• История -Публицистика -Психология -Религия -Тюркология -Фантастика -Поэзия -Юмор -Детям                 -Список авторов -Добавить книгу
  • Константин Пензев

    Хемингуэй. Эпиграфы для глав

    Мусульманские праздники

    Тайны татарского народа


  • Полный список авторов

  • Популярные авторы:
  • Абдулла Алиш
  • Абдрахман Абсалямов
  • Абрар Каримулин
  • Адель Кутуй
  • Амирхан Еники
  • Атилла Расих
  • Ахмет Дусайлы
  • Аяз Гилязов
  • Баки Урманче
  • Батулла
  • Вахит Имамов
  • Вахит Юныс
  • Габдулла Тукай
  • Галимжан Ибрагимов
  • Галимъян Гильманов
  • Гаяз Исхаки
  • Гумер Баширов
  • Гумер Тулумбай
  • Дердменд
  • Диас Валеев
  • Заки Зайнуллин
  • Заки Нури
  • Захид Махмуди
  • Захир Бигиев
  • Зульфат
  • Ибрагим Гази
  • Ибрагим Йосфи
  • Ибрагим Нуруллин
  • Ибрагим Салахов
  • Кави Нажми
  • Карим Тинчурин
  • Каюм Насыри
  • Кул Гали
  • Кул Шариф
  • Лев Гумилёв
  • Локман-Хаким Таналин
  • Лябиб Лерон
  • Магсум Хужин
  • Мажит Гафури
  • Марат Кабиров
  • Марс Шабаев
  • Миргазыян Юныс
  • Мирсай Амир
  • Мурад Аджи
  • Муса Джалиль
  • Мустай Карим
  • Мухаммат Магдиев
  • Наби Даули
  • Нажип Думави
  • Наки Исанбет
  • Ногмани
  • Нур Баян
  • Нурихан Фаттах
  • Нурулла Гариф
  • Олжас Сулейменов
  • Равиль Файзуллин
  • Разиль Валиев
  • Рамиль Гарифуллин
  • Рауль Мир-Хайдаров
  • Рафаэль Мустафин
  • Ренат Харис
  • Риза Бариев
  • Ризаэддин Фахретдин
  • Римзиль Валеев
  • Ринат Мухамадиев
  • Ркаил Зайдулла
  • Роберт Миннуллин
  • Рустем Кутуй
  • Сагит Сунчелей
  • Садри Джалал
  • Садри Максуди
  • Салих Баттал
  • Сибгат Хаким
  • Тухват Ченекай
  • Умми Камал
  • Файзерахман Хайбуллин
  • Фанис Яруллин
  • Фарит Яхин
  • Фатих Амирхан
  • Фатих Урманче
  • Фатых Хусни
  • Хабра Рахман
  • Хади Атласи
  • Хади Такташ
  • Хасан Сарьян
  • Хасан Туфан
  • Ходжа Насретдин
  • Шайхи Маннур
  • Шамиль Мингазов
  • Шамиль Усманов
  • Шариф Камал
  • Шаукат Галиев
  • Шихабетдин Марджани
  • Юсуф Баласагуни




  • Альбина Абсалямова

    СВЕТ НЕУГАСИМЫЙ

    Внучка известного советского татарского писателя Абдурахмана Абсалямова (1911-1979) рассказывает о своём деде…

    В 1952-1953 годы роман А.Абсалямова "Золотая Звезда" переиздавался… шесть раз! Общий тираж издания романа "Огонь неугасимый" приближался к миллиону экземпляров. Почти каждый читающий татарин знал (и знает?) историю любви Гульшагиды и Мансура — героев романа "Белые цветы"…

    Я не застала дедушку живым, но часто мне кажется, что он — рядом. Наблюдает за мной с больших фотопортретов в его рабочем кабинете, в котором сегодня работаю я. Укоряет меня, когда я ленюсь, напоминая, что литература — тяжёлый труд, требующий терпения и самоотдачи. Воскресает в дневниках, рукописях, письмах, в которые я вчитываюсь с замиранием сердца…

    "Родился в семье крестьянина…"
    "О себе. Родился в 1911 году в селе Старо-Аллагулово Рыбкинского района Мордовской АССР в семье крестьянина. В 1923 году переехал в Москву к отцу. До 1929 года учился в средней школе. В 1930 году поступил в заводскую школу учеником слесаря. С этого момента по 1937 год работал на различных заводах Москвы (завод им. Калинина, завод Теплоэлектротехники, завод №132) слесарем. Занимался в вечернем техникуме, который не окончил. В 1936 году поступил в вечерний Литературный институт. Со второго курса институт стал дневным, и мне пришлось оставить работу. В 1940 году я окончил институт и был направлен на работу в Казань. С 1941 года — в рядах действующей Красной Армии…"
    В этой автобиографии долгие годы было пропущено одно звено.
    "С 1929 года отец, Сафа Абсалямов, работал сортировщиком на меховой фабрике в Москве. В 1933 году он был в первый раз арестован и отправлен на вольные выселки на север. Отбыв свой срок, он снова приступил к работе на той же должности. В 1937 году был вторично арестован и осужден по 58 статье на 10 лет без права переписки… Реабилитирован посмертно".
    Об этом не принято было говорить. Никогда не рассказывала подробностей о родителях дедушки и бабушка, Магина Измайловна Чумарина-Абсалямова. Шёпотом, словно боясь, что кто-то подслушает, вспоминала о том, как выгнали её семью из небольшого деревенского дома, обвинив в кулачестве. Родителей её сослали на Дальний Восток. Отец погиб в ссылке… Юная Магина с 14 лет скиталась по необъятным просторам советской родины, зарабатывая себе на хлеб и овладевая сначала рабочей профессией, позже — учительской.
    Негласную часть так и не опубликованной дедушкиной биографии я спустя четверть века после его смерти нашла в ящике его письменного стола.

    "С детства в душу запал Тукай…"
    Двенадцать детских лет до переезда в Москву провёл юный Абдурахман в родной деревне. Заслушивался народными песнями, засматривался свадебными обрядами.
    "С детства в мою душу глубоко запал Тукай. Его стихотворение "Родной язык" наверное, раз сто прочитал вслух. Благодаря Тукаю впитал множество сказок, песен, баитов своего края. В выборе моего жизненного пути влияние Тукая бесспорно…" — писал Абсалямов.
    Родной брат матери Абсалямова Ибрагим был пожизненным солдатом. За героизм, проявленный в годы первой мировой войны, он был награждён Георгиевским крестом. Одним из любимейших занятий маленького Абдурахмана было слушать захватывающие рассказы Ибрагима о боевых походах, о боях, об армейских буднях. Так или иначе, эти рассказы запали в душу будущего писателя и впоследствии отразились на его творчестве.
    "Естественно, помимо внешних обстоятельств, в душе каждого человека имеются свои корни творческого таинства. Хотя они и глубоко запрятаны, но в определённых условиях дают обнадёживающие зелёные всходы. На рассказы Ибрагима-солдата я лично смотрю так: вроде бы и следов-то не осталось, но порой мне кажется, что вижу, как он сидит, слышу его голос, иногда оживают отдельные эпизоды того или иного рассказа. Поведанное им слилось воедино с событиями из многочисленных книг, прочитанных в детстве, и позднее всплыло на поверхность как какое-то сложное соединение…"
    Обучаясь в четвёртом классе московской школы №27 имени Нариманова, Абдурахман начал писать стихи. Это не мудрено — многие прозаики начинают пробовать себя в литературе с рифмования строк. Первое опубликованное стихотворение Абсалямова появилось в журнале "Октябрь баласы" ("Октябрёнок"), который редактировал Муса Джалиль.
    С Мусой Джалилем у юного Абдурахмана сложились тёплые дружеские отношения — после заводского рабочего дня посещал Абсалямов литературный кружок при татарской библиотеке под руководством Джалиля. А ироническим стихотворением "Два Абсаляма" Муса откликнулся на первый рассказ Абсалямова "Магинур", опубликованный в 1937 году в журнале "Совет эдибияты" ("Советская литература"). Именно Джалиль рекомендовал Абдурахмана Абсалямова на учёбу в Литературный институт.

    Литературный институт
    Перебираю дедушкины документы, бережно хранимые в домашнем архиве.
    "Командировочное удостоверение
    Комсомольская организация завода №132 командирует тов. Абсалямова А.С. на учёбу в вечерний Литературный институт…"
    К командировочному удостоверению прикреплены диктант и изложение на татарском языке. По всей видимости, они входили в число вступительных испытаний. Разобрать текст на пожелтевших листочках непросто — в конце 30-х годов минувшего века татары писали на латинице. Отметки: диктант — хорошо, изложение — отлично.
    По всей видимости, во время учёбы большую часть времени дедушка уделял творческой работе, а не штудированию научных дисциплин — в дипломе, выданном Абсалямову по окончании института, встречаются не только высшие баллы. Зато ежегодные творческие отчёты молодого писателя необычайно полны.
    "Сведения о творчестве студента Абсалямова А. С. III курса руководителю семинара Хаджиевой
    Что написано и где опубликовано: рассказ "Магинур" (Казань, 1937, "Советская литература"), рассказ "Первая избирательница ("Советская литература", 1938), рассказ "Из прошлого" ("Советская литература", 1938), рассказ "Солнце счастья" ("Советская литература", 1939), рассказ "Геройство" ("Азат хатын", 1939), пьеса "Будущее наше", вышедшая отдельным изданием, очерки, рецензии, участие в коллективных сборниках — итого 17 наименований".
    Любопытен документ, адресованный студентом IV курса Абсалямовым в дирекцию Литинститута:
    "Летом этого года я был в Татарии, откуда Союзом писателей был послан на Большой Ферганский канал. Там в связи со сбором необходимых мне материалов я задержался и опоздал (на три дня). Прошу причину опоздания считать уважительной. Студент Абсалямов".
    Именно во время этой поездки студент Абсалямов познакомился со своей будущей супругой — моей бабушкой Магинур, которая в то время жила в Узбекистане, где преподавала русский язык в узбекской школе. Впоследствии её сестра Роза выйдет замуж за писателя Асхада Мухтара, который возглавит Союз писателей Узбекистана.
    По окончании Литинститута дедушка был направлен на работу в Казань. Однако война спутала все карты — не успев проработать и года в должности ответственного секретаря журнала "Совет эдэбияты", в августе 1941 года он был призван на фронт.

    "Не время для литературы…"
    В годы войны дедушка служил командиром миномётного расчёта, потом разведчиком, ещё позже — военным корреспондентом.
    Поначалу суровые реалии войны заставили писателя забыть о литературе. О каком писательстве могла идти речь, когда главной задачей каждого бойца была борьба с врагом?
    Видимо, такими раздумьями, не раз терзавшими молодого литератора, и поделился дедушка с Ильёй Эренбургом. В потрёпанном военном дневнике нахожу старательно переписанный карандашом ответ Эренбурга от 10 ноября 1942 года:
    "Дорогой товарищ Абсалямов! Большое спасибо за Ваше хорошее дружеское письмо. Я рад, что моя статья о героических татарах понравилась Вам — татарину и писателю (судья с двойной компетенцией).
    Вы правильно пишете: придёт время и для литературы. Будет победа — будет народ, а будет народ, будет и литература. Сейчас самое важное — уничтожить фрицев.
    Посылаю Вам на память сборник моих статей, передайте сердечный привет вашим боевым друзьям.
    От души желаю сил и удачи.
    Илья Эренбург".
    Однако вскоре Абдурахман Абсалямов был назначен военным корреспондентом — с 1942 года согласно решению Главного политического управления Советской Армии фронтовые газеты стали издаваться и на национальных языках. За годы войны дедушка работал в редакциях газет "Слово бойца", "Сталинский воин", "В бой за Родину". Приходилось бывать и переводчиком, и редактором, и ответственным секретарём...
    Потребовалось совсем немного времени, чтобы перестать сомневаться в том, что война — не время для литературы. "В лесах Карелии, — писал Абсалямов позже, — в огне боёв, я, кажется, нашёл то, чего недоставало моему творчеству. Правда, война ещё не окончилась. Но я уже на своё творческое будущее смотрю более уверенно, знаю, о чём нужно писать. Трудный, тернистый путь писателя меня не пугает, несмотря ни на что, я встану на этот путь. В действительности же я давно встал на этот путь, для обретения крыльев мне недоставало знания жизни и людей. Если так можно выразиться, в лесах Карелии я прошёл школу жизни, держал испытание на профессию писателя.
    Миллионы людей, которые до этого были заняты мирным трудом, взяв в руки оружие, встали на защиту отечества, побеждали смерть — об этом, естественно, много думалось на полях сражений, в окопах. Но нужно было об этом ещё раз задуматься, вникнуть во внутренний смысл этого. Одно дело, когда думаешь как рядовой участник этих событий, другое дело, когда оцениваешь это с позиции писателя, обобщая. Естественно, для этого нужны время и возможность. К счастью, такая возможность мне представилась. Я стал работать в газете "Ватан очен сугышка" ("В бой за родину"). Здесь для меня открылся новый горизонт. Если я раньше знал свой взвод, свою роту, свой батальон, то теперь передо мной весь фронт, солдаты и офицеры, судьбы людей. Теперь я почувствовал нерушимое единство фронта и тыла. Если раньше Татарстан казался далёким, то теперь еженедельно оттуда приходят самые разнообразные вести… Хотя я в своё время, работая в многотиражке, в журнале "Совет эдэбияты", и приобрёл определённый навык в журналистике, настоящую школу журналистики прошёл во фронтовых газетах. Специфика газеты научила меня работать быстро и смело. Я думаю, тому, кто не прошёл школу газеты, трудно быть писателем. Ведь дело, по существу, не столько в умении быстро писать, сколько в умении быстро ориентироваться…"
    Как писал сам Абсалямов, хотя до войны и был опубликован сборник его рассказов "Солнце счастья", настоящая его литературная деятельность началась со сборника рассказов о войне "Северное сияние".
    "До этого у меня были поиски, какие-то всходы появлялись в глубине души, пускали слабые ростки, но основной линии, которую можно было назвать своей, не было. В огне боёв, оказывается, нашёл я это главное зерно — романтику родной страны. Естественно, это не готовая находка, для того, чтобы она увиделась крупно, надо было многое видеть, работать, писать".
    Десятки очерков и рассказов — "Потомок орла", "Сильнее смерти", "Смелость разрубает и камень", "Четыре героя", "Сержант Ильясов", "На короткой волне" и другие — вышли в военные годы из-под пера Абсалямова, создав почву для будущих крупных произведений — "Газинур", "Орлята" ("Золотая Звезда"), "Вечный человек". Именно впечатления и материалы, многие из которых были собраны в военные годы, позже легли в основу этих произведений.

    Железная Магина
    В апреле 1946 года дедушка был демобилизован. Вернулся в Казань, привёз с собой Магинур, дожидавшуюся любимого в узбекском тылу. Вскоре у счастливой пары появились ребятишки — сын Булат (мой отец) и дочь Ляля. Абдурахман Абсалямов вновь занял должность ответственного секретаря в журнале "Совет эдэбияты", параллельно занимаясь литературной деятельностью. Единственное, чего не хватало, — это собственного жилья.
    Нетрудно представить, как непросто было работать писателю в коммунальных квартирах, которые, помимо всего прочего, приходилось частенько менять! Передо мной документ, свидетельствующий о том, что жилплощадь размером в 20 квадратных метров на улице Первой Малой, в которой проживают 4 человека, двое из которых — маленькие дети, а третий — профессиональный писатель, признана удовлетворительной и увеличению не подлежит…
    Шесть коммунальных квартир в течение десяти лет пришлось сменить писательской семье, прежде чем была, наконец, получена просторная квартира на улице Маяковского, где, помимо Абсалямова, проживали семьи известных татарских писателей Гумара Баширова, Мирсая Амира, Афзала Шамова, Хасана Туфана…
    Бабушка делилась секретами уюта — мол, специально старалась выбрать квартиру "на солнечной стороне", создавая дедушке максимально комфортные условия труда.
    Вообще, Магинур-ханум Абсалямова была настоящей дедушкиной "каменной стеной", ведь сам он был скромнейшим, стеснительным человеком, никогда и ни о чём не просившим для себя.
    После сорока лет Абдурахман Абсалямов перенёс два инфаркта и три паралича. Бабушка перелопатила горы медицинской литературы и поставила его на ноги. Прошла курсы машинописи — она перепечатывала дедушкины рукописи. За ней была и первая редакторская правка. На свои хрупкие плечи (бабушка была миниатюрного телосложения) взвалила она строительство дачи в Боровом Матюшино. Двадцать три берёзы, посаженные ею по периметру участка, вот уже сорок лет тянутся ввысь. Дедушка любил работать на даче.
    Татарский поэт Заки Нури называл бабушку "железной Магиной", а врачи спецбольницы консультировались с ней по профессиональным вопросам. Она сама признавала, что у неё непростой характер — годы скитаний и лишений закалили её так, как нынешнему поколению и не снилось. Она не стеснялась говорить правду. За это её многие не любили, но уж точно — уважали.
    Дедушка много болел — она сама работала с переводчиками, отвозила рукописи в Москву. Её знала вся московская литературная элита. На отдыхе в Переделкино и Коктебеле она была законодательницей мод — Магина Абсялямова одевалась исключительно в ателье на Кузнецком мосту.
    Среди её друзей были и уборщицы, и дворники, и профессора, и секретари обкома Фикрят Табеев и Мурзагит Валеев...
    Уже будучи совсем больной, в последние годы жизни, она проделала огромную работу по поиску, сбору и предоставлению архивных материалов для юбилейной выставки, вечера памяти дедушки, для книги воспоминаний "Он подарил нам белые цветы…"
    Магинур-ханум любила рассказывать о том, как уже после смерти деда ей предлагали руку и сердце. "Золото на медь не меняю", — был суровый ответ бабули.
    Магина Измайловна пережила писателя-супруга на двадцать три года. 18 декабря 2002 года её похоронили в одной могиле с мужем.

    Всепобеждающий луч
    "Здравствуйте, многоуважаемый товарищ Абсалямов!
    Прочла Вашу книгу "Золотая Звезда". Очень понравилась. Много размышляла над судьбой героев… Хотелось бы иметь такую книгу себе, и тогда я смогла бы её отдать почитать и другим хорошим людям.
    У нас в магазине она была, но буквально на второй день разобрали. Помогите мне до-стать эту книгу…
    С искренним приветом, Абназова Роза, Омск-20".
    Начиная с 1949 года мешки писем от читателей приходили Абсалямову ежедневно. Даже почтовый ящик пришлось сделать особенным, вмещающим в себя в два раза больше корреспонденции, чем стандартные фабричные ящики. На каждом конверте писательской рукой обязательно начертана дата — "ответил тогда-то".
    Вообще-то роман "Алтын йолдыз" ("Орлята"), задуманный ещё в годы войны, был завершён в 1948 году. В 1949-м он был напечатан в журнале "Совет эдэбияты", чуть позже выпущен Таткнигоиздатом в качестве самостоятельного издания пробным тиражом в пять тысяч экземпляров. Однако читательский интерес к роману оказался настолько велик, что в 1952-53 годах книга выдержала шесть переизданий на русском и татарском языках! Помимо русского, роман был переведён на польский, украинский, узбекский и уйгурский языки.
    Вот отрывок из письма москвича Михаила Чечановского, автора авторизированного перевода романа на русский язык:
    "Вчера участвовали с Марией Гавриловной (М.Г. Демидовой — соавтором перевода — А.А.) в читательской конференции. Собралось человек двести текстильщиц большого комбината имени Щербакова. Выступали совсем юные ткачихи — парни оказались куда более робкими. Все они довольно темпераментно говорили о своём добром чувстве к Мунире, Хаджар, Ляле, Галиму, Верещагину и просили передать благодарность автору романа.
    Не обошлось и без курьёза: одна из ваших почитательниц попросила меня ответить, кто из её любимых героев жив сейчас и в какой области трудится. Пришлось поговорить о законах творчества, о писательском воображении… Как мне показалось, это слегка разочаровало молодёжь.
    Не успели ещё прочитать, но видели большую рецензию о "Газинуре" в №5 "Дружбы народов". Рецензия как будто положительная. Итак, первая ласточка появилась. Что дальше?.."
    В романе "Орлята" Абсалямов описал нелёгкий путь становления своих современников, ребят, полных романтических надежд, планы которых оборвала война. Именно на войне со всей яркостью проявились их личностные качества.
    Ещё работая над "Орлятами", Абсалямов приступил к сбору материалов для будущего романа "Газинур".
    "Приказ № 664 по аппарату Правления Союза писателей СССР от 19.08.49:
    Предоставить тов. Абсалямову Абдурахману Сафиевичу творческую командировку в Бугульму для работы над повестью о Герое Советского Союза Газинуре Гафиатуллине. Срок командировки — 60 дней…"
    "О "Газинуре" я стал думать ещё в годы войны, когда прочёл Указ о посмертном присвоении Газинуру Гафиатуллину звания Героя Советского Союза. Гази — победитель, нур — луч. Всепобеждающий луч. Закрыл грудью амбразуру, погиб, а в то же время — "всепобеждающий луч". Имя роману дал сразу. Так и хранились в памяти имя и замысел.
    Работая над "Орлятами", не расставался и с романом "Газинур". Но приступить к нему можно было только после поездки на родину прототипа, и я пока только собирал материалы о нём. В промежутке между работой над романами "Орлята" и "Газинур" писал рассказы, но "Газинур" постоянно стоял перед глазами. Газинура я не видел, поэтому трудно было писать. "Орлята" писались легче, там всё самим пережитое. Для полного сбора материалов о Газинуре поехал в колхоз, где живут его родные, откуда он ушёл в армию. Там его все знают, но почему-то не хотят верить, что он герой. Зашёл в школу. В школе есть уголок, где на стенах — портреты Героев Советского Союза, но портрета Газинура нет.
    Письма Газинура не сохранились. Нашёл лишь одну выгоревшую фотографию. Помог мне его сводный брат. Оказывается, он работал в том же госпитале, где лежал я после ранения. Это тоже помогло. Отец Газинура — бывший крепостной. Отец говорит, что Газинур много вертелся около него, так и рос. Самый тяжёлый разговор был с женой Газинура — матерью троих детей. Я познакомился с её подругами, каждую просил пристально понаблюдать за Миннури: что та расскажет, когда улыбнётся, когда покраснеет. Закончив роман, я снова поехал к Миннури с рукописью, прочитал ей. Во время чтения она то плакала, то смеялась. Я спросил: "Правда всё это?". "Правда", — ответила она...
    После выхода в свет романа в 1950 году именем Газинура Гафиатуллина, татарского солдата, повторившего подвиг Александра Матросова, грудью закрывшего амбразуру, были названы школы, колхозы, пионерские дружины.
    В 1960 году вышел в свет роман "Вечный человек". "Эта книга посвящается тем, кто, пройдя сквозь тысячи смертей, не покорился врагу, пережил все ужасы Бухенвальда, вёл бесстрашную борьбу в тёмном царстве фашизма за свои светлые идеалы и вышел победителем", — писал автор в преди-словии к произведению.

    Дневник депутата
    Абдурахман Абсалямов работал в республиканском комитете Защиты мира, был членом бюро Казанского горкома партии, делегатом XXII съезда КПСС.
    Поражает воображение "Дневник депутатской работы", начатый дедушкой 27 марта 1962 года. Как свидетельствует запись на первой странице, в этот день он получил мандат.
    В дневнике дедушка отмечал, кто и с каким вопросом обратился к нему за поддержкой. Многие просьбы были приняты к рассмотрению.
    В графе "результат" читаю: "просьба удовлетворена, выдана комната; для ремонта сельского клуба выдано шесть тысяч рублей; выделена машина для детского дома…"
    Каждое дело рассмотрено подробно — тут и наказ избирателей совхоза "Карноуховский" с просьбой провести в село электричество, и просьба учительницы-пенсионерски о трудоустройстве… Все случаи рассматривались с большой скрупулёзностью, перепроверялись факты, добывалась справедливость. Именно благодаря деятельности депутата Абсалямова улучшили свои жилищные условия многие молодые татарстанские писатели.
    В дневник вложен номер газеты "Советская Татария" от 13 декабря 1963 года, на первой полосе которой опубликован обширный репортаж с пленума Центрального комитета КПСС…
    Вообще, эпоха давала о себе знать — тема партии, её влияния на жизнь советского человека красной линией сквозила в большинстве произведений Абсалямова. Однако, на мой взгляд, несмотря на то, что идеология полностью поменялась, произведения Абсалямова не утратили актуальности и по сей день — стрежневыми темами в них являются вопросы человеческой нравственности.
    С 1963 года Абсалямов занимал должность заместителя председателя Союза писателей ТАССР. По несколько раз в неделю встречался с читателями, отвечал на письма, помогал молодым авторам. Перевёл на татарский язык "Молодую гвардию" А.Фадеева, "Весну на Одере" Э.Казакевича, "Героический корабль" Новикова-Прибоя, повести А.Гайдара, Н.Лескова, рассказы А.Чехова, М.Пришвина, Мамина-Сибиряка, Джека Лондона, Ги де Мопассана. По просьбе прославленного генерала Гани Сафиуллина отредактировал его воспоминания о годах войны.

    Гори, огонь!
    Отойдя от военной тематики, Абсалямов затеял роман о людях рабочих профессий. "Войти в тему" ему оказалось несложно — в юности писатель несколько лет трудился на московских заводах.
    Роман "Огонь неугасимый" имел широкую читательскую аудиторию — общий тираж изданий "Огня неугасимого" приближался к миллиону экземпляров! "Едва роман вышел из печати, Республиканская библиотека имени Ленина закупила, как обычно, десять экземпляров книги. Но спрос на роман оказался столь большим, что в нарушение всех норм и инструкций библиотека была вынуждена приобрести ещё двадцать шесть экземпляров, — и всё-таки долго ещё читатели записывались в очередь, чтобы получить эту книгу", — писал Рафаэль Мустафин в сборнике "Литературные портреты". За роман "Огонь неугасимый" Абсалямову была присуждена Тукаевская премия.

    Больничная койка, новая тетрадь…
    Даже когда тяжёлая болезнь приковала дедушку к больничной койке, он не переставал работать, хотя это ему было строго-настрого запрещено. Из больницы он привёз несколько толстых исписанных тетрадей. А то, что описать не удалось, многократно прокручивал в голове, мысленно представляя себе диалоги из будущего романа. В больнице Абсалямов познакомился с профессором Терегуловым, послужившим в "Белых цветах" прототипом замечательного хирурга, профессора Абузяра Гиреевича Тагирова.
    "Впервые в руки врачей я попал на фронте после ранения, — вспоминал автор, — и там проснулась любовь к людям этой профессии. Видимо, эта любовь была довольно сильна. Уже в первом романе я попытался создать образ врача. Это был образ Муниры в "Золотой Звезде". Образ Муниры, хотя в литературном отношении он и не совсем доработан, один из моих любимых образов. Можно сказать, она родная сестра Гульшагиды. В "Газинуре" я снова попытался дать образ врача. Это была Катя Бушуева. Но два этих образа не удовлетворили мою мечту. В 1955 году с намерением написать очерк о своём односельчанине и друге, известном хирурге Ахмете Айдарове я поехал в Агрызскую железнодорожную больницу. Долго я пробыл там. Смотрел, как он делает операции, беседовал с больными. Но очерк написать не смог. После поездки в Агрыз желание написать о врачах что-нибудь более крупное усилилось. Но в это время увлёкся "Огнём неугасимым", который дорого мне достался: я попал в больницу. Чувствовал там себя вроде как в "творческой командировке"(...) Когда я выписывался, со мной была объёмистая тетрадь, куда было уже записано всё интересное, что мне удалось увидеть в больнице. Спустя год сердце вновь стало беспокоить, опять больничная койка, ещё одна тетрадь. Теперь уже будущие герои отчётливо предстали перед глазами. Когда ложился в больницу третий раз, "Белые цветы" уже были написаны…"
    "Белые цветы" по своей популярности побили, пожалуй, все другие произведения писателя. Почти каждый читающий татарин знает историю светлой любви Гульшагиды и Мансура…

    День сегодняшний
    Я часто бываю на Татарском кладбище. Смотрю на бронзовый барельеф дедушки на памятнике в виде открытой книги и думаю: как много за этой оградой "наших". Здесь похоронены дедушка и бабушка, здесь похоронен мой отец, Булат Абдурахманович Абсалямов.
    А в этом мире мы — потомки Абсалямова: дочь писателя Ляля и внуки — я и мой братишка Тимур. Ляля Абсалямова живёт в Москве, она — преподаватель английского языка, её супруг — известный джазовый музыкант Алексей Козлов. Тимур учится в шестом классе. С детсадовских лет он тоже пробует себя в литературе. Его забавные истории о собачке Виляйчике уже печатались в татарстанской прессе.
    К 60-летию Победы в Казанском театре юного зрителя поставили инсценировку "Газинура".
    …Я разбираю дедушкины архивы. И таким образом знакомлюсь с незнакомым мне дедушкой. Хочется верить, что с моей помощью читатель узнает о писателе что-то ещё не известное ему. И снова снимет с полки "Огонь неугасимый" или "Белые цветы".

    При подготовке материала были использованы личный архив семьи Абсалямовых, а также книги: Р.Мустафин."Литературные портреты", Казань, 1966; Г.Мухамедов. "Абдурахман Абсалямов", Казань, 1971; Абдурахман Абсалямов. Библиография. Казань, 1972.


    Источник: Tatworld.ru



    ← назад   ↑ наверх