• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Дәрдмәнд

    ПОСЕДЕВШАЯ СТРУНА

    (сборник)

    *Мы*

    Прошли года, прошли века и времена.
    Ушли цари, ушли пророки, племена.
    Прошли века — за караваном караван,
    Пришло и вновь ушло из мира столько стран!

    О, прах и тлен дворцовых стен и крепостей!
    А под землей покрыта мглой гора костей!
    Пески взметет бураном бед, исчезнет след,—
    Так мы умрем, так мы уйдем на склоне лет.

    Скиталец тот, кто в мир пришел на краткий час.
    Взревело время, чтобы он пустился в пляс.
    Оно зажгло гнилых надежд ненужный сор.
    И привела его дорога... на костер...



    *Обращение к перу
    *

    Перо! Открой — какой владеешь тайной,
    Суть быстротечной жизни начертай мне.
    С бумагою дружна слеза твоя живая,
    Поведай грусть свою, свои желанья.

    У дедовских могил, душа моя, бессонно
    Досадою отцов, их горечью дыши!
    Здесь черная земля — вся из обид и стонов.
    Чьи это жертвы? Кто они — скажи!

    Перо! Открой — какой владеешь тайной,
    Суть быстротечной жизни начертай мне.
    С бумагою дружна слеза твоя живая,
    Поведай миру все обиды и желанья...




    В тоске я лежу порой,
    Наполнен вселенскою тишиной,
    Лишь эхо проносится над головой.
    Я вопрошаю:
    — Что это? Где это?
    Воды бурлят вместо ответа,
    Качается роща, шумит!



    Солнца не жди...
    Осень пришла — снег и дожди,
    Сердце синей долины сковал ледок...
    Высох цветок,
    На тощем стебле — колючки остались.
    Боль, боль...
    Соловей!
    Тебе острие иголки досталось.



    Корабль

    И день и ночь
    Грохочет море,
        А паруса рвет ветер злой.
    Не превозмочь,
    Не переспорить,
        Несет корабль к земле чужой.

    Волна нагрянет, Ее кручина
    Швырнет корабль страны родной.
    Какая тянет
    Нас пучина
        И жертвы требует какой?




    Поднебесье сокол режет крыльями,
    Зорким, сильным быть ему завещано.
    Никогда с ним не дружить ночному филину,
    Чьи глаза на солнце вспыхивают бешено.



    Пусть друга нет в стране ни одного кругом,
    Но вся страна тебе не может быть врагом.




    За материнский, отцовский кров
    И тысячу жизней отдать не жаль;
    За край, в котором родился и рос,
    Последней капли крови — не жаль.


    Расставание

    Земля, где, играя,
    Под солнцем я рос,—
        Отчизна желанная, мы расстаемся.
    О, ветер, который
    Прохладу принес,
       О, утро туманное, мы расстаемся.
    И ты, что бежала Бегом да бегом,
    И ты, что махала
    Мне белым платком,—
       Прощай, тонкостанная, мы расстаемся.




    Прости мне, любимая, обиды нечаянные,
    Слова, изреченные в горе, в отчаянье.
    Страданья, в которых повинен я,— забудь,
    Воспоминанья дурные — забудь!

    Ты вспомни другое — как молоды были,
    Любовным томленьем себя изводили,
    О том, как смеялись, играли, любимая,
    Не забывай, вспоминай, любимая!


    Легенда о любви

    Однажды Меджнун — безумец, от небес
    О гибели Лейли своей услышал весть.

    Поникла голова. Не верила душа —
    В пустыню убежал, рыдания глуша.

    И видит, там сидит, могилку сторожа,
    Несчастное дитя, болезненно дрожа.

    «Тыйфель,— сказал ему,— могила где Лейли?»
    Хихикает дитя: «Мне жаль твоей любви.

    Ты для Лейли горел, подняв до неба глас —
    О смерти же ее ты спрашиваешь нас.

    Уж если хочешь ты найти свою пэрй,
    С могилки каждой горсть земли бери.

    Коснись щекой — почуешь дух любви,
    Могила там ее, и в ней — твоя Лейли».



    Ветер утренний, если летишь в нашу сторону,
    Передай, передай привет моей тоненькой!
    Пусть приснится (к дороге), что гребнем ласкает локоны,
    Пусть по книге Судьбы загадает — буду ли около,
    Пусть Всевышнего просит: — Верни воспарившего сокола...
       Передай, передай привет моей тоненькой!

    Скорбь какая! Мы жили жизнью одной,
    Вместе росли, играли, смеялись вместе с тобой,
    А сегодня, как Сак и Сок, разлучены с тобой...
       Передай, передай привет моей тоненькой!


    Мольба

    Слеза всегда горька, наверно, азизем,
    В том нет моей вины, а Бога повеленье.
    А мой удел — гореть пожизненным огнем,
    Коль вздохом обожгу, молю о снисхожденье.



    Сколько садов мы в сердцах взлелеяли нежно.
    Желтой дорогой течет между ними тоска.
    Как поседевшие струны, лопались наши надежды,
    Словно одну за другой обрывала их чья-то рука.


    Портрет

    Тело — белым, груди высокими создал,
    Завершая лицо, прекрасную родинку создал,
    Чтобы стан ее стройный уберечь от дурного глаза,
    Ливень дивных волос, до ступней закрывающий, создал.




    Разве сравнится звездочка с полной луной?
    Этот стан и лицо — у тебя лишь одной.
    А походка твоя, как у стройной газели,
    Взгляд твой грустен, стою пред тобой оробело.
       Без мольбы, лишь приветливей нужно взглянуть,
       С лаской нежной, и то — иногда, и чуть-чуть.



    Живым — игру и смех не запрещай,
    Ждет каждого свое последнее «прощай!».
    Всему свой час — улыбкам, играм, грусти,
    И смерть, поверь, своей минуты не упустит.


    Уповая на Бога

    Я споткнулся, но встал, уповая на Бога.
    Разукрашенным стал, уповая на Бога.
    Положив руки под голову, на дороге
    Я как мертвый лежал, уповая на Бога.
    Пробудилась зурна, в путь ушел караван надо мною;
    Я перекочевал, уповая на Бога.
    Уж последнего путника больше не видно,
    Пропыленным я стал, уповая на Бога.
    Как истлевший халат, я иссечен ветрами,
    В ста заплатах я стал, уповая на Бога.
    Я — как сено коню, я — как кость для собаки бездомной.
    От зверей пострадал, уповая на Бога.
    Загрязнилась чалма, шапка выцвела вовсе,—
    Разукрашен я стал, уповая на Бога!




    «Кони! Снежная пена из-под саней,
    Парень сидит в окруженьи парней.
    Кажется, к нашим воротам. Скорей!»
        Встала и — к зеркалу: бусы, сережки...
        Вроде бы — радость.Но отчего же
        Смотрят глаза и тоскливей, и строже?


    Прошумит ли ветер...

    Прошумит ли над долиной ветер,
    Девушка ль заплачет на рассвете,
    Прозвенит ли смех — задорен, светел
    Но утроба камня — что ответит?
    Камню безразлично все на свете.


    Добрый совет

    Держи в узде мир низменных желаний,
    Не то он сам узду набросит на тебя.
    И поведет, толкая в спину, к яме,
    Подхлестывать начнет, за повод теребя.

    Одно лекарство нам завешано веками:
    Гони, не размышляя, мерзость прочь.
    Догнав, добавь — гони взашей, пинками.
    Того, кто гонит,— ей не превозмочь.


    г.Казань, издательство "МАГАРИФ", 1999г.


    Источник: tatarica.narod.ru




    ← назад   ↑ наверх