• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Отдел рукописей и редких книг

    Мэн-да Бэй-лу. Полное описание монголо-татар


    /л.1а/ ОСНОВАНИЕ ГОСУДАРСТВА

    Земли, на которых впервые возвысились татары 1, 2, расположены к северо-западу от [земель] киданей. Племена 3 [татар] происходят от особого рода 4 ша-то 5.

    Примечание: от особого рода ша-то произошли белые татары 6. В Юань ши, в биографии Ала'ус-дигит Хури 7, говорится: “[Ала'ус-дигит Хури] происходил от яньмэньских 8 потомков ша-то” 9.

    Поэтому 10 [о них ничего] не было известно в течение ряда поколений.

    Их 11 имеются три рода: черные, белые и дикие.

    В главе 19 сборника 2 Цза-цзи Ли Синь-чуаня 12 в параграфе “Поклоны татар у границ” [говорится]: “У татар все люди отважны и воинственны. Те, которые ближе к китайским землям, называются культурными татарами 13·. [Они] умеют сеять просо, варят его в глиняных котлах с плоским дном и едят. Те, которые дальше [от китайских земель], называются дикими татарами. [Они] не имеют утвари и доспехов, а для стрел употребляют только костяные наконечники. Так называемые дикие татары еще различаются как белые и черные. Нынешний Тэмoджин 14 есть черный татарин” 15. В Цзянь-янь и-лай си-нянь яо-лу 16 <[глава] 133> [сказано, что] в девятом году Шао-син (1.II.1139 — 21.I.1140) “цзиньский владетель Дань 17 назначил своего дядю Ху-ла-мэй 18 чжао-тао ши 19 для контроля /л.1б/ за рынками [в торговле с] двумя государствами — Ся 20 и татар 21. Татары [живут] к северо-западу от государства Цзинь. Те из них, которые ближе к китайским землям, называются культурными татарами. [Они] едят свой рис. Те из них, которые дальше [от китайских земель], называются дикими татарами. [Они] живут только охотой, стреляя [зверя] из лука” 22. Примечание: это различение существовало с древности. В [46] приложении Сы и к У-дай ши 23 [говорится]: “Правитель Сучжоу 24 Сюе Цзин-чжун был послан пожаловать диким татарам, [обитающим] на границах Юньчжоу 25, двести пятьдесят круглых щитов, и несколько сот луков и стрел, захваченных у киданей” 26. В “[Основных] записях” Ляо ши [за период правления императора] Тянь-цзу 27 [сказано]: “Елюй Да-ши 28, переправившись через Хэйшуй 29, увиделся с сян-вэнем 30 белых татар Чуан-гу-эр” 31. Это записи в литературе, в которых впервые встречаются [этнонимы] “дикие татары” и “белые татары”.

    Так называемые белые татары несколько более тонкой наружности, вежливы и почитают родителей. Когда умирают [у них] отец или мать, то [они] ножом изрезывают себе лицо и плачут. Каждый раз, когда [я, Хун], проезжая рядом с ними, встречал таких, которые были недурной наружности и с рубцами от ножевых порезов на лице 32, и спрашивал, не белые ли [они] татары, [они всегда] отвечали утвердительно. Во всех случаях, когда [раньше они] захватывали в плен сыновей и дочерей Китая, [пленные китайцы] с успехом просвещали и делали [их] мягче. [Поэтому] белые татары в общении с людьми душевны. Ныне [они] являются потомками тех племен 33, 34.

    Что касается их 35 государства, то временно государственными делами ведает [дочь] татарского владетеля Чингиса 36 принцесса Би-цзи 37.

    В биографии Ала'ус-дигит Хури в Юань ши [говорится]: “Младший сын [Ала'ус-дигит Хури] Боёха 38 женился на принцессе Алахай-бэги 39. Принцесса была прозорлива и сметлива. Куда бы императорский поезд ни выступал в карательный поход, [император] оставлял [ее] наместницей 40. Важные дела управления армией и государством осуществлялись после обращения [к ней] с вопросом и получения приказа” 41. Это означает, что принцесса управляла в отсутствие императора делами монгольского государства 42. А в [Мэн-да бэй]-лу говорится о том, что [она] временно ведала 43 государственными делами белых татар.

    /л.2а/ Помощник посла некий Субхан 44, недавно прибывший с миссией доброй воли 45 к нам, Сунам, [47]

    В главе 1 продолжения 46 ЮЧБШ [сказано]: “После того Чингис отправил посла Джубхана 47 и других, чтобы наладить дружбу с Сунами. [Но послы] были задержаны цзиньским домом. Поэтому в год Собаки (1214) Чингис снова выступил в карательный поход против государства Цзинь” 48. Этот Субхан, упоминаемый в Мэн-да бэй-лу, и есть Джубхан. Его вторичное отправление к Сунам в качестве посла, вероятно, имело место в [году] синь сы. В Сюй Сун чжун-син цзы-чжи тун-цзянь Лю Ши-цзюя 49 <[глава] 15> [говорится]: “В синь-сы — четырнадцатом году [правления] Цзя-дин — посол государства татар Гахачи Сунь 50 прибыл для обсуждения дел”. В Шуанци цзуй-инь цзи <[глава] 2> Елюй Чжу 51 в примечании к Кай-гэ кай-юе цы говорится: “Когда в старину наш император Тай-цзу 52 выступил с войском, чтобы наказать Западный край, и в году синь-сы остановился у заставы Темэньгуань 53 сунский владетель Нин-цзун прислал государственного гонца 54 Гоу Мэн-юя 55, чтобы наладить дружбу и просить мира. Император Тай-цзу согласился с этим. Было приказано “императорскому курьеру” 56 Гэ-ха проводить [его] обратно в его страну” 57. Гэ-хэ-чи-сунь и есть Гэ-ха [упоминаемый у Елюй Чжу]. В то время Субхан, очевидно, являлся помощником Гахaчи Суня. Это событие произошло в год составления настоящего “Описания [монголо-татар]”. Поэтому [в нем] и говорится о “помощнике посла неком Субхане, недавно прибывшем с миссией доброй воли к нам, Сунам”. Что касается его последней поездки к Сунам в качестве посла и убийства [его Сунами], то [это] было в третьем году (4.II.1231 — 23.I.1232) [правления] Тай-цзуна 58. В Юань ши в “[Основных] записях” о Тай-цзуне [сказано о том, что] в третьем году правления Тай-цзуна [последний] “отправил Чобгана 59 в качестве посла к Сунам [для того, чтобы добиться разрешения на] проезд [войск] через [их] территорию [для нападения на государство Цзинь]. Суны убили его” 60. В Шуанци цзуй-инь цзи <[глава] 2> в собственном (авторском. — Н.М.) комментарии к стансам Кай-юе кай-гэ [говорится]: “Когда зимой в [году] синь-мао (4.II.1231 — 23.I.1232) наш император Тай-цзун выступил на юг в карательный поход против чжур-чжэней 61, был издан императорский указ императору Жуй-цзуну 62 отправить гонца Чобгана 63 и других в качестве послов к Сунам. Сунские люди убили его” 64.

    Еще процитирую Ли-цзун ши-лу 65 <глава 83>: /л.2б/ “В синь-мао, четвертом году [правления] Шао-дин (4.??.1231 — 23.I.1232), [к сунскому двору] прибыл северный посол Субархан 66 под предлогом [переговоров о] проезде [войск] через [сунскую] территорию и соединении войск [обеих сторон для нападения на Цзинь]. Командующий войсками в округах [48] Цин[чжоу] 67, Е[чжоу] 68, Юань[чжоу] 69 и Мяньчжоу 70 Чжан Сюань заманил к себе Субархана и убил его”. Примечание: Джубхан, Чобган и Субархан есть соответствия этого Субхана. Когда он в первый раз отправлялся с посольством к Сунам, [он], вероятно, был в хуайдун чжи-чжи сы 71 по приказу Мухали. Поэтому [этот факт] не записан в [официальных династийных] историях.

    является белым татарином. Каждый раз, когда [мы] ехали рядом, Субхан почтительно обменивался со мною приветствиями и выражал сочувствие за труды, причем говорил: “[Вы] много потрудились! [С моей стороны] не было ни забот, ни приема. Не взыщите, пожалуйста!”.

    Так называемые дикие татары весьма бедны да еще примитивны и не обладают никакими способностями. [Они] только и знают что скакать на лошадях вслед за всеми [другими].

    Нынешний император Чингис, а также все (его] полководцы, министры и сановники являются черными татарами 72.

    Татары в большинстве случаев не очень высоки ростом. Самые высокие не превышают пяти чи и двух-трех цуней 73. [Среди них] нет также полных и толстых. Лица у них широкие и скулы большие. Глаза без верхних ресниц. Борода весьма редкая. Внешность довольно некрасивая.

    Что касается татарского владетеля Тэмoджина, то он высокого и величественного роста, с обширным лбом и длинной бородой. Личность воинственная и сильная. [Это] то, чем [он] отличается от других. Чингис является сыном прежнего пай-цзы-тоу 74 Цзе-лоу 75.

    Это — ошибка, вытекающая из слухов, [которыми пользовался автор]. В списке из Шо-фу вместо *** написано ***.

    В их государстве пай-цзы-тоу есть начальник десяти человек. Ныне [Чингис] есть владетель, основавший государство, и, передавая [его имя и титул, китайцы] называют [его] Чэн-цзи-сы хуан-ди 76. /л.3а/ [Он] совершает карательные походы на восток и на запад, и государство его усиливается и расширяется. [49]

    НАЧАЛО ВОЗВЫШЕНИЯ ТАТАРСКОГО ВЛАДЕТЕЛЯ

    Нынешний император Чингис родился в [году] цзя-сюй (14.II.1154 — 3.II.1155) 77 [по китайскому лунному календарю]. У них в обиходе (***) <в Шо-фу [вместо ***] написано *** 78> сначала не было шестидесятилетнего цикла. Теперь [я] пишу об этом 79, тщательно изучив их высказывания [о возрасте Чингиса], чтобы легче было определить его возраст. По их обычаю, [они] каждый раз отсчитывают один год, когда зеленеют травы 80.

    В Сань-чао бэй-мэн хуй-бянь 81 <[глава] 3> [говорится]: “Чжурчжэньские люди не знают летосчисления. Когда их спрашивают [об этом], то говорят: „Мы смотрим, сколько раз зазеленеет трава, и отсчитываем один год, когда зазеленеет трава"”. В Цза-цзи [Ли Синь-чуаня говорится]: “[Татары] не знают годов и месяцев. [Они] отсчитывают один год, когда зазеленеет трава” 82.

    Когда у них люди спрашивают возраст, то [они] говорят: “Столько-то трав!”. [Я, Хун], также часто спрашивал у них дни и месяцы [их] рождения 83. [Они] смеялись и отвечали [мне]: “[Мы] никогда не знали этого!”. [Они] даже не могли вспомнить, было это весной или осенью 84. Каждый раз, когда [они] видят, что луна округлилась, [они] отсчитывают один месяц. Только когда [они] замечают, что появление зеленой травы задерживается, [они] понимают, что в этом году имеется добавочный [тринадцатый] месяц.

    Чингис в малолетстве был захвачен в плен цзиньцами, обращен в рабство и только через десять с лишним лет бежал. Поэтому [он] знает все дела государства Цзинь. Этот человек мужествен, решителен, выдержан, снисходителен ко всем, почитает Небо и Землю, ценит доверие и справедливость. Тэмoджин, [имя], под которым известен [татарский владетель], есть не что иное, как [его] детское имя 85. Сначала [у татар] не было фамилий, не было также имен-табу 86. За последние годы на службе [у татарского владетеля] используют изменивших [своим] и бежавших чжурчжэньских [50] чиновников. Поэтому [татарский владетель] стал называться Чэн-цзи-сы хуан-ди в переводе [его титула на китайский язык]. Некоторые говорят, что Чэн-цзи-сы 87 /л.3б/ есть не что иное, как перевод двух [китайских] слов: “тянь цы” 88.

    НАЗВАНИЯ ДИНАСТИИ И ГОДОВ ПРАВЛЕНИЯ

    Татарское государство на юге 89 находится в соседстве с племенами цзю 90, а слева и справа с ша-то 91 и другими племенами. В старину существовало государство Монгус 92. В незаконный 93 [период правления] цзиньцев Тянь-хуй (1123 — 1134) [они, т. е. монгус] также тревожили цзиньских разбойников 94 и причиняли [им] зло. Цзиньские разбойники воевали с ними. Впоследствии же [цзиньские разбойники] дали [им] много золота и шелковых тканей и помирились с ними. Как говорится в Чжэн-мэн цзи Ли Ляна 95,

    В Чжи-чжай шу-лу цзе-ти в разделе Вэй ши 96 [сказано]: “Чжэн мэн цзи; одна глава; составлена цзиньским человеком мин-вэй цзян-Цзюнем 97, правителем округа Дэнчжоу 98 Ли Да-ляном. [Он] был сыном большого разбойника [периода правления] Цзянь-янь (1127 — 1129) 99 и вместе с отцом Чэн сдался Цзинь” 100

    “монголы 101 некогда переменили период правления на Тянь-син и [их владетель] назвал себя „родоначальником династии и первым просвещенным августейшим императором"” 102. Нынешние татары 103 очень примитивны и дики и почти не имеют никакой системы управления. [Я], Хун, часто расспрашивал их [об их прошлом] и узнал, что монголы 104 уже давно истреблены и исчезли. [51]

    В Цза-цзи [Ли Синь-чуаня сказано]: “Существовало еще какое-то монгольское государство 105. [Оно] находилось к северо-востоку от чжурчжэней. При Тан его называли племенем мэн-у 106. Цзиньцы называли его мэн-у, а также называли его мэн-гу. [Эти] люди не варили пищи. [Могли видеть ночью]. [Они] из шкур акулы (?) 107 делали латы, [которые] могли защитить от шальных стрел. С начала [годов правления] Шао-син (1131 — 1162) [они] начали мятежи. Главнокомандующий 108 Цзун-би 109 воевал [с ними] в течение ряда лет, [но] в конце концов не смог покарать; только, разделив войска, удерживал важные стратегические пункты и, наоборот, подкупал их щедрыми [подарками]. Их владетель также незаконно назывался „первым августейшим императором-родоначальником" 110. Во времена цзиньского Ляна 111 /л.4а/ [они] причиняли зло на границах. [Как видно], они появились давно. <3десь опускаем> 112 Теперь татары называют себя Великим монгольским государством 113, и поэтому пограничные чиновники именуют их [сокращенно] мэн-да 114. Но [эти] два государства отстоят друг от друга с востока на запад в общей сложности на несколько тысяч ли. Неизвестно почему [они] объединены под одним именем. Ибо в период процветания государства Цзинь были созданы северо-восточное вербовочно-карательное управление 115 для обороны от монголов 116 и Кореи и юго-западное вербовочно-карателыюе управление для контроля над территорией татар и Си Ся. Монголы, очевидно, занимали [земли, на которых находились] двадцать семь круглых крепостей 117 того времени, когда У-ци-май 118 начинал дело (т. е. только что вступил на престол. — H. М.), а границы татар на востоке соприкасались с Линьхуаном 119, на западе располагались в соседстве с государством Ся, на юге доходили до Цзинчжоу 120 и достигали государства Больших людей 121 на севере” 122. [Мэн-да бэй-]лу, очевидно, основано на записях Ли [Синь-чуаня]. Однако Ли [Синь-чуань] пишет в неуверенных выражениях, а в [Мэн-да бэй]-лу прямо говорится о том, что прежнее монгольское государство уже было уничтожено и что нынешние монголы и есть татары. В Гу-цзинь цзи-яо и-пянь Хуан Дун-фа 123 сказано: “Существовало еще какое-то монгольское государство 124. [Оно] находилось к северо-востоку от чжурчжэней 125. Во времена цзиньского Ляна 126 [оно] вместе с татарами причиняло зло на границах. Только в четвертом году нашего [периода правления] Цзя-дин [52] [17.I.1211 — 4.I.1212] татары присвоили их имя и стали называться Великим монгольским государством” 127. Это 128 также основано на этой книге 129.

    Ведь государства в северной стороне простираются то на тысячу ли, то [лишь] на сто ли и процветают и приходят в упадок, возникают и исчезают непрерывно.

    При первом возникновении [государства] нынешних татар [у них] совсем не было письменных документов. Во всех случаях, когда рассылались приказы, повсюду отправлялись послы, [при этом] вырезались только метки 130 <в списке из Шо-фу пишется *** [вместо *** ]> 131 чтобы запомнить их 132. Послы не смели прибавить или убавить хотя бы одно слово. [Это] обычай их страны.

    Поскольку их обычаи просты, то уйгуры 133 являющиеся [их] соседями, всякий раз, как [они] выменивают [товары] в обоих <в списке из Шо-фу пишется *** [вместо] *** > 134 Хэ, перепродают [эти товары] в их государстве.

    В документах, применяемых ими самими [в сношениях] с другими государствами, до сих пор во всех случаях употребляется /л.4б/ уйгурская письменность 135. [Она] похожа на китайские нотные знаки для флейты 136. Но ныне, за последние два года, в сношениях с государством Цзинь [у татар] употребляется китайская письменность, так как чиновники государства Цзинь, которые бежали, изменив [своему государству], и сдались [татарам], желали быть взятыми ими на службу, не имея пристанища, и начали обучать их [составлению] документов. Весной прошлого года [я], Хун, каждый раз видел, как в отправляемых ими документах [они] назывались еще “великой династией”, а названия годов правления обозначались как “год Зайца” или “год Дракона” 137. Только в прошлом году [они] переменили [название года] на гэн-чэнь (6.II.1220 — 24.I.1221), а нынешний называют годом сынь-сы. Так-то! [53]

    В Тан шу в истории сяцзясы 138 [сказано]: “[Они] ведут счет годам при помощи [названий] двенадцати животных. Если, например, год приходится на инь, то [его] называют годом Барса” 139. В Сюй цзы-чжи тун-цзянь чан-бянь 140 <[глава] 128> [говорится], что когда в первом году [правления] Кан-дин (15.II.1040 — 3.II.1041) помощник секретаря 141, [занимающийся] обработкой полей военных поселений, Лю Хуань был в качестве посла у Гу-сы-ло 142 в Мяочуань 143, [он], “пригласив [Лю Хуаня] сесть, участливо спрашивал: “Пребывает ли в покое дядя 144 Сын Неба?”. Когда [он] рассказывал о старых событиях, то [он], считая по двенадцатеричному циклу, говорил: “То-то было в году Зайца, то-то было в году Лошади” и т. д. 145 <[см. также] Сун ши, Биография Гу-сы-ло> 146.

    Еще [татары] восхищаются монголами 147 как воинственным народом 148 и поэтому обозначают название династии как “великое монгольское государство” 149. [Этому] также научили их бежавшие чжурчжэньские чиновники. [Я], Хун, лично замечал, как их временно замещающий императора 150 го-ван 151 Мо-хоу 152 каждый раз сам называл себя “мы, татары” 153; все их сановники и командующие [также] называли себя “мы...” 154 <Подозреваю, что [после этого слова] пропущено три иероглифа: “да-да жэнь”. > Они даже не знают, являются ли они монголами 155 и что это за название,

    По могольскому тексту ЮЧБШ, монголы во всех случаях называют себя манхол 156, а не говорят “татары”. Здесь [монголы] разговаривают с китайцем и поэтому употребляют название, [распространенное] в Китае.

    /л.5а/ что такое название династии 157 и что такое название годов правления. Что касается ныне отправляемых документов, то перебежавшие чиновники, которые знают грамоту, во всех случаях усиленно объясняют [татарам] дела, чтобы научить их 158. В Нань-цянь лу 159

    В Чжи-чжай шу-лу цзе-ти [сказано]: “Цзинь-жэнь нань-цянь лу, одна глава, сообщается, что [она] была составлена незаконным секретарем-сочинителем 160 Чжан Ши-янем. Если присмотреться к этой книге, то [54] возникает подозрение, что [она] не на языке северян. В ней есть явные несуразности. Некоторые говорят, что [это] творение Хуа Юе. Недавно задержанный житель Бянь[ляна] 161 главноуправляющий 162 Чжан И 163 сказал, что [в этой книге] все годы и месяцы противоречивы и не соответствуют [действительности]. [Это] тем более доказывает ее нелепость” 164. В комментарии к параграфу Нюй-чжэнь нань-си (“Переселение чжурчжэней на Юг”) второго сборника <[глава] 19> Цза-цзи Ли Синь-чуаня [сказано]: “В распространяющемся за последнее время Нань-цянь лу [освещение] всех событий ошибочно. Вероятно, южане подделали его. Ныне [мы] не берем [его]” 165. В Сун ши, в биографии Ли Синь-чуаня, есть [упоминание о] Бянь Нань-цянь лу [в объеме] одной главы 166. В Бинь туй лу <[глава] 3> Чжао Жу-ши 167 [говорится]: “Когда за последние годы цзиньские разбойники подверглись нападениям [со стороны] татар и бежали из Янь в Бянь 168 появилось сочинение Нань-цянь лу, [которое] широко распространяется в настоящее время. Что касается его достоверности, то в начале упоминается о том, что [данное сочинение] написано секретарем-сочинителем тун-чжи ланом палаты секретных сочинений, ци-ду-вэем 169, пожалованным [правом ношения] фиолетового [платья] 170 Чжан Ши-янем. У разбойников система чинов была подготовлена учеными, и должно было быть известно, что в [в этой системе], однако, нет никакого ранга тун-чжи. [Это] первое [доказательство] его ложности 171. У разбойников Ши-цзун 172 назначил своего внука Юань-вана 173 Цзина 174 наследником [престола]. [Его] отца звали Юнь-гун 175. Цзин, вступив на престол, посмертно сделал Юнь-гуна Сянь-цзуном. А в [Нань-цянь] лу говорится, что Цзин является сыном Юнь-чжи. [Это] второе [доказательство] его ложности. У разбойников все государи и подданные идут под детскими именами 176, однако каждый имеет собственное имя: Нянь-хань имеет имя Цзун-вэй, У-чжу имеет имя /л.5б/ Цзун-би [и т. д.]. А в [Нань-цянь] лу говорится о чжун-сянь ване Хане, чжун-ле ване Чжу [и т. д.]. [Это] третье [доказательство] его ложности. В Срединном государстве невозможно подробно знать дел разбойников, однако столько ложного уже выяснено в нем 177. А просвещенные чиновники 178 в большинстве верят ему” 179. В [сборнике] Цзы-ци вэнь-гао 180 <[глава] 25> в [сочинении] Сань ши чжи и [сказано]: “В рассказах сочинителей конца Ляо и начала Цзинь очень много погрешностей. Что касается последовательности изложения, установления названий годов правления и перемен названий [династий], карательных походов и войн, а также имен полководцев и министров, то [они] часто являются вымыслом, и ни в коем случае нельзя [им] верить. Например, Нань-цянь лу Чжан Ши-яня особенно путано”.

    [55] записано, что в указе татар государству Цзинь говорилось о “девятом годе [правления] Лун-ху”. [Это] неверно.

    Примечание: в современном издании Нань-цянь лу этого указа нет.

    [Я], глупый, смотрю на это так, что если подождать еще [несколько] лет, то чиновники цзиньских разбойников, изменившие [своей династии] и бежавшие [к татарам], непременно научат их выбирать день рождения [императоров] и превращать его в праздник 181 да еще непременно научат их менять [названия] годов [правления] и установить название [династии].

    КНЯЗЬЯ И ЦАРЕВИЧИ 182

    [В семье] императора Чингиса всего было четыре брата 183. Чингис — старший. Первый императорский младший брат давно погиб в бою. Второй императорский младший брат зовется Бэлгyтэ-но[ян] 184 и теперь находится в [родной] стране. Третий императорский младший брат зовется Тэмoгэ-[от]джин 185. Возглавляемые им войска в большинстве [его] собственные. [Он] искусен в сражениях и имеет заслуги.

    /л.6а/ В главе 1 ЮЧБШ [говорится]: “Хo'элyн 186 родила четырех сыновей: одного звали Тэмyджин, одного звали Хасар 187, одного звали Хачи'ун 188 и одного звали Тэмугэ 189”. Еще в главе 2 [говорится]: “Тэмyджин поймал на крючок рыбку золотистого цвета. Младшие братья его от другой матери — Бэктэр 190 и Бэлгyтэй 191 — отняли [ее у него]” 192. Это [означает, что] всего было шесть братьев вместе с Чингисом. В этом [Мэн-да бэй-] лу Бэлгyтэ-но[ян] есть Бэлгyтэй и Тэмyгэ-[от]джин есть Тэмyгэ или еще Тэмyгэ-отчигин 193 из “Генеалогических таблиц императорской родни” в Юань ши 194. Когда в [этих] таблицах [Юань] ши из пяти сыновей Ле-цзу 195 Тэмyгэ-отчигин стоит на четвертом месте, а Бэлгyтэй на пятом, то [это] последовательность по главенству и побочности, а не по старшинству.

    Исследуем: по возрасту Бэлгyтэй, очевидно, находился между Хасаром и Хачи'уном. В [Юань-чао] би-ши отмечается, что, когда тайчи'уты 196 [56] пришли напасть, “Бэлгyтэй в густом лесу наломал деревьев и устроил засеку, а троих малых — Хачи'уна, Тэмyгэ и Тэмyлyн 197 — спрятал в расщелине скалы; Хасар перестреливался с тайчи'утами” 198.

    [Далее], там, где отмечается факт потери восьми меринов, говорится также: “Тэмyджин сказал: „Коней наших увели". Бэлгyтэй сказал: „Я догоню". Хасар сказал: „Ты не сможешь. Я пущусь в погоню". A Тэмyджин сказал: „Вы оба не сможете. Я поеду"” 199. Из этих двух фактов выясняется, что, пожалуй, Бэлгyтэй по возрасту был несколько моложе Хасара. Когда в этом [Мэн-да бэй-] лу [Бэлгyтэй] считается вторым императорским младшим братом, /л.6б/ то говорится о нем, исходя из старшинства. Хасар и Хачи'ун оба уже умерли к этому времени. Только Бэлгyтэй и Тэмyгэ были еще живы. Поэтому так написано в этом [Мэн-да бэй-] лу.

    У Чингиса весьма много сыновей. Старший сын Би-инь 200 был убит в бою при штурме западной столицы [цзиньцев] Юньчжуна 201 во время разгрома государства Цзинь. Ныне второй сын является старшим царевичем 202 и зовут [его] Йoджи 203. Третьего царевича зовут Oдэй 204. Четвертого царевича зовут Тянь-лоу 205 и пятого царевича зовут Лун-сунь 206. Все они рождены от главной императрицы. Ниже их есть еще несколько человек, рожденных от наложниц.

    В “Генеалогических таблицах императорской родни” Юань ши [сказано]: “Шесть сыновей императора Тай-цзу: старший — царевич Джyчи 207, второй — царевич Чахатай 208, третий император Тай-цзун 209, четвертый — царевич Толуй 210, пятый — Уручи 211 и шестой — царевич Кoлгэн 212. Здесь 213 Йoджи есть Джyчи, Oдэй есть Тай-цзун, [т. е.] Oкoтэй 214, и Тянь-лоу есть Толуй. А что касается Лун-суня, то такого человека не было. Джyчи и Чахатай оба в это время еще находились в Западном крае. Поэтому здесь нет имени Чахатая, а запись о старшем и втором сыновьях также ошибочна.

    Дочерей семь 215. Старшую принцессу зовут А-ци-бе-е 216. Ныне [она] выдана замуж за императорского зятя Боту 217.

    В “Таблице принцесс” Юань ши [сказано]: “Чан го да-чжан гун-чжу 218 Тэмyлyн 219. Дочь Ле-цзу 220. Вышла замуж за Чан чжун-у вана 221 Боту. [57] [Он] вторично женился на Чан-го да-чжан гун-чжу Хочин-бэги 222, когда принцесса [Тэмyлyн] умерла” 223. [Имя] Хочин-бэги в ЮЧБШ пишется /л.7а/ Ходжин-бэки 224, а в Шэн-у цинь-чжэн лу — Хо'аджин-бэги 225. Здесь 226 *** [в имени] А-ци-бе-е также написано ошибочно вместо ***, а Бао-ту есть Боту.

    Вторую принцессу зовут А-ли-хай бо-инь 227, а попросту госпожой Биги 228. [Она] когда-то была выдана замуж за беглого чиновника государства Цзинь Бай-сы-бу 229. После смерти [последнего она] живет вдовой и ныне управляет государственными делами белых татар; изо дня в день читает канонические книги. Ей прислуживают несколько тысяч женщин. Все [решения] о карательных походах и казнях исходят от нее самой.

    В “Таблице принцесс” [Юань ши сказано]: “Чжао го да-чжан гун-чжу 230 Алахай-бэги. Дочь Тай-цзу. За Чжао у-и вана 231 Боёха 232 вышла замуж [эта дочь Тай-цзу]” 233, Еще в биографии Ала'ус-диги[т] Хури [в Юань ши сказано]: “Тай-цзу оставил Ала'ус-диги[т] Хури, [чтобы он] возвратился и охранял свое племя 234. [Он] был убит людьми своего племени, и вместе [с ним] был убит [его] старший сын Буян-Сибан 235. Его жена Алхай 236 взяв с собой младшего сына Боёха и племянника Джингyя 237, бежала от беды и по ночам, скрываясь, дошла до пограничной стены” 238. [В той же биографии] еще говорится: “В юности Боёха, следуя [за императором], участвовал в нападении на Западный край, по возвращении был пожалован [титулом] бэйпинского вана и женился на принцессе Алахай-бэги” 239 <Текст основан на Фу-ма Гаотан чжун-сянь ван бэй Янь фу 240. > Отсюда Алхай 241 является женой Ала'уса, а Алахай-бэги — женой Боёха. Господин Ту Цзи 242 говорит: Алхай-биги 243 в [Мэн-да бэй]-лу является, другим написанием Алахай-бэги, а Бай-сы-бу написано по ошибке вместо Буян-Сидань 244.

    Еще в Хэй-да ши-люе в примечании Сюй Тина 245 говорится: “...Бай-сы-ма, другое [его] имя — Бай-сы бу, /л.7б/ был незаконным царевичем 246 белых татар, зятем Тэмoджина и первым мужем незаконной принцессы Ала-хан 247248. [58]

    Примечание: Бай-сы-бу написано ошибочно по созвучию вместо Буян-Сибан, а Бай-сы-ма — сокращение и трансформация Буян-Сибан фу-ма. Алахан — другое написание Алахай. Буян-Сибан — старший сын Ала'уса. Поэтому [в Хэй-да ши-люе] сказано: “был незаконным царевичем белых татар”. Что касается фразы “был первым мужем незаконной принцессы Алахан”, то [это] говорится по отношению ко второму мужу. Поездка [Сюй] Тина с посольством имела место в [правление] Цзя-си (1237 — 1240) [династии] Сун. К этому времени прошло уже свыше десяти лет, с тех пор как Алахай-биги перешла к Боёха в качестве жены. Мэн Хун 249 написал [Мэн-да] бэй-лу в году синь-сы — как раз в том году, когда Чингис, находившийся в Западном крае, преследуя Джелал ад-Дина 250, прибыл в Индию. К этому времени Буян-Сибан давно уже погиб, а Боёха находился в армии и еще не вернулся. [Это] было как раз то время, когда Алахай жила вдовой 251. Объяснение Xy [Цзи] самое ясное и правильное. Поэтому полностью привожу его.

    В главе 19 второго сборника Цза-цзи Ли Синь-чуаня 252 [сказано]: “В первом году [правления] Мин-чан (7.II.1190 — 26.I.1191) цзиньского владетеля Цзина 253 младший брат князя — шэ-шу 254 белых татар убил своего старшего брата и сам сел на престол. Сыну шэ-шу Бай-бо-сы только что исполнилось два года. Цзиньцы взяли [его] в свое государство, [и он] воспитывался в доме хэйшуйского тысячника. Когда весной седьмого года Тай-хэ (30.I.1207 — 18.I.1208) шэ-шу прибыл в Хуаньчжоу 255 для представления дани, цзиньцы напоили пьяным и убили его, воспользовавшись его беспечностью, посадили Бай-бо-сы на престол вана и отправили обратно в [его] государство. Сперва Бай-бо-сы в доме хэйшуйского тысячника увидел его дочь и полюбил ее. Теперь захотел взять [ее] в жены. [Но] Цзин не внял [его просьбе]. /л.8а/ [Тогда] Бай-бо-сы, обозлившись, изменил [цзиньцам] и перешел к черным татарам. Поэтому [черные татары] еще более усилились”. Да Цзинь го-чжи 256 приводит этот факт. Только [там] вместо Бай-бо-сы пишется Бай-сы-бо, т. е. то же, что Бай-сы-бу. Хотя в [сведениях], записанных [у Ли Синь-чуаня] в Цза-цзи 257, много ошибок, проистекающих из слухов, [циркулировавших среди] южан, здесь впервые встречается имя Бай-сы-бо.

    Третья принцесса зовется А-у 258, выдана замуж за сына начальника департамента государственных дел 259 императорского шурина 260.

    В “Таблице принцесс” Юань ши 261 [сказано]: “Место(-титул) принцессы государства Юнь 262; принцесса Тyмэлyн 263 вышла замуж за императорского зятя Чикy” 264. В таблице племен Рашида 265 сказано, что Чикy [59] был сыном Алчи-нояна 266. Алчи-ноян есть тот, о котором [говорится] в следующем параграфе [Мэн-да бэй-лу]: “...Алчи-ное[н] 267. ...[на аудиенции у императора] был пожалован [должностью] начальника департамента государственых дел, является младшим братом императрицы — главной [жены] Чингиса”.

    Имен остальных [дочерей] не знаю. [У Чингиса] очень много внуков.

    ПОЛКОВОДЦЫ И ЗАСЛУЖЕННЫЕ ЧИНОВНИКИ

    Среди тех, кто оказал [императору] помощь при основании; [монгольского государства] 268, есть их тай-ши 269 и го-ван 270 Мо-хэй-лэ 271. [Это его] детское имя. Люди Срединного государства называют [его] Мо-хоу-ло 272, а в их указах [он] называется Моу-хэ-ли 273. Это — различия, вытекающие из [различного], слабого или сильного, произношения Юга и Севера 274.

    В первоначальном комментарии 275 к Цза-цзи Ли Синь-чуаня [говорится]: “Са-мо-хэ 276 шаньдунец. Одни называют его Мо-хоу-ло 277, а другие Моу-хэ-ли 278. Неизвестно, которые из них правы”.

    /л.8б/ [Мухали на аудиенции у императора] был пожалован [должностями] главнокомандующего 279 войсками в Поднебесной и управляющего 280 и [титулами] тай-ши и го-вана. [Он] — черный татарин. За последние десять лет [он] совершает карательные походы на восток и на запад и устрашает и потрясает варваров и китайцев 281. Все важные дела, [относящиеся к] походам и войнам, решаются [им] лично. Поэтому [его] называют временно замещающим императора. В платье [60] к системе [церемониала] целиком следует установлениям, [существующим] для сына Неба.

    [У него] есть старший брат по имени Цзи-ли-гэ-на 282. Он сам имеет тысячу всадников и не ведает делами.

    В Дунпин ван ши-цзя 283 [сказано] “У Кyн'yн-Кува 284 было пять сыновей: старший Ху-лу-ху-эр 285, следующий Ци-ли-ку-эр 286, следующий Myхали, следующий Буха 287 и следующий Дайсун” 288. Здесь Цзи-ли-гэ-на есть Ци-ли-ку-эр, а Мога 289 — Буха.

    [У него] два младших брата: старший [из них] по имени Мога <в ЮЧБШ пишется Буха 290>теперь находится в ставке Чингиса и является [его] телохранителем; второй по имени гуй-ван 291 Дайсун всегда состоит в свите [императора].

    Вместо гуй-ван, очевидно, следовало бы написать цзюнь-ван. В Юань ши, в биографии Мухали, [сказано]: “Татартай был потомком третьего сына Кyн'yн-'Кува — цзюнь-вана Дайсуна” 292. В ЮЧБШ <[глава] 9> сказано: “Охранная гвардия 293, которой прежде управлял родственник Бо'орчу 294 oгэлэ-чэрби 295, была увеличена до тысячи и приказано ему же управлять [ею]; одной тысячей было приказано управлять родственнику Мухали Буха” 296.

    Го-ван каждый раз предупреждает подчиненных [ему] полководцев и солдат, чтобы они называли его только по детскому имени, как своих братьев, и не разрешает [им] называть [его] иначе.

    /л.9а/ У го-вана есть только один сын, по имени Пао-а 297. <В биографии Мухали в Юань ши пишется Бо-лу 298, а в Хэй-да ши-люе — Бо-во 299.>

    [Он] красивой наружности, не желает сбривать макушки, [как делают другие татары], только обвязывает [голову] платком 300, носит узкое платье и умеет [говорить] на языках различных стран.

    Второй [за Мухали] — тай-фу 301 и го-гун 302 Ту-хуа-эр 303. По известности [он] уступает только Мо-хоу-ло 304. [61]

    Еще есть некий Джэбо 305. [У него] чин также высокий. Ныне [он] следует за Чингисом и ведает крупными силами войск 306.

    Еще второй за ним зовется Алчи-ное[н] 307. [На аудиенции у императора он] был пожалован [должностью] начальника департамента государственных дел, является младшим братом императрицы главной [жены] Чингиса.

    Тай-фу Ту-ха-эр — это Елюй Ту-хуа. Джэбо — это Джэбэ, а Алчи-ное[н] — это Алчин-ноян.

    Подчиненные [Алчин-нояна] также составляют свыше ста тысяч всадников. Люди, которыми он командует, достаточно соблюдают законы. Татары сами говорят, что те, которые следуют за го-ваном, — дурные [люди], а те, которые следуют за начальником департамента государственных дел, — хорошие [люди].

    Второй за ним некто по имени Лю Бо-линь 308, уроженец округа Юньнэй 309 в землях Янь 310.

    Во втором сборнике Цза-цзи Ли Синь-чуаня <[глава] 19> [сказано]: “Бо-линь был стрелком из лука из уезда Цзинин” 311. В Юань ши в биографии Лю Бо-линя [говорится]: “Бо-линь был уроженцем Цзинаня” 312.

    Раньше [он] был начальником — командующим войсками 313 у цзиньцев и перебежал к татарскому владетелю. [У него] есть сын. [Он] весьма храбр, и, когда погиб в сражении старший сын татарского владетеля Тэмoджина, [последний] выдал замуж за сына Бо-линя жену старшего сына 314. [Бо-линь] вместе с татарами брал Яньцзин и другие земли и имеет большие заслуги. Бо-линь в прошлом уже был пожалован [титулом] вана. Недавно ушел на покой и пребывает дома в праздности. Его сын ныне является наместником Сицзина 315.

    Второй, следующий за ним, зовется /л.9б/ его превосходительство министр Да-гэ 316. [62]

    B Хэй-да ши-люе [сказано]: “Мин-ань 317 кидань. Ныне управляющий — да-гэ Яньцзина (Яньцзин да-гэ син-шэн) Хань-та-бу 318 является его сыном” 319. Да-гэ сян-гун — это да-гэ син-шэн. В биографии Ши-мо Мин-аня в Юань ши [говорится]: “В [году] бин-цзы (21.I.1216 — 7.II.1217) [Ши-мо Мин-ань] умер от болезни в городе Янь[цзин]. [Его] сын Сянь-дэ-бу, наследовав [его] должность, стал управляющим 320 Яньцзина” 321.

    [Он] из семьи цзи и ныне является наместником в Янь-цзине.

    Вместо “семья цзи”, очевидно, следовало бы написать “семья цзю”. Доказательством этого является то, что [название племени] цзю-эр-би, [встречающееся] в “[Основных] записях” за [годы правления императора] Тянь-цзу в Ляо ши, в “Таблице племен” 322 написано [в другой транскрипционной форме]: цзи-эр-би. Войска цзю существовали при обеих династиях — Ляо и Цзинь. В Го-юй цзе, [приложении к] Ляо ши, [сказано]: “Цзю — название войск” 323. В [параграфе] Бэй-мянь цзюнь-гуань [раздела] “Описание всех чинов” Ляо ши 324 упоминаются “двенадцать частей войск цзю”, “войска цзю, распределенные между различными дворцами”, “войска цзю яо-ляней” 325, “войска цзю различных племен” и “два войска цзю правителей” 326. В [разделе] “Географического описания” Цзинь ши 327 есть [параграф] “Девять мест сян-вэней” 328: “сян-вэнь [войск] цзю [из племени] ми”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] му-дянь”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] гу-дянь”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] тaнгy[т]”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] е-ла-ду”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] и-дянь”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] су-му-дянь”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] ху-ду”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] ся-ма”. В “Описании войска” [в Цзинь ши] 329 также записано: “В северовосточных лу войсками цзю из племен были племя де-ла и племя тангу[т]. В обоих племенах было 5585 семей цзю из пятков 330. Во всех остальных племенах, как чжу-лу, у-лу-гу, ши-лэй, монгол, цзи-лу /л.10а/ и бо-тэ-бэнь, [сообщения о] численности соответствовали действительности. В двух лу — юго-западной и северо-западной — было десять войск цзю: цзю су-мо-дяней, цзю е-ла-ду, цзю гу-дяней, цзю тангу[т]ов, цзю ся-ма, цзю му-дяне?, цзю монго[л]ов, цзю ми, цзю ху-ду” 331. В эти цзиньские так называемые войска цзю, по-видимому, набирались воины из различных племен, исключая чжурчжэней. В биографии Нэй-цзу Сяна [в Цзинь ши] 332 [говорится]: “[Во время] мятежа киданя Дэ-шоу И-со 333 и других все цзю [вместе с [63] мятежниками] также грабили и причиняли зло народу. Тогда Сян обеспокоился как бы [все цзю] не объединились с ними 334, и, поселив их в [разных] местах вблизи столицы, успокоил их. Некоторые говорили: „Обычаи людей цзю не отличаются от северных. Теперь, когда [их] поселили на внутренней территории, [они], вероятно, станут производить беспорядки. Как быть [тогда]?" Сян со смехом говорил: „Хотя цзю инородцы 335, но все же [это] наш пограничный народ: если обласкать их добротой, то почему [y них] не может быть никакого чувства [благодарности]? У нас здесь [они] никак не посмеют начать волнения". Впоследствии действительно не было никаких бедствий”. Эти люди цзю первоначально находились на северных границах, обычаи [у них] были одинаковы с северными и называли их “все цзю” 336. [Они], конечно, не были одного рода. Но в конце Цзинь “войсками цзю”, очевидно, обозначали киданьские войска. В “Описании войска” [Цзинь ши] 337 говорится: “Когда Сюань-цзун 338 переселялся на юг 339, войска цзю разбежались”. В Цза-цзи [Ли Синь-чуаня] сказано: “Во втором году [правления] Чжэнь-ю (12.II.1214 — 31.I.1215) взбунтовались яньцзинские войска цзю и совместно с татарами осадили Яньцзин” 340. В “[Основных] записях” Юань ши о Тай-цзу говорится: “В шестую луну [года цзя-сюй] (9.VII-7.VIII.1214) Джода и другие из [числа] цзиньских войск цзю убили своего главнокомандующего 341 и, придя во главе всех, сдались. Был отдан императорский указ Саммоха 342, Ши-мо Мин-аню и другим вместе с Джода и другими осадить Чжунду” 343.

    А запись об этом событии в Шэн-у цинь-чжэн лу гласит: “Когда цзиньский владетель отъехал от Чжо 344, киданьские войска находились позади. По прибытии в Лянсян 345 цзиньский владетель, заподозрив их, хотел отобрать /л.10б/ у них выданные ранее панцири и лошадей и вернуть [их] в лагерь. Кидани взбудоражились и подняли мятеж, убили главнокомандующего Cy Вэня 346 и ушли. [Они] выбрали Джода, Бишэра 347 и Джалара 348 предводителями и вернулись в Чжунду. [Они] прислали посла в походный лагерь 349 императора 350 [с просьбой] принять в подданство, и тогда император приказал Саммуха-баду[р]у 351 из [племени] сал-джи'ур 352 и братьям-предводителям киданьского передового отряда тай-бао. Мин-аню 353 и другим в качестве проводников повести наши войска и соединиться с ними, а по прибытии вместе с Джода и другими осадить Чжунду общими силами” 354.

    Отсюда становится известным, что “войска цзю”, о которых говорится в Цза-цзи [Ли Синь-чуаня], фактически обозначают киданьские войска. [64] Мин-ань также был киданем. Только поэтому [о нем в Мэн-да бэй-лу] говорится, что [он] “был из семьи цзю”.

    За ним 355 следует некто по имени Джаба[р] 356. [Он] уйгур, уже стар и совместно [с Ши-мо Сянь-дэ-бу] также ведает делами в Яньцзине 357.

    Джаба[р] — это императорский курьер 358 сян-гун Джаба[р] из. Чан-чунь си-ю цзи 359, Джабар-ходжэ из Юань ши 360. Так как, когда он умер, ему было 118 лет, то в это время [он], очевидно, был уже стар.

    В Яньцзине и других местах есть командующий Чжи-шань-эр 361, командующий Ши 362, командующий Лю 363 и другие — [их] очень много.

    “Командующий Чжи-шань-эр” 364 — это ошибка, должно быть: “командующий Джалар” 365. В биографии Елюй Ту-хуа в Юань ши [говорится]: “[Елюй Ту-хуа], возглавляя темников Джалар, Лю Хэй-ма и Ши Тянь-цзэ, пошел войной на Цзинь” 366. [Это] были так называемые три темника из ханьцев. Господин Шэнь И-ань 367 говорит: “[Выражение] „командующий Чжи-шань-эр" ошибочно.

    Примечание: Командующий Джалар — это сын Е-сяня Ча-ла, [упоминаемый] в биографии Ши-мо Е-сяня в Юань ши, [он же] /л.11а/ Джалар 368, [упоминаемый] в биографии Елюй Ту-хуа. В биографии [Елюй] Ту-хуа сообщается, что “[Елюй Ту-хуа], возглавляя темников Джалара, Лю Хэй-ма и Ши Тянь-цзэ, пошел войной на Цзинь” 369.

    В Ши чжун-у гун цзя чжуань Ван Юня 370 [говорится]: “Двор решил отобрать трех великих полководцев для того, чтобы [они] порознь управляли войсками в китайских землях. Был издан императорский указ его превосходительству 371 а также Лю Хэй-ма и Сяо Джала[р]у 372 пребывать на правом [крыле] и быть темниками, а всем тем, которые пребывают на левом [крыле], быть тысячниками”. Здесь “командующий Ши” — это [Ши] Тянь-цзэ, а “командующий Лю” — это [Лю] Хэй-ма. [Они вместе с Джаларом] как раз представляют собой так называемых трех темников китайских земель”. [65]

    Каждый [из них] имеет войска, и все подчиняются приказам го-вана 373 Мо-хоу 374.

    ДОВЕРЕННЫЕ МИНИСТРЫ

    Главный министр 375 некий тай-ши То-хэ 376 есть старший брат тай-фу Ту-хуа 377 по происхождению чжурчжэнь и чрезвычайно хитер.

    Оба брата перешли на сторону татарского владетеля и сделались полководцами и министрами.

    Поскольку [в тексте] сказано, что тай-ши То-хэ является старшим братом тай-фу Ту-хуа, то это Елюй А-хай, То-хэ — это Ту-хуа. В таком случае старший брат назван именем младшего брата.

    Второй за ним есть великий министр 378 — татарин Цзу-лэ-то-хэ 379.

    Еще есть великий министр чжурчжэнь Ци-цзинь 380. Имен остальных не знаю. В общем все [они] — бежавшие чжурчжэньские чиновники. Как передавалось раньше, некие Бай Цзянь 381 и Ли Цзао 382 являлись министрами.

    Вместо Цзянь, согласно следующему ниже тексту [Чжао Хуна], надо написать Лунь. B Да Цзинь го чжи <[глава] 21> [сказано]: “В восьмом году Тай-хэ (19.I.1208 — 5.II.1209) тай сюе шэн 383 Ли Цзао представил доклад /л.11б/ [императору] о дворцовых делах. Владетель 384 сильно разгневался и приказал приговорить [его] к ста [ударам батогами]. Некие У Фэн-чэнь, Бай Лунь и Тянь Гуан-мин 385 также представили доклад [императору], советуя предпринять поход на Север. Владетель посчитал, что [они] хотят самовольно поднять войска, стремясь к повышению по службе. Все [они] были подвергнуты ста ударам батогами. [Эти] четыре человека со своими семьями бежали в северные земли, сговорились [с их правителями] и предлагали [им различные] планы. Еще некоторые [племена] цзю отдавали [им] свои силы, и тогда великая армия 386 стала еще более воинственной” 387.

    [Имена] Бай Лунь и Ли Цзао не встречаются в других сочинениях. Только в главе 5 Чжань-жань цзюй-ши вэнь-цзи Елюй Вэнь-чжэна 388 есть семь стихотворений, преподнесенных “командующему Пу-ча” 389, и в главе 6 [этого же сборника] есть одно стихотворение, преподнесенное в городе [66] Бyxa[p] 390 Западного края “командующему Пу-ча” 391. Этот человек в то время был комендантом 392 [города] Бухары. В стихотворении [он] назван правителем области 393. В этом случае названа его должность. Он также назван государственным министром 394. В данном случае отмечается его чин. По-видимому, [он] и есть этот Ли Цзао. В Чжо-гэн лу говорится: “Пу-ча именуют Ли” 395.

    Ныне [я] только видел упоминание в одном месте о том, что Бай Лунь прибывал сюда во главе войск. Даже не знаю, жив ли [он] теперь.

    В Яньцзине ныне есть некто Ила Цзинь-цин 396. [Он] кидань; выдержал экзамен, [на аудиенции у императора] был назначен литератором — членом свиты 397 и ведает бумагами 398.

    Еще есть некто Ян Бяо 399. [Он] является главой министерства чинов 400.

    Некий Ян Цзао 401 является у них наместником 402 Бэйцзина 403.

    [Я,] Хун, видел, как [в Яньцзине] перед го-ваном [Мухали] стояли два старших секретаря 404 из правого и левого управлений 405.

    B главе 1 Минь-чэнь ши-люе 406 приводится цитата из Лу-го чжун-у ван ши-цзя Юань Мин-шаня 407: “В [году] цзи-мао (18.I.1219 — 5.ІІ.1220) Тэмyр 408 из Сушэня 409 был назначен старшим секретарем левого управления, а Чжан Юй 410 из Ланчуаня 411 старшим секретарем правого управления”.

    /л.12a/ Когда [ваш] посол приходил [к Мухали], то [эти] двое переводили его слова [на монгольский язык]. [Они] — бывшие правители у цзиньцев и чжурчжэни [по происхождению].

    ВОЕННОЕ ДЕЛО

    Татары рождаются и вырастают в седле. Сами собой они выучиваются сражаться. С весны до зимы [они] каждый день [67] гонятся и охотятся. [Это] и есть их средство к существованию. Поэтому [у них] нет пеших солдат, а все — конные воины. Когда [они] поднимают [сразу даже] несколько сот тысяч войск, [у них] почти не бывает никаких документов. От командующего до тысячника, сотника и десятника

    В Сань чао бэй-мэн хуй-бянь их должности названы: тэ-му — темник, мэн-янь — тысячник, мао-мао-кэ — сотник и пу-ли-янь — десятник 412.

    [все] осуществляют [командование] путем передачи [устных] приказов 413.

    Всякий раз при наступлении на большие города [они] сперва нападают на маленькие города, захватывают [в плен] население, угоняют [ero] и используют [на осадных работах]. Тогда [они] отдают приказ о том, чтобы каждый конный воин непременно захватил десять человек. Когда людей [захвачено] достаточно, то каждый человек 414 обязан [набрать] сколько-то травы или дров, земли или камней. [Татары] гонят [их] день и ночь; если [люди] отстают, то их убивают. Когда [люди] пригнаны, [они] заваливают крепостные рвы [вокруг городских стен тем, что они, принесли], и немедленно заравнивают [рвы]; [некоторых] используют для обслуживания [колесниц, напоминающих] гусей 415, куполов для штурма 416, катапультных установок 417 и других [работ]. [При этом татары] не щадят даже десятки тысяч человек. Поэтому при штурме городов и крепостей [они] все без исключения бывают взяты 418. Когда городские стены проломлены, [татары] убивают всех, не разбирая старых и малых, красивых и безобразных, бедных и богатых, сопротивляющихся и покорных, как правило, без всякой пощады. Всякого, кто при приближении противника не подчиняется приказу [о капитуляции], непременно казнят, пусть даже [он] оказывается знатным.

    Во всех случаях, когда [татары] разбивают оборону [68] города и захватывают добычу, то распределяют ее пропорционально. Каждый раз все от высшего до низшего независимо от количества [добычи] оставляют одну часть для /л.12б/ преподнесения императору Чингису, а остальное раздается повсюду [чиновникам] в зависимости от рангов. Получают свою долю также министры и другие [лица], которые находятся в Северной пустыне 419 и [даже] не приезжают на войну 420.

    В главе 1 Сюй ЮЧБШ [говорится]: “Джoчи 421, Ча'адай 422, и Oгoдэй 423, взяв город Урyнгэчи 424, 425, поделили народ [между собой] и не оставили доли Тай-цзу. Когда [они] возвратились, Тай-цзу три дня не разрешал [всем] трем сыновьям входить и видеть [его]” 426.

    Все планы военных походов сперва определяются в течение третьей и четвертой луны 427 и рассылаются по всем государствам 428. Еще на пиршествах [по случаю праздника начала лета] пятого дня пятой луны 429, 430 совместно решают, куда направиться [c войной] нынешней осенью. [После этого] все возвращаются в свои государства спасаться от жары и откормить [коней] на пастбищах. В восьмую луну 431 все собираются в Яньду и после этого выступают [в поход].

    КОНЕВОДСТВО

    Земли в татарском государстве богаты травой и водой и благоприятны для овец и лошадей. Лошадей у них на первом или втором году жизни усиленно объезжают в степи и [69] обучают. Затем растят в течение трех лет 432 и после этого снова объезжают [их]. Ибо первое обучение производится [только] для того, чтобы [они] не лягались и не кусались. Тысячи и сотни 433 составляют табун, [лошади] тихи и не ржут. Сойдя с коня, [татары] не привязывают [его]: и так не убежит. Нрав [у этих лошадей] очень хороший. В течение дня [их] не кормят сеном. Только на ночь отпускают их на пастбище. Пасут их в степи смотря по тому, где трава зелена или высохла. На рассвете седлают [их] и едут. Никогда не дают [им] бобов или зерна. Всякий раз, когда [татары] выступают в поход, каждый человек имеет несколько лошадей. [Он] едет на них поочередно, [сменяя их] каждый день. Поэтому лошади не /л.13а/ изнуряются 434.

    ПРОВИАНТ

    У татар земли изобилуют водой и травой и благоприятны для овец и лошадей. Это является [их] средством к существованию. Для утоления голода и жажды [они] пьют только кобылье молоко. Обычно молока от одной кобылы достаточно для насыщения трех человек. Дома или вне дома [татары] пьют лишь кобылье молоко или режут овцу на продовольствие. Поэтому в их стране у кого есть одна лошадь, непременно есть шесть-семь овец. Следовательно, если [у человека] сто лошадей, то [у него] непременно должно быть стадо из шестисот-семисот [голов] овец. Когда при выездах в карательный поход в Срединное государство [татары] съедают [в пути] всех овец, то [они] стреляют зайцев, оленей и диких кабанов для пропитания. Поэтому, сосредоточивая войска [численностью даже] в несколько сот тысяч [человек], [они] не разводят дыма и огня.

    За последнее время [татары] захватывают людей Срединного государства и превращают [их] в рабов, [которые] бывают сыты, только [если] едят хлеб. Поэтому [татары] стали захватывать рис и пшеницу, и [теперь] в лагерях также варят кашицу и едят. В их государстве также в двух-трех [70] местах родится клейкое черное просо 435. Они варят и из него кашицу.

    В Сы-и фу-лу к У-дай ши-цзи 436 [говорится]: “[Племена] си и цуань 437 варят кашицу из проса в котлах с плоским дном и пьют, разбавляя ее холодной водой” 438.

    ВОЕННЫЕ ПОХОДЫ

    Когда татары находились [еще в пределах] своего собственного государства, [в период правления] Да-дин (1161 — 1189) цзиньских разбойников, в Яньцзине и киданьской земле распространялись слухи о том, что-де татары /л.13б/ то и дело приходят и уходят и потеснят императора 439 так, что [ему] будет некуда деваться. Главарь [государства] Гэ 440 Юн стороной узнал об этом

    Цзиньскому Ши-цзуну в свое время был пожалован титул гэ-вана. Поэтому он назван Гэ-цю (“главарем Гэ”).

    и с тревогой сказал: “Татары непременно явятся бедствием для нашего государства!” И тогда отдал приказ срочно отправить войска в [их] жалкое захолустье 441 и истребить их. [В дальнейшем] через каждые три года посылались войска на север для истребления и уничтожения [татар], и это называли “сокращением совершеннолетних” 442 [у татар]. До сих пор китайцы 443 все помнят это. [Они] говорят, что лет двадцать назад в Шаньдуне и Хэбэе, в чьем бы доме ни были татарские [дети], купленные и превращенные в маленьких рабов, — все они были захвачены и приведены войсками. Ныне у татар среди больших сановников много таких, которые в то время были взяты в плен и жили в государстве Цзинь. При этом, когда их государство ежегодно представляло дань ко двору, [71] [цзиньцы] принимали их подарки 444 за заставой и отсылали их обратно, даже не допуская [их] на [свою] землю.

    В [главе] 19 второго сборника Цза-цзи Ли Синь-чуаня [сказано]: “Так называемые дикие татары еще различаются как белые и черные. Нынешний [владетель] Тэмoджин есть черный татарин. Все подчинялись [государству] Цзинь в качестве вассалов 445. Каждый год их князь сам приезжал на место [приема] дани на цзиньской границе и лично преподносил [дань]. Цзиньцы также соразмерно делали ответные пожалования и не допускали [их] на свою территорию” 446.

    В биографии Ли Юя 447 в Цзинь ши [говорится о том, что], “когда во втором году Мин-чан (27.I.1191 — 16.I.1192) князь [государства] Цао 448 по приказу [императора] угощал и одаривал северные племена, Юй сопровождал [его]” 449. В “[Основных] записях” о Тай-цзу в Юань ши [сообщается]: “Раньше император 450 ежегодно представлял дань [государству] Цзинь. Цзиньский владетель отправил вэйского князя Юнь-цзи 451 принять дань [от него] в Цзинчжоу 452. Император при виде Юнь-цзи не совершил поклона. Как раз в это время цзиньский владетель Цзин 453 скончался и Юнь-цзи, вступив на престол по наследству, решил, дождавшись, когда император снова привезет дань, погубить его на месте представления [дани]. Император /л.14а/ узнал об этом и потому порвал с Цзинь” 454. В Цза-цзи [Ли Синь-чуаня] <|глава] 19> [сказано]: “Когда Цзин находился на престоле, было приказано Юнь-цзи отправиться в Цзинчжоу 455 для принятия преподношений от черных татар. Увидев, что их князь Тэмoджин надменен и непокорен, и боясь, что [он] будет чинить беспорядки на границах, [Юнь-цзи] хотел по возвращении доложить Цзину о том, чтобы устранить его. Как раз в это время Цзин заболел и умер. Когда весной в третью луну третьего года [правления] Да-ань (15.IV. — 13.V.1211) татары привезли дань, Юнь-цзи послал крупные военные силы и расставил [их] в Шаньхоу 456, желая внезапно напасть и перебить их на месте вручения [дани], а после этого повести войска в глубь [татарской территории]. Как раз в это время какие-то из [пограничных инородческих] войск цзю разбойников 457 посетили татар и сообщили об этом деле. Так как татары сомневались и еще не верили, то информаторы снова прибыли к татарам. [Татары], послав людей на разведку и получив подтверждение, отступили и не поехали дальше” 458.

    Татары бежали в песчаную пустыню 459. Озлобление проникло в мозг [их] костей. [72]

    Когда вступил на престол незаконный Чжан-цзун, в течение [периода правления] Мин-чан (1190 — 1195) не допускались убийства и казни. Вследствие этого татары понемногу стали возвращаться в свое государство. [У них] прибавлялись совершеннолетние, росли и воспитывались. Чжан-цзун, [т.е.] Цзин, снова счел это бедствием [для своего государства]. Тогда [он] построил новую Великую стену 460 к северу от Цзин-чжоу 461 и поставил охранять ее людей цзю — тангутов 462. Но в связи с тем, что цзю-тангуты взбунтовались, взбунтовались все вожди, вступив в союз с цзю е-ла-ду, му-дянь, ми, хоу-дянь и другими.

    В Фу-ма Гаотан чжун-сянь ван бэй [писателя] Янь Фу 463 [говорится]: “Раньше [предки этого князя] были онгутами 464 цзубуского государства 465. Из поколения в поколение [они] являлись предводителями племени. Когда Цянь-шань 466 в погибшем [государстве] Цзинь была границей и разграничивала Юг и Север, войско чжун-у вана <Ала'ус диги[т] Хури 467> удерживало этот важный пункт”.

    [Тогда] цзиньцы послали войска и усмирили их. Люди цзю 468 разбежались и перекинулись на сторону татар. При этом среди уйгуров был некто по фамилии Тянь 469. [Он] обладал большими средствами, /л.14б/ вел торговлю на огромные суммы и часто приезжал в Шаньдун и Хэбэй. [Он] подробно рассказывал [татарам] о том, что у народа [там] изобилие вещей, и вместе с [пограничными инородцами] цзю убеждал татар привести в порядок войска и вторгнуться [туда] и разграбить [цзиньцев].

    Тэмoджин ненавидел [цзиньцев] за их обиды и притеснения и поэтому вторгся в пределы [Цзинь]. Все пограничные округа были разгромлены и вырезаны. Яньские 470 разбойники говорили татарам: “Наше государство, как море, а ваше государство, как горсть песка. Как же [вам] поколебать [наше государство]!” У татар и доныне все — и стар и млад — помнят эти слова. Только в связи с тем, что они взяли Сицзин 471, государь и чиновники разбойников были сильно напуганы и собрали все без остатка отборные войска со [всего] государства. Командующий Ху-ша-ху 472 во главе [73] 500 000 конницы и пехоты нанес встречный удар по ним 473. Разбойники потерпели великое поражение. Снова были отобраны войска в Шаньдуне, Хэбэе и других местах [из числа] императорской гвардии телохранителей и других [лиц численностью] в 300000 [человек] и приказано назначить Гао-ци 474 главнокомандующим. [Они] снова потерпели поражение. По этой причине татары теснили [их] до стен Яньцзина. Когда же эта война кончилась, военные силы, [созданные] цзиньскими разбойниками за столетие, почти полностью были уничтожены и рассеялись. Их государство пришло в упадок. Впоследствии всякий раз при осадах окружных городов в Хэбэе, Шаньдуне, Яньбэе 475 и других местах разбойники никогда не осмеливались войти в соприкосновение [даже] с их 476 авангардом.

    СИСТЕМА ДОЛЖНОСТЕЙ

    Татары, унаследовав систему цзиньских разбойников, также учредили должность управляющего протоколами 477 президента департамента государственных дел 478, левого и правого министров 479, левого и правого пин-чжанов 480 и другие 481. [Они] еще учредили [титулы и должности] тай-ши, командующего 482 и другие 483. Что касается золотых дощечек 484, которые они носят при себе, то знатные чиновники первого ранга носят на поясе золотую дощечку [с изображением] двух тигров, обращенных друг к другу 485, называемую “драка тигров” 486.

    Монгольские тигровые дощечки 487 в настоящее время еще встречаются. На них изображена тигровая голова. Это и есть то, о чем говорится [74] в [разделе] “Описание войска” Юань ши: “На лицевой стороне дощечки 488 фигура лежащего /л.15а/ тигра” 489. [Дощечек] с изображением двух тигров, обращенных друг к другу, не было. В Чан-чунь си-ю цзи [говорится]: “Император Чингис отправил приближенного чиновника Лю Чжун-лу 490. [На поясе у него] висела золотая дощечка [с изображением] тигровой головы 491. Надпись гласила: “[Пусть] ведет дела по усмотрению, как [если] бы мы лично ехали” 492. В пьесе Гуань Хань-цина Ю-юань цзя-жэнь бай юе тин сказано: “На поясе висит золотая дощечка [с изображением] тигровой головы” 493. В “Песнях Хучжоу” 494 в Шуй-юнь цзи Ван Юань-ляна 495 говорится: “Все гражданские и военные чиновники, в большинстве второго ранга, возвращаясь в родные деревни, носят на поясе дощечки [с изображением] тигровой головы”. Эта 496 ху-доу цзинь-пай есть фонетическое искажение ху-тоу цзинь-пай. Вследствие этого родилась версия об [изображении на дощечке] “двух тигров, обращенных друг к другу”. Далее. На монгольских золотых дощечках, найденных на территории России, выгравированы уйгурские, или монгольские буквы. [Дощечек] с гравировкой китайских иероглифов еще не встречалось 497.

    [На этой дощечке] китайскими иероглифами написано: “Указ пожалованного Небом императора Чингиса. Должен вести дела по усмотрению!” 498. За ней следует простая золотая дощечка. [На ней] сказано: “Указ пожалованного Небом императора Чингиса. Спешно!” 499.

    А за ней следует еще серебряная дощечка. Надпись одинакова с предыдущей.

    Чингис также издает указы 500, распоряжения 501 и другие документы.

    Всему этому научили их мятежные чиновники цзиньских разбойников.

    Те, которых посылают к населению [с распоряжениями], называются императорскими курьерами 502, во всех округах чиновники-правители называются императорскими комиссарами — командующими войсками 503, а храбрецы, которые, находясь в свите [императора], носят луки и стрелы и прислуживают [императору], называются гвардией телохранителей 504. [75]

    НРАВЫ И ОБЫЧАИ

    Татары презирают дряхлость и любят силу. В их обычае нет взаимных драк и ссор. В первый день первой луны 505 [они] непременно поклоняются Небу. То же самое делают в [праздник начала лета] чун-у 506.

    /л.15б/ Это и есть наследие, которое [они], долго живя в Яньцзине, получили от цзиньцев.

    [Татары] находят радость в питье и пиршестве.

    В “[Основных] записях” Цзинь ши о Ши-цзуне [говорится, что] в день гуй-ю второй луны двадцать четвертого года Да-дин (27.III.1184) император сказал: “Мы собираемся отправиться в Шанцзин 507. Когда, памятуя об обычаях нашей династии и почитая праздник дуань-у 508, к наступлению дуань-у мы прибудем в Шанцзин, то угостим и утешим наших родственников и почтенных старцев 509 в селах и деревнях” 510.

    Когда го-ван Мо-хоу 511 возвращается из похода, всякий раз каждая из жен по нескольку дней подряд как хозяйка торжеств ставит вино и угощения и пьет-пирует с ним. У тех, которые находятся ниже [ero по положению], бывает то же самое.

    По обычаю татары в большинстве случаев не моют рук, и [они] хватают рыбу или мясо [грязными руками]. Когда на руках появляется жир, [они] вытирают [их] об одежду. Они не снимают и не стирают одежду до тех пор, пока [она] не износится 512.

    Женщины часто мажут лоб желтыми белилами 513. [Это] является заимствованием старой китайской косметики и до сих пор остается без перемен.

    В верхах вплоть до [самого] Чингиса и в низах до [рядового] подданного все бреют голову 514, оставляя три чуба 515, как у китайских мальчиков. Когда передний немного отрастает, его подстригают, а два боковых связывают в маленькие пучки 516 и спускают на плечи. [76]

    В Чан-чунь си-ю цзи [сказано]: “Мужчины связывают волосы и свешивают [их] до ушей” 517. В Синь ши Чжэн Со-наня 518 в основных чертах и кратко описываются [указанных] “три чуба”: “[Монголы] сбривают круг на самой макушке. Остающиеся спереди волосы [у монгольских мужчин] коротко подстрижены и свисают в беспорядке, но волосы по обе стороны [головы] отделяют и связывают в два узла. [Они] свисают до одежды слева и справа и называются “не [озирайся как] волк” 519. Имеется в виду, что узлы, свешивающиеся слева и справа, мешают оглядываться назад и [человек] не может трусливо озираться, как волк 520. Некоторые соединяют и заплетают [волосы слева и справа] в одну косу, и она прямо свисает сзади поверх одежды”. В <главе 28> Коре са Чон Инджи 521 /л.16а/ [говорится]: “У монголов обычай сбривать макушку до лба. Вид их (т.е. волос), как оставленные [клочья] волос. Средний из них называется це-чоу-эр” 522.

    BOEHHOE СНАРЯЖЕНИЕ И ОРУЖИЕ

    Что касается [личной] церемониальной гвардии 523 при Чингисе, то [в ставке Чингис-хана] водружается большое совершенно белое знамя 524 как [знак] отличия. Кроме этого, нет никаких других бунчуков и хоругвей. Только зонт также делается из красной или желтой [ткани]. [Император] восседает в кресле 525 [ — сиденье] северных варваров 526, украшенном головами драконов, обложенными золотом. В [узоре кресла] го-вана [Мухали] местами употребляется серебро, и этим [оно] отличается [от кресла Чингиса]. Его 527 седло и конское снаряжение 528 также украшены золотыми 529 [фигурами] свернувшихся драконов. То же самое у го-вана.

    В Цза-цзи [Ли Синь-чуаня сказано]: “Вначале татары не находили применения накопленным богатствам. Дело доходило до того, что из серебра делали ясли для лошадей, а из золота — кувшины для вина. Большие из них весили по нескольку тысяч лян. [У татар] нравы были низки, [77] и долго не было различия между государем и подданным: Самоха 530 в [своей] резиденции пользовался даже императорским троном 531 с золотыми украшениями и ставил ноги на золотые табуреты. Нахватали столько, но не прекращали собирать” 532.

    Ныне у го-вана водружают только одно белое знамя с девятью хвостами. Посередине [знамени] имеется черное [изображение] луны 533. Когда выступают с войсками, то разворачивают его.

    В биографии Мухали в Юань ши [говорится о том, что в году] дин-чоу (8.II.1217 — 27.I.1218) [Чингис-хан] императорским указом пожаловал [Мухали титулы] тай-ши и го-вана и [должность] главного управляющего, ведущего дела от имени императора 534… [Он] дал [Мухали] водружаемое при выезде императора большое знамя с девятью полотнищами 535 и еще повелел всем полководцам: “[Пусть] Мухали водружает это знамя при отдаче приказов так же, как если бы мы лично были” 536.

    Что касается его подчиненных, то надо быть непременно командующим 537, чтобы иметь знамя. У го-вана только один барабан. Бьют в него 538 перед сражением.

    /л.16б/ В “[Основных] записях” о Тай-цзуне 539 в Ляо ши [говорится о том, что] в [день] гэн-цзы второй луны третьего года [правления] Хуй-тун (15.III.940) “[племя] у-гу 540 прислало посла для преподнесения [императору] пленных из государства Фулу 541. [Император] пожаловал и-ли-цзиню 542 этого племени знамя и барабан, чтобы тем самым показать его заслуги” 543.

    Еще в “[Основных] записях” о Шэн-цзуне 544 “в Ляо ши [говорится, что] в девятую луну 8-го года Тай-пин (21.XI — 20.Х.1028) цзе-ду-ши племени северные ди-ле 545 Елюй Янь-шоу 546 просил [императора] проинспектировать все племена и пожаловать [достойным] знамена и барабаны. Был императорский указ последовать этому” 547. Это означает, что кидане очень ценили знамя и барабан и пользовались [ими] только в случаях необходимости пожаловать [ими кого-либо] 548. У монголов непременно нужно было быть командующим, чтобы иметь одно знамя, а у го-вана был всего лишь один барабан. [Это], очевидно, также схоже с обычаем Ляо. [78]

    Луки седла делают из дерева; [седло] очень легкое и сделано искусно.

    [Усилие, требующееся для натягивания тетивы] лука, непременно бывает свыше одной [единицы] ши 549. Ствол стрелы сделан из речной ивы. Сабли очень легки, тонки и изогнуты.

    ПОСЛЫ

    Послы у них называются сюань-чай. Когда [послы] приезжают от императора или из ставки го-вана, в округах и уездах, а также в ставках начальников, управляющих войсками, через которые проезжают [эти послы], все приходят выразить [им] почтение. Не спрашивая, высок или низок чин [посла], его встречают в домах с церемониями для равных 550, он проходит через [парадную] дверь с трезубцами 551 и садятся в окружных или областных управах. Правители 552 лично преклоняют колени [перед послом], для встречи [его] выезжают в предместье 553 и устраивают на ночлег в резиденциях правителей или управах. Провожают и встречают его за предместьем с барабанами, трубами, знаменами и флагами, певичками и музыкой.

    Всякий раз, как [послы] увидят лошадей, тотчас меняют. Все сопровождающие и едущие вместе [с ними также] могут сменить лошадей 554. Это называется “ехать на станционных лошадях”, то есть то же, что [значило] “ехать на перекладных” 555 в древности.

    Недавно, когда [я], посол, прибыл в ставку их го-вана, церемонии при всех встречах были весьма просты и слова /л.17а/ весьма прямы. При этом говорили: “Ты добрый министр доброго императора великих Сунов”. Вообще их характер простой, и [в нем] есть дух глубокой древности. Достойно сожаления, что учат их изменившие и бежавшие чиновники [79] цзиньских разбойников! Теперь [они] постепенно уничтожают [их] первозданность, разрушают [их] естественность 556 и обучают [их] коварству. [Это] отвратительно!

    ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ

    При гадании о счастье и несчастье, наступлении и отступлении, резне и походе каждый раз берут баранью лопатку 557, разламывают ее в огне железным молотком и смотрят трещины на ней, чтобы решить важное дело 558. [Это] похоже на [китайское] гадание на черепашьих панцирях 559.

    В Хэй-да ши-люе [сказано] 560: “Что касается их гадания, то [татары] сжигают баранью лопатку и, смотря по благоприятности и неблагоприятности узоров на ней, определяют счастье и бедствие, отказывает или дарует Небо. Этим решается все. [Они] верят в это очень искренне. Называют это „сжигать пи-па"” 561. В Чжун-шу лин Елюй гун шэнь-дао бэй Сун Цзы-чжэня 562 [сказано]: “[Чингис-хан] каждый раз перед выступлением в карательный поход непременно приказывал его превосходительству заранее погадать о счастье и бедствии. Император также сжигал баранью бедренную кость 563, чтобы сличить с ним [результаты]” 564.

    Всякий раз, когда [они] пьют вино, [они] прежде всего совершают возлияние. В их обычае больше всего чтить Небо и Землю. По каждому делу [они] непременно упоминают Небо. Когда [они] слышат гром, то пугаются и не смеют отправляться в поход. “Небо зовет!” — говорят они.

    ЖЕНЩИНЫ

    /л.17б/ По их обычаю, когда выступают в поход, независимо от знатности и подлости, в большинстве случаев отправляются, взяв с собой жен и детей. [Они] сами говорят, что [женщины] нужны, чтобы заботиться о таких делах, как поклажа, платье, [80] деньги и вещи. У них исключительно женщины натягивают и устанавливают войлочные палатки 565, принимают и разгружают верховых лошадей, повозки, вьюки и другие вещи. [Они] очень способны к верховой езде, носят платье вроде [одеяния] китайских даосских монахов 566. А все жены вождей имеют [еще] шапку гу-гу 567. [Эта шапка] сплетается из проволоки 568, по форме похожа на [китайскую] “бамбуковую жену” 569 и высотой свыше трех чи. Ее украшают темно-коричневыми узорчатыми вышивками или жемчугом и золотом. Сверху на ней еще имеется [торчащая вертикально] палочка. Ее украшают темно-коричневым сукном.

    В Чан-чунь си-ю цзи [сказано]: “В качестве головного убора замужних женщин [у монголов] используется береста высотой свыше двух чи. Часто ее покрывают черным грубым сукном. Богатые [женщины] пользуются [для этой цели] красной тафтой. Верхняя часть этого [головного убора] похожа на гуся или утку. Название [его] гу-гу. [Женщины] очень боятся, чтобы люди не задели [его]. При входе в шатер и выходе [им] приходится нагибаться” 570. В Хэй-да ши-люе [сказано]: “[Я, Сюй] Тин, видел изготовление их гу-гу: делают каркас из березы 571 и обертывают его красной тафтой или золототканым шелком, а на макушке прибивают прутик 572 ивы или из железа длиной четыре-пять чи и обертывают его темно-синим войлоком, [причем] их 573 люди из верхов украшают его цветами из зеленых перьев зимородка 574 или [кусками] разноцветных шелковых тканей нашей династии, чтоб они развевались [на ветру], а люди из низов [общества] — фазаньими перьями” 575. В Сян-чэ ци-бао из Луань-цзин цза-юн 576 [писателя] Ян Юнь-фу [сказано]: “С гу-гу и оборок халата 577 снимаются украшения и перья и передаются девушкам”. Авторское примечание [там же гласит]: “Во всех случаях, когда [монголки] в гу-гу [едут] в повозках, [они] выдергивают из него перья [длиной] свыше чи и передают девушкам-служанкам, [которые] сидят напротив, держа [их] в руках. Если даже едут императорские жены на слонах, все равно бывает так” 578.

    В Нань-сюнь-дянь ту-сян као 579 Xy Цзина < [часть] вторая > [81] [говорится]: “В Юн-лэ да-дань 580 под рифмой фу /л.18а/ в рубрике „Монгольские головные уборы и платье" приводится цитата из Сицзинь чжи 581, [которая] гласит: „Гу-гу покрывают темно-красным узорным шелком. Остов 582 из бамбука. Если остов легок, то [и гу-гу] легкая. [Гу-гу] высшей категории большая, следующей — средняя, а следующей [за ней] — маленькая. Ее переднюю часть украшают крупными жемчужинами, уложенными [в виде] драконов, фениксов, домов, башен и пр. Швы на ней закрывают еще длинными связками жемчужин, а также выбитыми на железе [различными] изображениями и вышитыми шелком квадратами. Еще [к ней] прикрепляют [волнистыми] рядами крошечные цветки; на ней еще [есть] изображения башен, [выложенные] из драгоценных камней, обрамленные золотой проволокой. На самой верхушке [шапки] имеется крест для [установления] бамбуковой трубки, в которую вставляют фазаньи перья и гребешки. [Это фазаны-петухи с горы] Утайшань. Ныне жители Чжэньдина 583 разводят дома этих фазанов из-за их хвостов. [Они] очень дороги. Сзади в гу-гу втыкаются пучки перьев. [Они] окрашены в разные цвета и похожи на летящие веера, [когда женщины едут верхом]”.

    [У женщин] еще бывает халат с большими рукавами, как китайская шуба на птичьем пуху, широкий и длинный, волочится [полами] по земле. Когда [женщина] идет, то две рабыни 584 поддерживают [шлейф] 585.

    [У татар] не запрещено мужчинам и женщинам [на пирах] сидеть смешанно и тем более друг друга уговаривать и угощать [вином]. Когда [ваш] посол, [отправленный] на Север 586, прибыл к ним, то при встрече го-ван тут же велел ему выпить вина. Вместе [с ним] сидели его жена принцесса Лай-мань 587 и все восемь наложниц 588, которых величают госпожами 589. [Они] присутствовали вместе [c ним] на всех пирах-выпивках. Упомянутые наложницы все ослепительной белизны и красивой наружности. Четыре из придворных дам 590 цзиньских разбойников, а четыре [других] — татарки. [82] Из [всех восьми] четыре госпожи особенно красивы и пользуются наибольшей любовью [го-вана] 591. Все [они одеты] в платья 592 и шапки 593, [какие носят] северные варвары.

    ПИРЫ, ТАНЦЫ И МУЗЫКА

    Когда го-ван выступает с войсками, его сопровождают также музыканты. Это семнадцать-восемнадцать красивых девушек 594. [Они] очень смышлены и в большинстве случаев играют Да-гуань юе 595 и другие песни на четырнадцатиструнном 596 /л.18б/ и других [инструментах]. Тихо бьют в ладоши в такт [музыки]. Их танцы очень странные [по сравнению с китайскими].

    По обычаю татар [на пиру] хозяин держит в руках блюдо и чарку и уговаривает гостя [пить и есть]. Если гость, который пьет, оставит хоть каплю, то хозяин ни в коем случае не берет обратно чарку 597. Когда видят, что человек выпил [вино] до конца, то бывают рады.

    Когда они играют в [конный] мяч 598, то бывает только двадцать с чем-то всадников. [Они] не используют много лошадей [при этой игре]: не любят шума их. [Однажды] по окончании [такой] игры [го-ван] прислал человека пригласить к нему нашего посла. Тогда [го-ван] сказал: “Сегодня играли в мяч. Почему [ты] не пришел?” [Я, ваш посол], ответил: “[Я] не знал вашей воли пригласить меня и поэтому не посмел прийти”. Тогда го-ван сказал: “Ты приехал в наше государство, — следовательно, стал человеком одной [с нами] семьи. Приходи веселиться с нами всякий раз, когда бывает пир, игра в мяч 599 или облава [на зверей] и выезд на охоту! Зачем еще нужно, чтобы приходил человек приглашать и звать!” После этого [го-ван] громко расхохотался и оштрафовал [вашего посла] шестью чарками вина 600. К концу дня [ваш посол] неизбежно опьянел сильно и тем кончил.

    Кроме того, по их обычаю при каждой выпивке сидящие [83] рядом отведывают еще [вина] друг у друга и обмениваются [чарками]. Если [сосед] держит чарку в одной руке, то это значит, что мне нужно отведать [y него] глоток [вина], и только тогда он посмеет выпить. Если же [он] держит чарку двумя руками, то он обменивается со мной чарками и я должен выпить его вино до дна. Но [еще] наливают вино, чтобы попотчевать его. Поэтому [человек] легко пьянеет.

    Всякий раз, когда [татары] видят, что чужеземный гость, напившись, шумит, нарушает этикет, либо его рвет или [он] уснул, они бывают очень довольны и говорят: “Раз гость напился, то, значит, [он] с нами душа в душу!”

    Го-ван в день прощания с ним нашего посла предупредил сопровождающих чиновников: “Во всех хороших городах оставляйте [его] на несколько дней дольше. Пить [ему] давайте хорошее вино и есть [ему] давайте хорошую пищу 601. Пусть играют [для него] на хорошей флейте и бьют в хороший барабан!”.

    “Хорошие города”, о которых [он] говорил, — это хорошие окружные и уездные города.

    /л.19а/ Третий день первой луны [года] бин-инь (15.II.1926). Заимствован минский рукописный список Шо-фу, хранящийся у господина Фу 602 из Цзянъаня, и [с ним] сличено издание из Гу-цзинь шо-хай. [84]

    [ПОСЛЕСЛОВИЕ BAH ГО-ВЭЯ]

    /л.1а/ “В заглавии этой книги [сказано, что она] составлена сунским Мэн Хуном. В книге [автор] также называет себя Хуном. Согласно биографии Мэн Хуна в Сун ши Хун никогда не ездил к монголам в качестве посла. Подозреваю, что [автором рассматриваемого сочинения] является другой человек. В книге говорится о том, что “прошлый год” был годом гэн-чэнь (6.II.1220 — 24.I.1221), а “нынешний” является годом синь-сы (25.I.1221 — 12.II.1222). Это значит, что книга была написана в [году] синь-сы (1221), а именно в четырнадцатом году [правления] Цзя-дин сунского [императора] Нин-цзуна 603 или шестнадцатом году [правления] монгольского Тай-цзу. В этом году Суны послали Гоу Мэн-юя к монголам просить мира. В Юань ши 604 в “[Основных] записях” о Тай-цзу [говорится, что] в шестнадцатам году “Суны прислали Гоу Мэн-юя просить о мире”. В примечании к стансам Кай-гэ кай-юе в Шуанци цзуй-инь цзи 605 <[глава] 2> Елюй Чжу [сказано]: “Когда в старину наш император Тай-цзу 606, выступив с войсками для наказания Западного края 607, летом года синь-сы остановился у заставы Темэньгуань, сунский владетель Нин-цзун прислал государственного гонца Гоу Мэн-юя для того, чтобы наладить дружбу и просить о мире. Император Тай-цзу согласился с этим и повелел императорскому курьеру Гахa 608 проводить [Гоу Мэн-юя] в его страну” 609. <В Сюй Сун чжун-син бянь-нянь цзы-чжи тун-цзянь Лю Ши-цзюя, [глава] 15, [говорится, что] в четырнадцатом году Цзя-дин, [году] синь-сы (25.I.1221 — 12.II.1222), государство татар прислало Гахaчи Cy-ня 610 послом для обсуждения дел 611. Гахaчи Сунь — это императорский курьер Гахa из примечания к стансам Кай-гэ кай-юе в Шуанци цзуй-инь цзи, тот, которого Чингис послал провожать Гоу Мэн-юя.>

    Еще процитирую Шу-бянь ши люе 612. “В первом году Шао-дин, [году] у-цзы (8.II.1228 — 26.I.1229), императорский комиссар 613 Чжэн Сунь 614 встретился со сменяемым [им] чиновником чжи-чжи-ши Сычуани Гуй Жу-юанем 615 в Шуньцине 616 и сообщил ему тайный смысл мирных переговоров, на который тогда [люди] намекали друг другу; при этом преподнес ему две книги Гоу Мэн-юй ши-бэй лу 617, пожалованные двором”. Следовательно, даже существовала записка Гоу Мэн-юя о посольстве на Север в этом году. Но [Гоу] Мэн-юй побывал в далеком Западном крае, а описанный в этой книге маршрут заканчивается в Яньцзине и не охватывает Внешней Монголии. Кроме того, [Гоу] Мэн-юй лично виделся с Тай-цзу, а [85] составитель [Мэн-да бэй-]лу видел только го-вана Мухали. Поэтому очевидно, что это [сочинение] не представляет собой книги [Гоу] Мэн-юя. В параграфе Цзя-дин бао-си [сочинения] Цидун е-юй 618 <глава 19> говорится: “Цзя Шэ, будучи /л.1б/ „распорядителем границ" 619 Хуайдуна 620, послал советника [штаба] главнокомандующего 621 Чжао Хуна 622 к монгольским войскам в Хэбэе для обсуждения дел. По прошествии долгого времени [Чжао] Хун возвратился, получив преподнесенную [двору] их главнокомандующим 623 Пу-лу-хуа 624 императорскую печать, [сделанную] при почтительном получении императором приказа Неба 625 [на занятие трона]; [эта печать] вместе с книгой образцов императорских печатей третьего года [правления] Юань-фу (12.II.1100 — 30.I.1101) и императорской печатью для ярлыков, представленной заместителем главнокомандующего всеми войсками 626 области Чжэньцзян 627 Чжай Чао-цзуном 628, была сдана двору. Был издан императорский указ управлению церемониями императорских жертвоприношений 629 и министерству ритуала 630 обсудить церемониал приема [этих] сокровищ (т.е. печатей. — H. M.). Это было в седьмую луну 14-гo года [правления] Цзя-дин (21.VII-18.VІІІ.1221)> 631. В биографии Цзя Шэ в Сун ши также говорится: “Раньше Чжай Чао-цзун получил императорскую печать и представил двору. Теперь Чжао Хун возвратился, также получив яшмовую печать; текст [на ней] был, как на императорской печати, но крупнее” 632. Это говорит о том, чта в [году] синь-сы [правления] Цзя-дин некий Чжао Хун ездил к монгольским войскам в качестве посла. [Дата его посольства и имя посла] совпадают с датой и именем, сообщаемыми в этой книге. Следовательно, данную книгу, вероятно, написал именно этот человек. Потомки, не зная его фамилии, ошибочно приняли его за Мэн Хуна. Согласно [Цидун] е-юй, [Чжао] Хун был послан императорским комиссаром Хуайдуна Цзя Шэ без приказа двора, так же как впоследствии императорский комиссар Цзянхуая 633 Ши Сун-чжи 634 отправил Цзоу Шэнь-чжи 635 в качестве посла для принесения благодарности монголам [в ответ на их посольство]. А что касается назначения послом Гоу Мэн-юя в этом году, то оно было осуществлено по приказу двора. Поэтому [Гоу] Мэн-юй доехал до Западного края и повидал Чингис-хана, а [Чжао] Хун побывал только в Янь[цзине] и видел Мухали. В биографии Ли Цюаня 636 в Сун ши также [говорится]: “Когда в 13-м году Цзя-дин (6.II.1220 — 24.I.1221) Чжао Хун объявил приказ двора в Цзиндуне 637 и проезжал через Цинъяйгу 638, Янь Ши 639 просил [позволения] перейти [на сторону Сунов], Хун заключил с ним договор и, приняв угощения [Янь] Ши, прибыл в Шаньян 640. [Представители] девяти округов: Цзюй[чжоу], Вэй[чжоу], Бо[чжоу], Энь[жоу], До[чжоу], Хуай[чжоу], Вэй[чжоу], Кай[чжоу] и Сян[чжоу] — пришли переходить [на сторону Сунов]. Цзя Шэ снова послал [Чжао] Хуна /л.2а/ и выделил 2.000 [человек] войск. Ли Цюань также попросился отправиться. <Далее опускается.> 500 человек чжэньцзянских войск, которых [Ли] Цюань имел при себе, в большинстве были озлоблены и возмущены, и [86] тогда [Ли] Цюань расформировал [их]. Посол [Чжао] Хун вернулся раньше” 641.

    Эти события имели место на год раньше написания этой книги. Чжао Хун, вероятно, также является искажением [иероглифического написания имени] Чжао Хун. Его поездка в качестве посла к монгольским войскам, очевидно, имела место после второй поездки в качестве посла в Цзиндун.

    Ван Го-вэй из Хайнина

    (пер. Н. Ц. Мункуева)
    Текст воспроизведен по изданию: Мэн-да бэй-лу ("Полное описание монголо-татар"). М. Наука. 1975

    © текст - Мункуев Н. Ц. 1975
    © сетевая версия - Тhietmar. 2005
    © OCR - Мурдасов А. 2005
    © дизайн - Войтехович А. 2001 
    © Наука 1975



  • Комментарии


  • Источник: vostlit.info


  • Отдел рукописей и редких книг:
  • Тухват Ченакай. Неизвестные рукописи
  • Карл Фукс. История Казани
  • Вильям Похлебкин. Татары и Русь
  • Паркер Е.Г. Тысяча лет из истории татар
  • Ренэ Гроссе. Империя степей. История Центральной Азии
  • Отто Дж. Маенхен-Гельфен. Мир гуннов
  • Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков
  • Владимир Даль. Жизнь Джингиз-хана. Татарская сказка
  • Собрание путешествий к татарам и другим восточным народам в XIII, XIV и XV столетиях
  • Марко Поло. Книга о разнообразии мира
  • Сокровенное сказание монголов
  • Джованни Дель Плано Карпини. История Монголов, которых мы называем Татарами
  • Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны
  • Егоров В. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв.
  • Татаро-монголы в Азии и Европе. Сборник статей
  • Б.Д. Греков, А.Ю. Якубовский. 3олотая Орда и её падение
  • Ризаэддин Фахреддин: Наследие и современность
  • Садри Максуди Ареал. Тюркская история и право
  • Садри Максуди: Наследие и современность
  • "История о Казанском царстве" или "Казанский летописец"
  • Мэн-да Бэй-лу. Полное описание монголо-татар




  • ← назад   ↑ наверх