• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Отдел рукописей и редких книг

    Мэн-да Бэй-лу. Полное описание монголо-татар


    Комментарии

    1. Да-да (tata[r]).

    2. Татары — в заглавии рассматриваемого сочинения названы мэн-да. Мэн-да — сокращение от двух этнонимов: мэн-гу (mong?o[l] и да-да (tata[r]). Название “монгол” впервые в китайских источниках встречается в Цзю Тан шу (“Старая история [династии] Тан”, составлена в 945 г.) в форме “мэн-у ши-вэй” (“монголы-шивэйцы”) (Цзю Тан шу, гл. 199(2), л. 10a). В Синь Тан шу (“Новая история [династии] Тан”, составлена в 1045 — 1060 гг.) этот этноним передан через “мэн-ва бу” (“племя мэн-ва”) (Синь Тан шу, гл. 219, л. 7a). См. также: P. Pelliot, A propos des Comans, стр. 146, прим. 1, и Хэй-да ши-люе, л. 1a, прим. Ван Го-вэя. В Цзю Тан шу и Синь Тан шу соответственно мэн-у и мэн-ва указаны среди племен ши-вэй. Переводы из этих источников см.: P. Ratchnevsky, Les Che-wei etaient ils des Mongols?, — “Melanges de Sinologie”, I, Extrait, Paris, 1966, стр. 235 — 237, 237 — 238 (упоминания о мэн-у и мэн-ва на стр. 237, 238). По мнению П. Пельо и П. Рачневского, чтение “мэн-ва” появилось в результате графической ошибки при написании знаков “мэн-у” (P. Pelliot, L'edition collective, стр. 126, прим.; P. Ratchnevsky, Les Che-wei, стр. 228, прим. 2 и стр. 238, прим. 5). О ши-вэй см.: Ван Го-вэй, Хэй цзюй-цзы ши-вэй као (“Исследование черноповозочных ши-вэй”), — “И-шу”, кн. 6, лл. 1a — 3б; H.В. Кюнер, Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока, M., 1961, стр. 60 — 64, 301 — 302, 351; P. Ratchnevsky, Les Che-wei, стр. 225 — 251. Литературу о языке племен — предшественников монголов см.: P. Ratchnevsky, Les Che-wei, стр. 225 — 226. П. Пельо подчеркивал монголоязычность племен ши-вэй (P. Pelliоt, A propos des Comans, стр. 146). П. Рачневский считает, что племена ши-вэй, кочевавшие по долине р. Аргунь, возможно, были монголами (стр. 251). В.П. Васильев полагал, что монголы дочингисовской эпохи ничего общего не имели с теми монголами, название которых встречается в китайских источниках в различных транскрипциях, и что транскрипция мэн-гу, отличная от всех прежних и употреблявшаяся в отношении монголов Чингис-хана, означает в буквальном переводе “получивший древнее” и является только названием династии Чингис-хана, которое было принято последним в подражание китайским императорам (В.П. Васильев, История и древности, стр. 159 — 161). B 1890 г. он высказал предположение о том, что Чингис-хан принял название династии Мэн-гу (“Возвратить старое” в его новом переводе) под влиянием киданей (В.П. Васильев, К хронологии Чингисхана и его преемников. Вопросы и сомнения, — отд. отт. из ЗВОРАО, т. IV [1890], стр. 6).

    В настоящее время приведенное выше объяснение транскрипции мэн-гу (mong?o[l]) В.П. Васильева не может быть принято, как и его утверждение о том, что допускаемый им изначально существовавший, отличный от мэн-гу термин “монгол” в форме “мангу” (название племени, обитавшего в XIX в. в низовьях Амура в Маньчжурии, производимое им от маньчж. мукэ “вода”) еще раньше был искажен китайцами и превращен в мо-хэ и что ма-хэ в конце концов обрело свою первоначальную правильную форму монгу (В.П. Васильев, История и древности, стр. 159 — 160).

    Доржи Банзаров (1822 — 1855) в свое время опубликовал статью “О происхождении имени монгол” (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 167 — 174). Однако этимология слова “монгол”, предложенная Д. Банзаровым, также не может считаться удовлетворительной (там же, стр. 306, прим. 274 Г.H. Румянцева). Мэн-гу, как известно, является только транскрипцией слова “монгол” — названия племен, группировавшихся вокруг Чингис-хана в конце XII — начале XIII в. Возможно, что mong?ol является древней формой множественного числа на -1 (ср. A. Mostaert, Sur quelques passages de l'Histoire secrete des Mongols, — HJAS, vol. 13, 1950, стр. 292). В связи с этим позволительно вспомнить, что монгольский этноним сарта'ул — сартул, очевидно, также является древней формой множественного числа на -ul, так как у Рашид ад-Дина (Рашид-ад-дин, т. III, стр. 195) мы находим “сарт” — форму единственного числа этого слова.

    О монголах дочингисовской эпохи см.: Ван Го-вэй, Исследование о монголах, — “И-шу”, кн. 6, лл. 1a — 13б; H.Я. Бичуpин, Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, ч. I, M. — Л., 1950, стр. 378 — 380; Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 172 — 174, прим. 47 и 78; Г.E. Грумм-Гржимайло, Западная Монголия и Урянхайский край, т. II, Л., 1926, стр. 282, прим. 1 (содержащееся в прим. 1 Г.E. Грумм-Гржимайло утверждение о том, что этноним мэн-гу встречается в форме мань-го еще в Хоу Хань шу, является недоразумением); H.В. Кюнер, Китайские известия о народах, стр. 63; К. A. Wittfogel and Feng Сhiа-sheng, History, стр. 346, 361, 592.

    Племенное название “татары”, как следует из переведенного ниже примечания Ван Го-вэя (Мэн-да бэй-лу, лл. 1a — б), по-китайски транскрибировалось еще как да-да и та-тань. Из многих транскрипций здесь можно указать также на да-да и да-дань (P. Pelliot, A propos des Comans, стр. 143, прим. І, стр. 147 — 148, прим. 1). Слово “татары” впервые встречается в орхонской надписи Кюль-тегина 731 — 732 гг. (W. Radioff, Die Altturkischen Inschriften der Molgolei, St.-Pbg., 1895, стр. 5, 11, 45, 64; V. Thomsen, Inscriptions de l'Orkhon, dechiffrees par..., Helsingfors, 1896, стр. 102, 126, 140; C.E. Maлов, Памятники древнетюркской письменности, M. — Л., 1951, стр. 30). Что касается китайских источников, то П. Пельо отмечал, что рассматриваемый этноним впервые встречается в форме *** письме Ли Дэ-юя от 842 г., адресованном, по-видимому, уйгуру Ормузду (P. Pelliоt, A propos des Comans, стр. 143, прим. 1). По этому вопросу см. также Ван Го-вэй, Да-да као, — “И-шу”, кн. 6, стр. 6б — 7а, и P. Pelliоt, L'edition collective, стр. 125. О татарах см.: ТИМ (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 182); Шэн-у цинь-чжэн лу, лл. 6б и сл.; Юань ши, гл. 1, лл. 1б и сл.; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 140 — 143; Ван Го-вэй, Да-да као, лл. 6б — 32б; его же, Мэн-гу као, лл. 1a — 13б; H.Я. Бичурин, Собрание сведений, ч. I, стр. 376 — 378 (рассуждения H.Я. Бичурина о тождестве чернореченских мохэ и монголов не выдерживают критики); Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 169 — 174, прим. 47 и 48; Г. E. Грумм-Гржимайло, Западная Монголия и Урянхайский край, т. II, стр. 379 — 381; H. В. Кюнер, Китайские известия о народах, стр. 10; P. Pelliot, A propos des Comans, стр. 143, 147 — 148; Campagnes, стр. 2-9; R. Stein, Leao-tche, — TP, vol. XXXV, 1940, стр. 56; K. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 101 — 102; W. Eberhard, Conquerors and Rulers, Social Forces in Medieval China, Leiden, 1952, стр. 91, прим.; P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 57 — 58.

    Надо отметить, что татары, упоминаемые в орхонской надписи, а также те, о которых сообщается в ТИМ, Шэн-у цинь-чжэн Лу, Юань ши и у Рашид ад-Дина, являются конкретными татарскими племенами. Китайцы, которые столкнулись с некоторыми из этих племен, распространили их название на все монгольские и даже немонгольские племена, обитавшие на территории современной Внешней и Внутренней Монголии и Западной и Южной Маньчжурии.

    3. Цзу.

    4. ...особого рода (бе чжун). — При переводе текста из Бэй ши (составлена в 630 — 650 гг. ученым Ли Янь-шоу) П. Рачневский отмечает, что различные роды (чжун) входили в этническую группу лэй (P. Ratсhnevsky, Les Che-wei, стр. 230, прим. 2). В дословном надстрочном переводе “монгольского”, транскрибированного китайскими иероглифами текста ЮЧБШ китайские переводчики объясняют монгольские названия новых родов — ответвлений от старых родовых коллективов (например, belgunut, bugunut, salji'ut и т. д.) при помощи иероглифа чжун, написанного справа над объясняемым словом (см., напр., § 42). По мнению П. Рачневского, чжун и лэй являются этническими названиями, тогда как бу-ло (“племя”) и бу (“ветвь”), обозначающие соответственно единицу племенного деления и подразделение конфедерации племен, употребляются в политическом смысле (P. Ratchnevsky, Les Che-wei, стр. 234, прим. 5).

    5. Ша-то — конфедерация племен западных тюрков, обитавших в VII в., по одним данным, в районе Ферганы на бывшей территории усуней. B VIII — X вв. отколовшиеся группы ша-то проживали на территории современных провинций Шэньси, Ганьсу и Шаньси. В X в. они захватили Северный Китай.

    Цзу чу юй ша-то бе чжун. — Рассматриваемое предложение В.П. Васильевым было переведено: “Их поколение происходит от Шато'сцев и составляет особенный род...” (История и древности, стр. 216). Но здесь “ша-то” и “бе чжун” находятся между собой в атрибутивной связи и неотделимы друг от друга. Поэтому перевод В.П. Васильева вряд ли приемлем.

    О ша-то см.: H. Я. Бичурин, Собрание сведений, ч. I, стр. 329., 357 — 361, 365; ч. III, стр. 59; H. В. Кюнер, Китайские известия о народах, стр. 10; W. Eberhard, Conquerors and Rulers, стр. 89 — 102.

    6. Белые татары (бай да-да). — В китайской литературе так называются онгуты (ong?ut). Как отмечал П. Пельо (Campagnes, стр. 4), этноним “белые татары” (монг. cа?аn tatar), упоминаемый в различных транскрипциях в ТИМ (§ 153), у Рашид ад-Дина (т. I, кн. 1, стр. 110), в Шэн-у цинь-чжэн лу (л. 30б) и Юань шu (гл. 1, л. 9а) и относящийся к одному из монгольских племен татар, не имеет ничего общего с китайским термином “бай да-да” (“белые татары”), обозначающим онгутов. В XII в. последние обитали в излучине р. Хуанхэ и, являясь подданными цзиньского императора, охраняли горные проходы на северо-западе Шаньси, связывавшие Северный Китай с Монголией. Часть онгутов, перекочевавшая на юг Ганьсу, в начале XII в. была захвачена в плен цзиньцами и переселена в Южную Маньчжурию ([Палладий], Комментарий архимандрита Палладия Кафарова на путешествие Марко Поло по Северному Китаю, СПб., 1902, стр. 23 — 26, — далее: Палладий, Комментарий; P. PeIliot, Chretiens, стр. 9 — 10 (629 — 630)). Онгуты были христианами несторианского толка (Палладий, Комментарий, стр. 25 — 26; P. Pelliоt, Chretiens, стр. 9 (629) — 16 (636)). Они, возможно, были тюркского происхождения (Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 170 — 171, прим. 47; P. Pelliоt, L'edition, стр. 125; Янай Ватари, Моко-си кэнкю (“Исследования по истории монголов”), Токио, 1930, стр. 562; H. Serruуs, Sino-Jurced Relations during the Yung-lo Period (1403 — 1424), Wiesbaden, 1955, стр. 29, прим. 52). Рашид ад-Дин относит их к тюркам и пишет, что они из тех народов, “которые не столь давно получили имя монголов” (т. I, кн. 1, стр. 77). Об онгутах см.: ТИМ, §§ 182, 190, 202, 239; Pашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 140 — 143, а также (отдельные замечания) стр. 75, 77, 102, 131, 137, и т. I, кн. 2, стр. 8, 70, 113, 146, 179, 200, 252, 270; Б. Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 108. О белых татарах и онгутах см.: Ван Го-вэй, Да-да као, л. 14а; Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 170 — 171, прим. 47; Палладий, Комментарий, стр. 23 — 26; P. Pelliot, Chretiens, стр. 9 (629) — 16 (636); К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 102; Campagnes, стр. 4, 218; Chap. CVIII, стр. 9, 11, 94, 130, tabi. 3; H. S'erruys, Sino-Jurced Relations, стр. 29, прим. 52; P. Pоucha, Geheime Geschichte, стр. 72, 113,116, 156.

    7. Ала'ус-дигит Хури (А-ла-у-сы ти-цзи Ху-ли (Ala'us-diqi[t] Quri = AIa-qus-digit Quri)) — Алахуш-дигит Хури. Его биографию см.: ГЧВЛ, гл. 23, лл. 20a-б; Юань ши, гл. 118, лл. 10а — 11б; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 14б — 15a; Ту Цзи, МШЦ, гл. 36, лл. 1а — 5б; Синь Юань ши, гл. 116, стр. 6856/4 — 6857/1; ТИМ, § 182, 190, 202; Pашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 137, 140 — 141. См. также: P. Pelliot, Chretiens, стр. 11 (631); Chap. CVIII, стр. 9 — 11, 25, 94, 130, tabl. 3; Campagnes, стр. 46 — 47, 378.

    8. Яньмэнь — совр. г. Шопинфу на севере Шаньси, на территории, занятой тюрками в VII в. См.: E. Chavannes, Documents sur les Tou-kiue (Turks) occidentaux, St.-Pbg., 1903, стр. 261.

    9. Цитируемый текст см.: Юань ши, гл. 118, л. 10a.

    10. Поэтому... — Племена шато, захватившие в начале VII в. район Яньмэня, в VII — VIII вв. уже.обитали в районе оз. Баркуль (E. Chavannes, Documents sur les Tou-kiue, стр. 96 — 99, 261). В дальнейшем они растворились в чужой этнической среде на территории Китая. Автор Мэн-да бэй-лу, по-видимому, по этой причине и пишет о том, что о них давно ничего не было известно.

    11. Т. е. татар.

    12. Цза-цзи Ли Синь-чуаня — Цзянь-янь и-лай чао-е цза-цзи (“Различные официальные и неофициальные записи о [событиях] периода правления Цзянь-янь (1127)”. Автор этого произведения — южносунский ученый и чиновник Ли Синь-чуань (второе имя — цзы — Вэй-чжи (1166 — 1243)). Его биографию см.: Сун ши, гл. 438, лл. 103 — 123. Им было написано много исторических работ и комментариев на классические книги, большинство которых не сохранилось (там же, лл. 11б — 12a). В его биографии рассматриваемое сочинение названо просто Чао-е цза-цзи (“Различные официальные и нeофициaльныe записки”). В нем описываются события начиная с 1127 г., когда сунский двор бежал на юг под напором чжурчжэньских войск и это положило начало существованию южносунской империи (1127 — 1279). Сочинение состоит из 40 глав, разбитых на две части. О ценности записок как исторического источника см.: Юн Жун, Сы-ку цюань-шу цзянь-мин му-лу, кн. 1, Шанхай, 1957, стр. 304.

    13. Культурные татары (шу да-да). — Ли Синь-чуань, как показывают эти цитаты, подразделяет татар на “культурных” (шу, букв. “спелых”) и “диких” (шэн, букв. “сырых”), причем у него “дикие татары” еще подразделяются на белых и черных. Это несколько отличается от классификации нашего автора, по которой татары различаются только как черные, белые и дикие. Ли Синь-чуань относит к “культурным татарам”, очевидно, тех же онгутов, “белых татар” и некоторые монгольские племена, обитавшие ближе к Великой китайской стене. Из монгольских племен именно татары жили у границ Китая (см., например, Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 101).

    “Дикими татарами” названы, вероятно, охотничьи племена северных, таежных районов. П.И. Кафаров указывал, что “эти племена можно назвать тунгусскими” (Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 171, прим. 47).

    Китайцы, не делая различия между настоящими татарами и нетатарами, очевидно, к первым причисляли также и немонгольские племена Севера. Но среди так называемых лесных народов (hoyin irgen), живших в эпоху Чингис-хана по Иртышу, в верховьях Енисея и Прибайкалье, о которых сообщается в ТИМ (§ 239) и у Рашид ад-Дина (т. I, кн. 1, стр. 118 и сл.), находится много монгольских племен, например ойраты, буряты, баргуты, туматы, кори и другие. Если считать “дикими татарами” охотников из таежных районов, не исключая и лесистые местности на территории современной Монголии, то классификация Чжао Хуна оказывается более стройной.

    Интересно отметить, чта в китайской литературе периода Ляо (907 — 1125) южные чжурчжэни, подчинявшиеся киданям, также назывались “культурные” (шу), а северные, жившие по Сунгари и Амуру и в горах Чанбайшань, — “дикие” (шэн) (К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 95, 424 (прим. 153); H. Surruys, Sino-Jurced Relations, стр. 22, прим. 43; L. Gibert, Dictionnaire, стр. 122, 125). О термине “лесные народы” см.: A. M. Позднеев, О древнем китайско-монгольском памятнике Юань-чао-ми-ши, СПб., 1882, стр. 19; P. Pelliot, Les mots a h initiale aujourd'hui amuie dans le mongol des XIIIe et XIVe siecles, — “Journal asiatique”, Paris, vol. 206, 1925, стр. 218 (31°); Д. Банзаров, Об ойратах и уйгурах, — Собрание сочинений, стр. 180 — 186 и 320-328, прим. 320 — 343 Г.H. Румянцева. Гипотезы Д. Банзарова о происхождении этнонимов “ойрат” и “уйгур” неудачны (см. прим. 332 и 336 Г.H. Румянцева). О хозяйстве и общественных отношениях “лесных” монголов см.: Б.Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 3 и cл. О “диких татарах” см.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 170 — 171, прим. 47.

    14. Тэмoджин (Тэ-мо-чжэнь, Temojin,=Temujin). Такая же транскрипция имени Чингис-хана встречается в Хэй-да ши-люе 1237 г. (л. 1a). В Шэн-у цинь-чжэн лу и в Юань ши имя Чингис-хана передается через Те-му-чжэнь (Temujin), различаются лишь первые знаки. В ТИМ оно также передается в форме Temujin. Рашид ад-Дин тоже называет молодого Чингис-хана Тэмyджином (=Temujin) (т. I, кн. 2, стр. 51). О форме этого имени см.: I. J. Schmidt, Geschichte, стр. 376 — 377, прим. 13; Campagnes, стр. 9, прим. 3 (там речь идет о таком же имени другого лица, но это не меняет дела); P. PelIiоt, Notes I, стр. 289 — 291; P. Pоucha, Geheime Geschichte, стр. 83, 86, 90; Карпини и Pyбрук, стр. 241, прим. 274 и 275 H.П. Шастиной.

    В современной литературе на русским языке, как известно, встречается написание Тэмучин (см. например, “История Монгольской Народной Республики”, изд. 2-е, переработанное и дополненное, M., 1967, стр. 109 и сл.). В МНР принята только последняя форма имени. Это объясняется тем, что в старомонгольском письменном языке одна и та же буква передавала и c, и j и что тот или иной вариант чтения ее зависел лишь от читающего. В китайских и других транскрипциях монгольских слов, и особенно, имен, часто встречаются чередования c и j (cp. суффиксы nomen agentis -ci ~ -ji (-cin ~ ?jin)). Однако более предпочтительна форма Тэмyджин, так как, насколько известно, во всех китайских источниках XIII — XIV вв. зарегистрирована только одна форма имени монгольского хана — Тэмyджин. Это же чтение было принято в XVIII в. членами известной комиссии Цянь-луна по “исправлению” имен в исторических сочинениях. В Цинь-дин Юань ши юй-цзе (“Высочайше утвержденное объяснение слов в Юань ши”, изд. 4 г. Дао-гуана (1824), гл. 1, л. 2а) имя Чингис-хана передано через Тэ-му-цзинь (Temujin).

    Монгольская традиция говорит, что имя Тэмyджин было дано Чингисхану по случаю того, что, когда он родился, отец привел к себе захваченного им в плен татарского вождя Тэмyджин-yгэ (ТИМ, § 59; Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 1б; Юань ши, гл. 1, л. 2a). Подобный обычай давать имя новорожденному в зависимости от какого-либо одновременного с появлением человека на свет события отмечен также и у китайцев. Например, в приложении к биографии Лю Бо-линя в Юань ши, биографии его сына Лю Хэй-ма (1200 — 1262), полководца, отличившегося на службе у Чингис-хана и его преемников, мы читаем: “Хэй-ма, личное имя Ни, второе имя Мэн-фан. Когда [он] родился, имевшаяся у семьи белая кобылица родила вороного жеребенка. Поэтому [Хэй-ма (букв. “Вороной конь”)] сделали [ero] детским именем, и впоследствии [он] жил под [своим] детским именем” (Юань ши, гл. 149, стр. 66). В Цзинь ши мы находим имена-числа, например такие, как Ба-ши (“Восемьдесят”), которое носил в одном случае чжурчжэнь (гл. 73, л. 7а), а в другом — китаец (гл. 75, л. 3б). Это связано с обычаем давать новорожденному имя по возрасту первого пожилого человека, появившегося в доме после рождения ребенка. Что касается этимологии имени Тэмyджин, то П. Пельо убедительно показал, что оно соответствует современному монгольскому слову temurci(n) (“кузнец”, temur+суффикс ci, nomen agentis temur “железо”). B temu?jin, по мнению П. Пельо, отмечается выпадение r, как в зарегистрированном в китайских и персидских текстах и у Марко Поло слове hugeci, hukecin (>ukerci, ukercin “пастух”), nomen agentis huker (>uker), “крупный рогатый скот” (P. Pelliot, Notes I, стр. 290). Г. Рубрук сообщает, что монголы называли Чингис-хана Демугин Хингей, переводя это сочетание как “звон железа” — sonitus ferri, потому что он был кузнецом (Карпинии Рубрук, стр. 180). Такая версия, как известно, приводится также и персидскими и армянскими писателями (P. Pelliot, Notes I, стр. 290). Из одного сообщения E. Тимковского также вытекает, что легенда о том, что Чингис-хан был кузнецом, жила среди восточных монголов даже в первой четверти XIX в. E. Тимковский говорит: “Цзангин, самый услужливый, провожавший Миссию через две станции, Бумбату и Боро худжир, лежащие в Хошуне Цзасaка Чжонона, быв у меня, не мог не рассказать нам своих народных басен: он уверял, что на горе Дархан и теперь хранится наковальня Чингиса, сделанная из металла бурына, имеющего свойство и железа и меди...” (E. Tимковский, Путешествие в Китай через Монголию в 1820 и 1821 гг., СПб., 1824, ч. I, стр. 202). Критику этого сообщения И.Я. Шмидтом (Geschichte, стр. 376) П. Пельо считал “предубежденной” (P. Pelliot, Notes I, стр. 290).

    У селенгинских бурят до сих пор существует поверье, говорящее о принадлежности Чингис-хана к кузнецам. Выше села Ново-Селенгинска на левом берегу р. Чикой стоит пирамидальная, с довольно резко очерченными гранями, безлесая гора с усеченной плоской вершиной, названная Дoш по причине того, что по форме она напоминает наковальню (монг. dos). Местные буряты передают из поколения в поколение вместе с различными запретами, связанными с этой горой, легенду о том, что здесь, на этой “наковальне”, Чингис-хан ковал железо, стоя одной ногой на правом, а другой на левом берегу реки и закаливая в ней свои изделия. Подобные предания, по-видимому, могут иметь распространение и у других монголов. Что касается сообщения Г. Рубрука, то перевод “звон железа”, очевидно, является ошибкой переводчика, на которого он неоднократно жалуется в своей книге. В Цинь-дин Юань ши юй-цзе (гл. 1, л. 2а) тэ-му-цзинь (Temujin) было “переведено” авторами этого словаря как те чжи цзуй цзин чжэ (“лучшее железо”). Это произвольное толкование. Hо оно было принято без оговорок H.Я. Бичуриным (Иакинф, История, стр. 378) и через него К. д'Оссоном (C. d.' Оhssоn, Histoire des Mongols depuis Tchinguiz-khan jusqu'a Timour Bey ou Tamerlan, t. I, La Haye et Amsterdam, 1834, стр. 36, прим. 2). На это было указано П. Пельо (P. Pelliot, Notes I, стр. 289).

    Демугин Хингей Г. Рубрука представляет собой искажение сочетания Temujin Cinggis. В этом сочетании первая часть играет атрибутивную роль. Такое сочетание, надо полагать, обязано своим появлением изложенной выше легенде, а легенда, в свою очередь, возникла, может быть, из смыслового толкования имени Тэмyджин (“кузнец”) (ср. Карпини и Рубрук, стр. 241, прим. 274 и 275 H.П. Шастиной). После смерти Чингис-хана для монголов следующих поколений именем их покойного хана было, очевидно, Чингис, а не Тэмyджин. Для них Тэмyджин Чингис (“кузнец Чингис”, если верна указанная выше этимология) было именем-прозвищем (см. стр. 103, прим. 43). В этом сочетании определение temujin было связано, вероятно, с древним народным представлением о могуществе кузнеца, которому подвластно железо.

    15. Черный татарин (хэй да-да). — П. Пельо отмечает, что “...китайцы в начале XIII в. часто называли настоящих монголов, монголов Чингис-хана, хэй-да „черные татары", а онгутов обозначали именем бай-да или бай да-да „белые татары"” (Campagnes, стр. 4). Нужно иметь в виду, что это не те белые татары, которые упоминаются в ТИМ, у Paшид ад-Дина и в некоторых других источниках (см.: стр. 92, прим. 4). Цитированный Ван Го-вэем текст см.: Ли Синь-чуань, Цза-цзи, гл. 19, стр. 590. В этом издании этнонимы шу да-да и шэн да-да опущены. Это, очевидно, было сделано цяньлуновской комиссией ученых, считавшей указанные термины оскорбительными для монголов и маньчжуров.

    16. Цзянь-янь и-лай си-нянь яо-лу — - другая работа Ли Синь-чуаня, автора Цзянь-янь...цзa-цзu (см. стр. 93, прим. 9). Она состоит из 200 глав и представляет собой хронологическое (по дням) описание событий за 35 лет правления южносунского императора Гао-цзуна (1127 — 1162) с 1127 (1-го Цзянь-янь) по 1162 г. (32-й г. Шао-син). В биографии Ли Синь-чуаня в Сун ши эта работа названа Гао-цзун си-нянь лу (“Хронологическое описание [событий периода правления] Гао-цзуна”) (Сун ши, гл. 438, л. 11б). Название ее было восстановлено по авторскому послесловию к Цза-цзи (см.: Ли Синь-чуань, Цзянь-янь... яо-лу, т. 1, Пекин, 1956, стр. 28, предисловие издателей 1773 г.). Она сохранилась в составе “Юн лэ да дянь” — огромного свода сочинений, составленного в 1403 — 1408 гг. в качестве императорской библиотеки, и вошла в Сы ку цюань шу — собрание книг, составленное в 1773 — 1782 гг. По мнению цяньлуновских издателей, авторы Цзинь ши, Ляо ши (написаны в 1344 г.) и Сун ши (завершена в 1345 г.) не видели этой истории, так как к тому времени первое издание ее начала 50-х годов XIII в. являлось большой редкостью. Поэтому сочинение представляет собой самостоятельный источник по указанному периоду. Об этом сочинении см.: Ли Синь-чуань, Цзянь-янь... яо-лу, т. 1, предисловие. См. также Юн Жун, Ти-яо, т. 1, стр. 711 — 712; Юн Жун, Сы ку цюань шу цзянь-мин му-лу, ч. I, стр. 196.

    17. Дань (Вань-янь Дань) — китайское табуированное имя (хуй) цзиньского императора Си-цзуна (1119 — 9.I.1150, правил с 10.II.1135), чжурчжэньское имя Хэ-ла. Си-цзун был внуком основателя династии Тай-цзу (1068 — 1123, правил с 1116). О Си-цзуне см.: Цзинь ши, гл. 4, лл. 1а — 15б; L. Gibert, Dictionnaire, стр. 267 — 269; А. С. Moule, Rulers, стр. 100. В таблице А. Моула говорится, что Си-цзун был коронован 8.II.1135 г. В Цзинь ши издания “Бо-на” дается другая дата — день гэн-у первой луны 13-го года Тянь-хуй (10.II.1135) (Цзинь ши, гл. 4, стр. 16).

    18. Xу-ла-мэй. — Это имя не удалось найти в Цзинь ши, в биографиях императорских родственников. У Агуды было 16 сыновей (известных по сохранившимся материалам). О них см.: Цзинь ши, гл. 59, лл. 8б — 11a (“Таблицы”) и гл. 69, лл. 1a — 8а (биографии сыновей Тай-цзу). Там, а также в “Основных записях” и биографиях (гл. 74, лл. 8а — 14б) сына Агуды Вань-янь Цзун-вана (ум. в 1127 г.) и других его родственников нет сведений о назначении кого-либо из них на должность чжао-тао ши (об этой должности см. прим. 16). Вань-янь Цзун-ван (чжурчжэньское имя Во-лу-бу или Во-ли-бу), второй сын Агуды, вместе с другими полководцами командовал войсками в походах в западные и северо-западные области киданьскои империи Ляо. Когда в 1122 г. чжурчжэни разгромили киданей и киданьский император бежал, он вел переговоры с государством Си Ся о поимке киданьского императора Елюй Янь-си (1075 — 1128) (Цзинь ши, гл. 134, лл. 1a — б). Но он не был чжао-тао ши и умер до вступления на престол Си-цзуна.

    19. Чжао-тао ши. При Цзинь были созданы чжао-тао сы (“вербовочно-карательные управления”) Северо-западного, Юго-западного и Ceверо-восточного лу. Их возглавляли чжао-тао ши, чиновники третьего ранга первого класса, которые были обязаны “вербовать и печься о сдавшихся и присоединившихся, карать и наказывать замышляющих отход” (Цзинь ши, гл. 57, л. 21a). По цзиньской табели о рангах должности гражданских чиновников делились на девять рангов (пинь), которые в свою очередь подразделялись на два класса (цзе)чжэн и цзун (подр. см.: Цзинь ши, гл. 55, лл. 4б — 5б; H. Ц. Mункуев, Китайский источник, стр. 95). Военные должности делились на те же ранги и классы (подр. см.: Цзинь ши, гл. 55, лл. 5б — ба). У цзиньцев функции чжао-тао ши сводились к поддержанию связей с тангутским государством Си Ся и тюркскими и монгольскими племенами на юго-западе и северо-западе, а также с различными племенами и Кореей на северо-востоке, причем чжао-тао ши часто возглавляли карательные экспедиции. То же самое наблюдалось у киданей (см.: К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 165, 581,582,586,590).

    20. Ся — сокращение от Си Ся (Западное Ся), названия тангутского государства (882 — 1227). Подр. см.: E. И. Кычанов, Очерк истории тангутского государства.

    21. Та-тань (tatan, tatar).

    22. Цит. текст см.: Ли Синь-чуань, Цзянь-янь... яо-лу, т. 3, гл. 133, стр. 2143.

    23. У-дай ши — имеется в виду У-дай ши-цзи (“Исторические записки о пяти династиях”) Оуян Сю (1007 — 1072), состоящее из 74 глав и написанное между 1060 и 1072 гг. Сы-и (“Четыре далекие окраины”) — раздел, в котором собраны сведения о всех соседних народах.

    24. Сучжоу — город на границе государства Си Ся (Atlas, 42 — 43, В-2).

    25. Юньчжоу — совр. г. Датун в провинции Шаньси (Ди-мин цы-дянь, стр. 968; Atlas, 41, C-2).

    26. Цитированный текст см.: У-дай ши-цзи, гл. 74, л. 4а. В этом издании вместо шэн да-да “дикие татары” написано шэн-цзе да-да “дикие пограничные татары”.

    27. Тянь-цзу (1075 — ок. 1128, правил с 12.II.1101-26.III.1125), личное китайское имя — Янь-си, второе — Янь-нин, киданьское — А-го, последний киданьский император, взятый в плен чжурчжэнями (Ляо ши, гл. 27, л. 1a; гл. 30, л. 1б; К. A. Wittfogel and Feng Chia - sheng, History, стр. 600, 608). В Ляо ши гл. 30, л. 1б, даты неточны. Они уточнены мною по работе К. Витфогеля и Фэн Цзя-шэна. Об императоре Тянь-цзу см.: Ляо ши, гл. 27 — 30; К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 744 (Index); L. Gibert, Dictionnaire, стр. 977 — 978.

    28. Елюй Да-ши (1087 — 1143, правил с 1124 г.) — основатель государства Си Ляо (Западное Ляо) или Кара-Китай, уничтоженного войсками Чингис-хана в 1218 г. О нем см.: E. Bretschneider, стр. 208 — 222; В. В. Бapтольд, Туркестан, стр. 386 — 445; К.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 620 — 642; А.С. Mоule, Rulers, стр. 98.

    29. Xэйшуй (букв. “Черная река”) — по предположению К. Витфогеля и Фэн Цзя-шэна, совр. Кара-мурэн (Жэхэ) (History, стр. 631, прим. 13).

    30. Сян-вэнь — титул, который у киданей носили главы небольших племен. Его присваивали также любым лицам, стоявшим во главе государственных учреждений или воинских частей и подразделений (К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 129, прим. 42). Это слово, скорее всего, восходит к кит. сян-гун (“его превосходительство министр”). В таком случае оно является китайской транскрипцией киданьской формы первоначально китайского термина. В ТИМ этот термин встречается в качестве собственного имени Senggum (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 181). О сян-гун> соответствующий киданьский титул>сян-вэнь см.: P. Pelliot, Notes sur le “Turkestan”, стр. 45 — 46, прим. 3; I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 95 — 96, прим. 3. Основную библиографию см. у И. де Рахевильца.

    31. Ляо ши, гл. 30, л. 4б. Перевод ср.: К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 631. Речь идет о событиях 1124 г., когда Елюй Да-ши, который бежал, оставив императора Тянь-цзу, получил помощь от главы онгутов в виде лошадей и скота и прибыл в киданьскую крепость Кэдунь на р. Орхон.

    32. ...порезов на лице. — Подобный обычай, по-видимому, существовал у тангутов. Например, в 1096 г. тангутский правитель и его мать, возглавлявшие войска, после неудачной осады города Пинся “расцарапали себе в кровь лица и возвратились” (E. И. Кычанов, Очерк истории тангутского государства, стр. 77).

    33. Бу-цзу.

    34. Из этого отрывка следует, что Чжао Хун общался с монголами в течение довольно длительного времени.

    35. Т. е. белых татар (онгутов).

    36. Чингис (в тексте Чэн-цзи-сы). Такая же китайская транскрипция этого имени встречается в Чан-чунь си-ю цзи (1, л. 2а), Хэй-да ши-люе (л. 1a), Юань-чао би-ши (гл. 1, л. 1a и далее), Шэн-у цинь-чжэн лу (см., например, л. 57а) и Юань ши (гл. 1, л. 14б). Об этой транскрипции см. также прим. 88.

    37. Би-цзи (Bigi) — очевидно, это титул тюркского происхождения, принятый автором за собственное имя. В ТИМ упоминается довольно много лиц мужского и женского пола с именами на beki “сильный”, “твердый” (др.-тюркск. bek “твердый”, “плотный”) (см.: E. Haenisch, Worterbuch, Namenliste, стр. 172 — 184; P. Poucha, Geheime Geschicte, стр. 50 — 51). По мнению В.В. Бартольда (Туркестан, стр. 458 — 459) и Б.Я. Владимирцова (см., например, Б. Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 49 — 51), это слово первоначально обозначало “первосвященник” в шаманском понимании (В.В. Бартольд), “волхв-предводитель”, т. е. глава рода или племени, который одновременно являлся главным шаманом (Б.Я. Владимирцов). Б.Я. Владимирцов приходил к выводу о том, что “институт этот начал у монголов в XIII в. уже забываться и старшинство в роде начало терять свое значение...” (там же, стр. 50 — 51). В этом отношении показательно, что в построчном переводе ТИМ минские переводчики конца XIV в. объяснили транскрипцию бе-ци beki выражением гуань мин (“название чина”) там, где специально говорится о возведении Чингис-ханом старца Усуна в сан бэки (§ 216), а во всех остальных случаях восприняли этот титул как составную часть имени и пояснили вместе с последним как имя. Что касается beki и begi, то Б.Я. Владимирцов писал о первом из них: “Это слово, по-видимому, не имеет ничего общего с титулом begi, который носили монгольские принцессы” (там же, стр. 50, прим. 9). Однако эти титулы часто употребляются один вместо другого (см.: Б.Я. Владимирцов, Монгольские титулы beki и begi, — ДАН — В, 1930, стр. 163 — 167; Campagnes, стр. 180, 281). П. Пельо отмечал, что в монгольских именах в Шэн-у цинь-чжэн лу почти всегда стоит begi там, где в ТИМ beki. Дочь Чингис-хана, с которой Ван Го-вэй справедливо отождествляет лицо, названное автором Bigi (=Begi) (см. прим. 39), в Юань ши именуется А-ла-хай бе-цзи (Alaqai-begi) (Юань ши, гл. 109, л. 1б и гл. 118, л. 11a), а в ЮЧБШ А-ла-ха бе-ци (Alaqa-beki) (§ 239). О beki и begi см. также: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 228, прим. 464; Б.Я. Владимирцов, Чингис-хан, стр. 14, 84; его же, Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия (Ленинград, 1929, стр. 276, изд. ЛВИ им. А. С. Енукидзе, № 33); P. Pelliot, Notes sur le “Turkestan”, стр. 50; TP, vol. XXVIII, 1931, стр. 231. Вопрос о титулах beki и begi требует дальнейшего изучения. Сообщение о Бэги, дочери Чингис-хана, было переведено В.П. Васильевым: “...их провинция управляется (ныне) Би-цзи, дочерью (гун-чжу) повелителя татарского Чингисхана” (История и древности, стр. 216).

    38. О Боёха (Бо-яо-хэ, Boyoqa) см.: Янь Фу, Фу-ма Гаотан чжун-сянь ван бэй (“Надгробная надпись императорского зятя верного и мудрого князя гаотанского”), — ГЧВЛ, гл. 23, стр. 20a; Юань ши, гл. 118, лл. 10б — 11a; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 15a-б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 36, лл. 2a — 3а; Синь Юань ши, гл. 116, стр. 6856/4; P. Pelliot. Chretiens, стр. 11 (631); Chap. CVIII стр. 23, tabl. 3, стр. 25, 94, 95.

    39. Алахай-бэги (А-ла-хай бе-цзи, Alaqai-begi), по ТИМ (§ 239), — Alaqa-beki, а по Рашид ад-Дину (т. I, кн. 2, стр. 70), — Алагай-беги. По сообщению персидского историка, она была третьей из пяти дочерей Чингис-хана, моложе Oгoдэя (1186 — 1241) и старше Толуя (ум. в 1232 г.) (там же, т. I, кн. 1, стр. 141). В ТИМ сказано лишь, что она была отдана в замужество онгутам. В цитированной Ван Го-вэем ниже “Таблице принцесс” из Юань ши (гл. 109, л. 1б), так же как в биографии Алахуш-дигит Хури, сообщается, что Алахай-бэги являлась женой Боёха. По Рашид ад-Дину (т. I, кн. 1, стр. 140 — 141), она была отдана в жены племяннику Алахуш-дигит Хури Шенгую. Но авторами позднейших китайских компиляций установлено, что она была сперва женой старшего сына Алахуш-дигит Хури Буян-Сибана (подр. см.: Мэн-да бэй-лу, лл. 7a — 8а, прим. Ван Го-вэя). Чингис-хан, заинтересованный в политическом союзе с онгутами для борьбы с государством Цзинь, в мае 1211 г. во время похода против цзиньцев отдал ее старшему сыну онгутского вождя. Вскоре онгуты, недовольные этим союзом, восстали и убили Алахуш-дигит Хури вместе с мужем Алахай-бэги. В 1219 г. при выступлении монгольских войск в поход в Среднюю Азию она была оставлена Чингис-ханом в качестве наместницы для управления онгутами. В 1225 г. Алахай-бэги стала женой Боёха (см.: H. D. Martin, The Rise of Chingis Khan and his Conquest of North China, стр. 133, 149, 235 — 236, 288, прим. 10).

    Ту Цзи, очевидно на основании сообщения Рашид ад-Дина, считал, что Алахай-бэги сперва была женой старшего сына Алахуш-дигит Хури Буян-Сибана, затем — его племянника Чжэнь-го (Шенгуй у Рашида ад-Дина) и после этого — младшего сына онгутского вождя Боёха (Tу Цзи, МШЦ, гл. 151, л. 2б). Но это не подтверждается другими источниками. О ней см. также ГЧВЛ, гл. 23, л. 20a; Юань ши, гл. 118, л. 11a; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 14а — 15б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 151, л. 2б; P. Pelliоt, Chretiens, стр. 11 (631); Chap. CVIII, tabl. 3, стр. 25, 95; P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 50, 72, 159.

    Утверждение П. Пельо о том, что Алахай-бэги управляла онгутами после смерти Боёха, является опиской. Это случайное замечание П. Пельо было принято также P. Груссэ (R. Grousset, L'empire mongol, стр. 212).

    40. О наместнике (лю-шоу) см.: P. Ratchnevsky, Code, стр. 345 — 346, прим. 2.

    41. Юань ши, гл. 118, л. 11б

    42. В тексте цзянь мэн-гу го ши (Мэн-да бэй-лу, л. 1б). О переводе термина цзянь го “правитель империи в отсутствие императора” см.: R. des Rotours, Traite, t. II, стр. 953 (Index).

    43. ...временно ведала. — Известно, что Чингис-хан в 1219 г. при выступлении в поход в Среднюю Азию оставил управлять Монголией своего младшего брата Темyгэ-отчигина.

    44. Субхан (Су-бу-хань, Subqan). — B.П. Васильев (Истории и древности, стр. 217) идентифицировал это лицо с “князем Субутаем”, т. е. со знаменитым монгольским полководцем Сyбэ'этэем. На самом деле Cyбэ'этэй в 1221 г. вместе с Джэбэ по приказу Чингис-хана совершал поход по Закавказью. В нашем тексте говорится о человеке, который в ТИМ назван Джубхан (§ 251). Подр. см. прим. Ван Го-вэя (Мэн-да бэй-лу, лл. 2a — б).

    45. ...миссией доброй воли (жу пинь). — Это выражение можно сравнить с лай-пинь, часто встречающимся в Ляо ши. “В Ляо ши термин лай пинь употребляется большей частью для обозначения визитов эмиссаров из независимых государств, тогда как термин лай гун касается визитов эмиссаров из зависимых стран. Гун относится к дани, которую платят подчиненные, пинь — это визит вежливости, обычно между равными, всегда сопровождается преподнесением подарков, иногда значительной стоимости. Такие подарки, как правило, требуют ответных даров более или менее равной стоимости” (К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 346, прим. 4).

    В. П. Васильев (История и древности, стр. 216) переводит это выражение как “заключение контракта”.

    46. ...продолжения (сюй). — Как известно, существуют два варианта ЮЧБШ: один восходит к первому изданию памятника конца XIV b. и разделен на 12 цзюаней (глав) — 10 основных и 2 дополнительных (которые и называются “продолжение”) (о нем см.: W. Hung, The Transmission of the Book Known as The Secret History of the Mongols, — HJAS, vol. 14, 1951, стр. 439 — 440), а другой — к “Юн-лэ да-дянь” и разделен на 15 глав (см. издание Б.И. Панкратова). Ван Го-вэй, по-видимому, пользовался изданием ЮЧБШ E Дэ-хуя (1864 — 1927) 1908 г., т. е. первым из указанных двух вариантов.

    47. Чжу-бу-хань (Jubqan).

    48. ЮЧБШ. Сюй, гл. 1, л. 14a; перевод ср.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 141; Sun, Secret History, стр. 162.

    49. Сюй Сун чжун-син бянь-нянь цзы-чжи тун-цзянь (“Продолжение „Всеобщего зерцала, помогающего управлению" по годам за [период] возрождения Сун”) — хронологическая история южносунской империи, состоящая из 15 глав. Она охватывает события, имевшие место с 1-го г. правления Цзянь-янь (1127 г.) южносунского императора Гао-цзу-на (1127 — 1162) до 17-го г. Цзя-дин (1224) императора Нин-цзуна (1194 — 1224). На этом основании полагают, что она написана в правление Ли-цзуна (1224 — 1264).

    Юн Жун указывает, что об авторе этого сочинения Лю Ши-цзюе ничего не известно, за исключением того, что среди последних должностей его отмечены должности корректора и составителя в ведомстве по составлению государственной истории и историй правления императоров. См.: Юн Жун, Ти-яо, т. 1, стр. 1043. См. также: Xy Юй-цзинь, Ти-яо бу-чжэн, т. 1, стр. 414 — 415.

    Цитированный текст см.: Лю Ши-цзюй, Сюй Сун Чжун-син бянь-нянь цзы-чжи тун-цзянь, — ЦШЦЧ, кн. 3880, стр. 197. Там же, на стр. 196 указана дата: “[Год] синь-сы, 14-й год [правления] Цзя-дин (25.I.1221 — 12.II.1222)”. На стр. 197 сказано: “11-я луна... день цзи-хай (4.ХІІ.1221). Ань-фу Цзиндуна Чжан Линь поднял мятеж и сдал все области (цзюнь) Цзиндуна татарам (да-жэнь). Государство татар прислало посла Гэ-хэ-чи-суня и других для обсуждения дел”. Текст Ван Го-вэя представляет собой пересказ.

    50. Гахaчи Сунь (Гэ-хэ-чи Сунь, Taqaci Sun). — В примечании Ван Го-вэя приводится цитата из Шуанци цзуй-инь цзи Елюй Чжу, в которой это лицо названо Гэ-ха (?aqa) (Мэн-да бэй-лу, л. 2а).

    Гаха, по-видимому, монг. “свинья”. В ТИМ (§§ 166 и 268) и китайско-монгольском словаре Хуа-и и-юй 1389 г. (см. изд.: M. Lewicki, La langue mongole des transcription chinoises du XIVe siecle. Le Houa-yi yi-yu de 1389, Wroclaw, 1949, I, 5a) это слово передается в китайской транскрипции как ха-хай (qaqai). Ho, по-видимому, есть еще одна китайская транскрипция данного слова, которая имелась и в киданьском языке. В Ци-дань го-чжи (“Описание киданьского государства”, изд. “Сао-е шань-цзюй”) южносунского автора E Лун-ли (выдержал экзамен на ученую степень цзинь-ши в 1247 г.) рассказывается следующая легенда, связанная, очевидно, с тотемистическими представлениями у киданей: “Впоследствии был один владетель, прозывавшийся Най-ха. Этот владетель представлял собой всего-навсего череп, находившийся в куполообразной юрте (цюн-лоу), [он] был покрыт войлоком. Люди не могли видеть [ero]. Когда у государства появлялись важные дела, то убивали белую лошадь и серого быка для жертвоприношения, и только тогда [он] принимал вид человека и выходил смотреть. По окончании дела входил в куполообразную юрту и снова превращался в череп. Так как [какой-то] человек из [этого] государства тайно посмотрел на него, он исчез. Был еще один владетель, прозывавшийся Куай..(?) <в другом написании Хэ-xa>, У [него] была голова дикой свиньи, [он] одевался в свиную шкуру и жил в куполообразной юрте; когда появлялось дело, [он] выходил, а возвращаясь, снова скрывался в куполообразной юрте, как и прежде. Впоследствии, так как его жена подсмотрела его свиную шкуру, [она] потеряла своего мужа и никто не знал, куда он делся. Затем еще один владетель прозывался Чжоу-ли-хунь-ха. [Он] содержал только двадцать овец, ежедневно съедал девятнадцать, оставляя из них одну, [но] на другой день опять оказывалось двадцать, и так бывало изо дня в день” (предисловие автора, лл. 1a — б). Текст Ци-дань го-чжи в данном случае совпадает с Ляо чжи (в сб. Ли-дай сяо-ши (“Малые истории разных времен”), Шанхай, 1940, гл. 61, сб. 19, л. 1б; перевод см.: В.П. Васильев, История и древности, стр. 172 — 173 (в переводе есть неточности), и R. Stein, Leao-tche, стр. 11 — 13). В сочетании чжоу-ли-хунь-ха вместо чжоу-ли, очевидно, следует читать хуа-ли, так как в Ляо-чжи, являющемся извлечением из Ци-дань го-чжи, написано хуа, а не чжоу (см. л. 1б; см. также: R. Stein, Leao-tche, стр. 12, прим. 3).

    Можно предположить, что во всех трех некитайских сочетаниях содержатся прозвища, отражающие суть рассказа о носителях их. Тогда во втором случае в современной китайской транскрипции получилось бы слово куай-ха (в упомянутом тексте Ляо чжи есть оба знака) или, с учетом содержащегося в тексте комментария, принадлежащего, возможно, автору, — хэ-ха (qaqa), обозначающее свинью. В то же время последний слог xa (qa), повторяющийся во всех прозвищах, может соответствовать qa[han] из ТИМ (§ 57), где мы имеем такую форму: Qutula-yi qa ergu'et... — “Возведя Хутулу в xa[xaны]...”.

    Однако это не исключает наличия в составе второго прозвища слова хэ-ха, ибо в этих некитайских сочетаниях второе xa (qa) на этот раз вполне могло быть пропущено автором-китайцем, не знакомым с киданьским языком. Попутно можно отметить, что в третьем прозвище сочетание хуа-ли, возможно, соответствует числительному “двадцать” (ср. монг. qori), а хунь (xun ~ хon) обозначает овцу (ср. монг. qoni); ср. хon<xoin<xoyin<xonin в современных ойратских диалектах (Г.Д. Санжeeв, Сравнительная грамматика монгольских языков, т. 1, M., 1953, стр. 79).

    Что касается рассматриваемого слова, то в письменных монгольских памятниках XIV в. встречается форма монг.-письм. ?aqai, как, например, в сохранившемся отрывке монгольской печатной книги 1312 г. (F.W. Сleаves, The Bodistw-a Cari-a Awatar-un Tayilbur of 1312 by Cosgi Odsir, — HJAS, vol. 17, 1954, стр. 60 и других памятниках (см., например: F. W. Cleaves, SMI, 1346, стр. 74). Эта же форма представлена в монгольских документах из находок П.К. Козлова (Тангутский фонд ЛО ИВАН СССР). В грузинском историческом сочинении XIV в. встречаются формы “какаі” и “кака” (Б.Я. Владимирцов, Анонимный грузинский историк XIV века о монгольском языке, — ИРАН, 1917, стр. 1500), а у Рашид ад-Дина год Свиньи по тюрко-монгольекому “животному” стилю всюду назван “год Кака” (см., например, Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 251, 258) ; ср. калмыцк. gaxa (G.J. Ramstedt, Kalmukisches Worterbuch, Helsinki, 1935, стр. 141); как известно, в некоторых монгольских языках и диалектах дифтонг ai превратился в долгий гласный a или e; ср. также калмыцк. (торгоутск.) gaxa (“свинья”), калмыцк. (дoрбэтск.) gaxa, монгорск, xage, ордосск. gaxa, бурятск. (аларск.) ga?a, дагурск. ga?a (N. Рорpе, Introduction to Mongolian Comparative Studies, Helsinki, 1955, стр. 92, 93, 136, 147).

    Как видно из приводимого Ван Го-вэем сообщения Лю Ши-цзюя, полным именем-прозвищем Гэ-ха, упоминаемого у Елюй Чжу, было Гэ-хэ-чи-сунь. Поэтому можно предположить, что здесь мы имеем Гэ-ха (vaqa “свинья”) +чи (?aqaci “свинарь”, т. e. nomen agentis на –ci)+Cyнь (китайская фамилия), иначе говоря, “свинарь Сунь”. Тот факт, что этот человек отправлялся к Южным Сунам в качестве посла, предполагает знание им китайского языка и китайских порядков. Поэтому возможно, что он был по происхождению китайцем. Очевидно, он долго прожил среди монголов.

    Имена-прозвища, в которых одна часть указывает на занятие человека, довольно часто встречаются у монголов. Иногда они носят уничижительный оттенок, как в случае с Гаqaci Sun. Пример такого рода мы имеем в ТИМ, в которой упоминается некий Дэгэй из племени бесут (см.: E. Haenisch, Worterbuch, стр. 175). Когда Тэмyджин в первый раз был избран ханом, т. е. в тогдашних условиях просто предводителем войска, еще до 1206 г., скорее всего в 1201 (в противовес коалиции племен, созданной Джамухой), он назначил этого Дэгэя смотреть за стадами своих овец (§ 124).

    И вот в § 222 он уже называется Degei qonici (“овечий пастух Дегай” в переводе С.А. Козина). Из всего рассказа о том, как Чингис-хан по восшествии на ханский престол в 1206 г. раздавал сподвижникам “тысячи”, видно, что Дэгэй-хоничи не причисляется к знатным, уважаемым людям. Правда, хан благосклонен к нему и жалует ему людей за заслуги, но вспоминает его одним из последних, причем собирает “тысячу” ему из разных родов явно за неимением у него людей из собственного рода, которые, очевидно, находились в распоряжении других вождей. Таким же образом были собраны люди для его брата Гyчyгyр-мочи (“плотник Гучу-гур”) (§§ 222 и 223). Хотя братья принадлежали к племени бесут, для монголов Чингис-хана они были людьми пришлыми. Во времена Чингисхана, как и позднее, пасти своих овец считалось занятием, недостойным мужчины. Это было занятие женское или детское. А пасти чужих овец и подавно. Дэгэй, взявшийся за это “презренное дело”, стал навсегда “овечьим пастухом Дэгэем”. Из селенгинских бурят мне был известен старик, которого вплоть до самой его смерти называли Xonici Ardna (Ardna< санскр. ratna — “сокровище”), а не по имени или фамилии, как всех других. Когда-то ан был просто Ардна, но после того как много лет назад он нанялся стеречь овец в одной из русских деревень, он стал Хоничи Ардна. Таким же именем-прозвищем по своему происхождению может быть “свинарь Сунь”.

    51. Шуанци цзуй-инь цзи (“Сборник сочинений пьяного отшельника из Шуанци”) Елюй Чжу — сборник сочинений Елюй Чжу, сохранившийся в составе собрания книг Юн-лэ да-дянь (1403 — 1408 гг.) и состоящий из восьми цзюаней. Он содержит ценные сведения о памятниках старины в Центральной Азии, а также монгольских и чжурчжэньских правителях и семье Елюй Чу-цая. Елюй Чжу (1221 — 1285) — сын Елюй Чу-цая (1189 — 1243); его биографию см.: Юань ши, гл. 146, лл. 11б — 12а; ЮШЛБ, гл. 11, лл. 6а — 7б; Ту цзи, МШЦ, гл. 48, лл. 8a-б; Синь Юань ши, гл. 127, стр. 6874/1 — 2; см. также: Ван Го-вэй, Елюй Вэнь-чжэн гун нянь-пу (“Биография-хронология его превосходительства Елюй Вэнь-чжэна”), — “И-шу”, кн. 32, л. 4б; Ивамура Синобу, Мокоси дзакко (“Различные исследования по истории монголов”), Токио, 1943, стр. 17 — 24, H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 126 — 127, прим. 221; Юн Жун, Ти-яо, т. .4, стр. 3489 — 3490. См.: сочинения Елюй Чжу: Eлюй Чжу, Шуанци цзуй-инь цзи, — “Ляо-хай цун-шу”, 1931 — 1934, сб. 6, ч. 3 — 4 (117 и 101 стр.).

    52. Тай-цзу — храмовое имя (мяо-хао) Чингис-хана. В десятую луну 3-го г. правления Чжи-юань (30.X. — 27.XI.1266) он был канонизирован под титулом шэн-у хуан-ди, а в день гэн-чэнь одиннадцатой луны 2-го г. Чжи-да (3.XII.1309) еше раз — под титулом фа-тянь ци-юнь шэн-у хуан-ди (Юань ши, гл. 1, л. 23б; перевод см.: F.W. Cleaves, SMI, 1362, стр. 43, прим. 26. См. также: А.С. Moule Rulers, стр. 102 (где он назван “Тэмучин” вместо “Тэмyджин”). О Чингис-хане см. также прим. 14.

    53. Темэньгуань (букв. “Железные ворота”) — ущелье в Байсунских горах, где проходила караванная дорога из Бухары и Самарканда в Гиссарскую долину. См.: Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 217 — 218, прим. 2 Б.И. Панкратова; H.Ц. Mункуeв, Китайский источник, стр. 101 — 102, прим. 70.

    54. Го синь-ши.

    55. О южносунском после Гоу Мэн-юе см. послесловие Ван Го-вэя., стр. 84 — 85. См. также P. Pelliot, L'edition collective, стр. 167.

    Г.Д. Мартин превращает Гоу Мэн-юя в главу южносунского посольства, принятого Мухали в 1221 г., а автора Мэн-да бэй-лу, “генерала Мен Хуна”, которого он цитирует, — в члена этой миссии (H.D. Martin, The Rise of Chingis Khan, стр. 261 — 262). В сн. 50 на стр. 261 он пишет: “В ряде работ Чингис-хан назван принявшим сунское посольство, но недавние и тщательные исследования доказали, что именно Мухали принял Гоу Мэн-юя (см.: P. Pelliot, Notes sur “Le Turkestan”, стр. 13 — 14). В том же примечании Пельо сообщает, что “знаменитый китайский монголист Ван Го-вэй полагает, что нам следует читать имя летописца посольства как Чжао Хун вместо Мэн Хун”.

    На самом деле в своих замечаниях на английское издание “Туркестана” В.В. Бартольда П. Пельо на стр. 13 — 14, так же как на других страницах, даже не упоминает Гоу Мэн-юя. Он пишет только об авторстве Мэн-да бэй-лу и подчеркивает, что Чжао Хун никогда не видел Чингис-хана, а встречался с Мухали в Пекине (полный перевод отрывка, на который ссылается Г.Д. Мартин, см. в прим. 373). Южносунский посол Гоу Мэн-юй в 1221 г. совершил поездку к Чингис-хану в далекую Среднюю Азию, тогда как другой посол, Чжао Хун, в том же году побывал у Мухали в Пекине (см. цит. послесловие Ван Го-вэя к Мэн-да бэй-лу).

    56. ..императорскому курьеру (сюань-чай). — В.П. Васильев в своем переводе писал: “Их посланники (т. е. командируемые куда-нибудь) называются сюань-чай (т. е. отряжаемые для разглашения)”. В сн. 184 он уточняет: “Не цзамчи ли? от монгольского слова цзам „дорога". Ныне по-монгольски посланец и простой гонец называются эльчи; невозможно, чтобы монголы не имели своего названия в то время для посланцев; но в бумагах, писавшихся на китайском языке, очень легко, может быть, употреблялось слово сюань-чай” (В.П. Васильев, История, и древности, стр. 231 — 232).

    Сюань-чай не имеет отношения к халхаскому дзамчи (“станционный”). Но elci часто встречается в ЮЧБЩ с надстрочным переводом ши-чэнь “курьер”, “посланник” (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 43) и других источниках XIII — XIV вв. В нашем тексте здесь (Шуанци цзуй-инь цзи, гл. 2, л. 1a) и ниже (Мэн-да бэй-лу, л. 16б) оно соответствует сюань-чай. П.И. Кафаров оставлял этот термин без перевода (Палладий, Си ю цзи, стр. 336). Он правильно объяснял его как “императорский посланец”, но указывал, что “монголы переделали из этого слова Сиунчи” (стр. 420, прим. 436). В последнем случае речь могла идти о китайском происхождении тюркск. sevinci “приятное сообщение”, но это, как отмечал П. Пельо, сомнительно (P. Pelliot, Notes sur le “Turkestan”, стр. 37 — 38, прим. 3).

    Хотя в нашем тексте сюань-чай соответствует термину “императорский курьер”, “посол”, иногда этот термин мог употребляться в значении монг. даругачи — уполномоченный монгольского ханского двора в покоренных областях (I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 122, прим. 2, стр. 135, прим. 3).

    57. Шуанци цзуй-инь цзи, гл. 2, л. 1 а.

    58. Тай-цзун — храмовое имя третьего сына и преемника Чингисхана Oгoдэя (1186 — 11.XII.1241, правил с 13.IX.1229) (А.С. Moule, Rulers, стр. 102; F.W. Cleaves, SMI, 1346, стр. 37, прим. 8; H.Ц. Mункуeв. Китайский источник, стр. 92, прим. 7).

    59. По Юань ши, не Чобган (Чо-бу-гань, Cоb?аn), а Чобхан (Чо-бу-хань, Cobqan) (Юань ши, гл. 2, л. 2б).

    60. Цит. текст см.: Юань ши, гл. 2, л. 2б.

    61. Об этнониме “чжурчжэнь” см.: H.Ц. Mункуeв, Китайский источник, стр. 100 — 101, прим. 67.

    62. Жуй-цзун — храмовое имя младшего сына Чингис-хана Толуя (1193 — 1232). Год рождения Толуя нельзя считать окончательно установленным. В “Китайском источнике о первых монгольских ханах” (стр. 103, прим. 77) на основании Синь Юань ши (гл. 108, стр. 6844/3) мною было написано, что он умер в 1232 г. в возрасте 40(39) лет. Сообщение Синь Юань ши основано, видимо, на мусульманских источниках. В других китайских источниках, в том числе самом раннем из них — Юань ши (гл. 115, л. 3б) указывается, что когда он умер, ему было: сы-ши ю цюе, т. е. “четыре десятка и ...” (знак пропуска вместо единиц). А.К. Моул считал, что Толуй родился между 1186 и 1190 гг. (А. С. Moule, Rulers, стр. 102).

    В рассматриваемом тексте Толуй назван императором (хуан-ди), потому что его старший сын Мoнкэ-хан (правил в 1251 — 1259 гг.) по вступлении на трон в 1251 г. присвоил ему посмертно императорский титул Ин-у хуан-ди (доблестный и воинственный император) и храмовое имя Жуй-цзун. Во 2-м г. Чжи-юань (1265) четвертый сын Толуя, Хубилай, присвоил ему другой посмертный титул — Цзин-сян хуан-ди (блистательный и помогавший император) (Юань ши, гл. 115, л. 3б). Как известно, на самом деле Толуй не был на престоле великого хана, он лишь правил в качестве регента в период междуцарствия 1227 — 1229 гг.

    О нем см.: Юань ши, гл. 115, лл. 1a — 3б; Синь Юань ши, гл. 108, стр. 6844/1 — 3; ЮШЛБ, гл. 30, лл. 5а — 7а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 33, лл. 1a — 9а; Paшид-ад-дин, т. 2, стр. 102 — 113; А. С. Moule, Rulers, стр. 102; H. Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 102 — 103, прим. 77.

    63. Чо-бу-гань (Cоb?аn).

    64. Шуанци цзуй-инь цзи, гл. 2, л. 1a.

    65. Ли-цзун ши-лу — “Правдивые описания [деяний] Ли-цзуна”. Южносунский император Ли-цзун (26.I.1205 — 16.??.1264) правил с 17.??.1224 по 1264 г. (см.: А. С. Moule, Rulers, стр. 89). Но у нас нет сведений об источнике Ли-цзун ши-лу.

    66. Су-ба-эр-хань (Subarqan).

    67. Цинчжоу — город на территории совр. провинции Шаньдун (Atlas, 42 — 43, F-2).

    68. Сведений об округе Ечжоу найти не удалось.

    69. Юаньчжау — совр. уездный г. Чжэньюань провинции Ганьсу (Ди мин цы-дянь, стр. 683). См. также: Atlas, 42 — 43, D-2.

    70. Мяньчжоу — совр. уездный г. Люсян в Шэньси (Ди мин цы-дянь, стр. 401).

    71. Хуайдун чжи-чжи сы — “управление императорского [комиссара] в Хуайдуне”.

    72. Перевод В.П. Васильева гласит: “Нынешний император Чингис, его полководцы, министры и главнейшие чиновники все принадлежат к Черным Татарам (Харачин?)” (История и древности, стр. 217). Так называемые черные татары не имеют ничего общего с современными родами харачинов. См. прим. 15.

    73. Чи — мера длины, равная в ту эпоху приблизительно 0,3 — 0,32 м; цунь — 1/10 чи.

    74. Пай-цзы-тоу — десятник. По ТИМ (§§ 191, 224, 228) и Юань ши (гл. 98, л. 1б), у монголов войсковыми подразделениями командовали: темник — кит. вань-ху или монг. tumen-u noyan, тысячник — цянь-ху или mіn?аn-u noyan, сотник — бо-ху или ja'un-u noyan и десятник — пай-цзы-тоу или harban-u noyan. См.: А. С. Moule, The Siege of Saianfu and the Murder of Achmach Bailo, — JNCB, vol. 59, 1927, стр. 26 — 27; P. Ratchnevsky, Code, стр. XLIII — LXXXVI; F. W. Cleaves, The Mongolian Documents in the Musee de Teheran, — HJAS, vol. 16, 1953, стр. 46, пр. 7; его же, The Biography of Bayan of the Barin in the Yuan shih, — HJAS, vol. 19, 1956, стр. 203, прим. 5, стр. 210, прим. 53. О пай-цзы-тоу см.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 215, прим. 363; P. Ratchnevsky, Code, стр. LVIII.

    Б. Я. Владимирцов пришел к заключению, что при нарождающемся кочевом феодализме в эпоху Чингис-хана сотни и тысячи представляли собой наследственные владения больших и малых вассалов в системе вассалитета (Б.Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 102 — 110). Как отмечает П. Рачневский, десятичная система военной организации монголов соответствовала такой же системе их социальной организации (P. Ratchnevsky, Code, стр. 55, прим. 2, стр. 139, прим. 1).

    Институт десятичной организации армии, закрепленный в ясе Чингисхана (см.: G. Vernadsky, The Scope and Contents of Chingis Khan's Yasa, — HJAS, vol. 3, 1938, стр. 350), как и многие другие мероприятия его, является продолжением древней практики Азии. Об этом см.: В.В. Бартольд, Туркестан, стр. 451; Б. Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 102.

    75. Цзe-лоу — не совпадает с принятой китайской транскрипцией имени отца Чингис-хана Есyгэя, которая представлена в форме Е-су-гай: *** или *** в Шэн-у цинь-чжэн лу (лл. 1б, 14б, 18a) и *** (Yesugei) в Юань ши (гл. 1, л. 3б). О различных формах этого имени см.: Campagnes, стр. 1, 2, прим. 1.

    76. Чэн-цзи-сы хуан-ди — “император Чингис”. Чэн-цзи-сы (cinggis) — китайская транскрипция слова “Чингис”, встречающаяся также и в других источниках (Хэй-да ши-люе, л. 1a; Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 57а; Юань ши, гл. 1, л. 14б). Ниже (л. 3а) у Чжао Хуна мы находим несколько другую иероглифическую форму. Ф. Эрдман отмечал, что если бы “Чингис” был титулом, то оно не требовало бы прибавления к нему титула “хан” (F. Erdmann, Temudschin der Unerschutterliche, Leipzig, 1862, стр. 607 — 608). В связи с этим П. Пельо указывал на имена Онг-хана, Буйрук-хана и Таян-хана, в которых первые элементы представляют сами по себе титулы, но признавал, что “Чингис” является, вероятно, эпитетом или именем, а не титулом (P. Pelliot, Notes I, стр. 297 — 298). В то же время во всех других случаях П. Пельо называет титулом все сочетание “Чингис-хан”. Г.H. Румянцев специально подчеркивал, что “„Чингис" является именно титулом, а не именем” (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 310, прим. 294).

    Очевидно, титулом является все сочетание, в котором первый элемент представляет собой эпитет. Что касается этимологии и значения слова “чингис”, то в этой маленькой заметке можно коснуться только части литературы (более полную библиографию см.: P. Pelliot, Notes I, стр. 296-303; F.W. Сleaves, SMI, 1362, стр. 98 — 99, прим. 26; Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 309 — 311, прим. 294, стр. 311 — 312, прим. 297, стр. 315 — 316, прим. 305 и 306. Г. H. Румянцева).

    Из позднейших монгольских источников в Эрдэни-йин тобчи Саган-сэчэна (I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 70) содержится легенда о том, что в 1189 г. в день избрания Тэмyджина хаганом “на четвероугольном камне, перед юртой сидела пятицветная птица, похожая на жаворонка, и пропела „чингис", „чингис"” (перевод Г.H. Румянцева. См.: Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 311, прим. 297). И.Я. Шмидт (Geschichte, стр. 379) и Д. Банзаров (Собрание сочинений, стр. 175) писали о том, что эта же легенда передается и китайскими источниками. Недавно Г. H. Румянцев, ссылаясь на Виделу (Visdelоu, Supplement a la Bibliotheque orientale de M. d'Herbelot, La Haye, 1780, стр. 150), подтвердил это (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 311 — 312, прим. 297). Он указал также на тибетские сочинения (G. Huth, Geschichte des Buddhismus in der Mongolei, Bd I, стр. 11 [тибетский текст]). Ссылка всех этих авторов на китайские источники является результатом недоразумения. П. Пельо отметил ошибку И.Я. Шмидта и Д. Банзарова (P. Pelliоt, Notes I, стр. 298). Как справедливо говорит П. Пельо, А. Гобиль (A. Gаubil, Histoire de Gentchiscan et de toute la dynastie des Mongous ses successeurs conquerants de la Chine, Paris, 1739, стр. 12) и Виделу, упоминающие указанную легенду, писали о том, что они слышали ее от монголов. Де Гинь (De Guignes, Histoire generale des Huns, des Turcs, des Mogols et des autres Tartares occidentaux, Paris, 1756 — 1758, III, стр. 22), который писал о легенде как об основанной на китайских источниках, по мнению того же автора, просто неправильно понял А. Гобиля. Это относится и к Г.H. Румянцеву, писавшему после П. Пельо; что касается упоминаемых им тибетских источников, то тибетский текст представляет собой почти дословный перевод монгольского.

    Рашид ад-Дин писал о происхождении и значении слова “чингис”: “Значение чин — сильный и крепкий, а чингиз — множественное от него число, [по смыслу] одинаковое с [наименованием] гур-хан, которое было прозванием великих государей Кара-Хитая, иначе говоря — государь сильный и великий” (т. I, кн. 2, стр. 150). Он еще дважды повторяет это же высказывание (там же, стр. 252 и 253), причем в первом случае рассказывает о том, что “значение [слова] чингиз такое же, как слова гур-хан, то есть сильный и великий государь”, но что Тэмyджину был присвоен титул “чингиз” ввиду того, что титул “гур-хан” был присвоен противнику Чингис-хана Джамухе. Этимология слова “чингис”, предложенная Рашид ад-Дином, перешла в сочинение Абуль Гази (см.: Histoire des Mogols et des Tatares, par Aboul-Ghasi Behadour Khan publiee, traduite et annotee par le Baron Desmaisons, t. II, St.-Pbg., 1874, стр. 88). Она была принята и К. д'Оссоном (С. d'Ohsson, Histoire des Mongols, t. I, стр. 99).

    Д. Банзаров в статье “О происхождении слова „чингис"” правильно указывал на отсутствие в монгольском языке окончания множественного числа -гис (Собрание сочинений, стр. 175) и выводил слово “чингис” от древнего сюннуского титула шань-юй (стр. 175 — 176). Как считал П. Пельо, “это было для того времени остроумным предположением, на которое едва ли влияет высокомерное опровержение Эрдмана (Temudschin, 607 — 608).

    Но Банзаров был неправильно информирован о древнем произношении в китайском языке: шань-юй — это древний *** (? от более архаичного ***), и я не думаю, чтобы древний звонкий начальный звук сюннуского оригинала мог дать начальный c- в монгольском языке” (P. Pelliot, Notes I, стр. 297). Г.И. Рамстедт (G.J. Rаmstedt, Mogholica, Beitrage zur Kenntniss der Monghol-Sprache in Afghanistan, — “Journ. de Ia Soc. Finno-Ougr.”, XXIII, 4, стр. 25) и П. Пельо (P. Pelliot, Les Mongols et la Papaute, Extrait de la Revue de l'Orient Chretien, 3e Serie, t. III (XXIII), № 1 — 2 (1922 — 23), Paris, 1923, стр. 23, прим. 2) независимо друг от друга высказывали предположения о том, что “чингис” является палатализованной формой тюркомонгольского tenggis “море”. Эта этимология отвергалась Б. Я. Владимирцовым (О прозвище “Dayan”-qa?an (Даян-хан), — ДАН — В, 1924, стр. 120). Мнение Б.Я. Владимирцова было поддержано Г.H. Румянцевым (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 316 — 317, прим. 306). Но в комментариях к книге Марко Поло (P. Pelliot, Notes I, стр. 298 — 302), которые не были известными Г.H. Румянцеву, П. Пельо обосновал свою гипотезу на большом материале. Если говорить о литературе, посвященной Чингис-хану, то она, как известно, весьма обширна и все растет. По мнению Ф. В. Кливза (SMI, 1362, стр. 99), “Чингисхан” Б.Я. Владимирцова (Ф. В. Кливз ссылается на английский перевод этой книги: The Life of Chingis Khan, London, 1930, transl, by Prince D. S. Mirsky) и “Le conquerant du Monde” (Vie de Gengis-khan) (Paris, 1944) P. Груссэ являются лучшими биографиями Чингис-хана. О культе Чингис-хана среди современных монголов см.: Г.H. Потанин, Поминки по Чингис-хане, — ИРГО, т. XXI, 1885; Цыбен Жамцарано, Культ Чингиса в Ордосе, Из путешествия в Южную Монголию в 1910 г., — CAJ, vol. XI, 1961, стр. 194 — 234; О. Lattimore, The Chingis Khan Relics, — IRAS, vol. 39, 1952, стр. 164 — 166; С.Д. Дылыков, Эджен-хоро, — “Филология и история монгольских народов”, M., 1958, стр. 228 — 274 (стр. 235 — 274 — переписанные рукой С.Д. Дылыкова тексты трех рукописных книг, прославляющих Чингиса и читаемых в дни жертвоприношений духу его и тенгриев); Rintsсhen, Zum Kult Tschinggis-khans bei den Mongolen, 1959, стр. 9 — 22 (о культе Чингиса в некоторых буддийских монастырях МНР до 1937 г. и Ejen qoriy-a).

    Xуан-ди (“император”) передает тюрко-монгольский титул “хан” или “хаган”. В китайском переводе ТИМ оба титула передаются как “хуан-ди”. П. Пельо писал, что, судя по китайским текстам монгольской эпохи, “Чингис-хан не носил высшего титула qa?an; этот титул был принят только его преемником Oгoдэем” (P. Pelliоt, Les Mongols et la Papaute, стр. 19). B 1930 г. (TP, vol. XXVII, 1930, стр. 25) он также выразил сомнение, чтобы Чингис-хан имел титул qa?an. Ф.В. Кливз отмечает, что П. Пельо первым подверг сомнению традиционный титул Cinggis qa?an (F.W. Cleaves, SMI, 1362, стр. 98, прим. 26). В “Histoire des campagnes de Gengis khan” (стр. 15) П. Пельо еще раз указал, что титул qahan в истории монголов появляется только со времени Oгoдэя. В одной из последних своих работ “Notes on Marco Polo” (стр. 302) неопровержимое доказательство правильности сказанного он видел в выражении Cinggis qan-i (родительный падеж в разговорном языке), с которого начинается текст так называемого “Чингисова камня”, хранящегося в Эрмитаже (Ленинград) и датируемого приблизительно 1225 г. (последнее исследование, новый перевод текста см.: L. Hambis, A propos de la “Pierre de Gengis-khan”, — “Melanges publies par l'Institut des hautes etudes chinoises”, t. 2, Paris, 1960, стр. 144 — 157; цитируемое выражение см. на стр. 144 — 145).

    П. Рачневский еще в 1937 г. указывал на титул qa'an, впервые принятый Oгoдэем, и qan, который носил Чингис-хан (P. Ratchevskу, Code, стр. LXXXVII, 209, прим. 3). Рашид ад-Дин называет основателя монгольской империи Чингиз-ханом. П. Пельо в связи с этим отмечал, что Рашид ад-Дин озаглавил отдельные разделы своего сборника летописей “cingiz-han”, “Ogotai-han”. “joci-han”. ca?atai-han”, “Tului-han”, “Guyuk-han” и “Mongka-han”, но “Qubilai-qaan”. oгoдэй первым принял титул qa'an, и то как своего рода личный эпитет, благодаря которому даже позже достаточно было его назвать qa'an-han.

    Только Хубилай принял титул великого qa'an просто как эпитет и о нем говорили как о Qubilai-qa'an (P. PeIliоt, Notes I, стр. 302). Однако, судя по новейшему русскому переводу Рашид ад-Дина (т. II, перевод с персидского Ю.В. Верховского, прим. Ю.П. Верховского и Б.И. Панкратова, редакция проф. И.П. Петрушевского, М. — Л., 1960), Рашид ад-Дин кроме Oгoдэя и Хубилая причисляет к каанам еще Мoнкэ (стр. 7, 126, 153).

    В ТИМ мы встречаем всюду форму cinggis-qahan — Чэн-цзи-сы ха-хань в китайской транскрипции, в которой сохранилась ТИМ (см.: E. Hаеnisch, Worterbuch, стр. 174) или иногда cinggis-qa'an (§§ 220 и 249). Последняя форма употребляется тогда, когда данное слово стоит в косвенных падежах, например в дательно-местном cinggis-qa'an-a (“Чингис-ха'ану”) — Чэн-цзи-сы ха-а-на в китайской транскрипции (§§ 220 и 249). Транскрипция типа ха-а-на (qa'an-a “ха'ану”) объясняется слоговым характером китайских иероглифов, при помощи которых невозможно отдельно передать в данном случае фонему а — суффикс дательного падежа или фонему n — окончание слова qa'an. Китайские переводчики иногда транскрибируют и формы косвенных падежей слова qahan, например qahan-tur (“ха'ану”, одна из форм дательно-местного падежа), но у них не всегда это получается удачно, когда нужно передать суффикс — отдельный гласный. Например, в §§ 190, 202, 265, 269 дательный падеж слова xa-хань=qahan ими передан через ха-хань-на=gаhаn-nа или qahann-a. Конечно, суффикс дательного падежа а мог быть передан через ***, но этот редкий иероглиф, выражающий не слог, а фонему, чаще всего употребляется как восклицательная частица и, по-видимому, по этой причине не применяется для транскрибирования суффикса а.

    В ТИМ даже предки Чингис-хана названы qahan: Ambaqai-gahan (§§ 52, 53, 58, 70, 71), Qabul-qahan (§§ 48, 52, 53) и Qutula-qahan (§§ 48, 51, 58). B Шэн-у цинь-чжзн лу предки Чингиса, даже те, которые никогда не были предводителями, также именуются qahan (см., например, л.9а).

    Что касается употребления в ТИМ титула qahan или qa'an в отношении Чингиса и его предков, то П. Пельо считал это результатом влияния позднейшей традиции на авторов или, скорее всего, переписчиков ТИМ (P. Pelliot, Notes I, стр. 302). В оригинале Шэн-у цинь-чжэн лу, по его мнению, также не было титула qahan. “Китайские переводчики, следуя обычаю, который твердо установился по крайней мере со времени Хубилая, ретроспективно применили титул qahan ко всем государям монгольской монархии первой половины XII в., так же как и к самому Чингисхану, и распространили его даже на князей кэрэитов и найманов” (Campagnes, стр. 15). Надо сказать, что титул qan в ТИМ все же употребляется по отношению к Чингис-хану (§ 202 и 255). В первом случае он встречается без имени Чингиса. В § 202 сказано, что “Чингис-ха'ану там дали имя хана (qan)” (речь идет о возведении Тэмyджина на престол в 1206 г.). Что касается § 255, то в списке ЮЧБШ П.И. Кафарова, изданном Б.И. Панкратовым, монгольский предводитель титулуется как cinggis-qahan, а не cinggis-qan, как утверждает Л. Гамбис (L. Hambis, A propos de la “Pierre de Gengis-khan”, стр. 148), очевидно, на основании другого издания, в котором основатель монгольского государства фигурирует под именем Чингис-хана (qan) (например, в изданиях Э. Хэниша, С. А. Козина и П. Пельо). В § 255 и 269 Чагатай называет отца qan-ecige “отец-хан”. Здесь также нет последовательности, так как несколькими строками ниже в § 255 (как и в §§ 278, 280 и 281) oгoдэй именует Чингис-хана qahan-ecige, “отец-хахан”. Из предков Чингис-хана Батачи именуется Bataci-qan, а не qahan (§ 1). Упомянутые Хабул-хахан и Хутула-хахан одновременно названы Qabul-qan (§§ 139, 140), Qutula-qan (§§ 122, 179, 206). Цзиньский император, везде именуемый Altan-qahan или Altan-qa'an (“Золотой хахан”) (см.: E. Haenisch, Worterbuch, стр. 172), в § 272 назван Altan-qan.

    Лица, транскрибировавшие ТИМ, по-видимому, делали, хотя и непоследовательно, какое-то различие между титулами qahan ~ qa'an и qan. Возможно, что наиболее значительные, по их мнению, правители были удостоены ими титула qahan ~ qa'an. Об этом говорит тот факт, что титул хахан наряду с Чингисом носил цзиньский император. В то же время все побежденные Чингисом предводители носили только титул qan. Таковы, например, кэрэитский То'орил-хан (см.: E. Haenisch, Worterbuch, стр. 183), или Онг-хан (Ong-qan) (стр. 181), татарский Аджей-хан (Ajei-qan), найманские Таян-хан (Tayang-qan) (стр. 182) и Гyчyлyк-хан (Guculuk-qan) (стр. 175). Имея в виду сочетание cinggis-qan (по списку Л.И. Кафарова, cinggis-qahan), встречающееся в начале § 255, Л. Гамбис полагает, “что при транскрибировании текста „Секретной истории" все параграфы, в которых приводится имя Чингис-хана, были переправлены и что только одно из них (т. е. имен. — H. M.) было оставлено в своей старой форме по упущению” (стр. 149).

    О происхождении титулов qan и qa'an см.: L. Krader, Qan-Qa?an and the Beginnings of Mongol Kingship, — CAJ, vol. I, стр. 17 — 35; L. Hambis, A propos de la “Pierre de Gengis-khan”, стр. 149 — 151.

    77. Как известно, источники расходятся по вопросу о годе рождения Чингис-хана. Из китайских авторов Чжао Хун дает дату, которая, по нашему мнению, заслуживает наибольшего доверия (год цзя-сюй — 1154).

    Что касается других китайских источников, то в них мы находим косвенные указания на то, что монгольский вождь родился в 1162 г. Так, в Шэн-у цинь-чжэн лу, появление которого относится ко второй половине XIII в., после рассказа об уничтожении кэрэитского Ван-хана, имевшего место, вероятнее всего, в 1203 г., сообщается, что в то время императору, т. е. Тэмyджину, было 42 года (Шэн-у цинь-чжэн-лу, л. 53a), т. е. 41 год по-европейски. В сборнике Tao Цзун-и, завершенном в 1366 г., говорится, что Чингис-хан умер в 1227 г. в возрасте 66 (65) лет (Tао Цзун-и, Чжо-гэн-лу, — ЦШЦЧ, 1936, кн. 0218, гл. 1, стр. 21).

    В Юань ши мы находим следующие сведения: “Осенью в [день] жэнь-у 7-й луны [года дин-хай] (18.VIII.1227) [император] занемог и в [день] цзи-чоу (25.?ПІ.12Й7) преставился в походном дворце в Ха-лао-ту в Са-ли-чуань”. Когда он умер, ему было 66 (65) лет (Юань ши, гл. 1, лл. 23а — б; перевод ср.: Иакинф, История, стр. 136 — 137, и A. Krause, Cingis Han, стр. 40 — 41).

    По всем этим трем китайским источникам получается, что Чингис-хан родился в 1162 г. В ТИМ, так же как в Шэн-у цинь-чжэн лу, которое, вероятно, является переводом какого-то монгольского сочинения, ничего не сообщается о смерти Чингис-хана (говорить о смерти хана было табу; об этом см.: P. Pelliot, Notes I, стр. 305), и мы не можем извлечь из ТИМ каких-либо данных о дате рождения Чингис-хана.

    Все позднейшие монгольские источники, в частности монгольские летописи XVII — XVIII вв., дают неправдоподобную дату или, чаще, заимствуют ее из китайских источников. Из последних монгольским историкам была наиболее известна только Юань ши как официальная династийная история. В монгольских летописях XVII в. дата рождения Чингис-хана выведена из нее.

    В самой ранней из дошедших до нас летописей XVII в. — Алтан тобчи в переводе Г. Гомбоева — сообщается, что монгольский хан родился в год Змеи (mо?аі jil) (1161 г.) (Алтан тобчи, стр. 16 [текст] и 130 [перевод]). Но, как указывал П. Пельо (Notes I, стр. 282), 1161 г. является результатом ошибочного вычисления автором летописи. Ибо тут же в Алтан тобчи говорится, что Чингис-хан в 1206 г. поднял “белое знамя с девятью хвостами”, когда ему было 45 лет. Это дает 1162 год.

    В Алтан-тобчи в новейшем издании Ч. Боудена годом рождения Чингис-хана назван “год черной змеи” (qara mо?аі jil) (С.R. Вawden, The Mongol Chronicle Altan tobci, Wiesbaden, 1955, стр. 45 (text) and стр. 129 (translation)). Ч. Боуден по этому поводу пишет: “Это, вероятно, является ошибкой, должно быть qara morin („вороной конь"), что соответствует „году шим-коня", т. е. 1162 г., у Саган-сэчэна, стр. 62. Qara mо?аі, т.е. „шим-змея", представляет собой невозможную комбинацию” (там же, стр. 129, прим. 3). П. Пельо также приходил к заключению: “Не может быть никакого сомнения в том, что в источнике Алтан тобчи имелось в виду, что Чингис родился в 1162 г.” (P. Pelliot, Notes I, стр. 282). В летописи Эрдэни-йин тобчи Саган-сэчэна 1162 г. указывается как год рождения монгольского предводителя (I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 62 (Text) und 63 (Ubersetzung); ср. также стр. 376). В приложении к истории буддизма в Тибете, написанной Сумба-хутуктой, сообщается, что Чингис родился в 1162 г. (В.П. Васильeв, К хронологии Чингисхана и его преемников, стр. 1). Данные этого источника XVIII в., по-видимому, прямо или косвенно (скорее всего косвенно, через посредство монгольских сочинений, так как другие даты, так же как в монгольских работах, неточны) восходят к китайским источникам.

    По мусульманским источникам, в частности по Рашид ад-Дину, основатель монгольского государства родился в год Свиньи (т. I, кн. 2, стр. 74, 246 — 247), который соответствует 1155 г. Нельзя не обратить внимания на то, что Рашид ад-Дин, как видно из неоднократных упоминаний об этом, определял годы жизни Чингис-хана с большой тщательностью, так как они должны были составить хронологические рамки основной его летописи — истории жизни Чингис-хана. Как и китайским историкам, исходными точками для установления года рождения монгольскога хана послужили ему известная дата смерти и возраст Чингис-хана. Указав, что точный год рождения хана не зафиксирован, он пишет: “Однако для всех монгольских царевичей, эмиров и вельмож [а'йaн] известно, ведомо и достигло границы всеобщей гласности, что продолжительность его жизни была 72 года, а на 73 году [жизни] он скончался” (там же, стр. 74).

    Во всех позднейших работах по истории монголов годом рождения Чингис-хана считается 1162 г. теми авторами, которые исходят из данных официальной китайской историографии, и 1155 год — теми, которые основываются на мусульманских источниках, причем среди последних есть китайские ученые старой и новой школ.

    Еще А. Гобиль, исходя из сообщений китайских источников, считал, что монгольский завоеватель родился в 1162 г. (A. Gaubil, Histoire de Gentchiscan, стр. 2), а Майя — что в 1161 г. (J. de Mailla, Histoire generale de la Chine, ou Annales de cet empire; traduites du Tong-kien-kang-mou, Paris, 1779, t. IX, стр. 2, 8. Здесь 1161 г. является результатом неправильного вычисления вместо 1162 г.). Так же поступают К. д'Оссон (С. d'Ohsson, Histoire des Mongols, t. 1, стр. 38, прим., стр. 281), О. Вольф (О. Wolff, Geschichte der Mongolen oder Tataren, Breslau, 1872, стр. 34), Г. Ховорт (H. Howorth, History of the Mongols, London. 1876, pt I, стр. 50).

    Недавно в КНР Шао Сюн-чжэн посвятил специальную статью рассматриваемому вопросу (Шао Сюн-чжэн, Чэн-цзи-сы хань шэн нянь вэнь-ти (“К вопросу о годе рождения Чингис-хана”), — “Лиши янь-цзю”, 1962, № 2, стр. 133 — 137). Он доказывает, что глава первого монгольского государства родился в 1162 г. Но нельзя признать его доказательства убедительными. Кроме того, появление его статьи было приурочено к предпринятой правительством Мао Цзэ-дуна националистической политической кампании, посвященной “800-летию” со дня рождения Чингис-хана. Надо полагать, что Шао Сюн-чжэну, видному китайскому историку и специалисту-монголоведу, выпала незавидная “честь” написать статью в угоду узкополитическим целям своих правителей.

    П. Пельо ставил под сомнение сообщение Юань ши о 1162 г., но на основании анализа данных Шэн-у цинь-чжэн лу и буддийской хроники 1344 г., автору которой был известен ранний текст Шэн-у цинь-чжэн лу, полагал, что Чингис-хан родился в 1167 г., приходящемся на год Свиньи по тюрко-монгольскому календарю (R. Grоusset, L'empire mongol 1re phase), Paris, 1941, стр. 51, прим. 5; P. Pelliot, Notes I, стр. 285 — 287). П. Пельо писал по поводу своей гипотезы: “Я далек от уверенности в дате 1167 год из-за наличия более ранних текстов, которые говорят о 1154 — 1155 гг., но 1167, может быть, более согласуется с дальнейшей жизнью Чингис-хана и по этой причине достоин внимания и критики со стороны будущих историков” (Notes I, стр. 287). Но ко времени появления посмертного издания цитированных примечаний к книге Марко Поло некоторые исследователи уже успели принять 1167 г. за год рождения Чингис-хана на основании указанной гипотезы. Так, Рене Груссэ (R. Grоusset, L'empire Mongol, стр. 51) и Г.Д. Мартин (H.D. Martin, Chingis Khan and his Conguest of North China, стр. 59) основываются на этой дате. Эти историки, по-видимому, поспешили с принятием гипотезы, к которой сам автор ее, как мы видели выше, подходил очень осторожно. С другой стораны, многие исследователи, исходя из сообщений Рашид ад-Дина, считали, что Чингис-хан родился в 1155 г. Из них укажем в качестве примера только на И. Хаммера-Пургшталя (J. von Hammer Purgstall, Geschichte der Goldenen Horde, Pest, 1840, стр. 56) и Ф. Эрдмана (F. von Erdmann, Temudschin der Unerschutterliche, Leipzig, 1829, стр. 572 — 574). В.В. Бартольд (см.: Образование империи Чингисхана, — Сочинения, т. V, M., 1968, стр. 256; Туркестан, стр. 526), Г. E. Грумм-Гржимайло (Западная Монголия и Урянхайский край, т. II. стр. 401) и Б.Я. Владимирцов (Чингис-хан, стр. 18) последовательно придерживались сведений, сообщаемых Рашид ад-Дином, и писали, что Чингис-хан родился в 1155 г. Причем они видели подтверждение даты Рашид ад-Дина в сообщении автора Мэн-да бэй-лу о 1154 г.

    После того как Хун Цзюнь (1840 — 1893) перевел часть труда Рашид ад-Дина на китайский язык, многие китайские ученые отказались от традиционной китайской версии (1162 г.) и приняли дату, приведенную у персидского историка. К ним относится прежде всего сам Хун Цзюнь, ссылающийся на Мэн-да бэй-лу в подтверждение достоверности данных Рашид ад-Дина (Хун Цзюнь, Юань ши и-вэнь чжэн-бу — “Исправления и дополнения Юань ши переводными текстами”, гл. 1 (ч. 2), ЦШЦЧ, кн. 3912, Шанхай, 1936, стр. 114), а также авторы Мэн-у-эр ши-цзи и Синь Юань ши соответственно Ту Цзи (МШЦ, гл. 2, л. 1a·) и Кэ Шао-минь (Синь Юань ши, гл. 2, стр. 6606/2). Кэ Шао-минь пишет: “Тай-цзу родился, держа в правой руке запекшуюся кровь, похожую на красный камень, лицо светилось. Этот год был и-хай, 3-й год Чжэнь-юань цзиньского владетеля Ляна” (там же), т. е. 1155 г.

    Эта дата признается большинством современных китайских историков (см., например, Юй Юань-ань, Чэн-цзи-сы хань чжуань (“Биография Чингис-хана”), Шанхай, 1955, стр. 9; его же, Нэй Мэн-гу ли-ши гай-яо (“Очерк истории Внутренней Монголии”), Шанхай, 1958, стр. 26; Чжоу Гу-чэн, Чжун-го тун-ши (“Общая история Китая”), Шанхай, 1956, т. 2, стр. 115).

    Чжао Хун, надо полагать, вычислил год рождения монгольского хана на основании сообщенного ему возраста Чингис-хана по китайскому способу, т. е. от года синь-сы (1221) отнял все число лет (не учитывая, что в это число входит 1 год утробной жизни) и получил цзя-сюй (1154), так же как в начале XVII в. (1604) неизвестный автор монгольской летописи Алтан тобчи, исходя из сообщаемого в китайских источниках возраста Чингис-хана (66) в 1227 г., установил, что он родился в год Змеи (1161). В 1221 г. Чжао Хуну, очевидно, было сообщено, что Чингис-хану тогда было 67 лет. В таком случае сведения его и Рашид ад-Дина совпадают.

    1155 год, по-видимому, является наиболее вероятной датой рождения монгольского хана. При этом надо учесть, что Чжао Хун побывал у монголов, от которых он черпал свои сведения еще при жизни Чингис-хана, в 1221 г., когда воины последнего, очевидно, были осведомлены о своем предводителе, в частности о его возрасте.

    О возрасте Чингис-хана ко времени смерти по китайским и монгольским источникам см.: E. Haenisch, Die letzten Feldzuеge Cinggis Han's und sein Tod, — AM, vol. IX, 1933, стр. 547 — 548; о годе рождения его см.: Г.E. Грумм-Гржимайло, Западная Монголия и Урянхайский край, т. II, стр. 401 — 402, прим. 1; P. Pelliot, Notes I, стр. 281 — 288.

    78. Го — “государство”. — В изд. Хань-фэнь лоу также написано “го” (“государство”) (Шо-фу, гл. 54, л. 16б).

    79. Т.е. о годe рождения Чингис-хана.

    80. ...когда зазеленеют травы. — Пэн Да-я также пишет о том, что татары когда-то прежде вели счет годам по появлению первой травы весной (Хэй-да ши-люе, л. 7б), но там же отмечает, что до принятия китайского шестидесятилетнего цикла они пользавались летосчислением по двенадцатилетнему животному циклу. Чжао Хун ниже (Мэн-да бэй-лу, л. 4б) указывает на то же самое, правда именуя годы по животному циклу “названиями годов правления”.

    Известно, что монголы издавна вели летосчисление по так называемому тюрко-монгольскому двенадцатеричному животному циклу. Поэтому можно предположить, что сообщения об отсчете времени по появлению первой зеленой травы является своего рода штампом у китайских авторов.

    81. Сань-чао бэй-мэн xуй-бянь (“Компиляция о клятвенных договорах с Севером [в течение] трех правлений”) — обширная работа Сюй Мэн-шэня (1124 — 1205) (его биографию см.: Сун ши, гл. 438, лл. 8б — 9б) в 250 глав, в которой собраны и расположены в хронологическом порядке материалы об отношениях Китая с чжурчжэньским государством Цзинь с 1117 по 1162 г. при сунских императорах Хуй-цзуне (1100 — 1126), Цинь-цзуне (1126 — 1127) и Гао-цзуне (1127 — 1162). См.: Сюй Мэн-шэнь, Сань-чао бэй-мэн хуй-бянь, т. 1 — 4, Тайбэй, 1962. См. также: Юн Жун, Ти-яо, т. 2, стр. 1070 — 1071. Цит. текст см.: Сюй Мэн-шэнь, Сань-чао бэй-мэн хуй-бянь, т. 1, гл. 3, стр. 33 (4б).

    82. Ли Синь-чуань, Цза-цзи, 2, гл. 19, стр. 591.

    83. Перевод В. П. Васильева: “Мне несколько раз случалось спрашивать число месяца” (История и древности, стр. 217 — 218). Текст и чан вэнь би шэн юе жи, в котором перед юе жи (“месяц и число”) стоит шэн (“рождение”), не оставляет сомнения в том, что в нем речь идет о днях и месяцах рождения.

    84. Перевод В. П. Васильева: “Они не умеют даже отличить весны от осени (!)” (История и древности, стр. 218).

    85. Детское имя (сяо-мин), т.е. имя, которое в Китае носили дети до совершеннолетия, то же самое, что сяо-цзы или жу-мин (“молочное имя”). Так как у монголов и чжурчжэней дается одно имя на всю жизнь, то для них детское имя является личным именем. У В.П. Васильева сяо-мин переведено как “кличка” (История и древности, стр. 218). Ниже в тексте Ван Го-вэя говорится о детских именах и китайских именах (мин) чжурчжэней (Мэн-да бэй-лу, лл. 5а — б). В биографическом разделе Цзинь ши встречается очень много китайских имен императорских родственников, полководцев и чиновников с указанием “первоначальных имен” (бэнь мин) последних. Например, упоминаемый в цитате (л. 5а) в качестве примера четвертый сын Агуды в его биографии в Цзинь ши (гл. 77, лл. 1a — 6а) назван Цзун-би, а У-чжу дано как одна из форм его “первоначального”, т. е. чжурчжэньского, имени (л. 1a).

    86. Мин-хуй — букв, “имя и табу”. Мин — первое имя, в отличие от существующего у китайцев второго имени (цзы); хуй — табуированное имя после смерти носителя.

    87. В тексте употреблен другой иероглиф для последнего слога.

    88. Тянь-цы — “пожалованный Небом”. В тексте: най и-юй тянь-цы эр цзы е. В.П. Васильев перевел это место: “Некоторые говорят, что Чингис есть исковерканное слово (из двух китайских букв) Тянь-цы („Пожалованный небом")” (История и древности, стр. 218). Переводя рассматриваемый отрывок и процитировав В.П. Васильева, П. Пельо писал: “Интерпретация Васильева может быть правильной, хотя это не буквальный перевод; что я перевел как „передает" (renders) — это и-юй, которое может означать как перевод, так и фонетическую транскрипцию. Однако более вероятно, что Чжао Хун считал чэн-цзи-сы переводом (а не транскрипцией) тянь-цы... Во всяком случае смущает то, что В.П. Васильев до конца придерживался (ср. ЗВОРАО, IV, 379) этимологии Чжао Хуна, которая является явно фантастической” (P. Pelliot, Notes I, стр. 296).

    В “Истории и древностях” В.П. Васильев, ссылаясь на Чжао Хуна (на Мэн Хуна по нему), писал о том, что тянь-цы, превратившееся у монголов в Чингис, есть название годов правления Чингис-хана (стр. 140).

    В другой статье он также отмечал, что “политическими руководителями монгольских завоевателей были чжурчжэни, кидане и китайцы”. Далее он продолжал: “Что им была за охота обобщить для всей династии имя какого-то темного народца (имеется в виду этноним „монгол". — H. М.), из которого не происходили и Чингисхан с Мухури и Субутаем? Поэтому-то я стою и за искажение имени самого Чингиса из китайского слова: Тянь-цы, дарованный небом” (К хронологии Чингисхана и его преемников, стр. 5). В.П. Васильев предпринимает также попытку лингвистически объяснить этимологию слова “чингис”: “Среднеазиатские языки неспособны выговаривать Тянь. Поэтому и вышло Чань или Чинь; давать цы, сы, в южных (но, может быть, тогда и в северных) наречиях произносится Ги”.

    На самом деле тянь-цы не является ни девизом правления, ни переводом или транскрипцией слова “чингис”, а есть точный перевод монгольского эпитета tngri-yin oggugsen “данный небом”, употреблявшегося перед титулом хана (см. прим. 498).

    89. Цянь ю, букв, “впереди имеются”.

    90. Цзю. — Изучение этого знака и обозначаемого им института было начато выдающимся китайским ученым Цянь Да-синем, а затем вопросы, связанные с этим институтом, рассматривались Ван Го-вэем, Чэнь Шy и японскими исследователями Янай Ватари, Ханэда Тору и еще некоторыми другими. Этот знак не зарегистрирован в китайских словарях, в том числе в древних и средневековых, включая Кан-си цзы-дянь. Цянь Да-синь (1728 — 1804) указывал, что он не мог найти последнего иероглифа в словарях (Чжу ши ши-и (“Восполнение пропусков в [династийных] историях”), гл. 5, л. 6б). В терминологическом словаре, приложенном к Ляо-ши, указанный знак передан в форме *** (цзю) и объяснен как “название войска” (Ляо ши, гл. 116, л. 4а). Цянь Да-синь отмечал, что иероглиф цзю “собирать”, встречающийся в позднейших изданиях Ляо ши, Цзинь ши и других источниках, в ранних изданиях Ляо-ши напечатан в форме *** (Цянь Да-синь, Чжу ши ши-и, гл. 5, л. 6б).

    В настоящее время можно считать установленным, что первоначально термин передавался в начертании *** (ЧэньШу, *** цзюнь као-ши чу-гао (“Предварительные заметки по объяснению войск ***”), — “Ли ши юй-янь янь-цзю со цзи-кань”, 1949, № 20, т. 2, стр. 252 — 256).

    Чтение этого знака не было установлено. В.П. Васильев читал его чжа (История и древности, стр. 218). Янай Ватари полагает, что этот знак графически передает киданьское слово tu или tyu (Янай Ватари, Моко си кэнкю, Токио, 1966, стр. 75). Ван Го-вэй рассматривал термин цзю-цзюнь (“войска цзю”) в связи с термином чжу-инь из ЮЧБШ. Он считал, что термин чжу-инь соответствует встречающемуся у Рашид ад-Дина термину kiuin (по чтению И. Березина) и этот знак должен читаться по-китайски как чжу. У Ван Го-вэя цзю-цзюнь отождествляется с чжу-инь из ЮЧБШ (Ван Го-вэй, Юань-чао би-ши чжи чжу-инь и-эр-цзянь као (“Исследование [выражения] чжу-инь и-эр-цзянь (juyin irgen) в Юань-чао би-ши”), — - “И-шу”, кн. 7, л. 16a). Чэнь Шу пришел к выводу, что киданьский знак *** “темный”, возможно, был первоначальной формой знака ***. Поэтому последний и есть графическое выражение слова “са-га”, представляющего собой, по его мнению, результат трансформации киданьского слова “khara” (“черный”) (Чэнь Шу, Чу-гао, стр. 298 — 299).

    Основным аргументом Чэнь Шу является то, что слово чжу-инь, соответствующее слову ***, у Рашид ад-Дина встречается в форме kiuin (по И. Березину) или couyin (по д'Оссону), транскрипция же kiuin ила couyin близка к тюркскому kuk (“темный”) или khara ~ chara (Чэн Шу, Чу-гао, стр. 263, 266). Но фонетические закономерности тюркских и монгольских языков не дают примеров подобных чередований, а также нет возможности выводить тюрко-монгольское kok (“темный”, по Чэнь Шу, но вернее, “голубой”) или, тем более, qara (“черный”) из kiuin.

    Следовательно, Чэнь Шу в исследовании, вышедшем сравнительно недавно, в 1949 г., на наш взгляд, делает шаг назад по сравнению с Янай Ватари и особенно Ван Го-вэем.

    В ТИМ термин juyin (чжу-инь в китайской транскрипции в ЮЧБШ, по которому Ван Го-вэй читал этот знак), встречается не один раз (§§ 53, 247, 248, 266). Э. Хэниш сравнивает juyin с juyil (монг. “вид”, “род”) (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 95). Но отождествление juyin с juyil исключается. В одном случае (§ 53) сообщается, что “татарский народ джyйин” (tatar juyin irgen) (в переводе С. А. Козина “татары джyйинского племени”) схватили Амбагай-хагана и повезли к цзиньскому императору, а во втором случае Чингис-хан отдает Бо'орчу и Мухали пополам “китайских джyйин (qitat irgen-yi juyin-i — букв, “джyйинов китайского народа”) и говорит, что “кара-китайские джyйин” (qara-qitat juyin irgen — букв, “кара-китайский народ джyйин”) были доверенными и верными людьми цзиньского императора (§ 266).

    У Рашид ад-Дина встречается название “татары-куин” (т. I, кн. I, стр. 103), которые у И. Березина названы “татары Кюин” (Сборник летописей, История монголов, сочинение Рашид-эддина, перевод с персидского, с введением и примечаниями, — ТВОРАО, ч. V, 1858, стр. 51; далее: “Сборник летописей”, пер. И. Березина).

    Рассказывая о начале похода Чингис-хана в Китай в 1211 г., Рашид ад-Дин в другом месте упоминает “области, которые монголы называют Джаукут”, наряду с “областями Хитая, Кара-Хитая и Джурджэ” (Сборник летописей, т. I, кн. 2, стр. 163). У Рашид ад-Дина, очевидно, и в данном случае речь идет о тех же самых “джyйин”, по ТИМ. Ибо в ТИМ там, где повествуется о походе хана в Китай в 1211 г., упоминаются только джyйин наряду с кара-китайцами, т. е. киданями, и чжурчжэнями (Qara kitad-un, jurced-un) (§248).

    Таким образом у Рашид ад-Дина, по-видимому, даются две транскрипции, соответствующие джyйин (juyin): 1) куин (в переводе Л. А. Хетагурова) и кюин (в переводе И. Березина) и 2) джаукут (в переводе О.И. Смирновой). При этом последняя транскрипция, по-видимому, восходит к ja'u+?ud, т. e. ja'u+окончание множественного числа ?ud; ja'u соответствует первому слогу джyйин (джy) более, чем первый слог в транскрипции Л.А. Хетагурова.

    Пэн Да-я называет *** (цзю) кавалерийский отряд численностью 50 всадников (Хэй-да ши-люе, л. 18a), причем не может быть сомнения в том, что у Пэн Да-я мы имеем дело именно с транскрипцией какого-то чужого слова, так как автор в своем примечании еще раз дает транскрипцию знака по китайскому методу фань-це.

    В связи с этим нужно отметить, что иероглиф цзю, встречающийся в источниках вместо первоначального ***, возможно, даже не является ошибочным начертанием последнего, а вопреки мнению Чэнь Шу — транскрипцией его. В Ляо ши встречается имя ***, которое пишется то как *** Цзу-ли, то как *** Цзу-ли (Чэнь Шу, Чу-гао, стр. 257).

    Таким образом, существуют следующие транскрипции знака *** джy (монгольская), ку, кю, джа'у (персидские) и цзю и цзу (китайские). Что касается второго слога слова джyйин, которое Ван Го-вэй, как было сказано, считает фонетической транскрипцией киданьско-китайского цзю-цзюнь (“войска цзю”), то, как нам кажется, этот слог (йин) восходит к китайскому слову жэнь “человек”. Это вполне вероятно, так как в источниках очень часто встречается сочетание цзю-жэнь. Оно, по-видимому, было распространено в разговорном языке того времени и легко могло перейти в монгольский язык. Кроме того, фонетические соображения также заставляют думать, что вторым слогом монгольского сочетания джyйин, по-видимому, является именно жэнь, ибо в некоторых диалектах Северного Китая жэнь произносится как ень или инь.

    Судя по сообщению Пэн Да-я и транскрипциям, при определении значения цзю надо исходить из монг. ja'u “сотня”. Этот термин при Ляо и Цзинь обозначал войска, состоявшие из различных племен и расселенные на границах для несения пограничной службы. В государстве Цзинь насчитывалось в войсках до 15 племен цзю, в том числе киданей, татар и монголов (Чэнь Шу, Чу-гао, стр. 279), но ко времени завоевания цзиньской территории монголами большинство войск цзю составляли кидани. По существу это, по-видимому, были не войска, а организованное по-военному население пограничных областей. Они пользовались определенными привилегиями. В целом институт джyйин (цзю жэнь) “люди джy” очень напоминает институт казачества, существовавший в феодально-крепостнической России.

    91. О ша-то см.: прим. 5.

    92. Mонгус (мэн-гу-сы, mong?us) — одна из транскрипций этнонима “монгол”. Очевидно, здесь мы имеем форму этого этнонима с окончанием множественного числа -s, так же как, возможно, -1 в слове Mong?ol (см.: прим. 2). В.П. Васильев полагал, что “мэн-гу” (“получить древнее”, как он переводил этот термин) является названием годов правления, принятым Чингис-ханом (История и древности, стр. 160 — 161). Но, как известно, никаких девизов правления у Чингис-хана не было.

    93. ...незаконныи. — Чжао Хун употребляет здесь эпитет вэй “незаконный”, “фальшивый” перед названием годов правления цзиньского императора, ибо для него как представителя китайской династии Южных Сунов всякие некитайские государственные образования на территории Китая не могли являться законными.

    94. ...разбойников (лу). — О причине употребления этого презрительного слова см.: прим. 93.

    95. Чжэн-мэн цзи (“Записка о карательном походе против монголов”) Ли Ляна — записка в объеме цзюани (главы), написанная Ли Да-ляном, сыном южносунского чиновника, перешедшего на сторону государства Цзинь в период правления Цзянь-янь (1127 — 1129). По мнению Ван Го-вэя, тщательно исследовавшего вопрос о подлинности сочинений о монголах периода Южных Сунов, указанное сочинение содержало много ошибок, было написано понаслышке автором, жившим позднее описываемых событий (Ван Го-вэй, Нань-сун жэнь со-чуань мэн-гу ши-ляо као (“Исследование исторических источников о монголах, оставленных людьми Южных Сунов”), — И-шу, кн. 6, л. 27a).

    96. Чжи-чжай шу-лу цзе-ти — библиографический труд южносунского писателя Чэнь Чжэнь-суня. Биографии автора в Сун ши нет. По одним данным, он состоял на должности в Чжэси в 1234 — 1236 гг. Книга состоит из 22 цзюаней и представляет собой описание сочинений по 53 группам. Она известна по тексту, сохранившемуся в составе Юн-лэ да-дянь. См.: Юн Жун, Сы-ку цюань-шу цзянь-мин му-лу, 1, стр. 320; Xy Юй-цзинь, Ти-яо бу-чжэн, стр. 670 — 676.

    97. Мин-вэй цзян-цзюнь (букв, “проницательный воинственный полководец”) — почетный военный титул, соответствующий чину низшего первого класса (чжэн) пятого ранга (пинь) (см.: Цзинь ши, гл. 55, л. 6a).

    98. Дэнчжоу — город в совр. провинции Шаньдун. См.: Ди-мин цы-дянь, стр. 926/3; Atlas, 42 — 43 G-2.

    99. Цзянь-янь цзюй-коу — “большой разбойник [периода] Цзянь-янь”, т.е. изменник по отношению к династии Сун, перешедший на сторону Цзинь в годы Цзянь-янь (1127 — 1129), когда сунский двор под натиском чжурчжэней бежал на юг страны.

    100. Чжи-чжай шу-лу цзе-ти, гл. 5, л. 9a.

    101. Мэн-жэнь, букв, “мон[гольские] люди”; здесь мэн — сокр. от мэн-гу (“монголы”).

    102. Тай-цзу юань-мин хуан-ди.

    103. Да-жэнь, букв, “та[тарские] люди”; здесь да — сокр. от да-да (“татары”).

    104. Мэн (сокр.).

    105. Мэн го.

    106. Об этнониме “мэн-у” (“монгол”) см.: прим. 2.

    107. Цзяо-юй, букв, “акула” (Selachoidei).

    108. Главнокомандующий (ду юань-шуай) — военный чин 1 -го ранга 2-го класса (Цзинь ши, гл. 55, л. 16б).

    109. Цзун Би (чжурчжэньское имя У-чжу, ? — 4148) — четвертый сын основателя династии Цзинь Агуды. Его биографию см.: Цзинь ши, гл. 77, лл. 1a — 6а. Действительно был главнокомандующим и отличался в войне с Сунами, но в его биографии не говорится о его войне с кочевниками.

    110. Цзу-юань хуан-ди.

    111. Лян — личное китайское имя цзиньского правителя Фэй-ди или Хайлин цзюнь-вана, чжурчжэньское имя — Дигунай (род. в 1122 г., правил с 9.I.1150 по 15.XII.1161) (R.С. Moule, Rulers, стр. 100. О нем см.: Цзинь ши, гл. 5).

    112. Здесь опускаем. — Ван Го-вэй опустил фразу, в которой упоминается о нападении монголов на государство Цзинь: “Когда монголы (мэн-жэнь) вторглись в государство Цзинь, [они] назвали себя великим монгольским государством (да мэн-гу го). Поэтому пограничные чиновники прозвали их Монголией (Мэн-гу)” (Ли Синь-чуань, Цза-цзи, сб. 2, гл. 19, стр. 591). Но в этом издании Цза-цзи вычеркнута непосредственно следующая за сообщением фраза, содержащаяся в тексте Ван Го-вэя: “Теперь татары... мэн-да”. Это, очевидно, результат редактирования комиссией ученых Цянь-луна, которая устраняла из сочинений всякие оскорбительные, с её точки зрения, выражения для некитайских династий, правивших Китаем. Но из рассматриваемой цитаты вытекает, что монголы назвали свое государство “великое монгольское государство” в 1211 г., когда они напали на Цзинь.

    113. Великое монгольское государство — да мэн-гу го, по-видимому, является переводом монгольского выражения “yeke Mong?ol ulus”. В Хэй-да ши-люе (л. 1a) мы находим название Да мэн-гу, которое соответствует монгольскому “yeke Mong?ol”. Оно встречается у Плано Карпини (у него в форме “Иека-Монгал”) (Карпини и Рубрук, стр. 37; см. также прим. 36 H.П. Шастиной на стр. 201). В ТИМ мы находим выражения “Mongqoljin ulus”, mongqol ulus (“монгольское государство”) (§ 202) и olon mongqol ulus (“многочисленное монгольское государство”) (§ 273).

    Из текста Цза-цзи Ли Синь-чуаня вытекает, что государство Чингисхана стало именоваться “великое монгольское государство” с 1211 г. Хуан Дун-фа (о нем см.: прим. 123) также сообщает, что татары в 1211 г. назвали свое государство Да мэн-гу го (Мэн-да бзй-лу, л. 4а, прим. Ван Го-вэя). В надписи на печати Гуюк-хана (1246 — 1248) на послании его папе Иннокентию IV, привезенном Плано Карпини и сохранившемся в архивах Ватикана, мы находим официальное монгольское название монгольского государства “Yeke Mong?ol ulus” (P. Pelliоt, Les Mongols et la Papaute, стр. [22] et Pl. II; см. также рецензию В. Котвича на эту работу в “Rocznik Orjentalistyczny”, vol. 2, 1919 — 1924 (выпущен во Львове в 1925 г.), стр. 278; ср. также перевод легенды на русский язык H.П. Шастиной: Карпини и Рубрук, стр. 215 — 216, прим. 151). То же выражение встречается в двуязычных китайско-монгольских надписях 1335, 1338, 1346, 1362 гг., переведенных и тщательно прокомментированных Ф. В. Кливзом.

    114. Т.е. мон[голо]-та[тарами].

    115. Вербовочно-карательное управление (чжао-тао сы). — В Цзинь ши сообщается, что такие управления создавались только на северо-западе, юго-западе и северо-востоке (Цзинь ши, гл. 57, л. 21a). Это были органы по поддерживанию связей с соседними народами.

    116. Мэн-у.

    117. Туань-сай.

    118. У-ци-май — второй чжурчжэньский император Тай-цзун (храмовое имя), китайское личное имя Шэн (1075 — 7.II.1135, правил с 27.IX. 1123) (А. С. Moule, Rulers, стр. 100). В тексте ошибочно стоит У-ци-гун. О нем см..: Цзинь ши, гл. 3.

    119. Линьхуан — город на территории бывшей пров. Жэхэ севернее р. Хуан (совр. Сира-мурен). Ныне сохранились лишь развалины его. Монгольское название его — Боро-хотон (Сиратоpи Kyракити и др., Манею рэкйси тири, т. II, Токио, 1913, стр. 81; J. Mullie, Les anciennes villes de l'Empire des Grands Leao au Royaume mongol de Barin, TP, vol. XXI, 1922, стр. 149 и ел., 160 и сл.; L. Gibert, Dictionnaire, стр. 102. См. также: Ди-мин цы-дянь, стр. 1294/2; Atlas, 46 — 47, G-2).

    120. Цзинчжоу — город на территории бывшей пров. Суйюань. См.: Atlas, 46 — 47, G-2. См. также прим. 452.

    121. Государство больших людей (да-жэнь го) — в Ляо чжи говорится о том, что первоначально насчитывалось восемь племен киданей, происходивших от одной большой семьи да-хэ, и что старшины племен, из которых один выбирался государем на три года, назывались да-жэнь “большие люди” (R. Stein, Leao-tche, стр. 50 — 51). Возможно, что у Ли Сунь-чуаня приводятся сведения, относящиеся к киданям — государству, управлявшемуся предводителями племен.

    122. Ли Синь-чуань, Цза-цзи, сб. 2, гл. 19, стр. 591. У Ван Го-взя в цитате после слов “[Эти] люди не варили пищи” опущена фраза “могли видеть ночью”. Цитата почти дословно совпадает с сообщением Да Цзинь го-чжи, переведенным В.П. Васильевым (История и древности, стр. 166 — 167). Эти сведения, по-видимому, были заимствованы авторам Да Цзинь го-чжи у Ли Синь-чуаня.

    123. Гу-цзинь цзи-яо и-пянь (“Древние и современные утраченные сочинения с записями важных [событий]” — сочинение (1 цз.) южносунского автора Хуан Чжэня (второе имя — Дун-фа, выдержал экзамен на цзинь-ши в 1256 г.). Биографию Хуан Чжэня см.: Сун ши, гл. 438, лл. 17б — 21a. Об указанном сочинении см.: Чжун-го цун-шу цзун-лу, т. 2, стр. 370/2.

    124. Мэн-гу го.

    125. О форме этнонима “чжурчжэнь” см.: H. Ц. Myнкуев, Китайский источник, стр. 100 — 101, прим. 67.

    126. Т.е. Хайлин вана (1150-1161).

    127. Хуан Чжэнь, Гу-цзинь цзи-яо и-пянь, изд. Чжи-бу-цзу чжай цун-шу, сб. 21, кн. 4, л. 5a.

    128. Т.е. сообщение Хуан Дун-фа.

    129. Т.е. на сочинении Ли Синь-чуаня.

    130. В.П. Васильев переводит: “...и ему (т. е. послу. — H. M.) дают на память только вырезанный приказ (?)” (История и древности, стр. 218), хотя в МДГШ, которым пользовался В.П. Васильев, мы имеем тот же иероглиф чжи, что в тексте Ван Го-вэя.

    131. Мэн-да бэй-лу, изд. Шо-фу, гл. 54, л. 17а. Но в этом издании написано *** (чжи).

    132. Т.е. приказы.

    133. О термине “хуй-ху” см.: введение, прим. 63.

    134. Мэн-да бэй-лу, изд. Шо-фу, гл. 54, л. 17a.

    В этом издании действительно написано си-хэ вместо лян-хэ. Но вариант лян-хэ — букв, в “обоих Хэ”, т. е. в Хэбэе и Хэнани, наиболее приемлем.

    135. Хуй-ху цзы — “уйгурская письменность”. Эта письменность, по-видимому, начала распространяться среди монголов Чингис-хана в 1204 г. До этого в монгольских племенах, подчиненных Чингис-хану, не знали никакой письменности. “Сам Чингис-хан, — писал Б.Я. Владимирцов, — никогда не знал грамоты, как и не знал ни одного языка, кроме своего родного монгольского” (Б.Я. Владимирцов, Чингис-хан, стр. 79).

    Первым человеком, познакомившим монгольскую знать с уйгурскими буквами, был уйгур Та-та-тун-а, захваченный в плен монголами в 1204 г. после разгрома найманов. В его биографии в Юань ши сообщается: “Та-та-тун-а был уйгур. [Он] был от природы умен и сообразителен и искусен в беседах и рассуждениях. [Он] глубоко постиг письменность своей страны. Найманский Даян-хан уважал его и приказал ему ведать своей золотой печатью и налогами (цянь гу — букв, „деньгами и хлебом"). Когда Тай-цзу (т. е. Чингис-хан) выступил в карательный поход на запад и найманское государство погибло, Та-та-тун-а положил печать за пазуху и бежал.

    [Когда он] был схвачен, император стал порицать его: „Люди и земли Даяна полностью перешли ко мне! Куда ты шел с печатью?" [Та-та-тун-а] отвечал ему: „[Это] долг слуги! [Я] собирался сохранить [печать даже ценой] жизни, хотел разыскать старого хозяина и вручить ему. Как бы [я] посмел иначе!".

    Император сказал: „[Это] верный и почтительный человек!" — и спросил [его], для чего употреблялась эта печать. [Та-та-тун-а] ответил ему: „Она употреблялась как свидетельство [подлинности указа хана] во всех делах, когда взимались налоги и назначались люди [на должности]". Император одобрил это и приказал [Та-та-тун-а] оставить в свите.

    После этого во всех случаях, когда издавались императорские указы, стала употребляться печать. [Та-та-тун-а] было приказано по-прежнему ведать ею. Император спросил [его]: „Хорошо ли ты знаешь письменность своей страны?" Та-та-тун-а в ответе изложил все, что [он] знал. [Это] пришлось по душе [императору], и [он] приказал [Та-та-тун-а] обучить царевичей и князей писать на своем языке уйгурскими буквами” (Юань ши, гл. 124, лл. 6а — б), Биографию Та-та-тун-а см.: Юань ши, гл. 124, лл. 6а — 7а; ЮШЛБ, гл. 28, лл. 2а — 6; Ту Цзи, МШЦ, гл. 45, лл. 2а — б; Синь Юань ши, гл. 136, стр. 6885/4. См. также Abel Remusat, Nouveaux melanges asiatiques, t. II, Paris, 1829, стр. 61 — 63; P. Pelliot, — JA, t. I, 1913, стр. 457; его же, Les systemes d'ecriture en usage chez les anciens mongols, — AM, vol. II, 1925, стр. 287, 288, прим. 2; его же, Notes sur le “Turkestan”, стр. 33 — 35, 34 — 35, прим.; Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 288, прим. 194 Г.H. Румянцева.

     

    Юань ши — единственный источник об истории заимствования монголами уйгурской письменности, к которому восходят остальные китайские работы (ср.: P. Pelliot, Les systemes d'ecriture..., стр. 287, 287 — 288, прим. 1; его же, Notes sur le “Turkestan”, стр. 34, прим.).

    Сведения, содержащиеся в монгольских летописях, также прямо или косвенно восходят к Юань ши. Например, в летописи 1765 г. Алтан тобчи (Мэргэн-гэгэна уратского) описывается эпизод, аналогичный приведенному выше из Юань ши (перевод см.: A.M. Позднеев, Лекции по истории монгольской литературы, т. 1, СПб., 1896, стр. 14 — 16; см. также: Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 296, прим. 221 Г. H. Румянцева). Монгольский автор почти дословно переводит китайский текст из Юань ши или ЮШЛБ, в которой биография Та-та-тун-а переписана из Юань ши с незначительными изменениями (см. ЮШЛБ, гл. 28, лл. 2а — б).

    A.M. Позднеев считал, что этот рассказ почти дословно заимствован из ЮШЛБ с той только разницей, что в последней обстоятельства задержания Та-та-тун-а и беседа с ним связаны с именем Чингиса (A.M. Позднеев, Лекции, т. 1, стр. 16). В Алтан тобчи основным действующим лицом в этом эпизоде, так же как во многих других случаях, является не Чингис-хан, а его брат Хасар, причем оказывается, что последний берет уйгура Та-та-тун-а в учители и сам обучается письму. Это объясняется, вероятно, тем, что автор летописи, возможно, перенес в свое сочинение распространенные среди хорчинов предания, в которых роль Хасара в ранней истории монголов была преувеличена, так как хорчинские князья считают его своим прямым предком (о содержании летописи см.: W. Heissig, Die Familien- und Kirchengeschichtsschreibung der Mongolen, Wiesbaden, 1959, стр. 171 — 191).

    Таким образом, по вопросу о принятии монголами письменности в монгольских летописях XVII в. нет оригинальных сведений. В Юань ши говорится, что Чингис-хан “приказал [Та-та-тун-а] обучить царевичей и князей писать на своем языке при помощи уйгурских букв” (мин цзяо тай-цзы чжу-ван и вэй-у цзы шу го янь) (Юань ши, гл. 124, лл. 6а — б). В ЮШЛБ Вэй Юаня (1794 — 1856) сказано, что Чингис-хан приказал Та-та-тун-а “обучить царевичей и князей уйгурской письменности” (цзяо тай-цзы чжу-ван и вэй-у цзы) (ЮШЛБ, гл. 28, л. 2а). Ту Цзи писал о том, что Чингис-хан приказал “царевичам и князьям (хуан-цзы чжу-ван) транскрибировать монгольские слова уйгурскими буквами” (и вэй-у цзы и мэн-у юй) (T у Цзи, МШЦ, гл. 45, л. Ia).

    Автор Синь Юань ши Кэ Шао-минь (1850 — 1933) понимает тай-цзы чжу-ван только как хуан-цзы (“императорские сыновья”). Он отмечает, что монгольский хан приказал Та-та-тун-а обучить “императорских сыновей” (чжу хуан-цзы) “писать при помощи уйгурских букв” (и вэй-у-эр цзы шу). (Синь Юань ши, гл. 136, стр. 6885/4). Выражение тай-цзы чжу-ван мы переводим “царевичи и князья”. П. Пельо переводил его как “princessse fils”. Он указывал на неправильность толкования этого выражения Абелем Ремюза как “старший сын Чингиса и другие монгольские князья” (“le fils aine de Tchingkis et les autres princes mongols”). П. Пельо справедливо отмечал, что в начале царствования Чингис-хана тай-цзы “наследник престола” не мог обозначать такового и что в Мэн-да бэй-лу в рубрике Тай-цзы чжу-ван перечислены все сыновья монгольского хана (P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 34, прим.). Кэ Шао-минь, как видно из сказанного выше, понимал тай-цзы чжу-ван только как чжу хуан-цзы “императорские сыновья”, т. е. сыновья Чингис-хана.

    П. Пельо отмечал существенное различие между Юань ши и ЮШЛБ по вопросу о том, чему обучал Та-та-тун-а сыновей Чингис-хана — писать по-монгольски уйгурскими буквами, как сказано в Юань ши, или только писать по-уйгурски. Абель Ремюза придерживался последнего мнения вслед за Ю. Клапротом, считавшим, что в правление Чингис-хана (1206 — 1227), oгoдэй-хана (1229 — 1241), Гуюк-хана (1246 — 1248) и Мoнкэ-хана (1251 — 1259) монголы писали не по-монгольски, а по-уйгурски (A. Remusat, Recherches sur les langues tartares, Paris, 1820, стр. 31).

    Кэ Шао-минь, очевидно, также считал, что монголы сперва писали по-уйгурски (он не указывает, на каком языке они писали). Ту Цзи, наоборот, прямо говорит, что монголы “транскрибировали (и) монгольские слова уйгурскими буквами”, т. е. писали на своем языке. Известно, что так называемый “Чингисов камень” и легенда на печати Гуюка 1246 г. (см.: P. Pelliot, Les Mongols et la Papaute, pl. II) написаны на монгольском языке уйгурскими буквами. На этом основании П. Пельо высказывался за версию Юань ши. (Подр. см.: P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 34 — 35, прим. 1). Следовательно, еще при Чингис-хане монголы писали на своем родном языке, приняв только уйгурскую письменность.

    О монгольской письменности см.: Г.И. Pамстедт, Сравнительная фонетика монгольского письменного языка и халха'ско-ургинского говора, СПб., 1908, стр. 1 — 2, стр. 3, прим. 1; P. Pelliot, Les systemes d'ecriture, стр. 284 — 289; его же, Notes sur le “Turkestan”, стр. 34 — 35, прим. 1; Б.Я. Владимирцов, Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия, Л., 1929, стр. 66 — 89; Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 288, прим. 194, 195 Г. H. Румянцева; Pинчен, Монгол бичгийн хэлний з?й, Улан-Батор, 1964; Г.Д. Санжеев, Старописьменный монгольский язык, M., 1964, стр. 7 — 8.

    136. Нотные знаки для флейты. — Пэн Да-я сравнивает уйгурский алфавит, который он называет хуй-хуй цзы (букв, “мусульманская письменность”), со знаками китайских музыкальных нот цюй-пу (Хэй-да ши-люе, л. 8a); перевод сообщения Чжао Хуна о монгольской письменности см.: F.W. Сleaves, A Chancellery Practice of the Mongols in the Thirteenth and Fourteenth centuries, — HJAS, vol. 14, 1951, стр. 498 — 499. О сунских нотных знаках-иероглифах см. там же, стр. 499 — 500, прим. 17.

    137. Имеется в виду тюркский двенадцатилетний животный цикл, принятый в Тибете и Монголии (подр. см.: P. Pelliоt, Le cycle sexagenaire dans la chronologie tibetaine, — JA, t. 1, 1913, стр. 633 — 667; Csomo de Koros, Tibetan Modes of Reckoning Time, — в кн.: “Grammar of the Tibetan Language”, Calcutta, 1834, стр. 147 — 154; A.M. Позднеев, Монгольская летопись “Эрдэнийн эрихэ”, СПб., 1883, приложение; Г.Д. Санжеев, О летосчислении и календаре, — в кн.: “Краткий монгольско-русский словарь”, M., 1947, стр. 415 — 417 и Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 330 — 331, прим. 353 Г.H. Румянцева).

    138. Сяцзясы — С.E. Яхонтов по Б. Карлгрену (В. Karlgren, Grammata serica, Stockholm, 1940) читает знаки как yat, kat и sie и реконструирует термин как xir qi' s (“Советская этнография”, № 2, 1970, стр. 117). Но его допущения, к сожалению, недостаточно обоснованы. По-видимому, для ся-цзя-сы надо предположить исходное ?aqas (с учетом ассимиляции). О термине “хакас” см.: Л.P. Кызласов, — “Народы Азии и Африки”, 1968, № 4, стр. 88 — 97; см. также: Г.П. Супруненко, Документы об отношениях Китая с енисейскими кыргызами в источнике IX в. Ли Вэй-гун Хойчан ипинь цзи (“Собрание сочинений Ли Вэй-гуна периода правления Хойчан, 841 — 846 гг.”), — Изв. АН КиргССР, серия общественных наук, т. V, вып. I (История), Фрунзе, 1963, стр. 70 — 80; К.И. Петров, Этногенез киргизов и их движение на Тянь-Шань в XIII — XV вв., — там же, т. II, вып. 3, 1960.

    139. Синь Тан шу, изд. “Бо-на”, гл. 217(2), л. 11a.

    140. Сюй Цзы-чжи тун цзянь чан-бянь (“Продолжение подборки цитат к „Всеобщему зерцалу, помогающему управлению"”) — сочинение Ли Дао (1115 — 1184), состоящее из 520 глав. Оно сохранилось только частично и при составлении императорской библиотеки Сы-ку цюань-шу в 1773 — 1782 гг. было включено в нее по тексту Юн-лэ да-дянь 1403 — 1408 гг. Автор его Ли Дао (второе имя — Жэнь-фу) был большим эрудитом и крупным чиновником (его биографию см.: Сун ши, гл. 388, лл. 18а — 24а; H. Giles, A Chinese Biographical Dictionary, стр. 466). Доклады его на имя императора о завершении отдельных частей работы датированы 1163, 1168 и 1174 гг. Как указывается в старых китайских библиографических изданиях, Ли Дао “из почтения не осмелился” назвать свой труд продолжением Цзы чжи тун-цзянь Сыма Гуана (1019 — 1086), а назвал его продолжением Цзы-чжи тун-цзянь чан-бянь, являвшейся первым этапом paботы Сыма Гуана. Цзы-чжи тун-цзянь (завершена в 1084 г.) — это, как известно, хронологическая история Китая с 403 г. до н. э. по 960 г. н. э., а Сюй Цзы-чжи тун-цзянь чан-бянь — с 960 г. по 1126 г. См.: Юн Жун, Ти-яо, т. 1, стр. 1036 — 1038; Юн Жун, Сы-ку цюань-шу цзянь-мин му-лу, кн. 1, стр. 194.

    141. Помощник секретаря (юань вай лан) — о переводе этого термина см.: R. des Rotours, Traite, t. II, стр. 1076 (Index).

    142. Гу-сы-ло (997 — 1065) — вождь тибетских племен в районе Синина и верховьев Хуанхэ, который вел длительные войны с тангутским государством Си Ся в XI в. Первый знак, входящий в состав его имени, обычно читают цзюе (Цзюе-сы-ло) (см., например, R.A. Stein, Recherches sur l'epopee et le barde au Tibet, Paris, 1959, стр. 230; его же, Une source ancienne pour l'histoire de l'epopee tibetaine le Plans Po-ti bse-ru, — JA, t. 250, 1962, стр. 77 — 106; E. И. Кычанов, Очерк истории тангутского государства, стр. 345 (указатель)). Однако этот иероглиф в составе имени Гу-сы-ло следует читать гу (см.: Чжун-хуа да цзы-дянь, Пекин, 1958, стр. 318; Морохаси Тэцудзи, Дай канва дзитэн, т. 2, Токио, 1956, стр. 1020). По Б. Карлгрену, гу следует читать kuk (Grammata, № 49 и 1208), cu — sie (Analytic Dictionary of Chinese and Sino-Japanese, Paris, 1923, № 816) и ло — la (Grammata, № 6). В этом имени можно предположить нечто вроде *Кусра или *Гусра.

    Ц. Дамдинсурэн отождествляет героя “Гэсэриады” Гэсэра с Гу-сы-ло (Госыло в транскрипции H.Я. Бичурина, работой которого “История Тибета и Хухунора” (ч. 1, СПб., 1883) он пользуется для изучения китайских источников). См.: “Исторические корни Гэсэриады”, M., 1957, стр. 201 — 212. В Сун ши, в биографии Гу-сы-ло, сообщается, что его имя в переводе на китайский язык означает фо-цзы — “сын Будды” (гл. 492, л. 11б). P. Штейн указывает, что фо-цзы соответствует тиб. rGyal-sras (R.A. Stein, Recherches sur l'epopee, стр. 145, 230), и не находит возможным отождествление Гэсэра с исторической личностью Гу-сы-ло (там же, стр. 143 — 145, 230; R.A. Stein, Une source ancienne, стр. 89).

    Биографию Гу-сы-ло см.: Сун ши, гл. 492, лл. 11б — 14a. О его войнах с тангутами см.: E. И. Кычанов, Очерк истории тангутского государства, стр. 136 — 140, 175, 188 — 190. О нем см. также: R. A. Stein, Recherches sur l'epopee, стр. 143 — 145, 230 — 235.

    143. Мяочуань — крепость на месте совр. уездного города Лэду (пров. Цинхай) (Ди-мин цы-дянь, стр. 1325/1).

    144. Дядя. — Как известно, в дипломатической и политческой практике на Дальнем Востоке и в Центральной Азии в описываемый период и раньше для того или иного правителя назвать правителя другой страны отцом, дядей или старшим братом, а себя сыном, племянником или младшим братом означало признать сюзереном упомянутого правителя. Разумеется, это делалось в результате поражения в войне или под давлением иных обстоятельств. Предводитель тибетских племен Гусыло, который вел длительные войны с Си Ся, действительно признавал зависимость со стороны Китая (см.: E.И. Кычанов, Очерк истории Тангутского государства, стр. 136 — 140, 188 — 195).

    145. Цит. текст см.: Сюй Цзы-чжи тун-цзянь чан-бянь, изд. “Чжэцзян шу цзюй”, [1882], л. 9б.

    146. Сун ши, гл. 492, л. 13б.

    147. Мэн.

    148. Го, букв, “государством”.

    149. Да мэн-гу го.

    150. Временно замещающий императора (цюань хуан-ди). — П. Пельо переводил этот титул как “faisant fonctions d'Empereur”. Он писал: “Термин „замещающий императора" не является титулом, пожалованным Чингис-ханом, который Мухали носил официально, но Чжао Хун сам (л. 7а; П. Пельо цитирует по собранию сочинений Ван Го-вэя 1928, по изд. 1940 г. — л. 8б) говорит, что в Пекине Мухали пользовался всеми внешними отличиями и почестями сына Неба и поэтому его называли „замещающий императора". То же выражение цюань хуан-ди встречается и в Хэй-да ши-люе, л. 12а (по изд. 1940 г. — 14б). Под ним, вероятно, имеется в виду обозначение Мухали, вошедшее в употребление среди окитаившихся цзиньцев и китайцев Северного Китая” (Campagnes, стр. 362).

    Пэн Да-я, побывавший при монгольском дворе и в Северном Китае в 1233 г., относит рассматриваемый титул к разряду китайских титулов, которые представители монгольских властей в Китае “узурпировали” и присвоили сами себе (Хэй-да ши-люе, л. 14б).

    Выражение цюань хуан-ди встречается еще в письме Сарта-хорчи, возглавлявшего монгольский поход в Корею в 1231 — 1232 гг., на имя корейского командования, сохранившемся в составе Корё са (гл. 23, л. 7б; см. также: G. Ledуагd, Two Mongol Documents from the Koryo sa, — JAOS, vol. 83, 1963, Document II, [стр. 235]). Здесь “лагерем цюань хуан-ди” назван лагерь Сарта-хорчи (цюань хуан-ди со).

    Чжао Хун в рассматриваемом отрывке называет Мухали цюань хуан-ди Мо-хоу (Мэн-да бэй-лу, л. 4б), т. е. употребляет титулы и имя, которые были распространены среди китайцев и цзиньцев, так же как автор или переводчик письма Сарта-хорчи, писавший на китайском языке, очевидно, выбрал титул, которым китайцы именовали наместника Чингис-хана в Северном Китае, наделенного чрезвычайными полномочиями, в связи с тем, что Сарта-хорчи имел такие же неограниченные полномочия. Г. Ледъярд пишет: “Употребление этого титула в Корё са в отношении Сарта подтверждает наблюдение, сделанное в 1231 г. (описка, должно быть „1233". — H. М.) Пэн Да-я, который в обсуждении монгольских титулов замечает, что „некоторые присваивают себе титул полномочного императора" (Хэй-да ши-люе, л. 14б). Это, конечно, не могло относиться к Мухали, который умер в 1223 г.” (G. Ledyard, там же, стр. 238).

    Надо учесть, что в цитированном месте Пэн Да-я суммирует свои впечатления о китайских титулах и должностях, распространенных среди монголов, очевидно, на основании сообщений многих его информаторов-китайцев. Поэтому его сообщение могло относиться и к Мухали, умершему в 1223 г. Сын Мухали Бо'ол, получивший по наследству титул го-ван и должность отца, также мог называться цюань хуан-ди. Хотя последний не был наследственным титулом, принятым монголами, но сын Мухали, ставший наместником, так же как всякий, кто занял бы пост Мухали, был для китайцев цюань хуан-ди.

    151. Го-ван (“князь государства”) — титул, который носил Мухали, наместник Чингис-хана в Северном Китае. Го <древнекит. kwek (В. Karlgren, Analytie Dictionary, № 118), а на языке XII — XIII вв. kue и на алфавите Пагс-па gue (A. Dragunоv, The hPags-pa Script and Ancient Mandarin, — ИАН СССР, 1930, Отделен, гуманит. наук, № 669; указание на опечатку gue вместо gue y А. Драгунова см.: F.W. Cleaves, SMI, 1362, стр. 96, прим. 12). В китайско-монгольской двуязычной надписи XIV в. титул Тэн-го гун передан через Ting gui gung (F.W. Cleaves, SMI, 1362, line 2 (pl. XVII), где го=gui. По этому поводу Ф. В. Кливз замечает: “Написание gui особенно интересно, так как оно основано на произношении, которое все еще имеет место в [отдельных] частях Северного Китая” (там же, стр. 96, прим. 13). В ТИМ го-ван=gui ong (§§ 202, 206, 220). П. Пельо так восстанавливал этот титул на основании китайской транскрипции первоисточника го-ван (P. Pelliot, Histoire secrete des Mongols, Paris, 1949, стр. 77, 80), но тут же в сносках указывал на исправление на Guyang. B монгольской летописи XVII в. Эрдэни-йин тоб-чи Саган-сэчэна китайское го передано через gui (gui on ?оncіn) и gui (gui ong ?оncіn) (І. j. Schmidt, Geschichte, стр. 212 и 236). У Рашид ад-Дина (см., например, Сборник летописей, пер. И. Березина, стр. 34, 43, 139 — 140, 195) дано Гован, т. е. русская транскрипция китайского го-ван, без попытки прочесть персидскую орфографию. В новых русских переводах (Pашид-ад-дин, т. I, кн. 1, перевод Л. Хетагурова, стр. 93, 98, 131, 187; т. I, кн. 2, перевод О.И. Смирновой, стр. 114, 170, 176 — 179, 183, 255, 256, 264, 270, 272, 273) Мухали назван Мукали-гойон, но в переводе О.И. Смирновой на стр. 55, прим. 3, указывается на чтение куйaнк в связи с сообщением об Утсаудай-Учкаш-гойон из племени найман, который командовал тысячами Элджидай-нойона (=Элджигидэй-ноян) и который также носил “прозвище” (лакаб) гойон (=го-ван), и на стр. 114, прим. 9, дается транскрипция Мукли-куиaн. В т. II встречается имя эмира из племени джалаир в форме Мукали-Куянк (стр. 144), Микули-Куянк (стр. 146) и Мукули-Куянк (стр. 147, 148, 157, 160), причем только однажды сообщается о том, что во времена Мoнкэ-хана (1251 — 1259) в год Барса (1254) (по Юань ши, гл. 3, л. 4а, описываемое событие имело место в 7-ю луну года жэнь-цзы (Мыши), т. е. в августе — сентябре 1252 г.) Мукали-Куянк из племени джалаир был отправлен вместе с Хубилаем “для завоевания и охраны восточных городов” (стр. 144), а во всех остальных случаях речь идет о его потомках — его сыне Курмиши (стр. 146) , Бахадур-нойоне — сыне Чилаун-Куянка и внуке Мукули-?уянка (стр. 147, 148, 157), который на стр. 157 назван его племянником, и сыновьях его и Курмиши (стр. 160), служивших Мoнкэ-хану и Хубилай-хану (1260 — 1294).

    Хотя эти имена не совпадают с именами потомков Мухали, устанавливаемыми по китайским источникам, под Мукали-Куянк, по-видимому, все же имеется в виду Мухали (в таком случае сообщение о его службе при Мoнкэ-хане является анахронизмом, так как он умер в 1223 г.), и “Куянк”, вероятно, передает монгольское произношение китайского “гован”.

    Вопрос о различных формах титула го-ван у Рашид ад-Дина, очевидно, будет окончательно решен путем изучения списков оригинала Джами' ат-таварих. П. Пельо читал в оригинале персидскую транскрипцию, очевидно, монгольского варианта титула го-ван как guyang (P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 46, прим. 1; Campagnes, стр. 364). Это довольно близко к куиaнк О.И. Смирновой и куянк Ю.П. Верховского, отличаясь от них только глухостью первого и последнего звуков. Совр. кит. ван <jiwang (В. Karlgren, Analytic Dictionary, № 1298) соответствует *** на языке XII — XIII вв. (A. Dragunov, hPags-pa Script, № 405). Как известно, у монголов, начиная с памятников XIII — XIV вв., оно превратилось в оng в тех случаях, когда оно встречалось самостоятельно. “Но, когда оно входило в сочетание, в котором ему предшествует палатальный гласный, последний смягчал последующий полугласный w-, а -а- в слове wang сохранял прежнюю окраску; именно так образовалось от tai-wang>tayang (ср.: infra, § 26). Слово го в монгольскую эпоху произносилось *kue, *kwe, как мы видим это в транскрипциях на письменности Пагс-па, и *kue-wang с неаспирированным глухим звуком, слышимым иностранцами как сонорный, нормально развилось в *guyang. Эта именно та форма, которая регулярно транскрибируется Рашиду-'д-Дином, и та, которую надо принять также в §§ 202 и 206 ТИМ” (Campagnes, стр. 364). Реконструкция кит. го-ван как *гоон, содержащаяся в кн. 2 т. I нового перевода Рашид ад-Дина О.И. Смирновой (стр. 55, прим. 3; 178, прим. 4), очевидно, не может быть принята. Рашид ад-Дин сообщает, что в 1218 г. “Чингис-хан дал Мукали прозвище „гойон", так как до этого джурдженские же племена прозвали его 'гойон', что значит „государь одной области"” (Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 178). По Юань ши (гл. 119, л. 4а), титул го-ван был присвоен Мухали в 1217 г. (сообщение TИM, § 202, о 1206 г. является анахронизмом). Но вполне вероятно, что в 1217 г. Чингис-хан только закрепил за ним титул, которым называли его китайцы (ср.: Campagnes, стр. 364). На основании приведенных выше данных о наймане, тысячнике Элджигидэя, племянника Чингис-хана, носившем титул го-ван, можно предположить, что этот титул, как и другие китайские титулы (например, даян<да-ван), был принят у найманов и других народов Центральной Азии задолго до Мухали. Го-ван со времен Сунов являлся титулом первого ранга, стоявшим выше цзюнь-вана (там же, стр. 364). В.П. Васильев переводил го-ван то как “великий князь” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 220 и 221; лл. 4б и 8а китайского текста), то как “царь” (там же, стр. 223, 224, 230, 231, 233, 234, 235; 11a, 11б, 15б, 16a, 18a, 18б).

    152. Mo-хоy — сокр. китайская форма от Мо-хоу-ло (Moqulo). На л. 8а оно дано в трех формах: Мо-хэй-лэ (Moqolo, Muqolo?) — имя Мухали, употреблявшееся монголами, Мо-хоу-ло — имя его, распространенное среди китайцев, и Моу-хэ-ли (Muqali) — форма, встречающаяся в указах на китайском языке. Пельо, переваливший этот отрывок (ср.: Campagnes, стр. 362 — 363), указывал на несовершенство транскрипции Чжао Хуна. В частности, он писал: “...при помощи хэй в монгольскую эпоху транскрибировалось qi (когда только оно не представляло собой конечного -q), а Чжао Хун, по-видимому, произносил его как ho в [тоне] жу-шэн; *** может произноситься моу или мо, *** -лэй или лэ. Во всяком случае Чжао Хун употребляет три жу-шэн, следовательно, краткие формы, для передачи этого монгольского имени в форме, которую он считает правильной, и три пин-шэн в более выдержанном произношении для передачи того же имени так, как китайцы обычно произносили его. Что касается „указов", то имеются в виду, очевидно, официальные монгольские документы, переведенные на китайский язык (на вульгарный письменный китайский язык, отражающий разговорный язык), где настоящая форма этого имени правильно транскрибировалась как Моу-хэ-ли, -Мухали” (там же, стр. 363).

    Этимология имени Мухали неизвестна. Возможно, оно представляет собой диалектную форму слова *moqolai или *moqalai, наличие которого предполагает современное калмыцк. mohla (“раб”) (подр. см. там же, стр. 361 — 362). В Цинь-дин Юань ши юй-цзе (гл. 10, л. 4а) имя монгольского полководца “исправлено”, т. е. переделано на Му-ху-ли и объяснено как “название всякого предмета, грани которого отполированы”, по значенню маньчжурского слова muxоri “округленный” в переводе H.Я. Бичурина (Иакинф, История, стр. 371). H.Я. Бичурин на этом основании в своей работе о первых четырех монгольских ханах всюду называл Мухали Мухури. Он, как известно, безоговорочно принимал выработанные комиссией Цянь-луна новые транскрипции имен исторических лиц некитайского происхождения в Юань ши, Цзинь ши и Ляо ши. H.Я. Бичурин снабдил указанную книгу даже специальным приложением “Показание древних имен и названий, исправленных в историческом словаре династий Юань” (стр. 355 — 393), т. е. выпиской из Цинь-дин Юань ши юй-цзе. И.H. Березин на основании труда H.Я. Бичурина был уверен, что имя Мухали (по нему: Мухули) пишется “в китайских историях Мухури” и “есть маньчжурское мухури тупой, округленный” (“Сборник летописей”, пер. И. Березина, стр. 228). В.П. Васильев также всюду употребляет форму Мухури.

    В биографии Мухали в Юань ши сообщается: “В 8-ю луну года дин-чоу (3.IX. — 1.X.1217) [Чингис-хан] императорским указом пожаловал [Мухали титулами] тай-ши и го-ван и [должностью] главного управляющего, исполняющего дела от имени императора (ду син-шэн чэн-чжи син-ши), пожаловал ему клятвенный документ — золотую печать [с надписью], гласящей: „[Пусть] потомки передают государство друг другу без перерыва из поколения в поколение!", выделил [ему] в подчинение войска десяти [племен] хун-цзи-ла (Qunggira[t]), и-ци-ле-сы (ikires), у-лу (uru[d]), ман-у (mang[q]u[t]) и других, а также киданьские [войска] Уера и [другие] иноплеменные и китайские войска и при этом повелел: „Мы сами займемся [землями] к северу от [горы] Тайхан, а [о землях] к югу от Тайхан ты позаботишься!". [Он] пожаловал [Мухали] водружаемое при императорском поезде большое знамя с девятью хвостами и повелел полководцам: „Когда Му-хуа-ли (Muqali) водружает это знамя, чтобы отдавать приказания, то [пусть это] будет, как если бы мы сами присутствовали!"” (Юань ши, гл. 119, лл. 4а — б). Как известно, Мухали был сподвижником Чингис-хана из рода джалаир.

    В его биографии также говорится: “[Мухали] вместе с Бо-эр-чжу (Borju), Бо-эр-ху (Borqu[l]) и Чи-лао-вэнь (cila'un) служили Тай-цзу; за [их] верность и отвагу [их] всех называли до-ли-бань цюй-люй (dorben kulu[t]) („четыре кyлyга"), [что] по-китайски как „четыре героя" (сы-цзе)”. 1б). Мухали умер в 1223 г. в возрасте 54 (=53) лет (лл. 8a — б).

    Биографию Мухали см.: Юань ши, гл. 119, лл. 1a — 8б; ЮШЛБ, гл. 17, лл. 1a — 4б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 27, лл. 1a — 7а; Синь Юань ши, гл. 119, стр. 6861/1 — 6862/1. О Мухали см.: ТИМ (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 180); Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 93; кн. 2, стр. 114, 129, 170, 176 — 179, 256, 264, 270; Campagnes, стр. 360 — 372; L. Hambis, Chap. CVIII, tabl. 5. О китайских транскрипциях имени Мухали и библиографию китайской литературы о нем см.: Campagnes, стр. 360 — 363, 364 — 365.

    153. Мы, татары. — Племена татар, название которых китайцы распространили на все монгольские племена, как известно, были врагами рода Чингис-хана и были истреблены последними задолго до 1221 г., когда автор побывал у монголов в Яньцзине. Мухали, который был из племени джалаир, конечно, не мог причислять себя к татарам. Ван Го-вэй в примечании к этому месту рассказа, по-видимому, справедливо полагает, что Мухали в данном случае употребляет название монгольских племен, принятое китайцами.

    154. ...называли себя “мы...” (цзы чэн юе во). — Здесь отточием отмечен пропуск, обнаруженный Ван Го-вэем. В.П. Васильев, не заметив пропуска, присоединил иероглиф (би “они”) из следующей фразы к во: “...вельможи и главнокомандующие называли себя „я" (би)” (В. П. Васильев, История и древности, стр. 220). В монгольском языке, действительно, есть местоимение первого лица единственного числа би (“я”), транскрибируемое в ЮЧБШ (гл. 1, л. 9а) через *** (би), но в Мэн-да бэй-лу китайское местоимение би начинает следующую фразу.

    155. В тексте сокр.: “мэн”.

    156. ...манхол (ман-хо-эр) — В тексте ТИМ, перетранскрибированной при помощи китайских иероглифов, этноним “монгол” передается через ман-хо (со значком, указывающим на оглушение начального согласного) -лэ (Mangqol, =mongqol) с настрочным переводом да-да (“татары” — общее название монголов в период Мин). См., например, ЮЧБШ, гл. 3, л. 12а.

    157. Го-хао, букв, “название государства”.

    158. В.П. Васильев переводил это место: “...насильно учат (монголов) как вести дела” (История и древности, стр. 220).

    159. Hань цянь лу (“Описание переселения [двора] на юг”) — состоит из одной главы, представляет собой записку Чжан Ши-яня. Заглавие ее объясняется тем, что в ней описываются события, связанные с переездом цзиньского двора на юг в г. Бяньцзин (совр. Кайфын) в 1214 г. после начала завоевания Северного Китая монголами. Она была написана, по-видимому, в 1214 или 1215 г. Как было установлено Ван Го-вэем (Нань Сун жэнь, л. 36а), в сборнике Ли Синь-чуаня Цза-цзи (2, гл. 19), завершенном в 1216 г., содержится критика этой книги. Как видно из примечания Ван Го-вэя (Мэн-да бэй-лу, л. 5a — б), уже сунские писатели считали её подделкой, а юаньский писатель Cy Тянь-цзюе, автор Цзыци вэнь-гао, находил в ней много ошибок. О Нань цянь лу см.: Юн Жун, Ти-яо, т. 2, стр. 847 — 848; Ван Го-вэй, Нань Сун жэнь, лл. 36а — 39а; P. Pellіоt, L'edition collective, стр. 165, прим. 1.

    160. ...секpeтаpем-сочинителем. — При Цзинь существовал специальный орган би-шу цзянь “академия секретных книг”. Ему подчинялись чжу-цзо цзюй “сочинительское бюро”, би-янь цзюй “бюро кистей и тушечниц”, шу-хуа цзюй “бюро книг и картин” и сы-тянь-тай “астрономическая обсерватория”. Первое бюро занималось обработкой ежедневных записей о деяниях и высказываниях императора и возглавлялось чжу-цзо ланом “секретарем-сочинителем” — чиновником 6-го ранга 2-го класса (Цзинь ши, гл. 56, лл. 8б — 9a). Остальные “бюро” также обслуживали только императора.

    161. Совр. Кайфын.

    162. Главноуправляющий. — При Цзинь существовали “ставки главноуправляющих”, ведавшие войсками в области (фу) и возглавлявшиеся чиновниками 3-го ранга 1-го класса (ду цзун-гуань) (Цзинь ши, гл. 57, л. 10а).

    163. Чжан И. — Каких-либо сведений об этом лице найти не удалось.

    164. Чжи-чжай шу-лу цзе-ти, гл. 5, лл. 9б — 10а.

    165. Ли Синь-чуань, Цза-цзи, гл. 19, стр. 588.

    40. Cyн ши, гл. 438, л. 12а.

    167. Бинь-туй лу (“Записи после ухода гостей”) — произведение южносунского автора Чжао Юй-ши (в его имени иероглифы юй и жу, одинаковой рифмы и одного и того же тона, часто употребляются один вместо другого), состоящее из 10 глав. См.: Чжао Юй-ши, Бинь-туй лу, — ЦШЦЧ, кн. 314 — 315, Шанхай, 1939. Чжао Юй-ши озаглавил свое сочинение “Записи после ухода гостей” потому, что оно составлено им из набросков, сделанных в разное время после ухода гостей, которым он любил экспромтом декламировать о различных событиях (кн. 314, стр. 1, предисловие автора).

    168. Бянь — сокращение от Бяньлян или Бяньцзин. В тексте имеется в виду тот факт, когда в июне 1214 г., после заключения мира с Чингисханом, войска которого в марте — апреле находились у стен Чжунду (совр. Пекин), цзиньский император Сюань-цзун переехал со своим двором в Бяньлян, чтобы, находясь подальше от монголов, подготовиться к обороне империи.

    169. Ци-ду-вэи. — Еще при династии Тан это был только почетный титул военного чиновника 6-го ранга 1-ro класса (Цзинь ши, гл. 55, л. 6б). P. де Ротур переводит “directeur general de la cavalerie” (“генеральный управляющий кавалерией”) (Traite, стр. 52).

    170. ...фиолетового платья. — В период Цзинь в торжественных случаях при дворе чиновник 1-гo ранга обязан был носить помимо прочей одежды определенного образца большой нарукавник, юбку и фартук из фиолетоваго шелка (Цзинь ши, гл. 43, л. 11а). Если у чиновника ранг был ниже, то такая привилегия, очевидно, могла быть пожалована за заслуги.

    171. Т. е. сочинения Нань-цянь лу.

    172. Ши-цзун (27.Х.1161 — 20.I.1189) — храмовое имя чжурчжэньского императора Вань-яня У-лу (род. 1123 г.), китайское табуированное имя — Юн, чжурчжэньское — У-лу. См.: Цзинь ши, гл. 6, лл. 1a, 2б — 3а; гл. 8, л. 24а; А.С. Moule, Rulers, стр. 100. В предыдущей моей работе ошибочно указана дата вступления на престол Ши-цзуна — 1.XI.1160 (H.Ц. Mункуeв, Китайский источник, стр. 95, прим. 32).

    173. Юань-ван — почетный титул, присвоенный в 1186 г. (1.I.) императором Ши-цзуном будущему императору Чжан-цзуну (Цзинь ши, гл. 8,. л. 11б).

    174. Цзин — китайское имя чжурчжэньского императора Чжан-цзуна [31.VIII.1168 — 29.XII.1208, правил с 20.I.1189), чжурчжэньское имя Ма-да-гэ. См.: Цзинь ши, гл. 9, лл. 1a, 2а; гл. 12, л. 19а; А. С. Moule, Rulers, стр. 101.

    175. Юнь-гун (1146 — 7.VII.1185) — чжурчжэньское имя Ху-ту-ва — второй сын цзиньского императора Ши-цзуна, отец Чжан-цзуна (Цзинь ши, гл. 19, лл. 3б, 8б). Посмертно присвоен императорский титул и храмовое имя Сянь-цзун в 1189 г. В Цзинь ши, в “Дополнениях к „Записям о родословной"”, сказано, что этот акт имел место в день цзя-у 5-й луны 29-го года Да-дин (21.V 189), но в “Основных записях” о Чжан-цзуне это событие отнесено ко дню гуй-хай 2-й луны 29-го года Да-дин (19.II.1189) (гл. 9, л. 2б).

    176. О чжурчжэньских и китайских именах чжурчжэней см. прим. 85.

    177. Т. е. в сочинении Нань-цянь лу.

    178. Ши-да фу.

    179. Чжао Юй-ши, Бинь-туй лу, гл. 3, стр. 38.

    180. Цзы-ци вэнь-гао (“Сочинения и черновики Цзы-ци”) — сборник сочинений Cy Тянь-цзюе (1294 — 1352), состоящий из 30 глав. Китайские ученые высоко оценивают его как источник. См.: Юн Жун, Сы-ку цюань-шу цзянь-мин му-лу, стр. 738 — 739. Биографию Cy Тянь-цзюе см.: Юань ши, гл. 183, лл. 17б — 20б; о нем см. также: H.Ц. Mункуeв, Китайский источник, стр. 171 — 172.

    181. Перевод В.П. Васильева: “...непременно научат их сочинять свой календарь и непременно переменят года и дадут прозвание государству” (История и древности, стр. 220; Мэн-да бэй-лу, стр. 56). Однако здесь дань жи “день рождения императора”, а не “календарь”.

    182. Князья и царевичи. — Так переведено выражение тай-цзы чжу-ван, встречающееся в биографии Та-та-тун-а в ЮШЛБ (гл. 28, л. 2а). Абель Ремюза переводил его как “fils aine de Tchingkis et autres princes mongols” — “старший сын Чингиса и другие монгольские князья” (Abel Remusat, Nouveaux melanges asiatiques, t. II, стр. 62). П. Пельо указывал на неправильность этого толкования и предлагал следующий перевод: “les princes ses fils” (“князья, его сыновья”). В связи с этим он, ссылаясь на разбираемое место Мэн-да бэй-лу, где перечисляются все сыновья Чингис-хана, отмечал, что тай-цзы в то время не могло обозначать “наследника престола”; и что у цзиньцев и монголов это слово имело менее определенное значение (P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 34, прим. 1).

    В.П. Васильев переводил это выражение как “императорские дети и князья” (История и древности, стр. 220). Так как в тексте речь идет о сыновьях и дочерях Чингис-хана, то В.П. Васильев прав. Учитывая, что тай-цзы, букв, “наследник престола”, не может обозначать дочерей, мы переводим его как “царевичи”. Но так как в рассматриваемом параграфе наряду с сыновьями Чингис-хана названы и его братья, то, по-видимому, заголовок следует переводить как “царевичи и князья”.

    183. ...четыре брата. — В ТИМ сообщается, что у Чингис-хана было три младших брата и одна сестра, родившиеся от жены Есyгэй-ба'атура o'элyн: Хасар, Хачи'ун и Тэмyгэ и младшая сестра Тэмyлyн (§ 60). У него было еще два брата от другой жены отца: Бэктэр (старший) и Белгyтэй (§§ 76 — 78). Бэктэр был убит Тэмyджином и Хасаром еще в юности (§ 77). Очевидно, поэтому в Юань ши Бэктэр не упоминается и перечисляются лишь четыре указанных брата Чингис-хана (Юань ши, гл. 107, л. 3а; Chap. CVII, стр. 22 — 23). Так же поступает Рашид ад-Дин (т. I, кн. 2, стр. 51 — 56). Это, по-видимому, объясняется нежеланием упоминать о факте братоубийства. В период пребывания Чжао Хуна в Яньцзине в живых были только Бэлгyтэй и Тэмyгэ (Мэн-да бэй-лу, л. 6б. прим. Ван Го-вэя). Поэтому автор упоминает только их. Его сообщение о наличии других братьев Чингис-хана не совсем точно.

    184. Бэлгyтэ-но[ян] — Бянь-гу-дэ-но, Belgude-ne[yan]. У В.П. Васильева: “Бянь-гу-дэ на-цзянь (Бэлгэтэй-ноян) ” (История и древности, стр. 220). Что касается на-цзянь, то иероглиф (на) в период Юань читался но (см.: P. Pelliоt, — ТР, vol. XXXI, 1935, стр. 158; F.W. Cleaves, SMI, 1335, стр. 41, прим. 83). Откуда взято В.П. Васильевым цзянь после на, неизвестно. О форме имени Бэлгyтэя Бянь-гу-дэ-ho, встречающейся в Мэн-да бэй-лу, П. Пельо писал: “Хотя издатель (т. е. Ван Го-вэй. — H. M.) ничего не говорит об этом, надо, очевидно, добавить слово янь для того, чтобы иметь Бянь-гу-дэ-но-янь, Бэлгyтэй-ноян, как в нашем тексте (т.е. в Шэн-у цинь-чжэн лу, — H. М.) (можно допустить, что знак *** следует читать по его второму современному произношению дэй; в противном случае эта транскрипция, вероятно, представляет также возможное произношение Balguta)” (Campagnes, стр. 186). О различных транскрипциях имени Бэлгyтэя см.: L. Hambis, Chap. CVII, стр. 23 — 24, прим. 4; Campagnes, стр. 185 — 186). В Юань ши (гл. 107, л. 3а), так же как у Рашид ад-Дина (т. I, кн. 2, стр. 56), Бэлгyтэй превращен в пятого сына Есyгэя. Это объясняется тем, что он как сын не от главной жены назван в конце списка (ср.: Campagnes, стр. 185). П. Пельо отмечал, что автор Мэн-да бэй-лу прав, когда ставит Бэлгyтэя впереди Тэмyгэ-отчигина, но менее вероятно, чтобы он родился после Чингис-хана и до Джoчи-Хасара, как считал Ту Цзи (Tу Цзи, МШЦ, гл. 22, л. 9а; Campagnes, стр. 185).

    По мнению Ван Го-вэя, Бэлгyтэй был моложе Хасара и старше Xa-чи'уна (Мэн-да бэй-лу, л. 6а). Он был жив еще в 1236 г. (Юань ши, гл. 2, л. 5б; Campagnes, стр. 186). О нем см.: ТИМ (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 173); Юань ши, гл. 107, л. 3а; гл. 117, лл. 1a — 2а; ЮШЛБ, гл. 30, лл. 3а — б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 22, лл. 9a — 13б; Синь Юань ши, гл. 105, стр. 6840/3 — 4; Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 56 — 57. См. также: Campagnes, стр. 185 — 187.

    185. Тэмoгэ-[от]джин — Тэ-мо-гэ-чжэнь (Temoge-[ot]jin). У В.П. Васильева третий знак прочитан неправильно: Тэ-мо-га-чжэнь (В.П. Васильев, История и древности, стр. 221). У П. Пельо со ссылкой на издание Ван Го-вэя 1928 г. (л. 5а) сказано, что в Мэн-да бэй-лу это имя представлено в форме Тэ-му-гэ-чжэнь (Campagnes, стр. 175). Это, очевидно, является опечаткой. В источниках самый младший из братьев Чингис-хана, который имеется в виду в нашем тексте, назван: Temuge-ot-cigin (его полное имя) (ТИМ, §§ 99, 245), Temuge (там же, §§ 60, 79), Otcigin (ТИМ, §§ 195, 242-245, 255, 281) и Otcigin-noyan (ТИМ, §§ 190, 257, 269, 280), Во-чэнь да-ван (да-ван “великий князь”, O[t]cin) (Чан-чунь cи-ю цзи, 1, л. 16б), Тэ-мо-гэ Во-чжэнь (Temoge-o[t]jin) (Хэй-да ши-люе, л. 23a), Во-чжэнь но-янь (O[t]jin-noyan) (Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 13б; Campagnes, стр. 169, 170). В Юань ши в гл. 107 (лл. 3а, 4а), специально посвященной князьям — родственникам императоров, он назван Те-му-гэ Во-чи-цзинь (Temuge-o[t]cigin), но в других главах встречаются другие формы этого имени (см.: Campagnes, стр. 175), в том числе просто Bо-чэнь (O[t]cin) и Во-чжэнь (O[t]jin). Как считал П. Пельо, очень возможно, что в нашем тексте иероглиф во (=о) пропущен перед чжэнь и что все имя надо читать Temuge-[о(t)]jin (Campagnes, стр. 175). Рашид ад-Дин, судя по последнему русскому переводу О.И. Смирновой, именует его Тэмугэ-отчигин и Отчи-нойон (т. I, кн. 2, стр. 55). Однако, по мнению П. Пельо, на самом деле последнее имя у Рашид ад-Дина надо читать Otcin-noyan. Чтения И.H. Березина “Темуга-Утджигин” или “Утджи-Нойон” (Сборник летописей, пер. И. Березина, стр. 60) и Э. Блоше — Otci-noyan (E. Вlосhet, Djami el-Tevarikh, t. II, London, 1911, стр. 281 — 282) являются неправильными (Campagnes, стр. 176).

    В монгольских летописях XVII в. встречаются формы Ucuken (“маленький”) (I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 63) и Ocuqu и Oi-tu Ociqu (“Задумчивый Очику”) (Алтан тобчи, пер. Г. Гомбоева, стр. 9 и 19). Г. Гомбоев, очевидно, правильно транскрибирует это имя как Очику и Ой-ту Очику (стр. 124 и 131). Ocuqu на стр. 9, по-видимому, представляет собой опечатку (ср.: Campagnes, стр. 176). В тексте, вписанном в Шара туджи, мы имеем Ociqu в основном списке (“История Радлова”) (Шара туджи, стр. 26) и Ocaqu в списке из коллекции A.M. Позднеева (там же). Этот текст, по-видимому, является отрывком из Алтан тобчи Лубсан Дан-дзана. Вторая форма — Ocaku — представляет собой описку переписчика или результат его небрежности, так как чтение а или i во втором слоге зависит только от длины зубчика монгольской буквы. H.П. Шастина во всей своей работе принимает первую форму, содержащуюся в основной рукописи, но читает ее Уджигу (стр. 129). Это та же форма, что и в анонимной Алтан тобчи — самой ранней монгольской летописи XVII в. (1604 г.), и может быть прочитана Ociqu, Uciqu, Оcі?и, Uci?u, Ojiqu, Ujiqu, Oji?u, Uji?u. И.Н. Березин отождествлял чтение персидского написания с монг. ucugen (“маленький”) со ссылкой на И.Я. Шмидта и еjen (“владетель”) (Сборник летописей, пер. ?И. Березина, ч. XIII, стр. 194). Э. Блоше (Djami el-Tevarikh, II, стр. 95, 236, 282) принимал объяснение имени как ucuken. Но наиболее приемлемая этимология слова “отчигин” дается у Рашид ад-Дина: “Четвертый сын — Тэмугэ-отчигин. Тэмугэ — имя, a отчигин значит „господин огня и юрта", младшего сына [также] называют „отчигин"; ему [Тэмугэ] именем собственным стало Отчи-нойон и он известен под этим [именем]” (Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 55).

    Отчигин восходит к ot “огонь”+cigin. Cigin<*tigin ~ tegin, который представляет собой старый тюркский титул, известный с VIII в. (Campagnes, стр. 176). Otcigin>otcin, a otcin, возможно, народная этимология ot+суф. ci ~ cin, в результате которой получилось otcin, nomen agentis от ot “огонь” и в конечном счете ocin. Что касается otjin, то otcin>ocin в результате того, что t- перед -c не произносилось, a ocin легко могла перейти в ojin (Campagnes, стр. 177). Происхождение слова “тэмyгэ” неизвестно. Об имени Тэмyгэ-отчигин см.: Campagnes, стр. 175 — 178; P. Роиcha, Geheime Geschichte, стр. 55; Chap. CVII, стр. 23. О нем см.: ТИМ (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 82, 181); Юань ши, гл. 107, лл. 4a — 5a; ЮШЛБ, гл. 30, лл. 2б — 3а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 22, лл. 6а — 9а; Синь Юань ши, гл. 105, стр. 6840/1 — 3; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 55 — 56; Campagnes, стр. 178 — 179.

    186. Хo'элyн (Хэ-э-лунь, Ho'elun) — жена Есyгэя из племени олхунутов, отобранная им у Екэ-Чилэдy из племени меркитов (ТИМ, § 54). В ТИМ она еще названа Ho'elun-ujin “госпожа Ho'elun” (§§ 56, 59, 60, 70, 72, 74) и Ho'elun-eke “матушка Ho'elun” (§§ 61, 93, 98, 99 и др.). Форма с начальным h встречается только в ТИМ. Об этой форме и транскрипциях имени матери Чингис-хана в других источниках см.: Campagnes, стр. 21 — 22. В истории Саган-сэчэна дается форма Ogelen-eke (I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 61). В Шара туджи также сообщается об Ogelen-qatun (стр. 101 (текст) и 160 (перевод)), а в тексте, вписанном в эту летопись между строк, — об Ogelen (стр. 26 и 129) и Ogelen-eke (26 и 28 (текст), 129 и 130 (перевод)). В последнем случае Ogelen транскрибируется H.П. Шастиной Угулэн (Ugulen). Это, по-видимому, является опиской. И.Я. Шмидт переводил это имя в своей транскрипции Ogelen-eke как “мать облаков” (I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 375). Эта было повторено Фр. Эрдманом (F.V. Erdmann, Temudschin, стр. 567) и К. д'Оссоном (С. d Оhssоn, Histoire des Mongols, t. I, стр. 35). Но эта этимологизация неприемлема, так как соответствующая форма монгольского слова “облако” будет e'ulen<egulen. Этимология Ho'elun неизвестна. Это одно из женских имен на суф. -лун (Есyлyн, Баялун и т.д.) (Campagnes, стр. 21 — 22). О матери Чингис-хана см.: ТИМ, §§ 54 — 56, 59 — 61; Юань ши, гл. 1, лл. 3б — 4а; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 1a — б; Сань Юань ши, гл. 104, стр. 6836/1 — 2; Рашид-ад-дин, т. 1, кн. 2, стр. 51; Campagnes, стр. 21 — 22.

    187. Хасар (Хэ-са-эр, Qаsar) — иначе Джoчи-Хасар и Хабуту-Хасар, младший брат Чингис-хана. Форма Хабуту-Хасар появляется в монгольских летописях XVII в. (см.: Алтан тобчи, пер. Г. Гомбоева, стр. 19, 131, 152; Шара туджи, пер. H.П. Шастиной, стр. 101 (текст) и 160 (перевод)). Qabutu — прилагательное от qabu, “направление (например, стрелы)” (см.: Campagnes, стр. 173). Хасар был жив еще в 1213 г., когда он возглавлял поход монгольских войск в Маньчжурии. Как видно из сообщения 1221 г. Чжао Хуна (Мэн-да бэй-лу, л. 5б), самый старший из младших братьев Чингис-хана задолго до этого погиб в бою. Хасар был моложе Чингис-хана на два года. Если последний, по данным мусульманских авторов, подтвержденным Чжао Хуном, родился в 1155 г., то Хасар появился на свет в 1157 г. Есть основание думать, что он иногда вступал во враждебные отношения с Чингис-ханом (ТИМ, § 244; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 51, 119) и даже отделялся от брата (ТИМ, § 183; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 132 — 134; см. также Ш. Нацагдорж, Чингис Хасар хоерын зорчил, Улан-Батор, 1958; Campagnes, стр. 171 — 172). О Хасаре см.: ТИМ (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 176, 178); Юань ши, гл. 107, л. 3б; ЮШЛБ, гл. 30, л. 2а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 22, лл. 1a — 4б; Синь Юань ши, гл. 105, стр. 6839/2 — 6840/1; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 51 — 54, 132 — 134; Ш. Нацагдорж, Чингис Хасар...; Campagnes, стр. 171 — 175; F.W. Cleaves, The Historicity of the Baljuna Covenant,-HJAS, vol. 18, 1955, стр. 368, 370-372.

    У Хасара было многочисленнце потомство. До сих пор некоторые восточномонгольские племена, в частности хорчины, причисляют себя к потомкам Джочи-Хасара (см.: П.С. Попов, Мэн-гу-ю-му-цзи. Записки о монгольских кочевьях, СПб., 1895, стр. 160 — 161). В летописи Алтан тобчи 1765 г., написанной уратским Мэргэн-гэгэном, некоторые деяния Чингисхана приписываются Хасару или подчеркивается участие последнего в них наравне с Чингисом. О ней см.: W. Heissig, Die Familien- und Kirchengeschichtsschreibung der Mongolen, I, Wiesbaden, 1959, стр. 183 — 186.

    188. Хачи'ун — Ха-чи-вэнь (Qaci'un) — о нем мало известно в источниках. К 1221 г. его уже не было в живых. Больше известен его сын. Последний у Рашид ад-Дина назван Элджидай, по чтению О.И. Смирновой (т. I, кн. 2, стр. 54), но П. Пельо (Campagnes, стр. 221) и Л. Гамбис (Chap. CVII, стр. 29, прим. 1) читают персидскую транскрипцию его имени как Aljidai и Alcidai. В гл. 107 Юань ши (л. 3а; см. также: Chap. CVII, стр. 29) мы находим форму Ань-чжи-цзи-дай (Eljigidei).

    О Хачи'уне см.: ТИМ, §§ 60, 79, 99, 181, 244; Юань ши, гл. 107, лл. 3б — 4а; ЮШЛБ, гл. 30, л. 2б; Tу Цзи, МШЦ, гл. 22, лл. 4б — 6а; Синь Юань ши, гл. 105, стр. 6839/4; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 54 — 55, 277; Chap. CVII, стр. 23, прим. 2; P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 108, 135.

    189. Те-му-гэ-Тэмyгэ-отчигин.

    190. Бэктэp (Бе-кэ-те-эр) — см.: прим. 183.

    191. Бе-лэ-гу-тай.

    192. Ван Го-вэй цитирует ЮЧБШ (гл. 1, л. 41б). См. также: ТИМ, § 76; перевод см.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 38; Sun, Secret History, стр. 68.

    193. Те-му-гэ во-чи-цзинь.

    194. Юань ши, гл. 107, л. 4а.

    195. Ле-цзу (“прославленный предок”) — китайское храмовое имя Есyгэя, присвоенное ему ханом Хубилаем в 10-ю луну 3-го года Чжи-юань (30.X.-27.XI.1266) (Юань ши, гл. 1, л. 3б). В полном виде этот титул был Ле-цзу шэнь-юань хуан-ди (“прославленный предок божественный император” (там же)). Это было данью китайской традиции. Есyгэй при жизни не носил титула хана. В ТИМ он, как правило, назван Есyгэй-ба'атур (см.: E. Haenisch, Worterbuch, стр. 184). Только в § 96 он именуется Есyгэй-хан, так же как и некоторые другие предки Чингис-хана, никогда не избиравшиеся предводителями.

    196. Тай-и-чи-у-ти (tayici'ut).

    197. Тэмyлyн — Те-му-лунь (Temulun) см.: прим. 219.

    198. ЮЧБШ, гл. 2, л. 14б; перевод см.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 40; Sun, Secret History, стр. 69.

    199. ЮЧБШ, гл. 2, л. 31а; перевод см.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 45; Sun, Secret History, стр. 73.

  • Комментарии 2 стр.


  • Источник: vostlit.info


  • Отдел рукописей и редких книг:
  • Тухват Ченакай. Неизвестные рукописи
  • Карл Фукс. История Казани
  • Вильям Похлебкин. Татары и Русь
  • Паркер Е.Г. Тысяча лет из истории татар
  • Ренэ Гроссе. Империя степей. История Центральной Азии
  • Отто Дж. Маенхен-Гельфен. Мир гуннов
  • Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков
  • Владимир Даль. Жизнь Джингиз-хана. Татарская сказка
  • Собрание путешествий к татарам и другим восточным народам в XIII, XIV и XV столетиях
  • Марко Поло. Книга о разнообразии мира
  • Сокровенное сказание монголов
  • Джованни Дель Плано Карпини. История Монголов, которых мы называем Татарами
  • Гильом де Рубрук. Путешествие в Восточные страны
  • Егоров В. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв.
  • Татаро-монголы в Азии и Европе. Сборник статей
  • Б.Д. Греков, А.Ю. Якубовский. 3олотая Орда и её падение
  • Ризаэддин Фахреддин: Наследие и современность
  • Садри Максуди Ареал. Тюркская история и право
  • Садри Максуди: Наследие и современность
  • "История о Казанском царстве" или "Казанский летописец"
  • Мэн-да Бэй-лу. Полное описание монголо-татар




  • ← назад   ↑ наверх