итәләр (2001). Ул кыска гына вакыт эчендә «Мәйдан. Чаллы» дип исемләнгән, хәзер инде халыкка билгеле әдәби-нәфис, иҗтимагый журнал оештыра, аңа уңышлы җитәкчелек итә.

    Факил Сафинның җыр-музыка өлкәсендәге эшчәнлеге дә игътибарга лаеклы. Бигрәк тә балалар җырын үстерүгә зур әһәмият бирә. Шәһәр үзешчән композиторлары арасында ул, беренчеләрдән булып, Казанда Татарстан Президенты Аппараты, «Җыен» фонды үткәргән балалар җырлары конкурсында катнашып лауреат булды.

    Чаллы шәһәрендә үткәрелә торган Республика «Тургай» җыр фестивален оештыруда турыдан-туры катнашты, бу фестивальнең беренче җиңүчесе булды (үзешчән композиторлар арасында).

    Факил Сафин — Чаллыда иң тәүге балалар иҗат түгәрәкләрен башлап җибәрүчеләрнең берсе. Шәһәр «Балалар иҗат үзәге»ндә шигырь түгәрәге үткәреп йөргән чагында, ул «Көмеш кыңгырау» газетасын оештыру фикеренә килә. Күп каршылыклар аша бу газета оешып, тиз арада балаларның яраткан басмасына әверелә. Ул балалар әдәбиятында да актив эшли. Аның балалар, яшүсмерләр өчен заман сулышын тоеп, алар психологиясен тирәнтен белеп язган әсәрләре «Сабантуй», «Көмеш кыңгырау» газеталарында, «Салават күпере», «Ялкын», «Мәйдан» журналларында даими басылып килә. 1994 елда курчак театрлары өчен Ю. Чеповецкийдан тәрҗемә иткән «Тычкангали һәм Мыраубәк» дип аталган спектакльне балалар яратып карыйлар.

    Чаллы язучылар оешмасы рәисе урынбасар
    ы, «Ләйсән» әдәби-иҗат берләшмәсе җитәкчесе (1999—2002) буларак та Ф. Сафин яшь әдәби көчләрне тәрбияләүгә зур өлеш кертә.

    Факил Сафин — Татарстанның атказанган мәдәният хезмәткәре (2004), Татарстан Язучылар берлегенең Гаяз Исхакый исемендәге премиясе лауреаты (1999), 1996 елдан Язучылар берлеге әгъзасы.

    Факил Сафияның басылып чыккан китаплары

    Соңгы көз: Повесть, хикәяләр.— Чаллы: «КамАЗ» кит. нәшр., 1992.— 112 б.— 7000.

    Тузганак чәчәге: Шигырьләр.— Казан: Газета-журыаллар нәшр., 1994.— 96 б.— 10 000.

    Гөлҗиһан: Повестьлар.— Казан: Татар. кит. нәшр., 1998.— 288 б.— 3000.

    Биек тауның башларында: Роман.— Казан: Газета-журналлар нәшр., 1998.— 240 б.— 5000.

    Сәфәр: Шигырьләр.—Казан: «Идел-Пресс» нәшр., 2002.— 1686.—1000.

    Саташып аткан таң. Роман-трилогия.— Казан: Татар. кит. нәшр., 2003.— 527 б.—5000.

    Библиография

    Мөдәррис Әгъләмов. Шигъри әнкә баласыдыр // Шәһри Казан.— 1993.— 10 июнь.

    Мансур Вәлиев. Яңа исемнәр, яңа әсәрләр//Казан утлары.— 1994.— № 1.

    Фәйрүзә Мөслимова. Уч тулы талант//Сабантуй.— 1994.— 2 июнь.

    Фирүзә Җамалетдинова. Өлешемне өстәү тиеш//Таң йолдызы.— 1997.— 29 март.

    Гөлчәчәк Галиева. Мәйдан тоткан егетләрдә өмет // Мәдәни җомга.— 2004.— 23 гыйнв.

    Фоат Садриев. Йолдыз нуры//Казан утлары.—2004.— №1.

    Рәшит Бәшәр. Кояшлы иҗат//Шәһри Чаллы.— 2003.— 31 дек.

    Равил Сабыр. Тезләнмичә дә яшәп була // Ватаным Татарстан.—2004.— 6 февр.

    Наис Гамбәр. Талантлы син, Кеше туганым//«Саташып аткан таң» китабына кереш мәкалә.— Казан: Татар. кит. нәшр.,

    2003.

    Лилия Хөснетдинова. Таңнар саташып атмый // Мәйдан.

    Чаллы.—2004.— № 1.

    Факил Сафин иҗаты турыңда язучылар

    Бәхеткә, безнең әдәбият — чын талантлар әдәбияты... Факил Сафин кебек прозаиклар белән теләсә кайсы әдәбият горурлана алыр иде.

    Минтимер Шәймиев, Татарстан Республикасы Президенты. 2002

    Факил Сафин — безнең милли язучыбыз ул, иманлы язучыбыз. Аның әсәрләре халыкны уятырга ярдәм итә. Мин аның татар язучысы исемен лаеклы йөртәсенә ышанам.

    Аяз Гыйләҗев, Татарстанның халык язучысы. 1996

    Әдәбият мәйданына аяк баскансың икән, син инде аңларга тиеш, Факил, татарның тагын бер бәхетсез баласы артты...

    Мөхәммәт Мәһдиев, Татарстанның халык язучысы. 1990

    Кулыма Факил Сафияның «Соңгы көз» исемле китабы килеп керде. Кулдан кулга йөреп теткәләнеп беткән. Бәхетле китап. Язучының иң зур уңышы — укып, таушалып беткән китап.

    Гариф Ахунов, Татарстанның халык язучысы. 1996

    Факилнең һәр шигыре уйга сала, һәр шигыре яндыра. Берсеннән аерылып, икенчесенә күчеп булмый. Көчле шигырьнең тылсымы да нәкъ шунда шул — кешеләргә үз күңелләрен, йөрәкләрен аңларга ярдәм итә ул.

    Зөлфәт, шагыйрь. 2002

    Факилнең хикәяләрендәге вакыйгалар тормышның үзеннән сөзеп алынганнар. Укыганда җан кинәнә! Бер караганда алар сатирик та, юмористик та шикеллеләр, шул ук вакытта алар эстрада өчен дә түгел кебек, лирик юморга ия. Чеховча гап-гади буяулар белән тиеп-тиеп кенә алынган.

    Мөдәррис Әгълэмов, шагыйрь. 1992

    Факил Сафин шигырьләре әрнүле шигырьләр. Бу әрнүле аваз аңлашыла, күңелдә теләктәшлек таба, синең әрнүең булып китә. Шул ук вакытта ул яшәүнең куанычын, шатлыгын да күрә белә. Аның шигырьләре мине нык уйландырды. Фикер таза, әйтәсе сүз тартынмыйча, туп-туры әйтелә, тәртә арасына көчләп кертелми.

    Кадыйр Сибгатуллин, шагыйрь. 1990

    Буш шигырьләр язмыйсың син, Факил. Миңа шунысы сөенеч булды. Алга табан да сөенечләр бүлешеп яшәргә язсын.

    Фәнис Яруллин, Татарстанның халык шагыйре. 2002

    Факил Сафинның гаҗәеп образлы теле аша сурәтләп биргән «Гөлҗиһан», «Биек тауның башларында» әсәрләре сискәндереп җибәрде, җанны айкап алды. Бу китаплар уйланырга мәҗбүр итәләр.

    Дания Заһидуллина, әдәбият галиме. 2000


    Факил Сафин

    Әй китап, китап...

    Әнкәем Нурсания, дини гыйлемгә ия карчык, китап укучы кешене: «Аның күзе күрә»,— ди торган иде. Аның аңлатуынча, «күз күрү» — укыганны йөрәгең, акылың аша үткәреп, ни язылганга төшенеп уку иде. Безнең «күз» «Әлифба» белән ачылды. «Күз»не ачкан кеше — беренче укытучым Кифая апа Бәдретдинова булды.

    Беренче сыйныфта укыганда, яз айларына кереп барганда, без «Әлифба»ны «җиңдек», ягъни бөтен хәрефләрне дә

    укырга, язарга өйрәндек. Ныклап әзерләнеп, «Әлифба» бәйрәмен үткәреп җибәрдек. Бәйрәмгә әниләр дә чакырылган лде. Иң кадерле кунакларыбыз алдында укытучыбыз кулга китереп тоттырган текстларны укып, «күз»ебезнең ни дәрәҗәдә «ачылганын» күрсәтеп бирдек.

    Шушы бәйрәмнән соң күп тә үтмәде, укытучы апабыз җитәкчелегендә авыл китапханәсенә юл тоттык. Беренче мәртәбә һәркайсыбызга «карточка» дигән хикмәтле нәрсә тутырылды. Кулга китап биргәнче, китапханә мөдире, үзе яшь, үзе чибәр Венера апа китапханәдән алган китапларны ничек сакларга кирәклеген ныклап өйрәтте. «Китапларны берүк бәрәннәр ашап бетерә күрмәсен, апайларыгызга (эне-сеңелләрегезгә) тоттыра күрмәгез, эһ иткәнче җыртып бетерерләр!»— дип, кат-кат кисәтүе истә. Аннан китапның тузган тышларын бәрәңге белән ябыштыру серләрен өйрәтте. Ул чорда авылдагы һәр өйдә кыш көне бозау, сарык бәрәннәре, кәҗә бәтиләре асрала иде. Аның өстенә һәр өйдә ал-ты-җиде бала, Венера апаның колакларга киртер дәрәҗәдә китапларны сакларга өйрәтүе аңлашыла да иде.

    Хуш... Венера апа сыйныфтагы балалар санынча китаплар сайлап алды да Кифая апа каршындагы өстәлгә таратып салды. Апабыз исемлек ләп китапларны укучыларына биреп тора, китапханәче өлешеңә тигән көмешне саргылт катыргы «карточка»га теркәп бара. Минем бик тә тышлыгы шундый матур итеп бизәлгән «Гармунчы аю белән җырчы маймыл» дигән китапны аласым килә, үрсәләнәм, укытучыдан нәкъ шушы китапны бирүен үтенәм, әмма ул минем ялваруыма колак та салып тормыйча, мине шаштырыр дәрәҗәдә кызыктырган китапны икенче бер балага тоттырды. Миңа, кыланышымны килештермичә, кашларын җыерып русча әкият китабы тоттырды. Китап ошамады, чөнки тышлыгы шыксыз тоелды. Өйгә кайтып кергәч тә, китапка ябыштым. Атна дигәндә, «ермачлап» чыктым бу китапны, бернәрсә аңламадым, аны аңларга тырышмадым да, билгеле, ник дигәндә, истән «Гармунчы аю белән җырчы маймыл» дигән китап чыкмый гына, каһәр. Йокларга ятсам да шушы китап уйда, уенга да чыгасы килми, китапны кулга төшерәсе килү теләге көчәйгәннән-көчәя. Ул китапка ия булган бәхетле кыздан ипләп кенә сорап карыйм, кызыкмы китап, дим. Аның исе дә китми, алып кайту белән әнкәсе киштәгә алып куйган да, шунда ята икән. Кулына тотып карарга исәбендә дә юк сыман.

    Бер көнне укудан кайтып, сумканы чөйгә элдем дә култык астына теге шыксыз тышлы китапны кыстырып киттем китапханәгә. Бу үзенә күрә батырлык та иде, авыл шактый зур, бер урам малайларын икенче урам малайлары очратса... Шулай да исән-имин барып кердем, Венера апа мине елмаеп каршы алды, китабымны кулдан алып һәр битен җентекләп тикшереп чыкты: «Ошадымы?» — дип сораштырган булды. Ике дә уйлап тормадым: «Бу китап ошамады, миңа «Гармунчы аю белән җырчы маймыл» дигән китапны бир, Венера апа!» —дидем. Бәхет басты, кулыма затлы тышлы китап кергән мәлне башым күккә тиде, китапны җәһәт кенә куеныма кыстырдым да, кире тартып алмасыннар дигән төсле, урамга атылдым. Ул китапның күз явын алырлык төсләре күңелне һаман яктыртып тора, җылылыгы әле һаман куенымда сакланадыр төсле. Бер тында укып чыктым мин моны, әнкәйгә дә, әткәйгә дә, сеңлем Рәзимәгә дә укыдым, тыңлаучы калмаса, өйдәге бозауга, бәрәннәргә дә укып чыктым, укый торгач мин бу әкиятне ятлап бетердем, әле аю, әле маймыл, әле ялкау Хәйдәр булып кыланып, театр уйнап, олыларның эчләрен катырып бетердем. Китапны китапханәгә шулкадәр авырлык белән, теләмичә илтеп бирдем. Аерыласы гына килми бит бу шәп китаптан. Ул китапны язган Фатих Кәрим дигән абый минем өчен дөньяда иң бөек кеше булып хәтергә кереп урнашты. Венера апаның эчтәлек сөйләргә кушуын шул кадәрле теләгән идем, яттан сиптереп кенә чыгасы идем, ул бу китапны шундый бер битарафлык белән читкә алып куйды, кая ул эчтәлек сорау!.. Венера апага, авылның иң чибәр кызына, мәхәббәтем шундук шартлап сүнде. Икенче китабым «Фоатның айга сәяхәте» исемле иде. Авторы — Салих Баттал. Монысын миңа караганда күршедәге Һәдия җиңгәчәй яратты, миннән кат-кат укытты — ник дисәң Салих Баттал Һәдия җиңгәчәйнең авылдашы, хәтта терәлеп торган күршесе дә булып чыкты. Алексеевск районының Олы Тигәнәле кызы сугышка кадәр Мәскәү тирәсендәге «Волховстрой» дигән җиргә эшкә җибәрелгән, әткәйнең энесе Кәлимулла абый белән кавышып, Калинин (хәзер инде Мөслим) районы Әмәкәй авылына, ягъни безнең авылга кайтып төпләнгәннәр. Шул сәбәпле Һәдия җиңгәчәй авызыннан Батталлар гаиләсе хакында кечкенәдән ишетеп үстем.

    Китап уку бер хәл, әмма дөньяда төсләр алышынып кына тора шул. Китапханәгә үзбелдегем белән барып китаплар ала башлавым укытучым Кифая апага килеп ирешкән.

    Моның өчен нык эләкте миңа. Укытучым бөтен сыйныф алдына чыгарып, күздән яшь килгәнче орышты. Баксаң, без китапларны ничек оешкан төстә алсак, шулай оешкан төстә илтеп тапшырырга да тиеш булганбыз икән. Мин өченче китапны китапханәгә илтеп тапшырган көннәрдә, башкалар Кифая апага китапларын укып чыгулары хакында яңа гына хисап бирә башлаган икән... Күрәсең, Венера апага да шелтә булгандыр, ул елны миңа яңадан китап бирмәде, тәртип бозган балага китап бирмибез, диде.

    Улым тугач, иң беренче алып биргән китабым «Гармунчы аю белән җырчы маймыл» булды. Аны мең дә бер кат укыткандыр миңа, аннан үзе хәрефләп пупалый башлады, аннан ятлап алды да безгә концерт-тамашалар күрсәтә башлады. Бу бөек әсәре өчен Фатих Кәримгә рәхмәтем чиксез минем.

    2004

    (Мәгърифәтче - педагог, Әмәкәй авылында туып үскән Карл Әхмәтовка hәм Татарстанның атказанган табибы, Иске Карамалы авылында туып үскән Римма Әхмәтовага багышланган яңа әсәрдән өзек)


    ©Рәис Даутов. Балачак әдипләре: биографик белешмәшлек. Казан, "Мәгариф" нәшрияты, 2004.

    Факил Амак

    (1954)

    В настоящее время татарская литература обогащается новыми довольно интересными произведениями. Среди них есть и психологическо–мистические повести Набиры Гиматдиновой, и произведения «Покаяние» («Тәүбә») Т.Галиуллина, «Счастье обездоленных» («Бәхетсезләр бәхете») Ф.Садриева, освещающие жизнь в эпоху тоталитаризма в России, и повесть «Золотая сеть» («Алтын ятьмә») М.Маликовой, показывающая женщину–татарку постсоветской эпохи, ту, которую создало наше время.

    Среди них особняком стоит писатель Факил Сафин. Он особенно глубоко вникает в судьбу человека, чувствует дыхание времени, поднимает проблемы, которые встали перед татарским народом и которых другие еще боятся трогать.

    Факил Сафин родился в 1954 году в деревне Амакай Муслимовского района. Поэтому он иногда свои произведения публикует под псевдонимом Амак. (У татар это было принято издревле. Например, известный поэт Махмуд Кашгарый. Его фамилия означает, что он жил в городе Кашгарый. Габдельзаббар Кандалый жил в деревне Кандалый. Габдрахман Утыз–Имяни жил в деревне Утыз–Имяни и т.д.). Закончив Казанский государственный университет, он работал учителем, директором школы, инженером в КамАЗе. С 1990 года он уже журналист. Заместитель главного редактора в газете «Утренняя заря» («Таң йолдызы»), ответственный секретарь в журнале «Аргамак», главный редактор журнала «Наука и школа» («Фән һәм мәктәп»). В настоящее время руководит литературным обществом «Ляйсан» при Союзе писателей Набережных Челнов. Факил Сафин – лауреат премии имени Гаяза Исхакый Союза писателей Татарстана.

    В литературу Факил Сафин пришел как поэт, автор сборника «Одуванчик» («Тузганак чәчәге»). Потом были его повести «Последняя осень» («Соңгы көз»), «Гульжихан» («Гөлҗиһан»), роман «На вершине высоких гор» («Биек тауның башларында»). Роман сначала был напечатан в журнале «Аргамак», потом в 1998 г. вышел отдельной книгой.

    Про Факиля Сафина написано очень мало и, в основном, на татарском языке. Обычно пишут про его творчество, как он вошел в литературу, какие темы освещает.

    Повесть «Последняя осень» рассказывает об одном из многочисленных руководителей нашего отечества. Тимерхан Заманов – председатель колхоза. Уже в имени автор дает сущность его характера (тимер означает железо, хан – царь, заман – время ) – у него железный характер, и он – дитя времени, эпохи. Любит властвовать. Таким его вырастило общество, время.

    Тимерхан рано остался без отца. Отец был председателем райпо. Его обвинили в организации антисоветского общества, в укрывательстве товаров для народа, за разрушение социализма изнутри… Он был арестован как враг народа. Однажды ушел на работу и не вернулся. Тимерхан про все это узнал потом. Он сам помнил лишь только о том, как плакал, оставшись без отца. На улице над ним издевались ребята, в школе обижали учителя. Его избивали, пинали, издевались как могли. Автор подчеркивает, что даже уличные собаки были счастливее, чем Тимерхан. В годы войны мать работала в колхозе, но они постоянно голодали. Мать однажды не вернулась с работы. Она решила для опухшего от голода сына принести хотя бы пригоршню зерна. Ее поймали и увели… Голодных детей в деревне кормили один раз в день горячим обедом. Но сына «врага народа» туда не пускали. Мальчика унес (он уже не мог ходить, одной ногой был в «в могиле») к себе сосед, Байраш бабай. Он спас его от верной смерти, вырастил. Дед учил его жить для себя, не доверять никому, говорил, что в этом мире нет справедливости, свое надо брать силой, грызть зубами врагов. Сказал, что ныне время нахальных, бессовестных, пронырливых, беззастенчивых людей.

    Тимерхан после окончания восьмого класса ушел из деревни, сам пробивался в этой жизни. Стал председателем колхоза, наладил связи. Для этого надо было стать жестким, умеющим постоять за себя, безжалостным, уметь ходить по головам.

    Тимерхан исковеркал жизнь Рахиле. Он уже в деревне испортил крови многим семьям. Раз он председатель, считает Тимерхан, то может протянуть руки на всех женщин. Мать Рахилы тоже пережила это. Муж не смог защитить жену – Исрафил просто боялся председателя. Иначе они в этой деревне не смогли бы жить. Он переживал про себя, а сам молчал. С тех пор в душе у жены что–то сломалось. Она чувствовала себя совсем одинокой в этом мире, у нее маленькая дочка рядом и все. Ф.Амак не дал переживаний матери, когда тот же человек отнял у нее Рахилю. Но можно представить ее чувства. Главное, Заманов за свои поступки не отвечает ни перед кем: ни перед людьми, ни перед богом. У него нет ни совести, ни стыда. Его собственная жена умерла достаточно рано. Перед смертью она сказала, что умирает от душевных переживаний. Зульхиза знала про похождения мужа, но изнывала молча. Это и свело ее в могилу.

    В повести описаны и другие руководители, их стиль жизни, их способы работы. Они решают дела на попойках, договариваются друг с другом, кого поднять, кого опустить, с кем что делать. Помогают друг другу решать назревшие проблемы. Правда, проблемы у них особенные. Например, одному не удается избавиться от любовницы, так Заманов помог ему выдать эту девушку замуж за одного из своих замов. Или на общей попойке с начальниками из Казани договорились в первые секретари пропустить своего человека.

    Сын у Заманова не удался. Слишком избалованный, он не научился работать, пил, курил, гулял. Отец ему купил трехкомнатную квартиру, давал достаточно денег, чтобы парню не работать. Случайно приехав к сыну, он увидел, как сын лежал на полу в своей грязи. На кровати спала голая пара. Сын, проснувшись, эту женщину в чужих объятиях представил своей женой. Тимерхана чуть не стошнило. Но у него нет и отцовских чувств. Тимерхана эта картина не больно ранила. Он просто хотел избавиться от своего сына. Для этого решил свести Рахилу со своим сыном. Она уже не девушка, в деревне про нее ходят слухи, значит, она будет готова на все, даже на его такого пропащего сына. Такова любовь Тимерхана. Любил, использовал, выбросил.

    В деревне он никому не сделал доброго дела. Если делится богатством, то строго по расчету, и требует, чтобы ему за это по–рабски служили. У него в деревне есть два таких раба – один зам, другой тоже столуется из–под его рта. Так Тимерхан однажды случайно подслушал, как они, пьяные, его ругали. Председатель за это своих зарвавшихся слуг заставил голыми руками сгребать навоз из–под свиней: чтобы знали свое место и не рыпались!

    Тех, кто ему не подчиняется, он выгоняет не только из села, даже из района. Камил Сабиров, директор школы, не умел подлизываться председателю. К нему в кабинет входил без поклонов, себя уважал. В школе уладил обстановку, не гонял детей без нужды для колхозных дел. Это очень не нравилось Тимерхану. А еще больше не нравилось, что Сабиров сумел организовать в школе работу. У него учителя работают без ссор и обид. Если Сабиров такой уважаемый, авторитетный, вдруг его посадят на его место? Наверное, Тимерхан думает и об этом. Так он выгнал Сабирова с работы, воспользовавшись первым удобным случаем. Да еще позвонил всем знакомым и подчиненным начальникам, чтобы его нигде на работу не принимали: «Мы выгоняем плохого работника, говорим, что он лентяй, безалаберный, неумелый руководитель, а вот он уезжает в соседнее село и начинает завоевывать авторитет, работает, как ни в чем не бывало. Ведь получается, что мы не разглядели человека. Так постарайтесь, чтобы в этот раз такого не было!»

    Камил Сабиров уехал в КамАЗ. Туда Заманов не смог протянуть свою черную руку. Он прославился там как очень умный, добросовестный, трудолюбивый начальник, умелый организатор. Да еще помогал таким же пострадавшим от рук диктатора людям.

    В романе мало радующих душу читателя картин. Дни хорошо и радостно проходят для Заманова. Он угощает начальников, находит им девочек, он соблазняет и использует Рахилю, он издевается над женщинами, он превращает людей в рабов без мыслей. Очень мало противостоящих ему. Заманов топчет всех по нужде и без нужды.

    Поэтому радует душу, когда от него спаслись Сабиров и Рахиля. Рахилю увез парень, который еще с детства любил ее. Когда он уходил в армию, Рахиля была уже любовницей Тимерхана. Заманов заставил ее силой отдаться, потом путем шантажа заставлял приходить к нему. Она даже не проводила парня, считала, что для нее все кончено. Но, приехав домой, Ильгиз первым делом переговорил с Рахилей. Он смог убедить девушку, что по–прежнему любит ее. Сумел избавить ее от влияния Заманова. Устроился на работу в КамАЗ, и увез девушку. А чтобы Тимерхан не смог ему противоречить, приехал с друзьями. Тут надо отметить, что парень знал, что делал. Заманов действует всеми методами, если надо, в дело включает милицию. Ильгиз уже сидел пятнадцать суток из–за Заманова. Поэтому он привез полцеха своих друзей: если что, они смогли бы их защитить.

    Название повести соответствует духу повествования. Это действительно осень, и к тому же последняя осень Тимерхана Заманова. Уже Тимерхан не может и дальше оставаться диктатором. Приходится считаться с мнениями чужими людьми, некоторые прямо встают против него. Всему наступает конец, всегда приходит осень. Но для Заманова это последняя осень жизни. Сначала умерла жена. Сын только существует. Рахиля уехала с любимым человеком. «Друзья» готовы хоть сегодня разбежаться. А самый близкий человек, Анур, которого он прочил на свое место, увидев его мертвое тело, пнул его ногой (Заманов, когда его бросила Рахиля, хотел воспользоваться его женой). Таков бесславный конец одного из диктаторов истории.

    В повести «Гульжихан» автор описывает жизнь и судьбу татарской женщины. В ее пути были горы и ямы, судьба ее то поднимала, то бросала вниз. Ее первая любовь так и осталась в памяти как нечто несбыточное, яркое, светлое. Она выжила в войну, пережила неудачное замужество, вырастила сына, потеряла его, осталась с внуком, про которого потом узнал, что он – не его внук, что невестка заимела мальчика неизвестно от кого. Гульжихан перенесла все удары судьбы. Растила чужого ребенка как своего внука. Но впоследствии у нее чуть не отняли ее последнюю радость жизни, ее Шамиля. Невестка требовала за Шамиля денег.

    Женская судьба уже в самом начале у Гульжихан началась несчастливо. И эта темная полоса жизни провожала ее всю жзнь. Гульжихан отец отдал замуж в жены совершенно чужому для нее человеку. Она не могла идти против него, так исстари велось в татарских семьях. Все вопросы в доме решал глава семьи – отец.

    Аухат разрушил несколько судеб. Во–первых, он сначала ухаживал за подругой Гульжихан, та после навсегда возненавидела подругу, считая, что она увела ее парня. Во–вторых, Аухат и Гульжихан духовно не были близки. Их союз стал бедой для обоих. Они расстались, но было поздно. В–третьих, всю жизнь страдал от разлуки с Гульжихан его любимый. В–четвертых, его жена, знающая историю их любви, тоже была несчастна.

    Гульжихан сумела выстоять. Она, как в песне И.Отиевой, в своей жизни выискала «сто часов счастья». После каждого столкновения с бедой она становится сильнее. Гульжихан упорно из разбитых кусочков строит свою судьбу. В конце повести понимаешь, что из всех персонажей повести самая счастливая судьба – у нее. Но какой ценой она этого добилась!

    Роман Ф.Сафина «На вершине высоких гор» («Биек тауның башларында») впервые увидел свет в журнале «Аргамак» в 1995 году.

    В романе речь ведется о бесполезной, безрассудной, убийственной Чеченской войне. Это великая трагедия 90-х годов для всего бывшего СССР. Там бесмысленно погибло много молодых парней, еще только–только вышедших из детства. Факил Амак рассказывает о них, о состоянии армии, о людских отношениях в экстремальных ситуациях, о первой любви.

    Главные герои романа – Раушания и Шафкать. Автор не зря выбрала эти имена своим героям. Имя Раушания означает светлый, ясный, лучезарный, а Шафкать – сочувствие, сострадание, милосердие, жалость. Т.е. имена выражают душевную чистоту, главные их человеческие качества. С их точки зрения Ф.Амак описывает и деревенскую жизнь, и судьбу страны. Жизнь этой пары и жизнь страны взаимозависимы друг от друга.

    Раушания родилась и выросла в городе. Она о деревне слышала только от мамы, и только хорошее. Мама рассказывала дочери, как люди в городе изменились, стали жестокими, безжалостными друг к другу. Она рассказывает, что в городе властвуют аморальность, беспринципность. В противовес мать ставит деревню, чистоту помыслов сельских людей, их высокую мораль. Во всяком случае, деревенские люди в воспоминаниях матери именно такие – с чистой душой, добрые, хорошие, ласковые к другим, жалостливые, с высокими моральными критериями.

    Но мы вместе с Раушанией видим, как сильно измениалсь деревня. Точнее, автор нас с Раушанией водит по улицам деревни. Улицы грязные, клуб разрушен. Он в неделю открывается два–три раза, да и только если из города приезжает молодежь. Для народа в деревне нет работы. А тем, кто работает, не выплачивают денег. Поэтому молодежь и уезжает из деревни. Из здешних мест больше всего народу уехало в Челны.

    Родители живут в ожидании возвращения детей из города. Такый абзый выкопал картошку, но еще не занес в дом. Оставил в саду, ждет, что приедут сыновья, за час занесут все. Но вот их пока еще не видно…

    Какое будущее ждет село и его население? В связи с этим вопросом в романе поднимается вопрос о судьбе татар, татарской нации, родины.

    Через чувства Раушании, приехавшей в деревню в качестве врача, через судьбу Такый и Гасыйм абзый мы видим распад татарской деревни.

    Молодые парни по вечерам изводятся от того, что им нечего делать. Парни, вернувшиеся из армии, не зная, куда деть свои силы, начинают пить, дебоширить, скандалят, устраиают драки. Именно из–за этого деревенские парни так пристали к Раушании в первый же ее выход в клуб.

    Никто из сельчан особо не переживает из–за случившегося с Раушанией. Подумаешь, к девушке пристали! Так и должно быть! Они не в первый раз видят такое. Молодежь к деревенским девчонкам не может так пристать. Все–таки они свои, да и родители здесь. А к приезжим приставать считается обычным делом. Это не грех. Шафкать тоже потом высказывает мысль, что их (парней) можно понять, что они так спускают свой пар, тратят лишние силы.

    Раушания живет у одной одинокой бабушки. Так вот бабушка тоже заранее предугадала, что случится. Она не зря вышла во двор с ружьем. Ведь выпивших, одурманенных парней невозможно иначе остановить.

    Парни, о которых говорилось выше, не имеют никаких идеалов, никаких целей. Они не знают, за что браться. Шафкать тоже мог стать таким. Но его спасает любовь к Раушании. А у тех парней, кажется, нет ни любви, не девушки, которую они могли бы полюбить. В конце романа, правда, парень по имени Термос (в деревне много парней с такими несусветными именами – родители в погоне за модой детям одно время давали странные имена –Термос, Тарель, Трактор и т.д.) влюбляется в дочку Хакимы апы. Девушка приехала из города. Любовь заставляет парня измениться в лучшую сторону. Он начинает с уважением относиться к людям, помогает другим. Свое безалаберное имя он меняет на другое – Талмас. Это имя в переводе означает «никогда не устающий».

    Любовь такое чувство, она все, к чему притрагивается, изменяет к лучшему. И человек, к которому она прикоснулась, становится мягче, добрее, очищается внутренне. В романе описываесят именно такое влияние любви.

    Раушания тоже в начале романа через чувства и мысли Хакимы предстает рыжей, веснушчатой, не очень красивой девушкой. Но любовь Шафката к ней, и ее своя любовь к Шафкату меняет девушку. Девушка немножко похудела, «нашла, где у нее талия» (как пишет автор), стала надевать туфли на высоком каблуке и от этого стала казаться выше. От любви она стала всегда ходить с улыбкой, веселая, а это красило ее еще больше. Шафкату она и прежде казалась лучше и краше всех. А теперь чувства Шафката заставили, помогли стать еще красивей.

    Красивые мысли рождают красоту, зло рождает зло, некрасивое рождает только некрасивое. Вот что хочет сказать нам автор. Наверное, и деревенские парни не родились такими. Но на них не смотрели с такой любовью, как к Раушании. А они смогут полюбить кого–нибудь, помогут кому–то стать лучше и красивей – телом и душой? Это под большим вопросом.

    Такый абзый говорит, что «у молодых нет веры». Но веры не хватает и у стариков. Конечно, восстанавливаются когда–то разрушенные мечети, но не для народа, а для государства, для счета. Считается, что они быстро, с помощью мечетей, перевоспитают народ, и те опять станут ручными, послушными, покорными. Никто против не пойдет, поперек правительству слова не скажет, будут сидеть и читать молитвы, ходить на намаз. Больше про воспитание и не надо думать. Все решится в мечети. Вот как все понимает Такый абзый.

    Очень интересно описывает автор образ современного муллы. Под рукой у него несколько верных людей, своя личная машина. Он выпрашивает приношение для «мечети», свои действия оправдывает цитатами из книг. Для народа, для людей, для деревни мало что делает. О чем бы не говорил, упоминает про Турцию. Дескать, вот он там был, там настоящая религия, там настоящее знание, настоящие люди, настоящие мусульмане!

    Оказывается, деревня, которую ей нарисовала мама, исчезла! Вот к такому выводу пришла Раушания.

    Она с удивлением слушает имена деревенских парней: Термос, Тарель, Фрак, Мендель… Родители придумывали «модные» имена. Сыновьям дали такие «чудные» имена.

    Своеобразно раскрывается, почему сельские парни не женятся.

    «Утром с Тарелем опохмелились. Он сожительствует с Гульжаннат.

    –Но она же ей в матери годится? – удивился Тәкый абзый. – Вам что, девушек мало?

    –Девушки на нас не смотрят, абзый, – сказал Термос, почему–то скривившись – им нужны воспитанные парни. – Термос сделал ударение на слове «воспитанные».

    Что–же означает слово «воспитанные». Это означает не пить, не курить, не драться, учиться, быть образованным, хорошо работать, приносить домой деньги, которых хватило бы на жизнь. Но ведь парням и самим жить так не интересно. Вон Мендель подрался, повредил почки, теперь лежит в больнице. Да и идти жить в дом жены отнюдь не слава и не счастье для парня.

    Термос про себя так рассказывает: «Ну подумай сам, дядя Такый. Мы дети простых колхозников. Я же сказал, в деревне нет работы. Уехать в город невозможно. Наши родные сами приезжают в деревню за картошкой, мукой, мясом. Инаеч они с голоду помрут. Там ведь тоже денег не дают. Учиться мы не можем поступить – нужны деньги. Там просят миллионы. Я пробовал идти учиться. Перед экзаменом один учитель прямо сказал: «Один экзамен – три миллиона». Если есть возможность – даю полную гарантию.» И не краснеет. У меня голова закружилась. Надо сдать четыре экзамена. Ведь я, вернувшийся из армии, еще должен иметь некоторые льготы. Нет, об этом и не думают. Я говорю, что нет денег. «Тогда ты что же нам голову дуришь. Возвращайся в свою деревню, заработай деньги, потом придешь», – сказал он мне. Вот так и прниехал, не сумев поступить. Хоть и подготовился к экзаменам. Билеты тоже попались те, ответы на которые я очень хорошо знал. Но не пропустили. Вот, у Фрака мама – начальник, так нашла способ, смогла сунуть сына. Теперь ходит, хвалится, мол, ее сын поступил в лучший институт.»

    Одна из острых проблем современности – поступление на учебу, получение знаний, применение этих знаний. Школьные медали теперь кажутся чем–то традиционным, но не имеющим веса. От них никакой пользы, они не дают льгот. Как–то распределят эти медали, потом раздают.

    Высшие учебные заведения вынуждены сделать обучение платным. Но деньги, обычно, у умных, интелллигентных, образованных семей больно не водятся. Очень много становится таких, которые заканчивают вузы только ради диплома. Поэтому мы так живем. Нас лечат такие «дипломированные» врачи, учат такие учителя, защищают такие адвокаты.

    В бесплатные группы берут считанных студентов. Да и там существует «блат». В деревне ведь еще дети меньше получают знаний. Ему нужно помочь родителям, ходить на колхозную работу. Все лето деревенские дети выращивают свеклу, картошку, овощи, фрукты. Круглый год ходят за животными. Дома основная работа лежит на детях. Ведь родители целыми днями пропадают на колхозной работе. А деньги – для деревни редкое явление. Там многие семьи выживают за счет пенсий пожилых родителей. Колхоз зарплату выплачивает только мукой, зерном и т.д.

    Большие денежные дела председатель колхоза поручает армянам, приезжим. Проценты от зарплаты идут ему в карман. Армяне за качеством не следят, то, что построили они, на следующий год может и разрушиться. «Школа, детский сад, клуб, коровник» – все построено ими. Внешне они все напоминают коровник. Но построены и пока стоят. Правда, клуб уже начал рушиться.

    Приезжие рабочие не только портят атмосферу деревенской жизни, но еще и крадут генофонд, как пишет автор. Они увозят самых красивых, самых умных, самых работящих девушек. Дети этих девушек уже не будут разговаривать на родном языке своих предков, их язык не откроется словоами «әни», «әти». Об этом болит душа Ф.Амака.

    В романе описывается тяжкая жизнь колхозов. Колхозники работают с утра до вечера, но зарплату не могут за это получить. Трактор, комбайн, бензин дорожают с каждым днем. А выращенный хлеб отдается государству за бесценки. Они не могут оплатить даже новую технику, использованный бензин. А ведь именно крестьяне кормят всю огромную страну. Они целый день бесплатно работают, чтобы прокормить остальных, а потом идут домой работать для себя. Выращивают скотину, овощи, фрукты, картошку. За счет этого и выживают. Получается какая–то барщина. Но в пользу правительства. «Живые деньги в деревне видят только пенсионеры. А если их дома нет? Что делать этим семьям?» – спрашивает Такый абзый.

    Автор думает не только про молодежь, но и про будущее человечества. «Посмотри на тех, кто вот сейчас идет по улице. Пожилые – они идут, бесцельно, ни о чем не думая, уткнувшись себе перед носом. Вроде бы куда–то спешат. Не остановятся, не посмотрят, что происходит вокруг. Боятся, вдруг кто–то их остановит, привяжется.

    Слушать про чужую беду, напасти, стремиться ему помочь считается анахронизмом. Черт попутал этот свет.

    …Страшно смотреть на молодых. Боже мой, как волки. Если встретишься с глазу на глаз, разорвут на куски… Попробуй, призывай к порядку – засмеют: у вас нет прав нам приказывать. Сами двуличные, друг друга предавали, жили в обмане и обманывая.»

    Если молодые в мирное время такие, то что же с ними будет в армии? Там есть «деды», которые быстро доучат остальному плохому.

    В романе армейская жизнь описана очень широко и крупным планом. Шафкать, который жил в обычной деревенвской семье, воспитывался песнями о «воинской славе», о славных солдатах – защитниках родины (страны Советов), который сначал был октябренком, потом пионером, потом комсомольцем, попав в армию, встречается с суровой, страшной стороной жизни. Ему плохо не оттого, что он оторвался от матери, от жены (он перед уходом в армию приводит Раушанию домой: им читают никах), ему плохо от людской злости, ненависти, безжалостности. В деревне все–таки люди не таковы.

    Мы уже знаем, какие порядки в армии. Но когда это происходит не с тобой, об этом не думаешь. А когда читаешь книгу, кажется, что ты проживаешь вместе с героем целую жизнь. И те сцены унижения особенно запоминаются. Молодых солдатов били для того, чтобы просто унизить, чтобы они знали свое место, чтобы не ходили гордо. Шафката тоже здорово избили. Заставили стоять на коленях, пинали, топтали ногами, солдатским сапогом ходили по пальцам ноги. Цель дедов одна – сломать душу. Шафкать все это выдержал, его дома ждала жена. Один из парней, крепкий молодой сибиряк, не смог выдержать всех унижений. Он сначал дал сдачи сержанту. Потом, видимо, по велению сержанта, его избили, унижали целой бандой. Что с ним было, не понятно, но потом его нашли в туалете повесившимся. Сам ли повесился, или повесили, неясно, но ясно, что это сделала армия.

    В газетах мы читаем, как очередной солдат сбежал из армии с оружием, по дороге расстрелял людей, или в полку перестрелял всех солдат… В романе описывается, как их доводят до такого состояния.

    К солдату не было уважения и раньше. Герой романа – Такый абзый рссказывает, как во время войны попали в окружение. Командиры посылали своих солдат на верную смерть, часть за частью. Их жизнь не ценилась. Или немцы взорвали мост. Чтобы закрыть яму от моста, командиры заставил тела солдат сложить туда. А потом прошли по этой дороге. Через неделю раненый Такый возвращался по той же дороге в госпиталь. Тела все еще лежали там. Никто их земле не предавал.

    Ф.Сафин описывает, как в Татарстане боролись за то, чтобы наших солдат оставить служить на своей земле. В Набережных Челнах была создана специальная общественная организация для этого. Но она мало–помалу затухла. Да и как не затухать, когда там во главе встали такие люди как один из персонажей романа. Его имя автор не назвал. Из текста понятно, что он довольно видный писатель. Любит держать речи, выступать на трибуне. Перед народом он рассказывает о национальной гордости, о татарском народе, о солдатах, о мире, о патриотизме. Призывает народ к защите нации, народа, детей. Призывает, чтобы татары выписывали татарские газеты, беспокоились о расширении своей печати. И в то же время оказывается, что он домой себе ни выписывает ни одной газеты! Все его силы уходят на речи, выступления, а делать он ничего не делает.

    В романе автор описывает тех, кто отказался от своего народа. Один из таких – лейтенант Хасистов. Он стремится быть сначала капитаном, потом майором. Для этого он готов продать и свой народ, и свою родину. Татарам очень трудно в армии получить высокие звания именно из–за принадлежности к татарам. Так Хасистов отказался от этого. Он разговаривает только на русском. К солдатам–татарам не только относится свысока, но еще и старается унизить их, как будто издевательство над ними делает его выше их. Когда прозносит слова клятвы, так целует крест, так плачет, будто отдает свою душу. Постоянно пьяный, готовый всех солдат продать и купить офицер. От него становится худо.

    Начало войны против Чечни было на пользу таким Хасистовым. Они получили чины, осовбодились от своих врагов, получили деньги, право над людьми издеваться. Хасистов стал капитаном, может стал бы и майором, если бы остался жить.

    В романе поднята и тема матери. Счастье и сладость материнства, смысл, величие – все отражено в произведении. Хакима во время весеннего Праздника листьев (Яфрак бәйрәме) стоит в поле. Вокруг люди, а она их не видит и не слышит. Рядом лежит ее ребенок, дышит, что–то лопочет, на лице улыбка, мать слышит как бьется его сердце. И два сердца начинают стучать вместе – матери и ребенка. («Кайдадыр саташып кәккүк кычкырды, ул аны ишетмәде, Олы саз урманы ягыннан кисәк искән җилгә дә игътибар итмәде, фәкать җаны–тәне белән сизеп торды – тирә–юньне нурга күмеп аның бәбкәччәе йоклап ята, ләп–леп типкән йөрәк тавышы Хәкимәнең бөтен тәненә, күзәнәкләренә үтеп керә, ананың тыгыз гәүдәсе аша җиргә тарала, җир үзе дә шушы салмак лепелдәү тавышына мөкиббән китеп, әкрен генә бәллүләп тора кебек иде.»)

    Сын Хакимы растет. Это, с одной стороны, большая радость, но, с другой стороны, и большая ответственность: чем взрослее сын, тем больше он приносит огорчений, раздумий, беспокойств. Но он рядом с ней, жив, здоров. Но… когда матери вместо сына возвращают гроб со сгоревшим, обугленным телом, где не различишь ни рук, ни ног, ее сердце чуть не разрывается. Автор рисует очень сильную сцену. Мать не верит, что это ее сын. С ней случается истерика. Правда, сердце матери предчувствовало правду – это, действительно, оказалось тело не его сына, а того самого капитана Хасистова, который за чином уехал воевать в Чечню.

    Это своеобразное наказание автором злой силы в лице Хасистова.

    Матери не растят своих сыновей для смерти, для войны. Дети рождаются, чтобы продолжить жизнь на земле, чтобы быть опорой родителей в их старости, чтобы они проводили родителей в последний путь, а не наоборот. Дети рождаются для любви, счастья, будущего. Дети растут на счастье матери. И никто не имеет право отнять у матери право быть счастливой, право быть матерью!

    Безжалостная война с Чечней, завлекшая Шафката в свои сети, – одна из самых злободневных вопросов нашей жизни. Начавшаяся уже в начале девяностых годов, она идет до сих пор, и не видно междусобицам конца и краю.

    Официальная политика считает, что войны невозможно было избежать, что Россия борется против «боевиков», что Россия защищает свои границы. Считается, что народ Чечни мечтает о российском правительстве, что они и боевики – разные стороны.

    Но в своем романе Факил Сафин изображает другую сторону вопроса. «Дети, помните, российским чиновникам не нужны ни чеченский народ, ни ингушы, ни другие. Она будет их уничтожать по мере сил. Вы думаете, что много народу спасется из этого варварства, убийства? Разве вы не видите, что из каждого чеченца сделали бандита? Их дома сожгли, их земли разорили, а они оказались бандитами. Да, не нужны России ни чеченцы, ни другие. Ей нужны территория, нефть. Вот разрушат города, села, а потом со всей России соберут и загонят сюда всех безработных – русских, других. Вот они и заселятся, чеченцев расселят по всей России, молодых, сказав, что бандиты, загниют в тюрьмах. Была проблема? Была! Народ разогнали, и нету проблемы.»

    Злоба, ненависть, бысстыдство солдат–пограничников поражает читателей, заставляет сердца содрогнуться от страха. Матери, приехавшие в поисках своих детей, жены, ищущие своих мужей, чеченцы, едущие за своими оставшимимя родственниками – все проходят на границе через ад.

    Чеченскую землю автор описывает двояко. Когда Раушания со спутниками Сулейманом и Асланом сбежала от пограничников и вошла в Чечню, наступало утро. Ф.Сафин раскрывает перед читателем великолепную панораму. Над Чечней встает солнце, оно золотыми лучами освещает горы чеченской земли. Такое чувство, будто горы в огне. Горные цепи друг за другом возгораются, а когда путники спускаются с горы, лучи исчезают, свет виден только наверху, как будто там бегает солнечное дитя. («Таң атуы монда, тау илендә бигрәк тә гаҗәеп күренә икән. Бер карыйсың, бөтен таулар тезмәсе ялкынга чорналган сыман. Бер таудан икенче тауга кып–кызыл ут үрмәли. Аңа каршы ниндидер сихри нурлар биешеп йөгерәшәләр. Ул да булмый, сукмак юлчыларны түбәнгә әйди. Кояш нурлары кинәт юкка чыгалар, фәкать ике тау арасында кош оясы кадәрле яктылык талпына. Бу инде кояшның үзе түгел, ә Кояш улы сыман. Шулкадәр тере, хәрәкәтчән, берәр упкынга егылып төшеп харап булмасын дип, аны тау артында кемдер эләктереп тота кебек. Кояш малае шукланып, үзен каптырып алган көчле куллардан ычкынырга теләп тартыша, чабалана. Шул кечкенә яктылык иясе тәки үҗәтләнеп иркенгә чыга, кинәт тау өстенә үк менеп кунаклый, бөтен тирә–якны балкытып көлә, җирдәге һәр тереклек иясен шаярта, нурлары белән иркәли башлый. Тау елгасы тагын да ярсыбрак аккан сыман тоела, сукмак әллә кайсы тарафлардан урап–чолгап һаман да шушы елгага килеп чыга, аңа сыенып сузыла да сузыла.

    Мирная Чечня так красива! Но вот путники вошли в Грозный. А увидев разгромленный город, они лишились слов…. Весь город был в огне. Везде разрушенные дома, сгоревшие машины. Тут и там лежат мертвые тела.

    Но эти строки еще не касаются кого–то конретно. Горе особенно резко выделяется в личных переживаниях. Очень тяжело читать про переживания Сулеймана, когда он возвращается и видит останки своего родного дома. На месте дома остались только черные угли да обгоревшие доски. Автор передает вырвавшийся из сердца гортанный звук Сулеймана. Его глаза широко раскрылись, а пальцы сжались в кулак в порыве душевных переживаний, в душе возникла ярость против врага. Тут поневоле подумаешь, что вот из обычного чеченского парня родился еще один «боевик».

    Война рождает войну. Вспоминается пословица, кто с мечом войдет, тот от меча и погибнет. Солдат, вошедший в страну с мечом в руках, рождает против себя только ненависть.

    Разрушенная, разграбленная, сожженная Чечня, города которой разрушены, люди – убиты, пробуждает в сердце боль. Но в то же время мы видим, как гордо, смело, достойно держатся чеченцы. В чеченских госпиталях вместе с чеченцами лечат и российских солдат. С поля боя их возят всех вместе. Сулейман, возвращающий к родным, берет Раушанию под свое крыло, не бросает ее и в самую опасную минуту. Он говорит, что «народ гор верен своей клятве и своей вере (иман)». И сестра Сулеймана Марьям также одинаково лечит всех больных в больнице.

    Какие бы страшные происшествия не отражались в романе, всегда есть люди, чувства, судьбы, которые стоят выше этих событий. Все люди не могут быть плохими, не все еще подчинено злу. Это немного успокаивает душу читателя.

    В армии тоже не все люди одинаковы. В первые дни Шафката от злобствующих солдатов спасает сержант Еремеев. Он дает советы Шафкату, как выжить, что для этого надо делать. Советует быть спокойным, поменьше обращать внимания на придирки. Если бы не его советы, Шафкать не выжил бы. Наверное, судьба Алакузова была бы его судьбой.

    В романе есть русский парень Щетинин, отказывающий воевать, ненавидящий зло во всех его видах всей душой. Но еще страшнее его судьба. Он «платит головой» за отказ воевать. В романе описаны люди, которые готовят рекламу для призыва людей в свои составы. С этой целью они собирают отрезанные головы, и рассказывают, как чеченцы отрезали их, как мучили российских солдат. Они убили Щетинина, а его голову «использовали» в этих целях. Шафкать узнал его.

    Шафката от смерти спасает Любовь. Раушания увидела по телевизору своего мужа. Она узнает, что Шафкать попал в плен, лежит в госпитали. И сразу поехала к нему туда. Раушания едет в Чечню, чтобы спасти своего мужа, российского солдата, врага для чеченцев. Сулейман едет спасать своих родных от рук российских солдат. И вот они встречаются на границе, на поле боя. Эти люди не считают друг друга врагами, они оба – жертвы войны.

    Пережив страх смерти, границу, Раушнаия мечется среди раненых в госпитале, ищет мужа и помогает в госпитале. И чуть не попадает под танк Шафката. Капитан Хасистов дал приказ: никто, встретившийся им, не должен остаться в живых.

    Но Шафкать, узнавший в бегущей фигуре знакомые черты, бросается ей на помощь, а Хасистов, направивший танк на людей, попадает на мину и погибает.

    Автор хочет подчеркнуть, что смерть не всегда подстерегает только добрых людей. Раушания и Шафкать должны жить. Ведь они пришли на эту землю, чтобы быть счастливыми, они нашли друг друга. Почему же война, власть, зло должны их разделить?

    Из повести становится ясно, что от смерти и ошибок спасают любовь, взаимопомощь, вера.

    В романе нельзя не отметить образ Таки абзый. Ему уже довольно много лет. Дед видел Великую Отечественную войну. Жизнь его пригнула к земле, потрепала. Но самые лучшие, самые правдивые, самые проникновенные слова в романе произносятся от его имени. Ф.Сафин и свои мысли передает через него. Дед много ездил, много видел на этом свете, он сделал свои выводы, у него богатый опыт. Когда Таки абзый о чем–нибудь говорит, вспоминает что–то из своего опыта. Ему есть с чем сравнить. Прошлое он связывает с сегодняшним и делает определенные выводы. Судьба деревни, будущее колхозов и совхозов, вырождение человечества, равнодушие и обозленность молодых – все это беспокоит деда.

    Образ Гасим абзый также очень интересен. Мало разговаривающий, спокойный в любых ситуациях, умеющий слушать других, он – настоящий мужчина, опора семьи. Хоть он такой малословный, но в семье решающее слово принадлежит ему.

    Раушания, впервые переступившая порог этой семьи, с первых дней чувствует теплоту, душевную доброту своего свекора. Хакима, в первое время невзлюбившая свою сноху, под воздействием Гасима становится добрее к Раушании.

    В романе поднимается еще одна проблема. Люди сейчас мало общаются друг с другом. В городах, даже в деревнях становится проблемой поженить молодых. Раньше по вечерам проводились посиделки, на берегах реки молодежь вечерами пела, плясала, выходила гулять. Или ходили в клуб. Нынче в деревнях клубы работают только в выходные, если только из городов приезжает молодежь. Посиделок уже нет. Дискотеки, танцы в городах служат местом дислокации наркоманов, любителей легкой наживы и т.д. На дискотеках больше подростков. В кино ходят мало. В театрах уже, кажется, не знакомятся. Наступила эпоха телевизора, видео, компьютеров. Молодым негде знакомиться. В городах есть клуб «Кому за 30», «Кому за 40», но туда ведь пойдет не каждый. Такие, как Гасим абзый, в такие клубы не пойдут. А их куда денешь? В деревне их (клубов) вообще нет. Невольно вспоминаешь деревенские традиции, когда в каждом селе существовали свои свахи, которые могли и женить, и замуж выдать.

    Автор решение проблемы находит в истории народа. У нее в романе есть образ свахи Шехербану. Она продолжает народные обряды, традиции. Находит пары, подходящие друг другу, умело их сватает, убеждает, соединяет. Это она нашла и соединила Гасима и Хакиму. Другие бы этого не смогли. Хакима уже побывала замужем; муж выгнал ее, обвинив в том, что она не может иметь детей. Она даже не думала о новом замужестве. А Гасим очень застенчивый, робкий, несмелый. И еще у него увечность. Во время весенних работ он поранил ногу: и у него осталась небольшая хромота. А сейчас они вместе, чувствуют себя очень счастливыми. Язвительность, напористый характер Хакимы и спокойствие, доброта, застенчивость Гасима совпали, они подладились друг к другу. А ведь именно сваха нашла их друг для друга, поняла, что они вместе будут счастливы. Про Шехербану в деревне шутят, будто если она придет сватать, посмотрит в глаза, погладит по спине, то выскочишь замуж даже за веник.

    Как видим, Ф.Сафин в своих произведениях поднимает самые животрепещущие вопросы времени. И по–своему на них отвечает. Как, чем отвечает? Да, он, как все видные представители культуры, считает, что только любовь, доброта, терпение спасут и мир, и красоту, и жизнь на земле. Ф.Сафин осуждает убийства, войны, ненависть, зло во всех его видах.

    Я еще не читала такого описания чеченской войны, как у него. До сх пор писать такое наши писатели боятся. То, что пишется, склоняется только в одну сторону весов. Наверно, эту повесть на русский язык вряд ли переведут. Слишком уж критично описывает Ф.Сафин нашу политическую действительность. Меня, как читателя, поразило его знание жизни наших колхозных–совхозных руководителей, партийных чиновников, закулисных игр. И главное, не просто говорит, что вот это плохой дядя, он дает все это через призму чужих жизней, чужие судьбы, показывает, что эти люди нанесли незаживающую рану тысячам человеческих судеб. Вред от этих людей еще будет плодоносить многие десятки лет, повторится в поколениях.

    Но автор доказал, что не они, а обычные люди двигают историю вперед. Что жизнь красива с их помощью. Что стоит жить, пока на свете живут Гульжихан, Рахиля, Камил Сабиров, Гильметдин, Шафкать и Раушания.

    Кулланылган әдәбият

    Бәйрәмова Г. Шәфкать һәм вәхшәт. //Казан утлары.-1999.-№5.-Б.181-182.

    Безгә олпатлылык җитми… /Әңгәмәдәш — Шәяхмәт М. //Шәһри Казан.-1997.-17 гыйнвар.-Б.4.

    Заһидуллина Р., Абдулкадыйрова Я. «Гөлҗиһан». //Ватаным Татарстан.-1999.-11 февраль.-Б.3.

    Садриев Ф. Соңгы көз. //Аргамак.-1993.-№3.-Б.106-109.

    Шигъриятнең Чаллы йолдызлыгы. //Заман.-2000.-31 март.-Б.5.

    (ИЗДАНИЯ ЦБС "Татарская литература 20 века")


    Источник: ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА г. КАЗАНИ




    Факил Әмәк (Сафин Факил Миннемөхәммәт улы)

    Татарстан берлеге язучылары рәисе урынбасары

    Ф,Сафин Мөслим районының Әмәкәй авылында 1954 елның 2 гыйнварында туа. Факил балачактан әдәбият, сәнгать белән кызыксына. Бишенче класста укыганда ук шигырьләр, эпиграммалар яза башлый. Аның беренче шигырьләре, урта мәктәпне тәмамлагач, район газетасында басылып чыга. 8 классны тәмамлагач, яшьтәшләре белән җәйге-көзге чорда колхозда йөк бушатучы, көтүче, комбайнчы ярдәмчесе булып эшли. Күбәк урта мәктәпен тәмамлагач, колхозда механизатор булып эшли. Минзәләдә шоферлар курсын тәмамлый.

    1972-1974 елларда армия сафларында хезмәт итә. Ерак Көнчыгыш, Кытай чигендә хезмәт иткәндә дә иҗади эшчәнлеген туктатмый. Армиядән кайту белән, районның иң зур хуҗалыгы – “Михайловка”га комсомол оешмасы секретаре итеп, соңыннан Иске Карамалы мәдәният йортына директор итеп билгеләнә.

    Казан дәүләт университетының тарих-филология факультетын тәмамлый. Педагогик эшчәнлеген Ф.Сафин Октябрь авылында башлый. Өйләнгәч туган авылга кайта, монда әдәбият, тарих һәм башлангыч хәрби әзерлек дәресләрен укыта башлый.

    1981 елда Октябрь мәктәбенең укытучылар үтенече белән әлеге мәктәпкә директор итеп билгеләнә. 1984 елда язмыш аны Яр Чаллы шәһәренә китерә. Ул “КамАЗ” автомобиль заводына слесарь булып эшкә урнаша – башта конвейрда җыючы, аннары бригадир, мастер итеп билгеләнә. Эшләү дәверендә 1 класслы мастер дәрәҗәсенә күтәрелә, “КамАЗ”ның мактау тактасына исеме кертелә. 1988 елда Автозаводның мәгариф бүлеге аны педагогик эшкә чакыра. Ул 24 нче һәм 18 нче мәктәпләрдә тарих фәне укыта. Шәһәр тарихында беренче тапкыр рус телне балаларга “Татар халкының тарихы, әдәбияты, мәдәнияте” фәне керә башлый. Тиздән аны Тукай районы мәгариф бүлегнә күчерәләр. Иҗат эше тынгылык бирми аңа. Аның исеме шәһәр матбугатында күренә башлый. 1990 елда “Таң йолдызы” газетасында баш редактор урынбасары булып эшли башлый. 1991 елның февралендә “КамАЗ” радиосының татарча программалар редакциясенә күчә. ТР Президентын сайлау чорында ул М.Ш.Шәймиевтан татар телендә интервью алган беренче корреспондент була.

    1991 елның августында, журналист һәм шагыйрь, милли хәрәкәтнең актив катнашучысы булган Факил Сафин, “Аргамак” журналының проза һәм поэзия бүлегнә редактор итеп чакырыла. Аның беренче санын чыгаруда һәм журналны саклап калуга зур көч куя.

    1995 елның сентябрь аеннан шәһәр идарәсе тәкъдиме белән Яр Чаллы педагогик колледжына әдәбият фәнен укытырга бара. Студентларның хөрмәтен һәм яратуын яулый. Яңалыкка омтылу, яңа технологияләрнең һәм укыту-тәрбия эшендә яңа төр методиклар барлыкка килү шәһәр җитәкчеләрен яңа фәнни-методик журнал ачуга этәрә. Бу эш нәкъ менә Акилгә йөкләнә. Аның кул астында 1996 елның октябреннән “Фән һәм мәктәп” журналы чыга башлый.

    Әдәбиятка ул бай тормыш тәҗрибәсе белән килә. Аның “Соңгы көз”, “Гөлҗиһан” повестьлары, “Биек тауның башларында”, романы, “Саташып аткан таң” трилогиясе, күп сандагы хикәяләре, Кадир Сибгатуллин, Рәшит Башар, Зөлфәт, Мөдәррис Әгъләмов һ.б. язучылар, шагыйрьләр турында язылган фәнни-тикшеренү, критик язмалары, публицистик мәкаләләре, шигырьләре, эпиграммалары, пародияләре дөнья күрә.

    2000 елның көзендә Казанга “Казан утлары” журналы редакторы итеп чакырыла. Ләкин 2001 елда шәһәр администрациясе һәм язучылар берлеге җитәкчеләре Яр Чаллы шәһәрендә әдәби-нәфис журнал чыгару кирәклеген әйтеп, бу эшне Ф.Сафинны тәкъдим итәләр. Кыска гына вакыт эчендә ул “Мәйдан. Чаллы” исемле әдәби-нәфис журнал оештыра.

    Музыка өлкәсендә дә аның казанышлары игътибарга лаек. Баалар өчен язылган жырларга Ф.Сафин аерым игътибар бирә. Президент аппаратының “Җыен” фондыбелән үзешчән композиторлар арасында үткән балалар җырлары конкурсында лауреат исемен ала. “тургай” җыр фестивалендә оештыруда да катнаша ул һәм беренче урынны ала. Ул шулай ук балалар иҗаты түгәрәген оештыручыларның берсе булып та тора. Баалалар иҗаты йортында җитәкче булып эшләү дәверендә ул “Көмеш кыңгырау” газетасын чыгару турында уйлый. Хәзер бу газета балаларның яраткан матбугатына әйләнде. Соңгы елларда балалар әдәбияты өлкәсендә актив эш алып бара. Ф.Сафин – Татарстанның атказанган мәдәният работнигы (2004). Татарстан Язучылар берлегенең Г. Исхакый исемендәге әдәби премиясе белән бүләкләнә (1999), 1996 елдан – Татарстанның Язучылар берлеге члены; бүгенге көндә Язучылар берлеге рәисенең урынбасары.




    Чыганак: Мөслим районының рәсми-мәгълүмати сайты



    ← назад   ↑ наверх