• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Отдел рукописей и редких книг

    Отто Дж. Маенхен-Гельфен. Мир гуннов


    Исследования их истории и культуры


    Перевод с английского В.С. Мирзаянова


    Принстон США


    Автор настоящего издания в своих ранних семидесятых может пользоваться привелигией, обычно представляемой людям в начале их старости, сказать несколько слов о самом себе, в данном случае об источниках своего интереса к гуннам. Всю мою жизнь я был зачарован проблемами открытий. Будучи мальчиком, я выкапывал римские медные монеты вдоль остатков земляных валов, которые еще в конце семнадцатого века защищали Вену, мой родной город, от Востока. В двух кварталах от дома, где я родился, в годы моей юности все еще стоял дом, над воротами которого был замуровано каменное ядро турецкой пушки от осады 1529 года. Мой дед провел год в тюрьме за то, что воевал в 1848 году вместе с революционерами против хорватских наемников Габсбургов. Моя докторская диссертация имеет дело с «варварскими» элементами в сознании династии Хань. В 1929 году я жил несколько месяцев в палатках тюрко-язычных кочевых в северо-восточной Монголии, где столкновение между «более высокой цивилизацией», представленной тибетским ламаизмом, и «примитивной» верой тюрков особенно резко бросается в глаза. В Кашмире, на Харване, я дивился видом искусственно деформированных черепов на штампованных изразцах времен Кушана, те черепа произвели на меня такое впечатление, когда я увидел их впервые в музее в Вене, что я, как студент, произвел их измерения. В Непале я имел другую возможность видеть слияние различных цивилизаций в пограничной области. Я провел много дней в музее в Минусинске в южной Сибири, изучая «скифские» бронзовые пряжки и котлы. В Кабуле я стоял в благоговении перед надписями из Сурх Котала: это перенесло меня назад к проблемам варваров на границах Китая, о которых я написал довольно много в предыдущие годы. Аттила и его воплощения преследуют меня, насколько я помню, всю мою жизнь.

    В истории западного мира восемьдесят лет гуннской власти были лишь эпизодом. Отцы, заседавшие в Халкедоне, показали возвышенное безразличие по отношению к варварским всадникам, которые лишь в сто милях от них, опустошали Тракию. Они были правы. Несколько лет спустя голова сына Аттилы с триумфом была протащена через главную улицу Константинополя.

    Некоторые авторы чувствовали, что они должны оправдывать их исследования о гуннах, спекулируя об их роли в переходе от поздней древности к Среднему Возрасту. Без гуннов, утверждалось, Галлия, Испания и Африка не пали бы, так скоро, к ногам германов. Простое существование гуннов в восточной центральной Европе, говорилось, задержало развитие феодализма в Византии. Это может быть правдой, может и не быть. Однако если историческое явление заслуживает нашего внимания лишь потому, что оно бросало тень на то, что пришло позднее, мая и ацетеки, вандалы в Африке, бургундианы, албигенцы и королевства крестоносцев в Греции и Сирии были бы стерты со стола Клио. Сомнительно, что Аттила «сделал историю». Гунны «исчезли подобно аварам» - «сгинули как обри», как обычно говорили старые русские летописцы, когда писали о народах, которые исчезли навсегда.

    Тем не менее кажется странным, что гунны, даже после пятнадцати сотен лет, могут вызывать столько эмоций. Благочестивые души все еще содрогаются, когда думают об Аттиле, каре Бога; и в их послеобеденных снах профессора немецких университетов трусят за Мировым духом лошади Гегеля. Их можно обойти. Однако турки и венгры все еще поют громкие победные песни в благодарность к их великому предку, умиротворителю мира и Ганди в одном лице. Наиболее пылкими воинами против гуннов, однако, являются советские историки. Они проклинают гуннов так, как если бы они наехали, грабили и убивали по всей Украине лишь вчера; некоторые исследователи в Киеве не могут простить жестокое разрушение «первой цветущей славянской цивилизации».

    Такая же жгучая ненависть жгла Аммиануса Марселлинуса. Он и другие авторы четвертого и пятого веков изобразили гуннов как диких чудовищ, которых мы все еще видим сегодня. Ненависть и страх исказили картину гуннов со времени их появления на нижнем Дунае. Пока эта тенденциозность не будет понята полностью – и это редко имеет место – литературное свидетельство обречено к неправильному чтению. Настоящее исследование начинается поэтому с его пересмотра.

    Последующие главы, имеющие дело с политической историей гуннов не являются повествовательными. История вторжений Аттилы в Галлию и Италию не нуждается еще в одном рассказе; она может быть найдена в любой стандартной истории падения Римской империи, знание которой, по-меньшей мере в общих чертах, принимается здесь обязательным. Однако многие проблемы были даже не затронуты и много ошибок были допущены со стороны Бури, Сеека и Стейна. Это утверждение не отражает статуса этих выдающихся исследователей, поскольку гунны для них находились на периферии их интересов. Однако такие недостатки справедливы также по отношению к книгам, которые уделяют гуннам больше места и даже в виде монографий. С первыми сорока или пятьдесятью годами истории гуннов обращались схематическим образом. Источники весьма скудны, хотя они могли быть не столько скудными, как тому верят; например, по вторжению в Азию в 395 году сириакские источники текут обильно. Некоторые вопросы, возникающие по поводу правления Аттилы, останутся безответными навсегда. Другие, однако, получили ответы от источников, полученные их просмотром, как я это сделал, а именно из источников за пределами литературы, которые являются фондом гуннских исследвований со времен Гиббона и Ле Нейн де Тиллемонта. Дискуссии по хронологии могут быт временами налогом на терпение читателя, но без них не обойтись. Еунапис, который в своих Исторических заметках писал также о гуннах, однажды спросил, что вносит в истинный предмет истории знание о том, что битва на Саламисе была выиграна эллинами на восходе звезды Пса. Еунапис имеет своих учеников и в наши дни и, возможно, теперь их больше чем обычно. Можно только надеяться, что мы будем избавлены от такого историка, которому безразлично, состоялась ли нападение на Перл-Харбор перед или после вторжения в Нормандию, поскольку-де из-за «высокого смысла» это не имеет значения.

    Вторая часть настоящей книги состоит из монографии по экономике, обществу, вооружениям, искусству и религии гуннов. То, что отличает эти исследования от известных трактатов, заключается в широком использовании археологического материала. В своей книге Аттила и гунны Томпсон отказывается принимать их компетенцию и немногое из того, которому Алтгейм ссылается в своей книге История гуннов, он знает лишь из вторых рук. Материал, рассеянный в публикациях в России, Украине, Румынии, Венгрии, Китае, Японии и позже также в Монголии, является громадным. В последние годы археологические исследования прогрессирует с такой скоростью, что я должен был модифицировать свои взгляды многократно, когда работал над данном исследованием. Монументальная книга Вернера об археологии империи Аттилы, опубликованная в 1956 году, уже является отсталой в некоторых ее частях. Я ожидаю и надеюсь, что такая же участь постигнет и моих собственных исследований через десять лет.

    Хотя будучи настороженным по поводу опасностей взгляда о параллелях между гуннами и прежними и поздними кочевыми евразийских степей, я признаюсь, что мои взгляды находятся в некоторой степени, надеюсь не чрезмерно, под влиянием моего жизненного опыта, приобретенного среди тувинцев в северо-восточной Монголии, среди которых я провел лето 1929 года. Они являются или были в то время, наиболее примитивным тюрко-язычным народом на границах степи Гоби.

    Возможно, я подвергнусь критике за то, что уделил мало внимания на, как называет их Роберт Гёбл, иранских гуннов: киадара, белые гунны, гефталиты и гуна. В обсуждении имени «гун»я не мог помочь размышлениям об их именах. Однако это было далеко от того, что я мог позволить. Литература об этих племенах или народах является громадной. Они стоят в центре Истории гуннов Алтгейма, хотя он практически игнорирует нумизматическое и китайское свидетельства, на которых Эноки работал в течение так многих лет. Работа Гёбля Документы к истории иранских гуннов в Бактрии и Индии является наиболее полной историей их монет и печатей и на этой основе об их политической истории. Уменя нет ни лингвистических, ни палеографических знаний, чтобы судить правильность различных, часто совершенно отличающихся друг от друга чтений текстов на монетах. Однако, если даже в какой-то день ученые, борющиеся с этим непокорным материалом, придут в соглашение, то результат был бы относительно скромным. Гуна Михиракула и Торамана будут оставаться простыми именами. Ни поселения, ни могил, даже не так многое, как кинжал или кусок металла, не существуют, чтобы их приписать к тем или другим иранским гуннам. До тех пор, пока скудные и противоречивые описания их жизни не будут существенно дополнены находками, исследователи аттиловских гуннов будут благодарно брать знания, которые исследователи так называемых иранских гуннов могут предложить им; однако здесь имеется очень мало материала, которого они могли бы использовать для своих работ. Недавно открытая стенная живопись в Афросиабе, древнем Самарканде, кажется, боросает первый свет в мгле. Будущее исследований о гефталитах находится в руках советских и, следует надеяться, китайских археологов. ̉Εν βυθώ γάρ ή άλήθεια.

    Я признаюсь, что некоторые главы нелегко читать. Например, глава о гуннах после смерти Аттилы привелекает внимание на события, кажущихся нестоящими знать, на людей, которые были просто тенями; она выпрыгивает из германских саг на духовные заботы в Александрии, от иранских имен неизвестных вождей племен на землетрясение в Венгрии, от священников Исиса в Нубии на Среднюю Улицу в Константинополе. Я не буду извиняться. Некоторые читатели уверенно найдут пути для сбора рассеянных кусков вместе, как зачарующую работу, как это было для меня и я фривольно поклоняюсь художественному гедонизму, который для меня является не последним стимулом в моей охваченности Темными Временами. На более высоком уровне для успокоения тех, которые с плохим сознанием оправдывают то, что они делают – Историческое Исследование с заглавными буквами – я могу указать, что оказался не в состоянии видеть, почему история, скажем, Баджа Калифорнии, является более уважаемой чем история, скажем, гуннов на Балканах в 460-х годах. Sub specie aeternitatis, оба канут в ничто.

    Анатоль Франс в своих Мнениях Джерома Когнара однажды рассказывал чудесную историю о молодом персидском принце Земире, который приказал своим ученым написать историю человечества так, чтобы он мог делать меньше ошибок как монарх, просвещенный опытом прошлого. Через двадцать лет мудрые люди появились перед монархом, тогда уже королем, сопровождаемым караваном, состоящим из двенадцати верблюдов, каждый из которых вез 500 томов. Король попросил их сделать более короткий вариант и они возвратились после еще двадцати лет с тремя верблюжими грузами и, когда им король опять возразил, то после еще десяти лет они пришли к нему с грузом на одном слоне. После еще трех лет ученый появился с единственной книгой, которую вез осел. Король был на смертном одре и вздохнул «Я умру без знания истории человечества. Сократи, сократи !» «Ваше Величество», ответил ученый, «Я просуммирую ее для вас в трех словах: Они родились, они страдали, они умерли ! ».

    По-своему король, который не хотел слышать это, был прав. Однако поскольку люди , возможно, глупым образом желают знать «как это было», может быть имеется место для исследований, подобных настоящему. Dixi et salvavi animam meam…

    О. М.-Г.



  • Скачать книгу "МИР ГУННОВ Исследования их истории и культуры" полностью

  • Книгу прислал В.С. Мирзаянов



  • Отдел рукописей и редких книг:
  • Тухват Ченакай. Неизвестные рукописи
  • Карл Фукс. История Казани
  • Вильям Похлебкин. Татары и Русь
  • Паркер Е.Г. Тысяча лет из истории татар
  • Ренэ Гроссе. Империя степей. История Центральной Азии
  • Отто Дж. Маенхен-Гельфен. Мир гуннов
  • Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков
  • Владимир Даль. Жизнь Джингиз-хана. Татарская сказка
  • Собрание путешествий к татарам и другим восточным народам в XIII, XIV и XV столетиях
  • Марко Поло. Книга о разнообразии мира
  • Сокровенное сказание монголов
  • Джованни Дель Плано Карпини. История Монголов, которых мы называем Татарами
  • Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны
  • Егоров В. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв.
  • Татаро-монголы в Азии и Европе. Сборник статей
  • Б.Д. Греков, А.Ю. Якубовский. 3олотая Орда и её падение
  • Ризаэддин Фахреддин: Наследие и современность
  • Садри Максуди Ареал. Тюркская история и право
  • Садри Максуди: Наследие и современность
  • "История о Казанском царстве" или "Казанский летописец"
  • Мэн-да Бэй-лу. Полное описание монголо-татар




  • ← назад   ↑ наверх